Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Поправки в законы: Экстренно!

© Наталья Чистякова-Ярославова
ноябрь 2006 года

Первый закон, в который экстренно необходимо внести поправки — это закон «О Конституционном Суде РФ», т.к. он не содержит ответственности за неисполнение норм этого закона, в результате чего, неконституционные положения могут годами не исключаться из текстов нормативно-правовых актов, даже при наличии Постановлений Конституционного Суда РФ (как это показано ниже).

В такой редакции закон «О Конституционном Суде РФ» не гарантирует защиту Конституции РФ, сама Конституция РФ также не содержит в своем тексте достаточных механизмов её защиты.

Помимо этого надо учитывать и практику. Закон « О Конституционном Суде РФ» не предполагает рассмотрение вопросов о неконституционности тех нормативно-правовых актов, которые теоретически не должны затрагивать права граждан. На этом сегодня строится в основе своей нарушение гражданских прав. Внутренние документы монополий, как правило, нарушают права граждан и не соответствуют Конституции РФ, но такая неконституционная практика не является предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ.

Вопросу о том, как несовершенная редакция закона «О Конституционном Суде РФ», де-факто, приводит к расширению практики нарушения гражданских прав и свобод следует посвятить большую аналитику. Однако прежде, чем это делать необходимо привыкнуть к мысли о том, что этот закон надо экстренно редактировать и совершенствовать. После того, как эта мысль овладеет экспертами и политиками, можно писать аналитику. Ниже мною приводятся два блока из обращения к Уполномоченному по правам человека, которые одновременно являют показательный пример того, как закон « О Конституционном Суде РФ» работал « не в полную силу», в ситуации, когда нарушались права вкладчиков.

Из обращения к уполномоченному по правам Человека.

Первое. Устойчивое затруднения судей в определении тех отношений, к которым должны применяться Постановления Конституционного Суда РФ.

В моем процессе в суде первой инстанции судьи дважды самостоятельно меняли дату вступления в силу Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года № 4-П РФ, касающегося включения в договоры банковских вкладов нормы о праве банка менять проценты в одностороннем порядке.

Это происходило несмотря то, что дата вступления в силу Постановления указана как в самом тексте, так и зафиксирована специальной нормой закона «О Конституционном Суде РФ ».

Устойчивая ошибка судей первой инстанции основана том, что

Во-первых, что они затрудняются в своем выборе между тремя датами : датой вступления в силу Постановления Конституционного Суда РФ ; датой вступления в силу (в действие) тех, законов, нормы которых признанны неконституционными: а также датой вступления в действие тех норм Конституции РФ, на основе которых конкретные положения законов признаны неконституционными.

Во-вторых, они заблуждаются, признавая Постановление Конституционного Суда РФ законом и применяя формулу «закон обратной силы не имеет». Таким образом, часто отсутствует понимание (умышленное либо неумышленное) того, что все Постановления Конституционного Суда РФ не являются законами.

Постановления посвящаются нормам законов, вступившим в действие до принятия этих Постановлений, а следовательно всегда адресованы отношениям, возникшим ранее. Если точнее, то адресованы ко всем отношениям, начиная с даты действия той нормы Конституции РФ, которая стала основанием для признания неконституционными конкретных положений закона. К примеру, учитывая то, что часть вторая статьи 29 закона « О банках и банковской деятельности» была признана неконституционной со ссылкой на нормы Конституции РФ в редакции от 1993 года, надо признать, что начиная именно с 1993 года банки не могут менять процентные ставки, путем включения в договоры условия о праве производить односторонние изменения договора банковского вклада. Учитывая же, что нормы Конституции РФ, ставшие основой принятия данного решения Конституционного Суда РФ, существовали и в Конституции, действовавшей также и в 1992 году, надо исходить из того, что Постановление Конституционного Суда РФ распространяется, по сути, и на отношений, возникшие после 1992 года.

Ошибки в судах первой инстанции, касающиеся неверного толкования порядка применения Постановления Конституционного суда РФ, были в моем случае исправлены судебной коллегией Тюменского областного суда. Однако всё это существенно затянуло судебный процесс. Кроме того, в суде первой инстанции мне и моему адвокату демонстрировали сотни дел проигранных вкладчиками. Полагаю, что эти вкладчики поверили в то, что Постановление Конституционного Суда РФ — это закон и он обратной силы не имеет, т.е вкладчики могли быть введены в заблуждение.

Таким образом, необходимо в самом тексте закона «О Конституционном Суде РФ», разъяснить судьям то обстоятельство, что Постановления Суда не являются законом, а также разъяснить порядок применения этих Постановлений, т.е. то, к каким отношениям они адресованы. Если эти уточнения нельзя сделать в самом законе «О Конституционном Суде РФ», то в законе следует прописать обязанность Конституционных судей в своих Постановлениях четко указывать на то, к каким отношениям эти Постановления должны применяться судами.

Необходимо также ввести ответственность судей за самовольное изменение даты вступления в силу Постановления Конституционного суда РФ и иные, самостоятельно вносимые ими изменения в эти Постановления, как это произошло в моем случае.

Второе. Нарушение Правительством РФ закона « О Конституционном Суде РФ» в части статьи 80 «Обязанность государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией Российской Федерации в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации

Из закона «О банках и банковской деятельности» до настоящего времени не исключена норма закона, признанная неконституционной Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года № 4-П РФ. Согласно закона «О Конституционном Суде РФ», Правительство РФ должно было в течение трех месяцев внести соответствующие поправки в Государственную Думу РФ и исключить из закона неконституционную норму. Однако прошло уже почти 6 лет, другие поправки в указанный закон вносились, а неконституционная норма из него, тем не менее, не исключалась.

Причина, прежде всего, в том, что в законе «О Конституционном Суде РФ» нет никакой ответственности Правительства РФ за неисполнение обязанности о внесении в Государственную Думу РФ поправок об исключении неконституционных норм. Отсутствует в данном федеральном конституционном законе и какой-либо механизм мониторинга за тем, исключаются ли из законов неконституционные нормы, или ситуация описанная выше носит массовых характер, т.е. Конституционный Суд РФ работает сам по себе, а неконституционные нормы как были в законах, так и остаются в этих законах.

Поскольку такого мониторинга нет, возможно, правозащитники под патронажем Уполномоченного по правам человека должны взять эту инициативу на себя.

Отсутствие ответственности по всем признакам поощряло и поощряет банковский лоббизм, ориентированный на сохранение этой нормы в законе. Дело в том, что большая часть юристов банков воспринимает все происходящее, как «отмашку» к тому, чтобы и далее включать в договоры нормы о праве банка менять условия вклада в одностороннем порядке.

Если проанализировать и сейчас, уже после кризиса лета 2004 года, любой договор с банком, то в нем обязательно найдется ссылка на информацию, содержание которой вкладчику трудно контролировать, и, наряду с прочим, невозможно зафиксировать редакцию этой информации, существовавшую на дату заключения договора. Таким образом, меняющееся в одностороннем порядке содержание информации, к которой отсылает договор, есть не что иное, как одностороннее изменение этого договора. Такой информацией является информация на стендах банка, на сайтах банка, информация во внутренних инструкциях банка, тарифы банка и т.п.. Кроме этого, в договорах банковского вклада продолжают встречаться и нормы прямо дающие банкам право производить односторонние изменения, в том числе ставок по кредитам.

Согласно предлагаемых сегодня на рынке договоров банковского вклада, банки, как минимум, оставляют за собой право менять тарифы и перечень оплачиваемых услуг в одностороннем порядке. Учитывая, что стратегия банков в настоящее время основана на увеличении доли доходов, получаемых именно от оказания услуг, оплачиваемых по тарифу (зачислить на счет, снять со счета и пр.), а также учитывая то, что имеет место частое и очевидное навязывание банковских услуг по сговору с монополиями (организациями ЖКХ и пр.), надо признать, что такие односторонние изменения существенно нарушают права вкладчиков. В конечном счете, все это в совокупности приводит к росту недоверия вкладчиков к банкам и порождает банковские кризисы.

Таким образом, нарушение закона « О Конституционном Суде РФ», в части обязательного исключения из закона неконституционной нормы, привело к огромным убыткам государства, т.к. летом 2004 года ему пришлось выделять огромные ресурсы для стабилизации банковской системы, а также и к убыткам конкретных граждан-вкладчиков.

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС