Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Горный геолог Борис Романович Ярославов и староверы - собственники российских приисков: какая «горная тайна» их роднит?

    • Борис Ярославов в форме Свердловского Горного института, 1955 г.
    • Борис Ярославов, на фоне праздничной колонны Свердловского Горного института им. Вархушева
    • Герб СГИ, «Ищите горнего, … о горнем помышляйте, а не о земном» (апостол Павел). УГГИ, © ursmu.ru
    • Выпуск СГИ 1955 года, Борис Ярославов крайний справа во втором ряду
    • Алла Ярославова и Борис Ярославов (вторая и третий слева), Екатеринбург (Свердловск)
    • Алла Ярославова и Борис Ярославов, памятные места Екатеринбурга
    • Романтические минуты студенческих лет, Борис Ярославов
    • Николай Шешуков и Борис Ярославов (в центре)
    • Борис Ярославов на лыжах в студенческие годы, №67
    • Борис Ярославов, лыжная трасса рядом с нефтяными качалками и городом Нефтекамском, 1971 год
    • Роман Васильевич Ярославов, Тамара Ярославова и Борис Ярославов (слева – направо)
    • Борис Ярославов и Тамара Ярославова (справа) с родителями и семьей сестры (слева)
    • Маргарита Ярославова (Тетерева), Борис Голиков, Ида Ярославова (Тимчук), на могиле Бориса Ярославова, 1997 г. (слева-направо)
    • Когда уходит ученый геолог, на его письменном столе остается памятная друза

© Наталья Ярославова-Чистякова,
27 октября 2011, Санкт-Петербург

27 октября, день памяти моего отца Ярославова Бориса Романовича.

Два года назад в этот день статьей «Театр жизни дворян Ярославовых: Вологда - Архангельское» я начала серию публикаций по истории рода Ярославовых. Сейчас этих публикаций уже более четырех десятков и они анонсированы на общей странице «Ярославовы-Голицыны тайны из табакерки в Архангельском».

Сегодня же я хочу представить визуальный ряд фотографий моего отца в годы его студенческой юности в Свердловском Горном институте им. Вахрушева. Образы имеют значение. Не случайно же герой Войны 1812 года генерал М.Ф. Орлов основал Художественный класс - предтечу Училища живописи и ваяния, из которого вырос Московский художественный институт имени В.И. Сурикова, в доме по ул. Малая Димитровка 12, в Москве.Двадесятилетия спустя в этом доме помещалась Рисовальная школа, ставшая впоследствии составной частью Художественно-промышленного училища, известного как Строгановское («Чехова 12», Елена Холмогорова). Двенадцатый этот дом в Москве легендарный. В нем М. Ф. Орлов, выпустил книгу «О государственном кредите», в нем бывал А.С.Пушкин, в нем жил президент Императорской Академии наук С. С. Уваров. И в нем, в 1860-е годы начались публичные заседания Московского Археологического общества.

Подобной же «ключевой точкой в истории рода Ярославовых является Екатеринбург, а точнее, всё в Свердловской области, что связано с Горным делом и золотыми приисками Соломирского (Сандомирского) - мужа правнучки Ярославовой- Клементьевой («Почему Ярославовых при Павле I защищал Мальтийский крест (Орден св. Иоанна Иерусалимского)?»)

А также - с иноком Пошехонцем, с Невьянском и Арамашевским Острогом на реке Реж с её Маминым камнем, близ Алапаевска, где погибла Великая Княгиня Елизавета Федоровна Романова.

Там же, недалеко на реке Реж и деревня Ярославская - аналог деревни Реже Ярославской губернии. Т.е. Реже и Реж, с её барсом (рысью) имеет ярославский исток, а точнее псковский - где барс на гербе города. По всей видимости, именно оттуда, с Режи и из Мологи, прибыли на уральские прииски староверы Яковлевы, Прохоровы, Морозовы, Печенкины… («Честные гири угодны Богу»).

Не случайно же мой отец Борис Ярославов учился в Горном институте - бывшем Екатеринбургском высшем горном училище, где была учреждена именная стипендия Д.П.Соломирского -собственника Сысертских горных заводов, как уже сказано - мужа правнучки Александры Алексеевны Ярославовой (Клементьевой), ушедшей с тремя своими дочерями в Горицкий монастырь опальных цариц («Наталья Ярославова: мое путешествие в Северную Фиваиду Белоозера» Ч.2).

На этой же самой реке Шексна, где стоит и город Кириллов, и Горицкий монастырь, в бывшем Моложском, княжестве родился её отец Алексей Тихонович Ярославов («Хранители древних знаний - Ярославовы и их вологодский круг»).

Монахи Горицкого монастыря пишут фамилию его жены и дочери - Соломирских, как Сондомирские, что напоминает о Марии Мнишек Сандомирской герба Лелива - супруге московского императора Дмитрия Ивановича, законные права которого, есть и такие публикации, увековечены опоясывающей надписью Свияжского монастыря на острове близ Казани, сделанной при патриархе Игнатии и при Казанском митрополите Ермогене, обретшем Казанскую икону Божией матери, близ церкви иконы Николы Тульского («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные, Ч.4»).

Не случайно, конечно, и я стала Горным инженером. Отец на этом настоял.

Не случайно увлечение отца минералами и его рассказы о некоем целебном камне на Урале.

Не случайны и эти строки, с которыми он связал память о себе, ещё в 1990 году, т.е. за 7 лет до перехода в Вечность:

Не знаю, что будет, Положат ли Камень…

Иль люди увидят в речной ледолом

Мой признак, бредущий по берегу Камы

И страждущий в ночь Одиноким Костром…

(«Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.1).

И у отца на рабочем столе всегда стояли друзы из полудрагоценных камней.

Я тоже люблю украшения из необработанногокамня.

Все-таки, на первых курсах, как горные геологи, мы перебрали много лотков с самоцветами и камнями в них.

Насколько я понимаю, вокруг вот этих минералов и « Живых камней» как раз и складывалась эта история, в том числе, и со староверами и с их неожиданным богатством. Ведь все они разбогатели очень быстро.В сроки одной жизни.

Может быть, поэтому они мне и помогли в отыскании истории моего рода, сделав несколько важных подсказок.

И коль скоро, история «закручивается» вокруг Горного дела и «Живых камней», то под «Живыми камнями» я буду понимать Камни - целебные и особенно камни, на которых проявлялись Богородичные лики.

Т.е. камни, я бы сказала, приобретающие Душу.

А такое было в Николо-Березовке, когда будущую Бугабашскую икону Смоленской Божией матери омыли в источнике, именуемом сегодня Елизаветинским, в честь Великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой. («Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.2»)

Такое было и в Абхазии, на Новом Афоне, близ монастыря святого Пантелеймона Целителя и места явления на стене иконы Божией матери Анакопийской, которую считаю истинной Иверской иконой («Абхазия - Апостольский удел Богородицы, Львы Северной Венеции и тайное евангелие Святого Марка»).

Но сейчас, в день памяти моего отца, меня больше всего интересует Арамашевский острог, а также Мамин камень, Шайтан камень и Шурик камень на реке Реж.

Я не была там, на месте. Но этот Арамашевский острог на реке Реже упоминается также в статье о Нижней Синячихе Алапаевского района. Он презентуется как уникальный на Урале памятник фортификационной архитектуры. Среди достопримечательностей этой Синячихи упоминается также Спасо-Преображенская церковь- лучший образец сибирского барокко, которая была построена по указу С. Яковлева, представителя крупной уральской промышленной династии. Он построил Спас-на-Сенной, который пыталась спасать от сноса Екатерина Фурцева, упомянутая при моем рождении

(Спас-на-Сенной, как покаяние за «архитектурные казни». Сложная миссия архиепископа Амвросия Петергофского).

Меня интересует «привязка на местности» Алапаевска, Арамашевского острога и Нижней Синячихи, поскольку рядом с Алапаевском погибла Великая княгиня Елизавета Федоровна, под патронатом которой находилось место рождения моего отца Бориса Ярославова Касево, так же как и место моего рождения - село Николо-Березовка.

В этом селе явилась Березовская Чудотворная икона Николы Закамского и в середине XVI века людьми купцов Строгановых, с монахами Савво- Сторожевского монастыря, была построена церковь с приделом Святой Екатерины Александрийской. Чуть позже здесь жил инок Пошехонец, который затем направился в Верхотурье.

Вторую причину интереса к этому месту объяснить сложно. Но у меня было основание искать связь: между Невьянском и Кирилло-Белозерским монастырем, часть которого стала затем и городом Кириллов. А Невьянск находится здесь же рядом, близ Алапаевска и Арамашевского острога.

Довольно странно, в контексте того, что будет сказано ниже, это место гибели Великой княгини Елизаветы Федоровны.

Можно задать вопрос: Почему она погибла именно здесь? А можно задуматься об ином: На что указывает место её гибели?

В конечном счете, я искала путь, которым прошли Ярославовы и их потомки, быть может, под другими фамилиями.

Дело в том, что в Ярославской губернии была деревня Малая РежаШуморовского прихода. А этим селом Шуморово владели, наряду с прочими, Бутурлины. Каковые были и среди предков Михаила Сабурова - отца родоначальницы князей Ярославовых («Сабуровы: Царедворцы и Царица, княгиня Оболенская (Сабурова) - родоночальница князей Ярославовых»)

В статье «Краеведение. Ярославская земля, с. Шуморово» говорится о том, что «Владелец шуморовской вотчины стольник И.И. Бутурлин приобрёл землю в Моложском стане возле места слияния ручья Латки (впадала в Мологу с Чечорой и перевёл туда в 1704 году часть крестьян села Шумарово, основав, таким образом, деревню Большая Режа (Молога)».

«Предком Бутурлиных считается Радшa, прибывший, согласно родословной легенде, из Германии в Новгород в конце XII века.

Правнук его, Гавриил Олексич, прославился в Невской битве (1240) и состоял боярином при великом князе Александре Невском. Его сыном в некоторых родословцах указан Акинфий Гаврилович Великий»

Иван Андреевич Бутурля Акинфов отец супруги Федора Сабура Зерно, отца Михаила Сабурова и деда супруги князя Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника Ярославовых Оболенских.

C этой Мологи начиналась и история бояр и дворян Ярославовых, потомки которых потом оказались в Свердловской области. Ярославовы на Мологе упоминаются раньше.

Данные по этим: Ярославскому и Моложскому княжеству (и их преемникам) такие:

Ярославское княжество (существовало до 1471 года) Черемовская волость 1464 - 1506 год:

Ярославов Леонтий Алексеевич, вотчинник; Ярославов Василий Алексеевич, вотчинник;Ярославов Федор Леонтьевич, вотчинник; Ярославов Андрей Леонтьевич, вотчинник; Ярославов Паисий - из Ярославских Ярославовых. В 1463 году наместником в Ярославское княжество назначен Иван Васильевич Стрига Оболенский, родной брат Ярослава Васильевича Стриги Оболенского - родоначальника князей Ярославовых.Уже через год, в 1464 году вотчины в Ярославском княжестве получает дворский и дьяк Ярославов Леонтий Алексеевич и его родной брат Василий Ярославов.

Молога, Мологский уезд, 1712 год: «Личные архивные фонды в государственных хранилищах СССР». «Помещики Мологского у. Ярославской губ. Фил. ГА Ярославской обл., г. Рыбинск, ф. 103, 50 ед. хр., 1627- 1835.Ярославов Иван Михайлович, боярин, значится в боярских списках Мологского уезда и Ярославля в начале XVIII с тремя братьями. Ярославов Иван Михайлович, боярин, помещик; Ярославов Тихон боярин, помещик; Ярославов Гаврила Александрович - боярин, помещик. Молога - река, левый приток Волги, имеющая начало вБежецком уезде Тверской губернии.

Эти данные приводились мною в статье: «Катакомбная Русь»: крупные феодалы, вотчинники и землевладельцы Ярославовы, XV-XX век».

Позже, по мере переселения староверов и старообрядцеев на Восток, река Реже появилась и в нынешней Свердловской области. На этой реке Реже одновременно и деревня Ярославское, первое упоминание о которой относится к 1624 году.

Деревни и села с таким названием Ярославское и Ярославка сопровождали передвижение рода Ярославовых. Село Ярославка есть около Бирска и в Тамбове. К примеру, «село Верхняя Ярославка впервые упоминается в документах ревизской сказки 1782 года под названием «Новопоселенная деревня Ярославка, что на речке Ярославка, помещика Андрея Васильевича Сухарева…». Причем в этой тамбовской Ярославке есть ещё и католики, что следует из статьи: «Римско-католический приход воздвижения Святого Креста в Ярославле».

Поэтому в Свердловской области я искала одновременно следы Сарапула,с которым торговали предки моей ветки бирских Ярославовых. И нашла их - « в лице» селения Сарапулка.

«18 километров от Берёзовского - поселок Сарапулка. Первый поселенец Кузька Сарапулов. На въезде в посёлок стэлла. Здесь необычная надпись. Вроде бы, на русском, но выглядит как ребус… Свои церкви раскольники обустраивали в избах. А дома издревле ставили возле воды. Ботановкий родник дал начало поселку. Известно, что ближние края - город Березовский, деревня Становая - богаты золотом. В Сарапулке золота не нашли. Настоящим богатством этих мест стали родники. Их здесь так много, чуть ли не в каждом дворе. Вода не просто чистая - живая, говорят сарапульцы. Из-за повышенного содержания драгоценных металлов в почве, вода обогащена серебром. Подолгу хранит свежесть… Раньше Сарапулка пол- России маслом обеспечивала. Делали масло конопляное, льняное, подсолнечное… («Сарапулка»).

В конце XVIII в. в ней велась крупная огранка камней. Красные шерлы составили всемирную славу месторождению около Сарапулки («Копи Сарапулки»)

Вот это упоминание о Золоте напомнило мне Д.П.Соломирского с его горными приисками, да и горную специальность моего отца.

Примерно та же картина и на реке Реже близ Арамашевского острога и Алапаевска, куда меня привела Ярославско-Моложская история.

На этой реке Реж есть Храм на Скале. А на нем Арамашевский острог, история которого связанна опять же с Казанской иконой Божией матери

«…Шайтан-камень, находится через реку напротив села Арамашево. Представляет собой большую скалу, около нее, по преданию, обитали таинственные привидения. По ночам блуждали огоньки и во время дуновения ветра раздавались странные звуки, пугающие людей. Так и прозвали скалу - Чертов или Шайтан камень.

По устным рассказам жителей села и данным Арамашевского музея, в районе села существует пещера, которая состояла из трех ходов, по крайней мере два из них протянулись на несколько километров. Один имел выход в прибрежной скале Шайтан (в середине XX века был взорван и завален).

Пещеру эту еще в XVII веке прозвали пещерой Спасения.

Дело в том, что в Арамашевском остроге, в Казанской церкви, был пробит колодец, соединивший помещения храма с пещерным коридором. В случае серьезной опасности со стороны кочевников местные казаки и крестьяне уходили через колодец и пещеру в далекие заречные леса.

Вход в пещеру был надежно замаскирован в помещении храма.

На Церковном камне возник оплот русской колонизации на Режевской земле - Арамашевская слобода с крепостью-острогом.

На скале был срублен православный храм-Казанская церковь. Церковь основана в 1631 г. В 1800 году вместо деревянной была возведена каменная пятикупольная церковь в честь Казанской иконы Божьей матери» («Ярославичи и Арслановичи, как ключ к пониманию тайны Казанской Богоматери и истории Рязанских князей «Московского княжеского Дома»).

Здесь же, на реке Реже были ещё два уникальных камня.

Первый - Мамин камень.

«У села, выше по течению реки, на левом берегу Режа, возвышается скала, на которой, по преданию, во время своего похода и остановки в Арамашево в 1878 году, любил подолгу сидеть и заниматься творчеством уральский писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк. Позднее местные жители прозвали безымянный камень в честь своего известного земляка».

Интересно, что после этих сидений на Мамином камне, судьба привела писателя Мамина-Сибиряка все на ту же улицу Малая Димитровка в Москве или старый Димитровский тракт, с его домом номер 12, про который Елена Холмогорова -автор статьи «Чехова 12» пишет:

«Для большинства людей, знающих и любящих историю Москвы, дом на улице Чехова, о котором идет речь, прежде всего - дом Михаила Федоровича Орлова, декабриста, друга А. С. Пушкина»

Следующий камень называется Шуриков. История его такова:

«Жил когда-то в Арамашевской слободе свой знаменитый юродивый, обладавший даром проницания. Звали его ласково Шуриком. Любили односельчане юродивого за доброту и кротость. Жалели его. Частенько сидел он на берегу у причудливого камня, устремив вдаль свой взор, и предсказывал, каким будет год, сытым или голодным, что ожидает село. Предвидел наперед судьбы людей и никогда не ошибался. Так и умер возле этого камня.

С тех пор скалу называют Шуриков камень.» («Режевские сокровища». автора А. Рычкова).

В свою очередь, эта легенда о Шуриковом камне напоминает мне о монахине Горицкого монастыря - Асенефе - дочери Александры Ярославовой - Клементьевой. Она любила сидеть на камне со стопой Кирилла Белозерского, на горе Маура, и обладала даром прозорливости («Наталья Ярославова: мое путешествие в Северную Фиваиду Белоозера, Ч.2»).

В связи с историей этих необычных камней на реке Реже, обращу внимание также на статью: «Некоторые аспекты изучения культа камня на территории ЯРОСЛАВСКОГО, ИВАНОВСКОГО И КОСТРОМСКОГО ПОВОЛЖЬЯ»

В ней обращается внимание на устойчивую динамику к снижению числа таких камней «при движении от Балтийского моря к Востоку европейской части континента… В Эстонии к концу 80-х гг. 20 в. насчитывалось около 1100 культовых камней. В республике Беларусь на момент 1998 г. известно было более 300 культовых валунов. В настоящее время там описано уже более 500 объектов. В Северо - Западном регионе России на территории Ленинградской, Псковской, Новгородской областей взяты на учет не менее 250 объектов. Большое количество к.к. известно на территории современной Тверской области. На этом фоне весьма неоднозначным является вопрос о распространенности к.к. на территории Верхней Волги в Костромской, Ярославской и Ивановской области

Камни-следовики в Ивановской области известны в селах, расположенных по берегу р. Волги. Доподлинно известно, что 1970 г., камень с отпечатком «Божьей ножки» находился в с. Новописцово… Еще один следовик находится в с. СовитовоВичугского района. В народе камень известен как левая «Ножка Божьей матери… Известны предания о камне с изображением всадника на Колягином болоте в Ильинском районе.

В Ярославской области традиция почитания камней распространена очень широко… На сегодняшний день имеются сведения почти о 60 (!) валунах, которые когда- либо находились, либо находятся до сих пор в этом крае… На фоне большого количества подобных памятников здесь практически

не встречаются камни с изображением отпечатков следов человека.

По свидетельствам жителей, ныне затопленной Мологи, в Волге у д. Трезубово находился священный камень белого цвета. При малой воде он выступал над поверхностью на 50 сантиметров и достигал в диаметре трёх метров. На его каменной тверди отчётливо проступали какие-то знаки, узоры, насечки, выдолбленные явно человеческой рукой «…а под водой, на дне, от этой глыбы в разные стороны расходились глубокие, в один метр, канавки - лучи…». Этот валун потерян для науки, но его описание позволяет проводить параллели с некоторыми древними тверскими камням.

Еще одну аналогию можно проводить с достаточно сложным сооружением, сопутствующим камню-следовику «Елесина Богородица» в окрестностях озера Ильмень, например - ров и кольцевая обкладка около камня. Некоторые камни в окрестностях г. Мышкина по описанию, очень напоминают фаллические камни, аналоги которых можно встретить в других регионах. В частности в г. Плесе Ивановской области. Говоря о легендарной каменной (или Синей) бабе Берендеева болота…

Имеются сведения о значительном распространении топонимических названий «Синие камни» на территории, расположенной севернее Костромы. В Нерехтском районе у с. Бортниково на р. Солонице в местности расположенной за т.н. Егорьевской горой находятся два культовых валуна. Один является типичным следовиком и несет на себе изображение стопы человека, а на другом имеется выдолбленное изображение креста правильной «геометрической» формы…»

Ситуация понятна, с учетом того, как каменные кресты выходят сейчас на поверхность в Белоруссии, а фаллические камни являются символом Гермеса или бога Яра, т.е. бога плодородия.

В статье «В Турове из земли растет каменный крест» повествуется одна из подобных редких историй:

«…По сути дела это «сын» больших туровских крестов, возраст которых до 1000 лет. Внешне один и тот же материал. Существует предание, что кресты приплыли в Туров из Киева по Днепру и Припяти против течения сразу же после крещения Руси. Когда люди увидели их и вынесли на берег, вода в реке стала цвета крови. Сколько их было, точно не знает никто. Сегодня два креста двухметровой высоты находятся в Туровской церкви Всех Святых (в народе их называют «отец» и «мать»), еще один - в церкви соседней деревни Погост. А тот крест, что растет из земли «сыном» величают…»

Опять же волею случая, подобная же история с приплывшим каменным крестом, произошла и в Бохтюжском имении Федосьи Степановны Ярославовой.

В статье «Тайна Табакерки раскрыта: фамилия «её Высокородия» Ф.С.Ярославовой - Брянчанинова!» я приводила даже фотографию этого креста из храма Николая Чудотворца, приплывшего из Прилук в Кубену.

Нельзя в этой связи не вспомнить, конечно и про «Честной Животворящий Крест Господень в храме Иоанна Златоустого села Годеново («Годеновский крест»)

Вот такая геологическая история получается рядом с историей рода Ярославовых (!): валуны, камни, минералы, церкви, вырубленные на скалах и в пещерах…

Вспомнила высказывание одного комсомольца из Петербурга о том, что Библия - это геология.

Их ещё в союзные времена допускали в Библиотеки к архивам и текстам древних Библии, и они были знакомы с ними. Не могу сказать, что он такой уж знаток, но какими-то «готовыми формулами» их снабдили.

Вот этот «геологический аспект», связанный с историей моего рода, мне нужен чтобы воссоединить несколько сюжетов и получить ответы на некоторые вопросы.

Например: Почему именно человек, по фамилии Морозов, купил костромскую усадьбу «Нероново»Черевиных- Ярославовых… («К 130-летию ФСО родовое имение первого руководителя охраны императора - легендарное Нероново продали за 594 тыс. руб. для «реабилитации наркоманов»)

Зачем она ему? У Морозовых были свои усадьбы и имения

Ещё вопрос: Почему именно человек с фамилией Морозов… руководит проектом «Симеонова тропа», которая проходит по многим из тех мест, которые интересны мне в связи с историей моего рода. Речь идет об О.В. Морозове - Исполнительном директоре Уральского православного патриотического общества им. Святителя Николая Чудотворца.

Михаил Сабуров делал вклад селом Яковлевским (Якольским) в Ипатьевский монастырь… («Ипатьевский монастырь Сабуровых и Годуновых»)

Игнатий Брянчанинов приглашал к себе Яковлева в Сергиеву пустынь. Известно письмо П. П. Яковлева к А. С. Брянчанинову, отцу святителя Игнатия. А также Николая Семеновича Брянчанинова, племянника святителя Игнатия - к П. П. Яковлеву.

Гелиан Прохоров писал труд о ПаисииЯрославове: «Сказание ПаисияЯрославова о Спасо-Каменном монастыре»,

Печенкины и Ярославовы были связаны археологическими раскопками, фигурой В.В.Мартинсона, театрами и финансами («Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство»).

Я бы много могла добавить к этому списку, но в принципе, понятно, что связь фамилий всех этих староверов- миллионеров есть.

Все они, так или иначе, имели отношение к горному и рудному делу.

Например, в 1773 годуСавва Яковлевич Яковлев построил в верховье реки Реж чугуноплавительный и железоделательный завод. В конце XVIII века он стал «крупнейшим российским предпринимателем, а Режевской завод его крупнейшим детищем… Своего расцвета производство на заводе достигло при внуке Саввы, Алексее Яковлеве (1804-1849 годы). В это время качество режевского кровельного железа считалось эталонным, о чем писали в 1835 году в журнале «Горное дело», а в 1824 году во время пребывания в Екатеринбурге им восхитился сам император Александр I.

Причем по территории этого самого Ржевского района, освоенного Яковлевым, с севера на юг проходит уникальная «самоцветная полоса Урала», с которой, по словам академика Ферсмана, началась минералогическая история России.

«Среди режевскихзаводоуправителей самым известным был Тит Зотов, которого писатель Мамин-Сибиряк назвал одним из первых королей русского золота» (Википедия)

Среди достопримечательностей Режа обращает на себя внимание храм ИоаннаПредтечи, «Минералогический музей «Самоцветная полоса Урала»,Орловская гора, а также герб с барсом (рысью).

«…В гербах, имеющих отношение к странам Востока, можно увидеть барса (не случайно крылатый барс украшает герб Татарстана). В русской геральдике он отождествляется только с рысью, хотя и сохраняет самостоятельное значение. Символизирует отвагу. свирепость, готовность сразиться с любым противником даже в одиночку. Пятнистая красавица рысь присутствует на гербах городов Гомель и Режь, Свердловской области» («Кошки к геральдике»)

Интересный факт, имеющий отношение к этой Невьянско-религиозно-колокольной истории приводился мною и в статье:

«Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»:

«Среди членов «Тверского православного братства святого благоверного князя Михаила Ярославича «упоминается также Аристарх Павлович Световидов - протоиерей храма Николая Чудотворца в Калязине близ Твери. Храм имел уникальную звонницу. Яблоко и четырёхконечный крест вызолочены «чрез огонь». Древнейший его колокол был «вылит при державе Ея Императорского Величества Анны Иоанновны Самодержицы Всероссийской в Сибири на Невьянских железных Господина Дворянина Акинфия Демидова заводах 1738 года весу 51 пуд 11 фунтов. Лил мастер Яков Гаряев» /8/. Обратила внимание на связь с Невьянском этого Калязинского Никольского храма, поскольку первую информацию о Братстве Михаила Ярославiва узнала, работая с материалами о духовном центре старообрядцев в Невьянске. В ряду замечательных личностей служивших в Николаевском соборе называют: священников Ивана Тимофеевича, Дмитрия Алексеевича и Василия Алексеевича Верещагиных; Ивана Флоренского и его сына Дмитрия Ивановича Флоренского»

Т.е. вот такие сюжеты, ассоциируются у меня с городом, в котором мой отец провел свою юность.

И если теперь вспомнить рассказы отца о форме Горного институтаи её символику с «положенными накрест молотом и киркой», то неизбежно приходишь к выводу о том, что «Горные инженеры», не кто иные, как «Великие каменщики»…

Ведь на гербе Свердловского Горного института стоит девиз «О горнем помышляйте»

А в описании герба эта фраза расшифрована: «Текст девиза заимствован из библейского послания Св. апостола Павла: «Ищите горнего, … о горнем помышляйте, а не о земном» (Колоссянам, 3:1,2)»

Не менее знаковыми являются и следующие «Сведения об этом гербе»

«…Геральдическое описание герба Университета гласит: «В черном щите - золотая вогнутая остриём и ограниченная зубцами в виде беличьих шкурок глава, под которой -

российская императорская корона естественного вида с лазоревыми лентами над двумя и серебряными положенными накрест молотом и киркой; концы ленты обвивают рукояти.

Окрашенная чёрным площадь щита, ограниченная вверху золотой главой стилизованно воспроизводит гору, усаженную стилизованными же елями (как символ именно Уральских гор).

Чёрный и золото - профессиональные (отраслевые) цвета: Такова была расцветка петлиц и мундиров инженеров Горного ведомства в предреволюционную эпоху; этих же цветов был и прибор (арматюры, какарды и проч.)

Как геральдические символы Урала чёрные и золотые зубцы использованы в современном гербе Екатеринбурга (на ошейниках щитодержателей), а также в большинстве городских и районных гербов Свердловской области.

Скрещенные молот и кирка - эмблема Горного ведомства; именно в таком виде (серебро на чёрном) она воспроизводилась на ведомственных мундирах на момент учреждения Горного института.

Императорская корона естественного вида(жемчужная с красным камнем под крестом и пурпурными «шапкой» и подбоем) с выходящими из неё двумя инфулами (лазоревыми лентами ордена Андрея Первозванного) - помещена в указание на императорское покровительство,предоставленное институту Императором Николаем II вместе с правом использовать Высочайшее Имя в наименовании института.

Молот и кирка под короной с инфулами составляют главную гербовую эмблему Университета; в этом качестве эмблема может употребляться самостоятельно (вне щита и без девиза).

Текст девиза заимствован из библейского послания Св. апостола Павла: «Ищите горнего, … о горнем помышляйте, а не о земном» (Колоссянам, 3:1,2)

Библия вообще является наиболее популярным (обычным для геральдики) источником девизов. В гербе Университета источник выбора девиза призван напоминать о том, что основатель Горного института Император Николай II канонизирован Русской Православной Церковью и в ранге Святого является Небесным Покровителем Университета; в свою очередь, Св. апостол Павел - небесный покровитель Санкт -Петербурга, откуда некогда воспоследовало Высочайшее решение об учреждении ВУЗа.

Наконец, слово ГОРНЕЕ, созвучное с названием института, делает и девиз, и герб в целом гласными, герольдически «говорящими»(«Намекающими» на имя владельца герба).»

Таким образом !

«Владельцем» этого герба Свердловского Горного института является ГОРНИЙ мир !

На гербе института есть явное указание на Царскую корону и Орден Андрея Первозванного.

Небесный покровитель Санкт-Петербурга - апостол Павел является одновременно небесным покровителем Свердловского Горного института.

Ещё одним небесным покровителем Свердловского Горного института является его основатель - император Николай II, канонизированный в ранге Святого.

До революции 1917 года в Екатеринбургском высшем горном училище,. была учреждена именная стипендия Д.П.Соломирского. При этом предок Д.П.Соломирского считается потомком незаконно рожденного сына Великого Магистра Павла I от его фаворитки Колтовской. Одна из цариц Колтовских, как известно, была пострижена в монахини Горицкого монастыря опальных цариц, куда ушла и прародительница будущей жены Д.П.Соломирского - Александра Ярославова - Клементьева («Почему Ярославовых при Павле I защищал Мальтийский крест (Орден св. Иоанна Иерусалимского)?»).

Идея создания Горных институтов в России принадлежит башкирскому рудопромышленнику Исмаилу Тасимову.

Уж больно не хотелось башкирам подчиняться дуракам

В 1771 году Исмаил Тасимов обратился в Берг-Коллегию с инициативой об учреждении Горного училища: «…чтоб начальники заводов или надзиратели их трудов и промысла были знающие люди, ибо они часто спрашиваться должны, и от умного и сведущего охотее слушать наставления, нежели от глупого невежи, то просить, чтоб завести офицерскую школу, как здесь кадетские корпусы и академии…».

В результате Указом императрицы Екатерины II21 октября (3 ноября) 1773 годабыло создано первое в России и второе в мире высшее горно-техническое учебное заведение, основанное - Санкт-Петербургский государственный горный университет.

Свердловский Горный институт входит именно в эту единую систему горно-технического образования, действующего под патронатом «Ордена Андрея Первозванного» и покровительством апостола Павла…

Теперь понятно, почему карьера Владимира Путина пошла резко вверх после того, как он защитил диссертацию при Санкт-Петербургском государственном горном университете. И его научным руководителем был В.С.Литвиненко.

Известным выпускником Свердловского горного института является Россель Эдуард - бывший губернатор Свердловской области.

Другом моего отца был Иван Нестеров, также закончивший этот Свердловский горный институт («Иван НЕСТЕРОВ: Россию нельзя задушить. Ее новый расцвет с новыми здравыми руководителями неизбежен»)

С учетом сказанного мне теперь ясно, почему именно против копии моего диплома Горного инженера в сентябре этого, 2011 года началась хакерская атака. При кликании мышкой на иконку диплома, для того, чтобы посмотреть его в комфортном масштабе, появляется копия не моего Красного диплома горного инженера, а копия синего диплома некого Севрюгина (скриншот страницы прилагаю). При этом нет атаки на аттестат золотой медали и нет атаки на кандидатский диплом.

Отсюда произрастет и ещё один вопрос: Почему президентом страны стал строитель Б.Ельцин, а не «горный каменщик» из Свердловского Горного института?

В целом, обдумывая все это покровительство, надо сказать, что апостол Павел немало влиял на мою судьбу.

Моя свадьба была в институте Ивана Нестерова (см. фотографию в форме Горного института). Он как, друг моего отца, предоставил для свадебного торжества залы института ЗапСибНИГНИ, который возглавлял. Это был 1981 год, и ресторанов не было достойных. У меня даже есть фотография в свадебном платье рядом с огромным камнем этого института ЗапСибНИГНИ. На ней я одна, «в паре» с Камнем, в мой рост, и самая счастливая. А свадьба в этом ЗапСибНИГНИ была с Павлом, родившимся в день архангела Михаила… Это к вопросу об апостоле Павле…

Трудно разобраться было в своих студенческих симпатиях. С одной стороны Андрей, который родился в день успения Богородицы, с другой стороны Павел, который родился в день архангела Михаила.

Симпатии отца были на стороне Андрея и Михаила Аржанова. Ему нравились наследственные горные инженеры. Волею какого-то невероятного случая. Андрей Атепаев оказался в Тюмени в день смерти моего отца (Утоли мои печали, Натали: «паломничество по собственной жизни» (Ч.4))

Обдумывая с годами всю эту историю, я поняла одно. В отношениях с мужчинами надо двигаться вверх по лестнице небесной иерархии, в контексте святых их дня рождения.

Хотя до сих пор у меня есть вопрос: Почему отец уделял этому такое большое значение… И даже во сне запретил мне выходить замуж, если не наступят времена и не появятся знаки.

Мистически. Но в этой истории, небесным покровителем которой является Апостол Павел, много мистики…

Теперь мне ясно: Почему отец в завещании приказал мне переезжать в Санкт-Петербург.

Я исполнила завещание. Я живу не только в городе Петра. Я живу недалеко от Собора Петра и Павла…

Вот такие, как уже сказано, необычные сюжеты

И я решила представить их в день памяти моего отца Бориса Ярославова, чтобы они начали расти, как те самые культовые камни и кресты…

Причем, когда я писала эту статью, то все время вспоминала о березах, рядом с которыми и родился мой отец близ места явления Николы на березе и рядом с которыми он похоронен. Подобные этому березовые рощи известны около Ипатьевского монастыря.

Надо сказать, что у отца много стихотворений было посвящено именно березе и рябине…

Поэтому одним из них я и завершу это воспоминание …

Это была его песня о родине… И он её пел… («Песни нашей молодости Свердловский горный институт»)

Не смотри с удивлением…

У реки деревенька
Среди белых берез,
Здесь когда-то давненько
Я любил их до слез

Пел про зори весенние,
Про луга, да про рожь
На Сергея Есенина
Был немного похож

Не смотри с удивлением -
Не моя здесь вина
Что легла белым инеем
На висках седина.

Как приеду на родину
В каждом новом году,
Утопая в сугробинах
Я пол лесу иду.

И стою завороженный
У развилки дорог,
Как снежком припорошенный
Поздней осенью стог

Что же с Вами, берёзоньки?
Все в морщинках стволы,
Вместе с вами, любимые,
Повзрослели и мы…

1972 год…

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС