Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Пурпурный король: Бриллиант Орлова в скипетре русских императоров и Красные кавалергарды её величества

    • Александра I Федоровна - супруга Николая I
    • «Красные» кавалергарды её Величества, XIX век
    • Кавалергарды, XVIII век
    • Никита Демидов в Красной накидке
    • А.С.Пушкин с перстнем-талисманом
    • Перстень-талисман А.С.Пушкина
    • Алмаз «Санси» - подарок П.Н. Демидова супруге Авроре Демидовой –Карамзиной
    • Карл Смелый - первый обладатель алмаза «Санси», член Ордена «Золотое Руно»
    • Я в гостях на яхте «Касатка» Олега Жеребцова, Volvo Ocean Race – 2009
    • Галла ужин Volvo Ocean Race, на котором я была вместе с членами команды яхты Олега Жеребцова
    • Алмаз «Орлов», украшающий скипетр русских императоров (Великий Могол)
    • Надежда Петровна Романова (Орлова) и её брат Роман Петрович Романов, dic.academic.ru
    • Бриллиант «Черный Орлов», он же - «Надежда Орлова», gazetavv.com
    • «Черный Лебедь»

© Наталья Ярославова-Чистякова,
11.11.2011 года, Красный Петергоф

Пушкин, дуэль, Дантес, братья Орловы, Бенкендорф… Теперь в этой истории ещё и «Красные» - так называли узкий круг древней элиты офицеров Кавалергардов её Величества императрицы Александры I Федоровны - покровительницы замка «Лебедь Белая» в Меджибож («Белая Русь: «Орден Лебедя» города «Между Богов» и место паломничества хасидов всей планеты»).

И одновременно рядом с темой дуэли Пушкина оказались: общество «Невидимых», Париж, психологическая война против поэта и недовольство Пушкина архивариусами, о котором он писал сам.

Великим князьям Красным и Красным финикийцам я посвятила уже восемь глав статьи: «Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные», но оказалось, что это далеко не все.

Красная тема возникла вновь - в подчеркнуто Красной накидке Никиты Демидова - одного из основателей практического Горного дела России («Невьянские тайны» Горного генералитета России: «Могильное золото» персов, как рок Романовых и «казны Форт-Росс»).

Вот именно таким: обязательно - в Красной накидке и с посохом, захотел сохранить свой образ в истории МАСТЕР из Тулы Никита Демидов - создатель Невьянской наклонной Башни, «Стена Шепота» которой напоминает аналогичные секрет Королевского замка Кенигсберга («Клад «Ордена Лебедя» с магическими надписями на иврите и перстнем Альбрехта - Герцога Кенигсберга»).

Быть может, это разные «Красные» ?

А быть может одни и те же. Ведь почему-то я назвала Сабурова Красным 22 ноября 2009 года в статье: «Красные «Сабуровы» - Горбачевы и «черный ворон-цензор» из Ярославовых, сгноивший Пушкина» … По сути, уже тогда мною были объединены в один сюжет и Пушкин, и Красные.

Хотя тогда, два года назад, вот этот «упор» на Красном я сделала с той целью, чтобы показать «отрезок истории» рода Сабуровых именно в советские времена Красной армии и красных полотнищ, т.е. - «красные времена», как мы им их привыкли называть, просто опираясь на некое клише.

Однако теперь, зная тайны некоторых Богородичный образов, я думаю о том, что Красный цвет армии был прямо связан с красно-огненными тонами иконы Божией матери «Огневидной» - Защитницы и Оборонительницы, в день памяти которой - 23 февраля, начиная с 1917 года, отмечается «День Красной Армии» или «День Защитника Отечества» («Рыцарский культ Плачущих Богородиц и Плачущих Ярославн: Филермская икона «Мальтийского креста», Казанская и Огневидная Богоматери»).

Таким образом, и сегодня, и в XIX веке, Красный связан с армией, с активностью, с действием, как это было у Кавалергардов её Величества. Однако есть важный нюанс. Красными были - Великие князья. Красными были - рыцари её Величества. Красным был - «внутренний круг элиты», внутри офицерской элиты (Элита внутри элиты). Красными были редкие представители международной торговли, которые становились баснословно богатыми в короткие сроки, и чаще всего имели отношение к золоту, и горнорудному делу.

Вот такая Красная история была у Руси и России.

Да она и заметна в топонимике. Кстати, Петергоф, в котором я это пишу, тоже в XIX веке назывался Красный Петергоф. Недалеко - и Красное село.

Тянуло императрицу Александру Федоровну на Красное («Капелла Александра Невского и Сергиева пустынь: духовники и рыцари Русских цариц в Петербурге»)

Одним из «Красных» был и князь А.В.Трубецкой(Гедеминовичи - Рюрики ), интерес к которому со стороны императрицы подтверждают воспоминания документальной повести «Вокруг дуэли», приведенные ниже.

Но прежде чем их процитировать, я хочу обратить внимание на то, что как раз князю А.В.Трубецкому и его матери княгине Софье Андреевне Трубецкой, именуемой «Матерью всего Красного», а также «Красным морем» и «Покровительницей целого «моря» «красных детей» приписывается главная интрига, приведшая к дуэли Дантеса и А.С. Пушкина. Хотя по другой версии, «Красной матерью» и «Красным морем» была сама императрица. Да и интрига могла вполне исходить не от Красных, а «от Черных», которые доносили Николаю I Романову даже на саму царицу.

Начиналась же история так:

«Приближающаяся к своему сорокалетию императрица Александра Федоровна, она же прусская принцесса, дочь прусского короля Фридриха-Вильгельма III, - Фридерика-Луиза-Шарлотта-Вильгельмина, окруженная двадцатилетними кавалергардами из ультрафешенеблей, предавалась веселью.

Соблюдая осторожность… Александра Федоровна приближает к себе некоего Бархата.

…Впервые имя Бархат появляется в записках и дневниках императрицы в 1835 году. Имя Бархата расшифровано Э. Герштейн и подтверждено М. Яшиным - это кавалергард штаб-ротмистр князь Александр Васильевич Трубецкой»

Есть ещё ссылка на П.А.Вяземского касательно «Бархата» и «Красных»

«Бархат» из дневника императрицы и «красный» (носящий на плечах своих «красное сукно») из дневничка П. А. Вяземского - одно и то же лицо.

«Ультрафешенебль» и кавалергард в красной парадной форме».

Надо сказать, что с цитируемой повестью «Вокруг Дуэли» я столкнулась когда разыскивала данные совсем не о Красных, а о Максиме Урусове, сыновья которого похоронены рядом с Ярославовыми из Ярославля, проживавшими в XIX веке в Москве. Так получилось, что мне прислали описание захоронений, находящихся на одном участке с Ярославовыми и среди них значились надгробия:

Фёдора Максимовича Урусова (06.02 1806 - 06.01 1876), его супруги Дарьи Петровны Урусовой (1803 - 15.11 1857);Ефима Максимовича Урусова(ск.10.10 1882 в возрасте 72 года), его супруги МатрёныСемёновны Урусовой(ск.03.05 1881 в возрасте 69 лет), а также Чистякова Гавриила Яковлевича(ск.19.101897 в возрасте 55 лет).

Названный выше Ефим Максимович Урусов упоминается также в исследованиях Юрия Рябинина о захоронениях Пятницкого кладбища: «Посреди своих детей покоюсь от людей».

На кладбище, судя по данным Ю.Рябинина, хоронили творческую элиту: артистов и художников. В частности, здесь похоронен знаменитый актер Михаил Семенович Щепкин (1788-1863), которого называют отцом русского сценического реализма, а также «Иван Захарович Суриков (1841-1880), поэт-крестьянин, как написано на памятнике». Здесь же похоронены артисты Ярославовы и члены их семей («Ярославль: артисты Ярославовы, костромские Волковы от Кудеяра и Волкова (Андропова)»).

А рядом с ними, интересующие меня Урусовы, о которых автор исследования об истории Пятницкого кладбища пишет:

«А какие колоритные купеческие имена попадаются: Иаков Финогенов, Ефим Максимович Урусов… или жены купцов: ПараскеваАрефьевна, Пелагия Федоровна, Матрена Семеновна, Марфа Степановна…».

Приведу ещё один интересный сюжет о Пятницком кладбище того же автора Юрия Рябинина:

«Главная аллея выходит к маленькой красной церкви СимеонаПерсидского, построенной в 1916-1917 годах в псевдорусском стиле. За апсидой этой церкви находится могила, которая без преувеличения имеет для Москвы важнейшую историческую ценность. В просторной кованой часовне под большой каменной плитой покоится московский главнокомандующий граф Федор Васильевич Ростопчин (1763-1826). Справа от него надгробие его дочери Натальи Федоровны Нарышкиной … Прославился этот политический деятель в войну 1812 года. Впрочем, иногда считается, что слава графа недобрая… злосчастный московский пожар, как считают многие, остается на совести Ростопчина»

И вот когда я познакомилась с особенностями Пятницкого кладбища, а также с надписями надгробий, расположенных рядом с могилами Ярославовых, то мне стала интересна фигура вот этого Максима Урусова - отца двух братьев Федора и Ефима Урусовых, похороненных на кладбище с Красной Церковью Симеона Персидского.

Интерес этот связан ещё и с тем, что история рода Ярославовых уже не однажды пересекалась с историей рода Урусовых. Да и первой моей школьной подругой в Тюмени, в 1972 году была Вера Урусова, на что тоже нельзя не обратить внимание.

Другом же Евгения Алексеевича Ярославова (внука Алексея II Михайловича Ярославова ) и его «поручителем на свадьбе был действительный статский советник князь Владимир Николаев Урусов - председатель Ярославской дворянской опеки, согласно данным статьи «Дворянская опека Ярославской губернии в пореформенное время». Он же был и Ярославским уездным Предводителем дворянства. («Реставрация имен, икон и родства:Ярославовы, Платовы и Платоновы»).

В.Н. Урусов также «входил в руководящие органы О.В.К. первого коммерческого общества взаимного кредита в Ярославле, основанного в 1864 году, располагавшегося на Большой Рождественской улице в доме № 43 (дом Вахрамеева), который является одним из лучших образцов стиля «модерн» в Ярославле. В руководящие органы входили известные и богатые люди Ярославля конца XIX - начала XX века. Наряду с В.Н.Урусовым, это князь В.К.Голицын, статские советники П.В.Ивакинский и А.П.Грацианский» («Говорим о деньгах: О.В.К.»)

Что же касается братьев Федора Максимовича Урусова и Ефима Максимовича Урусова, то родились они примерно в 1806-1810 годах. Таким образом, их отец, как я понимаю, кавалергард Максим Урусов - примерно на 15 лет старше А.С.Пушкина (1799 г.р.).

Я не нашла много информации о братьях. Встретила лишь только одно упоминание в статье «Памятные места Большой и Малой Лубянки и прилегающих переулков». Более точно- в главе «Большая Лубянка (Сретенка, Большая Сретенская улица, Никольская). Левая (нечетная) сторона»

Вот на этой Левой, нечетной стороне:

Под № 1 - «Территория, примыкавшая к Пушечному двору. В 1738 году, по свидетельству «Переписных книг дворов Москвы», здесь размещались семь частных владений: хоромы и сады князей Волконских, Голицыных, Урусовых и другие… В 1979-1982 гг, на месте этого дома было построено огромное здание КГБ»

Под № 19 и 21 обозначена Территория древнего Кучкова поля, на котором в 1385 году была построена деревянная церковь в честь святой Марии Египетской:

«В 1395 году, в знак чудесного избавления от войска Тамерлана, на месте встречи (устречи, стретенья) горожан с чудотворной иконой Владимирской Божией Матери была построена деревянная церковь»

Интересно, встречали Владимирскую икону, а церковь посвятили Марии Египетской…

В 1397 году рядом с этой церковью Марии Египетской был создан мужской Сретенский монастырь. …В 1707 году по заказу стольника С. Ф. Грибоедова центральный храм был расписан мастерами костромской школы.

В последние годы здания этого бывшего Сретенского монастыря были переданы подворью Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. Наместник московского Сретенского ставропигиального мужского монастыря - архимандрит Тихон (Шевкунов).

Вот как раз в этой самой точке (№ 21), во владениях Сретенского монастыря. «В I860-1870-х гг, купец Федор Урусов торговал «надгробными камнями». Т.е. он занимался бизнесом, смежным, со все тем же, каменным и горным делом.

В данном случае, я во второй раз встречаю практику, когда купеческие дворы располагаются на подворьях древних церквей. Подобным же образом располагался двор купца Ярославова во владениях церкви Святой Троицы на Хохловке в Москве (ныне Хохловский переулок близ Покровки):

«На схеме дворов этой церкви под номером 6 обозначен двор московского купца Ярославова (1801 год)… Сама церковь построена в 17 веке. «Здесь исторически, со времени присоединения Украины к России, селились выходцы с Украины. Один из переулков до сих пор носит название Хохловского, там сохранились (дом № 7) старинные палаты дипломата, думного дьяка Емельяна Украинцева, возглавлявшего российскую внешнюю политику на посту начальника Посольского приказа в последние годы семнадцатого столетия» («Невьянские тайны» Горного генералитета России: «Могильное золото» персов, как рок Романовых и «казны Форт-Росс»).

Ну и поскольку я обратила внимание на род Урусовых в связи с изучением истории рода Ярославовых, то ещё раз выделю тот факт, что Сретенское подворье, где вел своё дело Федор Урусов, является, своего рода, отраслью Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. А первая церковь Псково-Печерского монастыря освещена Принцем Псковским Ярославом Васильевичем Оболенским - родоначальником князей Ярославововых.

В статье «Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых» мною упоминалось о том, что в Сретенском ставропигиальном мужском монастыре, родственном - Печерским Лаврам хранится Прах предков принцев Каджаров. История этого знаменитого рода описана в книге «Персидские принцы из дома Каджаров в Российской империи», Эльдара Эльхан оглыИсмаилова. При этом представители известного рода Каджаров есть среди потомков Святого Федора по линии его сына Бориса Федоровича Полового, и по женской линии. Воспроизвела я эту историю постольку, поскольку потомки Святого Федора в лице Шетневых (в родстве с Орловыми и Романовыми), ещё встретятся в этом повествовании о бриллиантах - спутниках революций и «Пурпурной власти» в России.

Дополнить эту историю можно и акцентом на том, что барс, присутствующий в символике персов, одновременно изображен и на гербе Пскова.

Казалось бы странно, но ведь и по Урусовым не все ясно.

С одной стороны, их представляют потоками Урус-хана:

«Урусовы - княжеский род, татарского происхождения, восходящий к известному ЕдигейМангиту, любимому военачальнику Тамерлана, игравшему затем большую роль в Золотой Орде и сделавшемуся впоследствии владетельным князем Ногайским. Во второй половине XIV в. и начале XV в. отпрыском потомства Едигея в VI колене был Урус-хан, который и считается основателем рода Урусовых. Многие из детей его приняли православие и получили фамилию и звание князей Урусовых. От главного столба рода Урусовых идут ветви - князья Кутумовы, князья Шейдяковы, князья Байтерековы (все три уже угасшие) и князья Юсуповы».

С другой стороны, объясняя топонимику села Урусово на южных окраинах Рязанского княжества пишут:

«В литературе встречается такое толкование: название селению дано татарами, и оно буквально означает «русский город». Но не исключено, что населенный пункт мог получить название по фамилии Урусов, встречавшейся у служилых людей в XVI-XVII вв. Уроженцем села является русская поэтесса А.П. Бунина (1774-1829). Находившаяся в Урусове усадьба Буниных в 1820-е гг. продана Кропоткиным…» («Прохоров В.А. Липецкая топонимия (1981)»).

Данных о Максиме Урусове также почему-то нет в родословии Урусовых («Урусовы князья»).

Но фигура вполне реальная, и судя по захоронениям, и по следующим четырем сюжетам, касающимся одновременно «Красных» кавалергардов и Урусовых.

ПЕРВЫЙ:

«В 30-х годах дом Трубецких был гнездом, куда слетались так называемые «красные», то есть избранный кружок «ультрафешенебельных» офицеров Кавалергардского полка. Это были Куракин и Бетанкур, Скарятин и Урусов - друзья Дантеса. Все сыновья князя Трубецкого тоже служили в Кавалергардском полку. Но если Александр Трубецкой в шутливой переписке Вяземского назывался в 1837 году «красный по преимуществу», Куракин - «просто красный», а Урусов - «красный человек»

ВТОРОЙ:

«- Д-дантес! Ну г-где ты там? - знакомый, чуть заикающийся молодой голос вывел его из оцепенения, и он медленно и с неохотой повернул голову. «Так, понятно, Трубецкой, Строганов, Опочинин, Урусов…»

Сашка Трубецкой так увлекся своей затеей, что даже забыл заикаться… Другой Александр, Строганов, младший брат Идалии Полетики, высокий и медноволосый, как сестра, был задумчивым юношей, любившим чтение. Про него поговаривали в полку, что будто бы он вступил в масонскую ложу, и увлекается изучением символики, собирая эскизы старинных и современных масонских печатей. Остальные двое приятелей-однополчан Жоржа, Максим Урусов и Григорий Опочинин, ничем, кроме как беспрерывными рассказами о своих победах над слабыми женскими сердцами, не выделялись и были просто добрыми малыми, славными и открытыми…» («Марта Меренберг Зеркала прошедшего времени»)

ТРЕТИЙ

«Красавец Безобразов кружит здешние головки, причесанные ? laNinon домашними парикмахерами. Князь Урусов влюблен в Машу Вяземскую (не говори отцу, он станет беспокоиться). Другой Урусов, говорят, женится на Бороздиной-соловейке. Москва ожидает царя к зиме, но, кажется, напрасно. Прощай, мой ангел, целую тебя и Машу. Прощай, душа моя. Христос с тобою» («500 Н.Н. Пушкиной,Около (не позднее) 3 октября 1832 г. Из Москвы в Петербург»)

ЧЕТВЕРТЫЙ

«В 1964 году в книге «Судьба Лермонтова» Э. Герштейн высказывает мнение о том, что Вяземский ведет разговор о нескольких «красных». Э. Герштейн называет имена А. Куракина и П. Урусова.

«…Что касается князя Пьера (Петра) Урусова, то он служит не в Кавалергардском, а в лейб-гвардии Измайловском полку. В письме Вяземского от 16 января 1837 года скорее говорится о «тени» Урусова, которая возникает в воображении князя как бы рядом с исчезнувшей для него, Вяземского, тенью Эмилии Карловны. Мне кажется, что разговор идет о «московской опасности» для «страдающего петербургского друга…»

«Нынче вечером бал в Благородном собрании. Я буду там, чтобы поглядеть, не танцуете ли Вы мазурку с Пьером Урусовым … Во всяком случае, я буду неослабно бдителен в отношении Пьера Урусова, я буду с ним неразлучен, как с собственной тенью. Увы, то, что я буду искать подле него, тоже всего лишь тень!»…

Затем, после обширного и уже приведенного раньше веселого пассажа о «красных», наблюдение за которыми было поручено именно Петру Андреевичу (Вяземскому) его корреспонденткой, князь восклицает: «Кончаю, дабы поспешить в собрание. Предчувствую, что Вы уже танцуете с Урусовым».

Как видим, в окружении А.С.Пушкина и Дантеса было два Урусовых, Одного завали Максим, другого Пьер, и, похоже, что они были братьями.

При этом, Максим Урусов «из Красных» - кавалергард её величества Александры Федоровны - супруги Николая I.

А карьера Пьера Урусова связана с лейб-гвардии Измайловским полком. Однако почему-то П.А.Вяземский наблюдает за ним, как за гипотетическим «Красным»(?).

Поскольку имя Пьера Урусова упоминается в книге «Судьба Лермонтова», то есть основания считать, что это Петр Александрович Урусов.

«УР??УСОВ Петр Александрович (1810-90), князь, адъютант А. Х. Бенкендорфа, поручик л.-гв. Драгунского полка, прикомандированный к отряду А. В. Галафеева» (Л. А. Черейский, Л. Н. Назарова Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Ин-т рус.лит. (Пушкин.Дом)

Ниже я приведу несколько доводов в пользу этой версии. Но до этого обращу внимание на следующее

А.С. Пушкин погиб на дуэли в 1837 году, по одной из версий, из-за интриги «Красных кавалергардов».

Михаил Лермонтов отозвался на эту трагедию широко известным стихотворением «На смерть поэта», с его известными строками: «Вы, жадною толпой стоящие у трона… ? … Таитесь вы под сению закона, Пред вами суд и правда - все молчи!…»

«Понимал ли Лермонтов всю опасность, которая ему грозила в связи с созданием «Смерти поэта»? Портрет Дубельта, который он рисует на полях рукописи, исчерпывающе отвечает на этот вопрос» - так оценивается это поступок поэта Лермонтова в документальной повести «Вокруг дуэли».

Вскоре после этого М.Лермонтов оказывается в Нижнем Новгороде, затем на Кавказе, где в 1841 году погибает на дуэли с кавалергардом Мартыновым, не единожды до этого обедавшим с ним в московском ресторане Яр.

Таким образом, смерть Михаила Лермонтова, через четыре года после смерти А.С.Пушкина, можно считать следствием дуэли Пушкина.

Однако ещё за год до дуэли с Мартыновым, Михаил Лермонтов находился в Чеченском походе вместе с Петром Урусовым.

И вот этот довод, вместе с другими доводами дает основание отождествить Петра Александровича Урусова с Пьером Урусовым.

Доводы следующие:

ПЕРВЫЙ довод:

В Государственном театральном музее им. А. А. Бахрушина,среди альбомов, собранных покойным основателем музея,имеется альбом, принадлежавший барыни Наталии ФедоровныБоде, рожденной Колычевой. Альбом этот, в желтом кожаном переплете, «наполнен вклеенными в него рисунками ее детей».

На одном из рисунков изображен «бал у Трубецких 24 ноября в Катернин день 1834 года». Как я поняла, в Петербурге. Причем все гости этого бала на рисунке подписаны, включая А.С.Пушкина.

Одна из подписей рисунка, на котором изображены участники бала, такова Кн. Петр Александрович Урусов (1810-1890) (12. PierreOuroussoff).

Исследователь М. Боровкова-Майкова считает, что речь идет об одном из сыновей начальника Дворцового управления,в доме которого бывал Пушкин. Сестра же П. А. Урусова,Софья Александровна, воспета в мадригале, приписываемомПушкину: «Не веровал я троице доныне».

Меня же в данном случае интересует тот, что Петра Урусова звали «PierreOuroussoff», т.е. на французский манер - Пьер. («Т.Зенгер: Пушкин у Трубецких»)

ВТОРОЙ довод:

Существует исследование «Об одном рисунке из альбома П. А. Урусова» представленное в книге, второе название которой «Лермонтов в отряде генерала А.В.Галафеева в 1840 году» (Л. Н. Назаров).

«В альбоме Урусова есть также рис., изображающий группу лиц, с подписью: «Ламберт, Долгорукий, Лермонтов, Урусов, Евреинов на привале в Темир-Хан-Шуре в 1840 году» (Б. Гаджиев)».

Судя по данным теперь уже этого исследования, в Чеченском походе 1840 года, т.е. через три года после дуэли А.С.Пушкина находился именно Петр Урусов рядом с Михаилом Лермонтовым:

«Кто же был князь П. Урусов, которому принадлежал альбом? Совершенно очевидно, что это не Павел Александрович Урусов (1807 - 1886), а его младший брат Петр Александрович (1809 или 1810 - 1890), который являлся поручиком лейб-гвардии драгунского полка, адъютантом А. Х. Бенкендорфа, прикомандированным к отряду генерала А. В. Галафеева. Петр Урусов, как и Лермонтов, - участник чеченских походов 1840 г. 4 октября 1840 г. он был отмечен в рапорте А. В. Галафеева в числе тех, кто в этот день «находились в продолжение всего дела в цепи ариергарда, под выстрелами неприятеля»… Естественно, что именно Петр Урусов изображен на рисунке, о котором идет речь, в группе офицеров рядом с Лермонтовым и что ему же принадлежал альбом, хранящийся ныне в Государственном Литературном музее (Москва) «

ТРЕТИЙ довод:

В доме П.А.Урусова на Литейном проспекте 19, позже была создана библиотека им. Лермонтова. Здесь же, кстати, был особняк Мусиных -Пушкиных, при этом напомню, что письма П.А.Вяземского, в которых упоминается Пьер Урусов были адресованы Эмилии Карловне Мусиной-Пушкиной («Дом Х. И.Трузсона - Особняк князя П. А. Урусова - Особняк Мусиных-Пушкины»)

И ещё одно интересное обстоятельство:

«В конце XVIII века обширный участок вдоль Литейной ул. принадлежал управляющему Колыванскими рудниками, генерал-лейтенанту Б. И. Меллеру. Часть вдоль Литейной была незастроена». Эта информация приводится в контексте дома П.А.Урусова.

Ну а поскольку одним из «Красных» является Никита Демидов, и Колывановские месторождения открыты именно Демидовыми, то обращу внимание на очередной ряд важных обстоятельств.

Во-первых, в статье «Невьянские тайны» Горного генералитета России: «Могильное золото» персов, как рок Романовых и «казны Форт-Росс», где одним из главных героев был Никита Демидов, я писала о том, что «недро открывается» только фартовым.

Уже в XX веке, та же самая великая Тюменская нефть «открылась» почему-то именно Урусову, Семену: «Затем был фонтан на скважине пробуренной бригадой Семена Урусова, который вскоре стал Героем Социалистического Труда. Два мощных фонтана убедительно подтвердили: есть открытие! Так родилась шаимская сенсация, которая и стала предвестником начала нефтяной Сибириады». И было это в апреле 1960 года. («У истоков Тюменской нефти»)

Во-вторых, упомянутая выше Эмилия Карловна Мусина-Пушкина - это родная сестра Авроры Карловны Демидовой - Карамзиной, супруги Павла Демидова - потомка «Красного» Демидова Никиты.

Обе сестры - урожденные Шернваль. Иногда фамилию пишут: Шернвал или Шернвалл. Возможно, даже Штейнваль, потому что фамилия редкая. При этом генерал губернатор Финляндии был Штейнваль, а губернатор Выборга, родом из Финляндии - Шернваль («Как разлагалась российская армия. Из истории Выборгской губернии»). Причем они были близко знакомы. Далее почти нигде эта фамилия не встречается. Т.е. возможно, что Эмилия и Аврора были родственницами, генерал-губернатора Великого княжества Финляндского графа Штейнваль.

Исключение, по части отсутствия упоминаний, составляет фамилии Шернвал рядом с Гурджиевым. Но опять же, в этой истории речь идет о драгоценностях несметной стоимости (ПетерсФритц «детство с Гурджиевым»).

Примерно в эти же, обсуждаемые, 40-е годы XIX века членом Совета Министров Финляндии был Никтополеон Михайлович Клементьев - сын Александры Алексеевны Ярославовой - Клементьевой. Его супругой была урожденная Кожина.

А дочь Вера НиктополеоновнаСоломирская (Сандомирская), что интересно, стала супругой уральского золотопромышленника Д.П.Соломирского.

Ещё одно совпадение: и Д.П.Соломирский имел титул: Егермейстер двора Его императорского Величества (организатор охоты), и муж Авроры Демидовой - П.Н. Демидов также был егермейстером двора. Затем на этой должности был и их внук: Илим Павлович Демидов. Довольно странный сюжет, который надо углубленно изучать отдельно.

История этих Соломирских описывалась в статье: «Почему Ярославовых при Павле I защищал Мальтийский крест (Орден св. Иоанна Иерусалимского)?». Причем это не единственное соприкосновение Ярославовых с Великим Магистром, потому что, опять же в XIX веке имел место и такой исторический факт:

«Император Николай I вместе с Параскевой Ивановной Ярославой был крестником Николая Аркадьевича Болдарева, будущего Рязанского губернатора. «Крещен 25 марта в церкви л.-гв. Семеновского полка в Санкт-Петербурге. Восприемники: Император Николай I и жена полковника Алексея ЯрославоваПараскева Ивановна».А.Д.Болдарев - сын графини Елены Павловны фон дер Пален, внучки барона Петра-Людвига(род. 17 июня 1745 г., 13 февраля 1826 г.), называемого русскими Петром Алексеевичем. При императоре Павле I барон Петр Алексеевич фон-дер-Пален назначен был в чине генерала от кавалерии Великим канцлером Мальтийского ордена (гроссмейстером которого был сам император), C.-Петербургским военным губернатором, первоприсутствующим в коллегии иностранных дел, главным директором почт и (указом 22 февраля 1799 г. возведен в графское достоинство). При Екатерине II он был губернатором лифляндским, эстляндским и курляндским».

Как видим, дочери двух высокопоставленных персон Финляндии стали супругами золотопромышленников Урала… И каким-то образом, здесь рядом - «Орден святого Иоанна Иерусалимского»

Довольно загадочное построение.

И в конечном счете случилось так, что Красная революция 1917 года началась с выстрела крейсера «Аврора», названного в честь Авроры Карловны Шернваль-Демидовой-Карамзиной («Роковая Аврора», «Аврора с хрустальным сердцем», «Аврора убивающая», «Заря, обрученная со Смертью»!

Аврора Карловна была, как сказано, супругой Павла Николаевича Демидова, названного, вероятно, в честь апостола Павла - покровителя Горного дела России. («Горный геолог Борис Романович Ярославов и староверы - собственники российских приисков: какая «горная тайна» их роднит?»)

Умер её супруг Павел Николаевич Демидов в один год с Михаилом Лермонтовым. Но ещё за три года до этого, т.е. в 1837 году, к которому относится упоминание о кавалергардах Максиме Урусове и Дантесе, Аврора Демидова блистала на балах в Петербурге и своей красотой, и алмазом «Санси».

Можно так понять, что благодаря, как раз, этому алмазу «Санси» имя его хозяйки - Аврора стало обладать такой силой, что названный в её честь крейсер изменил ход истории России, причем, опять же, в «Красном контексте».

Поэтому я представлю кратко и историю «Санси», которая оказалась связанной с «Красной революцией», с «Красным Демидовым» и, к тому ж, с буржуазной революцией во Франции.

Первым обладателем алмаза «Санси» уже (в огранке) был Карл Смелый, герцог Бургундии из династии Валуа, член «Ордена Золотого Руна» и преемник Филиппа Доброго. Он погиб ровно тогда, когда потерял «Санси». («Скольких хозяев поменял знаменитый бриллиант «Санси»?)

Называю здесь «Орден Золотого Руна» по той причине, что на нем изображен «агнец, перепоясанный золотым поясом», а эти золотые пояса я упоминала в той самой статье, где первый раз моей «героиней» была Аврора Демидова («Присяга» В.Путина - «Поясу Богородицы»: признание рыцарства или ошибка Жанны д'Арк в политике «Единой России»?»)

После Карла Смелого «Альфонс Африканский за долги отдал камень богатому французу - маркизу Николасу Гарлею де Санси. Впоследствии камень получил имя - «Санси».

Маркиз продал бриллиант «Санси» королю Франции Генриху III из династии Валуа… Говорили, что маркиз Николас Гарлей де Сансипогиб на дуэли, а новый владельцем «Санси» Генрих IYбыл убит религиозным фанатиком в 1610 году. Бриллиант «Санси»менял владельцев, которыми были - кардинал Мазарини, английский король Яков II (бежавший из страны после переворота), французские короли. «Санси»был украшением короны французских монархов, но он не спас Людовиа ХYI от гильотины» («Бриллиант Санси») «17 августа 1792 года так бы и осталось ничем не примечательным 760-м днем с начала Великой французской буржуазной революции (если отталкиваться от взятия Бастилии), если бы не был совершен налет на сокровищницу короля Франции Людовика XVI в Ла-Гард-Мёбл. И хотя французские революционеры, по большому счету, былиравнодушны к богатствам низверженного короля, но сам факт, что у них из-под носа неизвестные преступники «увели» один из самых знаменитых в истории бриллиантов «Санси», не мог оставить их равнодушными».

Бриллиантом мечтал обладать Наполеон, но в годы, когда он имел желание обрести его, Санси «затаился».

Наконец, уже после войны 1812 года, алмаз «Санси» был выкуплен Николаем Никитовичем Демидовым. Случилось это в 1830 году, когда Бонапарта уже не было в живых. Причем понадобилась целая легенда для доказательства того факта, что алмаз «Cанси» приобретен у людей, получивших его непосредственно от Людовика XVI.

Следующей, после Авроры Демидовой, известной обладательницей этого алмаза стала Елизабет Тейлор. Обе эти женщины прожили долго и имели много мужей.

Однако существует и такое мнение, что «Санси», на каком-то этапе, приобрел англичанин лорд Астор. Легендарный алмаз по настоящее время хранится в его семье».

Как видим, судьба бриллианта «Санси» явно была связана с переворотами, революциями и сменой власти.

И автор статьи «Бриллиантовые дороги» также подтверждает вывод о том, что «Большинство владельцев алмаза «Санси», среди которых были короли Карл Смелый, Антон, Генрих IV и Мария Медичи, умирали не своей смертью»

Тут надо сказать, что вот этими самыми царскими переворотами, которые сопровождаются движением редких алмазов, особо и интересовался А.С.Пушкин. Да и у него, у самого был перстень со странной судьбой:

«Перстень-талисман Пушкина - кольцо-печатка с еврейской надписью, которое поэт воспел в нескольких своих стихотворениях, позже принадлежало В.А. Жуковскому, И.С. Тургеневу и Полине Виардо … Елизавета Ксаверьевна Воронцова, предмет страсти Пушкина в одесский период, подарила ему перстень на прощание при его отъезде 1 августа 1824 года» (Википедия).

Однако вернемся к алмазу «Санси»

В 1840 году обладательница бриллианта «Санси» - Аврора Демидова овдовела.

Тем не менее, шесть лет спустя она выходит замуж, как пишут, по большой романтической любви, за сына известного историка Карамзина, который был на 10 лет моложе самой Авроры Карловны:

«В 1846 году, когда она уже совсем не думала о себе, - ей было около сорока ей посчастливилось познакомиться в дружественном и по семейному теплом для нее салоне Карамзиных со старшим сыном хозяйки, Андреем Николаевичем - незаурядным человеком, профессиональным военным, кадровым офицером русской армии, адъютантом графа А. Ф. Орлова»

Не могу не обратить внимание на то, что муж Авроры - А.Н.Карамзин был адъютантом большого любителя редчайших на планете бриллиантов - Алексея Федоровича Орлова - сына Татьяны Федоровны Ярославовой и брата Михаила Федоровича Орлова («Великая идея (Греция), ложа «Палестина», Эрмитаж и Орден Почетного легиона … Михаила Орлова, спасшего Париж, «забыли» в ряду Героев войны 1812-1814 года»).

Сюжет этот интересен в том контексте, что после революции 1917 года и бриллиант «Санси», и бриллиант «Черный Орлов» оказались в Америке.

И одновременно граф Алексей Орлов известен, как «пособник» многим эксклюзивным бракам, и исполнитель деликатных функций.

Вот, к примеру, описание зимних забав императрицы Александры Федоровны из повести «Вокруг дуэли», относящееся ко времени, когда А.С.Пушкин был ещё жив.

«Вы знаете: чтобы я не утомлялась, мои казаки вносят меня в гору - но вот Бетанкур и Маска занимают их места и несут своего шефа - потом переодевание, обед, музыка, тирольские песни, игры. Комплот моих четырех кавалергардов со мной против Орлова, чтобы помешать ему меня схватить».

В дневнике императрицы появляется и еще одна запись о поездке наЕлагин остров 14 марта 1837 года: «Играли в снежки…, тирольские песни… Орлов на корде безумный, я прямо против него, четыре кавалергарда: Бетанкур, Куракин, Скарятин, Трубецкой…».

Далее:

«В марте 1837 года Александра Федоровна начинает понимать, что «окружена» преследователями.

«Я вам говорила, - писала императрица Бобринской, - что Бенкендорф, Орлов и Раух (флигель-адъютант принца Карла) составили союз против этих бедных молодых людей, которые вели себя безукоризненно».

Или во ещё «Парижский сюжет» об Орловых:

«Некто господин Жеребцов, молодой русский, путешествующий по Италии со своими родственниками, будучи во Флоренции, сказал в присутствии некоего графа Орлова, брата генерал-адъютанта, что-де в скором времени мы услышим о больших переменах в России, которые произойдут благодаря обществу молодых людей из самых лучших семейств страны, недовольных нынешним положением дел; к их числу якобы принадлежат князь Александр Трубецкой, сын генерал-адъютанта и капитан Кавалергардского полка Ея Величества Императрицы, молодой человек, хорошо принятый при дворе … и другие. Граф Орлов, пораженный этими словами, потребовал у господина Жеребцова объяснений и предупредил его, что обо всем услышанном доложит в С.-Петербург; господин Жеребцов дал на это свое согласие, и теперь, после того как донос сделан, за князем Трубецким, как того и следовало ожидать, следят…».

Из этих трех цитат ясно, что под наблюдением Бенкендорфа, Орлова и Рауха находилась сама императрица Александра Федоровна. Ну а вместе с ней и её кавалергарды, которых именовали в то время «Красными» в светских кулуарах.

Так что сами «Красные» кавалергарды могли быть объектом интриги, а не только А.С.Пушкин.

К примеру, упомянутые выше слова Жеребцова об обществе молодых людей из самых лучших семейств страны, недовольных нынешним положением дел» не являются истиной в последней инстанции. Тем не менее, один из братьев А.Ф. Орлова, который был выездным в те годы, т.е. это не Михаил Орлов, сделал по этому поводу сообщение Алексею Федоровичу Орлову, что стало позже основанием для принятия определенных мер в отношении кавалергардов, негативно повлиявших на их судьбы.

А вдруг это был донос, или сплетня, или слух ?

Причем вот эта фраза «об обществе молодых людей из самых лучших семейств страны, недовольных нынешним положением дел» очень напоминает то, что написано в книге Луи Жаколио «Об обществе Невидимых, которые управляют миром»:

«Согласно Луи Жаколио, «несколько принадлежавших к лучшим семействам России молодых людей, честолюбивых, энергичных, предприимчивых, но разорившихся, возмечтали вернуть прежний блеск своему гербу и прежнее свое положение…» («Тайное «Общество Невидимых» и единый Славянский корень: Иван Ярославов и два олигарха Михаила»)

Но опять же, где доказательство того, что у французского дипломата Луи Жаколио не было мотива подать информацию об этих молодых людях из лучших семей, весьма тенденциозно.

Обращу также внимание на следующее.

Вышеупомянутые Жеребцовы были в это время среди близких родственников А.Ф.Орлова.

Граф Алексей Федорович был женат на Ольге Александровне, урожденной Жеребцовой, в браке Орловой.

Её бабушкой была Ольга Александровна Жеребцова, урожденная Зубова - родная сестра Платона Зубова, фаворита Екатерины II, спасавшего в свое время Ярославова - мужа А.Н.Ярославовой - Аксаковой, дочери Ярославского губернатора.

Сыном Ольги и Алексея Орловых в этом браке был Николай Алексеевич Орлов - внук Т.Ф.Ярославовой и правнук Екатерины Николаевна Шетневой из рода Святого Федора.

По линии этого сына Николая Орловы породнились с Романовыми.

Правнук графа А.Ф. Орлова - граф Николай Владимирович Орлов был женат на Надежде Петровне Романовой - дочери Петра Николаевича Романова и внучке Николая Николаевича Романова - племяннике Александра II («Надежда Петровна Романова»)

Мать Надежды Петровны Романовой - принцесса Черногорка. Родной брат Роман Петрович Романов.

Брак Надежды Петровны Романовой и графа Николая Владимировича Орлова был заключен 10 апреля 1917 года, т.е. уже после февральской революции. Их свадьба была в Петергофе. Они прожили 23 года, т.е. брак расторгнут в 1940 году.

Видимо именно в дату этой свадьбы в Петергофе, когда была реализована мечта графа А.Ф.Орловапородниться с правящей династией Романовых, Надежда Романова и стала обладательницей алмаза «Черный Орлов», история которого представлена в статье «Черный Орлов» довел до самоубийства двух княгинь»:

«Происхождение бриллианта «Черный Орлов» и причина его редкостного серо-стального цвета - вообще тайна за семью печатями. Существуют догадки, что раньше он назывался «Око Брахмы» (его вес составлял 195 карат) и украшал древнюю статую. Когда его извлекли, обиженный Брахма проклял вандалов. А что касается названия камня, то по одной из версий он принадлежал русской княгине Надежде Орловой, хотя историки уверяют, что этой княгини никогда не существовало

Известно, что в 1932 году дилер по имени Джей-ДабльюПэрис привез бриллиант в Америку, после чего… бросился с одного из самых высоких небоскребов Нью-Йорка. Через 15 лет «Черный Орлов» довел до самоубийства двух княгинь. Одна из них - Галицина-Баратынская - лицо действительно существовавшее, а вот Надежда Орлова, по фамилии которой якобы и назван алмаз, персонаж, скорее всего, мифический. После ее смерти, чтобы снять с алмаза проклятие, его, по слухам, распилили на три части. Одна, размером в 67,5 каратов, и стала «Черным Орловым». Ювелир из Нью-Йорка Уинстон вставил драгоценность в платиновое колье. Это украшение много раз появлялось на международных аукционах, где его приобретали частные лица».

Странно, что историки называют Надежду Орлову - «мифическим лицом». Ведь Надежда Петровна Романова, после того, как она вышла замуж за Николая Владимировича Орлова стала Надеждой Петровной Орловой». Возможно она предпочитала в документах сохранять фамилию Романова, как царскую, но при этом имя «Надежда Орлова» для «Черного бриллианта Орлова», подаренного ей в день свадьбы, сохраняло память об этом браке Орлова и Романовой.

Дорого и достойно заплатили Орловы за эту память.

Быть может поэтому, Николай Романович Романов, родной племянник Надежды Орловой и является с 1989 года Главой Объединения членов рода Романовых. Проживает он во Франции, Антиб (Николай Романович Романов).

Сам же бриллиант «Черный Орлов», как я понимаю, достался Николаю Владимировичу Орлову от его предков Орловых, приведших к власти Екатерину II.

И возможно, этот бриллиант «Черный Орлов» появился у членов рода Орловых одновременно с другим, не менее известным бриллиантом, связанным с именем, опять же, Орлова

Касательно этого, второго бриллианта вопрос ставят так: … «Великий Могол» стал «Орловым»? Хотя, с учетом того, что матерью Орлова была Т.Ф.Ярославова, которая по женской линии, вероятно относится к потомкам мурзы Чета - основателя Ипатьевского монастыря, заданный вопрос можно понять и буквально.

Так вот, именно этот алмаз «Орлов» украшает скипетр русских императоров.

И история о нем передается так:

«Есть предположение, что всемирно известный алмаз «Орлов» был вторым глазом золотого павлина с трона властелина Дели шаха Мухаммеда и назывался «Дерианор», то есть «Море света» … Голубоватым сиянием, которое излучает бриллиант, он похож на «Кохинор». Некоторые исследователи считают, что оба камня являются частями гигантского алмаза «Великий Могол» (787,5 карата), виденного путешественниками в Индии, но пропавшего при загадочных обстоятельствах.

Персидский шах Надир, который варварски разграбил Дели, перевез «Дерианор» в Персию, но в 1747 году алмаз был похищен. В 1773-м его приобрел русский придворный ювелир Лазарев, который за 400 тысяч рублей продал камень фавориту Екатерины II Григорию Орлову. Граф преподнес алмаз императрице. Однако, как считают историки, более вероятно, что Екатерина купила алмаз сама, но чтобы ее не обвинили в расточительстве, представила это как презент фаворита».

Что касается «побратима» бриллианта «Орлов» -

«Кохинора», который называют иначе «Гора света», то «согласно легенде, тот, кто им владеет:

«правит миром, но также познает горе мира».

В 1849-м, после подавления восстания сикхов, «Гора света» попала в руки англичан. Камень отправили в Лондон и вручили королеве Виктории. В настоящее время он находится в английской короне.

Так что можно предположить, что есть два «брата»: один - в Английской короне, а другой - в скипетре русских императоров.

Продолжение следует…

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС