Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Стратегии, концепции, программы, аналитика

    • Я Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна в возрасте 58 лет в 2018 году. Бывшая Чистякова Наталья Борисовна с 14.04.1991 до 10.06.2014 года. Родилась 22 февраля 1960 годав Нефтекамске Краснокамского района Башкирской АССР
    • С 10 июня 2014 года я Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна бывшая Чистякова Наталья Борисовна. Я родилась 22 февраля 1960 года в Нефтекамске Краснокамского района Байшкирской АССР. Свидетельство о перемене имени
    • Мое Удостоверение заместителя генерального директора Центра Стратегии регионального развития Тюменской области 1994 год на фамилию Чистякова,которую я носила во 2-м браке и после расторжения брака до 10.016.2014 года. В настоящее время я Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна
    • Владимир Ильич Ульянов и Наталья Борисовна Чистякова. Центр стратегии регионального развития Тюменской области. О содержании концепции и программы развития Тюменской области 1994 год. Чистякова - фамилия в расторгнутом браке. Чистякова Наталья Борисовнас 10.06.2014 года - Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна (22.02.1960)

©Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна, урожденная Ярославова (22.2.1960).Экс Годунина (23.10.1981-14.4. 1991).Экс Чистякова (14.4.1991 -10.06.2014)
28 декабря 2006 года

Программно-приоритетный или программно-целевой метод управления регионом и, соответственно, программный метод обоснований под бюджетное финансирование был научно и теоретически разработан в Тюменской области в 1994 году «Центром стратегии регионального развития Тюменской области» в работе «О содержании концепции и программы развития Тюменской области» (В.Ульянов, Н.Чистякова).

Этот метод и опыт практически реализованы и детализированы в «Концепции и Программе развития города Тюмени» (Н.Чистякова), посвященной исследованию приоритетных потребностей населения нефтяной столицы, а также приоритетных городских функций. Запланированное в 1994 году исследование «приоритетов предприятий» было проведено в 1998 году, также на уровне города. Основные выводы этого исследования изложены в работе «Состояние и перспективы развития бизнеса города Тюмени» (Н.Чистякова). Эта работа (в сокращении) также как и выводы областной, и городской Концепций представлены в этом разделе сайта.

О СОДЕРЖАНИИ КОНЦЕПЦИИ И ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ. Аналитический материал. 1994 год«О содержании концепции и программы развития Тюменской области», В. Ульянов, Н. Чистякова, Центр стратегии регионального развития Тюменской области (в рамках договора с администрацией Тюменской области)

«Концепция и программа развития города Тюмени», Н. Чистякова — научный руководитель программ Фонда «Координационно-аналитический Центр Развития Города», зам директора Центра стратегии регионального развития Тюменской области (в рамках договора с Администрацией города Тюмени)

Состояние и перпективы развития бизнеса города Тюмени, Наталья Чистякова-Ярославова, — председатель комитета консультантов Тюменской городской Думы (при менеджерской поддержке Председателя Тюменской городской Думы)

«ПРИОРИТЕТНЫЕ ГОРОДСКИЕ ФУНКЦИИ» «Приоритетные городские функции», «горячая двадцатка» социальных проблем «гражданского заказа»

Перечень приоритетных городских программ

Перечень аналитических исследований, по результатам социально-политического мониторинга, в которых изучались предпочтения граждан

Именно тогда, в 1995 году, в ходе вышеназванных исследований представилась возможность выйти на «горячую двадцатку» городских социальных проблем, и на первом месте оказалась проблема «Чистой воды», что привело к созданию одноименного проекта. Подобным же образом, на основе высокого рейтинга в «горячей двадцатке» были созданы программы «Совершенствование транспортной развязки города Тюмени», «Программа увеличения численности мест «социального перемешивания» (стадионы, спортивные площадки, пляжи, клубы, луна парки, дискотеки, казино и пр.)», «Программа помощи горожанам в приобретении объектов недвижимости и иных дорогостоящих товаров. Новая концепция предоставления муниципального жилья» и пр.

Т.е. впервые «в Тюменской области рыночного периода» удалось ответить на два «актуальных вопроса современности». Первый вопрос: «Какой приоритет приоритетнее?». Второй вопрос: «Что делать?».

Концепций и стратегий к 1994 году, т.е. за три года «со старта Рынка» было написано уже около десятка, но все они «легли под сукно», и по той причине, что плохо обоснованные приоритеты исчислялись уже не десятками, а несколькими десятками, и потому, что в Концепциях не давалось однозначного ответа на вопрос: куда идти, какой документ и с каким содержанием нести на подпись, что лоббировать… Не было конкретных установок на языке чиновников. А без этого необходимого «Мостика» между «Приоритетом» и «Действием», чиновничество функционировать не может.

Дело в том, что так называемые «Приоритеты» в 90-х пришли на смену «пятилетним планам развития». Планы эти были директивными и в рыночное настоящее совсем не вписывались. Однако надо было как-то управлять территорией (областью, округом) в новых рыночных реалиях. Надо было задавать некоторый прогрессивный норд и первой идеей стала идея «Приоритетов», которые, чаще всего, появлялись в виде перечня в различного рода Концепциях и Стратегиях (без каких-либо надлежащих пояснений).

«Взять с потолка» такие приоритеты без аргументаций было совсем не трудно и как уже сказано выше, буквально в первые годы «приоритеты» стали исчисляться уже даже не одним десятком, а многими десятками, что породило вопрос: «Какой приоритет приоритетнее?».

«Парад национальных проектов» 2006 года, замечу, напоминает «Парад приоритетов» начала 90-х. Хотя тогда был период «эйфории» от того, что мы считали демократией, а сейчас у нас — «вертикаль власти». Поэтому с учетом отмечаемой аналогии вполне возможно, что в скором времени вопрос о том: «Какой национальный проект национальнее?» также может появиться на повестке дня.

В связи с происходящим, приведенные на этом сайте работы и их основные выводы, позволяют понять: почему мы получаем совпадающие результаты в начале 90-х и начале 21 века при, казалось бы, разных моделях управления в России?

Ответ в данном случае таков. В начале 90-х было искреннее желание изучить мнение населения и отразить его приоритеты. Т.е. намерения были вполне демократичными, ориентированными на «волю народа». Однако при этом не было достаточно эффективной методики «выхода» на общие приоритеты социальных групп, ведь просто алгебраически их сложить невозможно.

Нужна была «родословная приоритетов», доказывающая, что они отражают мнение граждан. А эта «родословная», в свою очередь, диктовала уже все последующие действия, в части ответа на вопрос, что конкретно надо делать.

В 2005, 2006 годах отношение к мнению населения изменилось. Это произошло и в избирательной системе, в частности, между гражданами и теми же губернаторами, где появились посредники «в выборах» — депутаты. Т.е. население выбирает депутатов, а депутаты выбирают губернатора. Таким образом, о непосредственном участии в выборах того же губернатора говорить трудно. Аналогично, получилось и с концепциями.

Во-первых, появились посредники — «назначенные представители гражданского общества», надо заметить менее легитимные, чем депутаты, которые, по замыслу, выражают мнение граждан.

Во-вторых, перестали проводиться исследования, искренне ориентированные на изучение мнение населения (не заказные). Сейчас, по сути, пользуются ещё той, десятилетней давности «двадцаткой горячих социальных проблем», тогда как в Концепции 1994 года, нами специально оговаривалось, что она (эта двадцатка должна постоянно корректироваться в связи с «новыми входными данными», а приоритеты должны регулярно перепроверяться. Всего этого в настоящее время нет. И более того, потеряна «родословная» приоритетов. Поэтому легко меняется содержание действий, содержание «гражданского заказа». Если граждане просили малые квартиры и создание условий для денежных накоплений, а также сохранения личных сбережений, то им вместо этого предложили коттеджи и кредиты, что явно отличается от их пожеланий. В 1994 году мы назвали это явление «Подменой приоритетов». Чем больше вышеназванных посредников «в цепи преобразования приоритетов», тем выше риск их искажений. Это подобно «Глухому телефону», каждый «вставил в тему свое слово», в результате получилось нечто неузнаваемое.

В-третьих, граждан стали директивно (через контролируемые СМИ) убеждать в том, что предлагаемое им «Меню Приоритетов» заказано как раз ими. Т.е. их мнение не изучается. Им навязываются Приоритеты. В этом и есть авторитаризм, который произрос в сферу Концепций, Стратегий и Приоритетов, где казалось-бы его быть не должно.

Как итог, сформировалась «Вертикаль приоритетов сверху». И как следствие, сейчас стоит вопрос о том, что есть необходимость в разъяснении гражданам преимуществ «Национальных проектов», по той причине, что они их не понимают и, часто не принимают. Сделать это достаточно сложно, поскольку «родословной приоритетов» нет, а убедить граждан в том, что приоритеты, соответствуют их кровным чаяниям — весьма трудная задача. «Родственные отношения» гражданами не признаются. Нельзя силой заставить любить, также, как нельзя авторитарно заставить признать приоритеты.

Таким образом, стал отмечаться «отрыв» содержания Национальных проектов, в частности, в их конкретном исполнении, от современных приоритетов Человека, социальных групп, бизнес организаций, гражданского сектора и пр. (приоритетов 2005—2006 годов).

Аналогичный «отрыв» приоритетов от «Мнения населения» был в начале 90-х. Причины такого «отрыва» — разные, а итог — сопоставимый.

Получается, что сейчас, спустя почти 12 лет, надо вновь повторять путь «в народ», «в бизнес» и пр., уже однажды пройденный в период работы над Концепциями.

Назначение концепций и стратегий в течение десятилетия также менялось, что хорошо проанализировано и описано в статьях

Изначально Концепции и Стратегии были скорее аналитическими и научными трудами. Затем они стали приобретать элементы маркетинговых исследований. В дальнейшем отдельными группами был задействован потенциал этих «трудов» уже для лоббирования бизнес интересов. Одновременно у стратегий и концепций появились политтехнологические оттенки, а также и политические, в т.ч. по согласованию интересов политических и бизнес — элит. Стратегии часто стали принимать директивных характер. А как отмечалось в статье «Абсолютный центр» : «Авторитарные стратегии формируют будущее под себя вместо того, чтобы давать ощущение будущего» Между тем, не стоит забывать, что экономика России является открытой, и, как следствие, стратегии, построенные на авторитаризме, не работают во внешних отношениях. А потому и бизнесы, построенные через такие стратегии, умрут, если не впишутся в общие объективные экономические тренды, в том числе и мировые».

Подтверждением этому является статья «О стратегическом лице Правительства» (Александр Привалов, «Эксперт», 19.12.06 г.), где, де-факто, подтверждаются результаты развивавшейся в последние годы «стратегической слабосильности», являющейся, в том числе, и результатом «зачистки» этого рынка от конкуренции.

Как происходила «зачистка» поля описано в статье «Абсолютный центр», в 2005 году.

Однако, сравнивая сейчас свои статьи от 2004 года и от 2005 года, прихожу к выводу о том, что возможно сама дала этот посыл, тем, кто начал агрессивно бороться за монополизацию «рынка стратегических и концептуальных разработок», ну и конечно за прямое воровство стратегических разработок, в данном случае, мягче не скажешь.

Статья «Стратегия или момент истины» открывала информацию о том, что «обучающие стратегическому мышлению и методологии разработки различного рода стратегий и концепций, относились к засекреченным во все времена: Советского Союза, «холодной войны» и «железного занавеса»… Нелегально ксерокопированные копии книги «Стратег», распространялись среди узкого круга спецслужбистов, подобно тому как «Доктор Живаго» передавался от одного диссидента другому диссиденту лишь по рекомендации и под личную гарантию порядочности получателя… Знание о Стратегиях считалось элитным и дающим силу, а потому охранялось также как тайны масонских сообществ, тайны храмов, сект и тексты заклинаний. Способность к стратегическому мышлению определяла масштаб личности, политическое и бизнес лидерство, а потому особо чтилось. Стратегии определяли не только личное лидерство, но и лидерство регионов, стран и политических блоков как составная часть четырёх важнейших критериев преимущества: «Ресурсы, Воля, Стратегия, Образец».

Фактически, в процитированном блоке статьи от 2004 года, говорилось о том, что Стратегическое знание — это «Царское знание» знание для избранных. А поскольку «Царским знанием» хотят обладать все, в том числе и самозванцы, то тут случился некоторый сбой.

Помимо этого, надо помнить и о том, что монополизация стратегий — это монополизация обоснований под бюджетное финансирование, а значит одновременно монополизация стратегии расходования бюджетных средств, т. е своего рода, — контроля над потоками. Не случайно ведь именно министр финансов А.Кудрин оказался главным ньюсмейкером статьи «О стратегическом лице Правительства»

Подобно тому, как Монарх — от Бога, так же и Стратег — от Создателя, потому что Будущее надо Ощущать, его нельзя придумать авторитарно, и «заставить быть».

Стратегия должна вписываться в главные «норды» будущего.

С позиции времени могу выразить согласие с тем, что знание о стратегиях «кому попало давать не надо». Т.е. не надо его раскладывать «на паперти». Но, во-первых, в него можно войти «по праву интеллектуальной силы» и это нельзя ограничивать. А во-вторых, к стратегическим и концептуальным разработкам сейчас как раз допускают, так называемых «людей без биографии», которые не знают даже исторической справки о разработке стратегий и о том, как развивалась научная и аналитическая мысль в этой сфере.

Результат известен. Это «парад Концепций», также как в 90-х, это «Вертикаль Стратегий». А вертикаль стратегий логично привела к тому, от чего предостерегали ещё в 1994 году.

«Навязывание, умышленное или неумышленное, региональным органам власти плана действий, основанного на федеральных нуждах (областных нуждах — для округа, окружных нуждах — для городов и т.д.), и принятие его к исполнению равносильно повторному отчислению налогов в федеральный бюджет (или бюджет вышестоящего уровня). Фактически это означает начало работы бюджета региона на федеральные нужды. Интересам населения региона при этом может быть нанесен колоссальный ущерб только потому, что ошибочно выбран Исполнитель для разработки «Концепции управления территории» региональными органами власти».

Таким образом, передавая в последние годы разработку стратегий в столичные Центры стратегических исследований, Тюменская область, тем самым, сама повернула финансовые потоки в направлении дислокации исполнителей. И нет ничего удивительного в том, что тот же «столичный» (УрФО) Екатеринбург развивался в последние годы динамичнее, хотя бюджет Юга Тюменской области казалось бы больше.

Как видим, сейчас в 2006 году мы стоим перед необходимостью повторения пути, пройденного в 1994—1998 годах, конечно уже с учетом новых политических и экономических реалий. Этот путь надо пройти на всех уровнях власти: городском, областном федеральном, поскольку реалии, описанные в настоящей аналитике вместе с тюменской командой поднялись не только на областные, но и на федеральные высоты

По большому счету нам надо вернуть Демократию, т.е. волю народа, в сферу разработки Концепций, Стратегий и Программ.

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС