Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

«Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.3

    • Преподобные Никола Святоша и Феофан Постник
    • «Святой Благоверный князь Ярослав Святославич Муромский», http://www.icon-art.ru/182/Alfavit.html
      «Святой Благоверный князь Ярослав Святославич Муромский», http://www.icon-art.ru/182/Alfavit.html
    • Святой Михаил Ярославич Тверской, Вологда, собор Софии
    • «Деяния Петра Великого», автор Иван Голиков
    • Нагрудный знак Семеновского полка
    • А.Ф.Тютчева-Аксакова с воспитанником Сергеем Александровичем Романовым
    • Великая княгиня Елизавета в с. Николо-Березовка, 8-11 июля 1910 года
    • Великий князь Сергей Романов и княгиня Елизавета Федоровна
    • Николай Голиков и Евдокия Кузминых - родители А.Н.Ярославовой (Голиковой), Николо-Березовка


©Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна, урожденная Ярославова (22.2.1960).Экс Годунина (23.10.1981-14.4. 1991).Экс Чистякова (14.4.1991 -10.06.2014). Я родилась 22 февраля 1960 года, Нефтекамск, Краснокамского района Башкирской АССР.
На дату публикации статьи моя фамилия была Чистякова по бывшему мужу. Я подписала в 2011 году статью своей девичьей фамилией Ярославова и фамилией Чистякова

© Наталья Ярославова-Чистякова
7-15 апреля 2011 года, Санкт-Петербург

Изучая опись древних раритетов, в составе которых находились «Дневниковые записки» А.Т. Ярославова, я пришла к выводу о том, что когда-то, видимо, Ярославовы существенно помогли знанием либо мудростью созданию Императорской Академии Наук и она ответно, в лице одного из пяти членов Комитета Правления - Н.М.Михайловского, помогла мне, уже в XXI веке. Задачи такой, вероятно, не ставилось (хотя, как знать), но так получилось…

Изучая труды, вместе с которыми в фонде Н.М.Михайловского находились «Дневниковые мои записки» я пришла к такому выводу, что почти все темы, занимавшие меня последние годы: Счастье, Родословие, магнетизм, вольные каменщики, Магдебургское право, Антимакиавелли, Яков Бёме, Псков, Великие Луки, староверы и старообрядцы, ордена, Лебеди, в т.ч. в лице Гвидона, Петр I, представлены источниками, включенными в этот фонд.

А Счастье и истинная Слава считаются наиглавнейшими «масонскими» темами, потому что главная цель масонов - это Высшие человеческие ценности. Хотя не вполне ясно, «масоны» идут по следу этих «Высших ценностей» или они владеют ими.

Также как и не ясно то, почему касательно собственника Дневников в описи фонда Н.М.Михайловского сделана запись: « Ярославов Павлович (?)», тогда как в светских источниках его именуют Алексей Тихонович Ярославов. Императору Павлу I в 1791 году, когда писались эти Дневники, было 37 лет. Великим Магистром он ещё не был. Но масонством уже увлекался. И быть может, это «второе» отчество - Павлович, является указанием на то, что ещё до императорства Павла I, Ярославовы участвовали, каким-то образом, в его Гатчинских или иных проектах. Не владею информацией, когда Павел I начал восстанавливать Спасо-Каменный монастырь, но нельзя исключать, что это было до смерти Екатерины II.

Считаю важным для себя ориентиром тот факт, что «Дневниковые мои записки» А.Т.Ярославова хранились в Чернигове у сына Н.М.Михайловского, в т.ч. в одном фонде с «Житием преподобного Николы Святоши князя Черниговского» и «Повестью о Чудесах благоверной княгини Иулиании (Вяземской)».

Ориентируюсь на это Житие по той причине, что история рода Ярославовых, со всей очевидностью, связана не только с географией Святой Руси, которую Рерих изобразил на одноименной картине, с её «краеугольным камнем» Николаем Можайским, но и с православной церковью. Тем более, и день памяти Николы Святоши Черниговского - 27 октября совпадет с Днем рождения моего отца - Бориса Романовича Ярославова. А на древнем гербе Чернигова изображен Архангел Михаил, «архангельская линия» которого, как раз, и объединяет: Ярославовых-Оболенских Черниговского княжеского дома, город Архангельск - родину Михаила Ломоносова, Архангельское (Сокол) - центр Бохтюжского княжества, принадлежавшее в XVIII веке Ф.С.Ярославовой, усадьбу Голицыных «Архангельское», Михайловский замок и город Ломоносов, бывший Ораниенбаум.

Никола Святоша Черниговский - это князь Святослав Давидович, внук князя Святослава Ярославича, основавший великую Печерскую церковь в Киевской лавре (в крещении Панкратий). Он был Луцким князем и Черниговским вотчинником. И он же, первый из великих князей Дома Ярослава Мудрого, решил «оставить славу и богатство, честь и власть княжения своего земного ради вечного Царствия Небесного».

В связи с упоминаем Луцка, обращу внимание, что в фондах Н.М. Михайловского звучит ВеликоЛуцская тема. В частности, в фондах хранится Рукопись «Курский купец Иван Голиков 1757», которая принадлежала митрополиту Новгородскому и Великолуцкому Сеченову (г.Великолуцк у., Пскова). Князей Псковских в XIII веке называли князь Псковский (Великолуцкий). Такой титул имел Владимир Мстиславович, который сначала, в 1208 году занял торопецкий стол, а с лета 1209 года получил в управление и защиту также Великие Луки, являющиеся лично для меня неким сакральным символом, так как на гербе города, по сути, стоит дата моего рождения 222. И этот город Великие Луки объединил когда-то давно роды Ярославовых и Аксаковых, ушедшие на мою родину в с. Николо-Березовку Уфимской губернии. («Тайное «Общество Невидимых» и единый Славянский корень: Иван Ярославов и два олигарха Михаила»).

Сестра моего отца Ида Романовна Ярославова, имя в крещении которой напоминает мне «Нить Ариандны», в последнем разговоре со мной высказала мысль, что я недооцениваю род Голиковых, к которому принадлежит моя бабушка Александра Николаевна Ярославова, урожденная Голикова («Гайдар, Голиковы и Проклятье»). Но я очень высоко оцениванию труд Ивана Голикова «Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам, 1788-1789». («Се Бог твой, о Россия… ПЕТР ПЕРВЫЙ: «родственник Христа», Воин Света или Миссия?»).

С этими «Деяниями Петра Великого» Ивана Голикова, а также 18 томами «Дополнений к Деяниям Петра Великого», Александр Сергеевич Пушкин ознакомился еще в 1825 г., когда внимательно читал их в Михайловском - усадьбе, обустроенной дедом Пушкина - Осипом Абрамовичем Ганнибалом в 1780-е годы, с её еловой аллеей и часовней Михаила Архангела. Михайловское, при этом, бывшая часть владений царской семьи - Михайловская губа, пожалованная деду А.С.Пушкина дочерью Петра I - Елизаветой. Название происходит от находившегося на расположенной поблизости Савкиной Горке «Михайловского монастыря с Городища».

И в этом смысле, Пушкинское Михайловское - это тоже Архангельское, той «Архангельской линии», которая связана с древним гербом Черниговского княжества. Тем более, находится оно недалеко от Пскова, близ псковского Святогорского монастыря на Святых горах.

Дополню эту важную информацию тем, что в фондах Н.М.Михайловского хранится ещё архив «Петр Якубовский Священник лейб гвардии Семеновского полка. Симеон Солунский Амвросий арихепископ Величковский и Великих Лук». Считаю её значимой, поскольку большинство дворян Ярославовых в XVIII веке служили в Семеновском полку. Этот лейб-гвардии Семёновский полк был сформирован в 1691 г. в подмосковном селе Семёновском Петром I, под названием потешных Семёновцев; а с 1700 г. - лейб-гвардии Семёновским. Т.е. это полк верных друзей юности Петра I и их потомков, которые сохраняли в себе Черниговское и Великолуцкое благородство.

Вероятно, это «Архангельское влияние» и Великолуцкое влияние, а также принадлежность к роду Святославичей, и определили судьбу князя Луцкого Святослава Давидовича, ставшего Николой Святошей Черниговским.

Монашество с именем Николая (Николы) князь Святослав Давидович принял в основанном им же Печерский монастыре. Из его предков по материнской линии, до него, подобный подвиг совершал только Михаил Малеин, основатель Афонских монастырей. Важно в этой истории ещё и то, что дочь князя Святослава Давыдовича вышла замуж за св. Всеволода Псковского князя. И именно в Пскове, позже был основан Псково-Печерский монастырь, как отрасль Печерской церкви Киевской Лавры.

Спустя почти три столетия, в Пскове XV века, наместником и Принцем Псковским был князь Ярослав Васильевич Оболенский - родоначальник князей Ярославовых, освещавший в 1473 году церковь Успения в Псково-Печерской обители и построивший «Ярославов мост» к Крыпецкому монастырю («Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых»).

Именно поэтому, 1473 год - второй год правления князя Ярослава Васильевича Оболенского, считается исторической датой основания Псково- Печерского монастыря. И здесь же, в Пскове, в конце 1472 года, князь Ярослав Оболенский дал «благословение на власть» от Черниговского княжеского дома будущей царице Софье и жене царя Ивана III. Могу с полной уверенностью сказать: Софья въезжала на Русь через Псков, по сути - отрасль древнего Черниговского княжества, по совету Константинополя, который отличал ветку князей Ольговичей, имеющих исток по женской линии от Феофано Музалон с острова Родос - архонтиссы Росии, от ветки Мономаховией («Сказания о роли браков в династической геополитике и солнечный брак на острове Родос Яр-тура Кагана и Архонта Олега).

Надо перепроверить эту гипотезу, но у меня есть впечатление, что не было никогда устойчивой власти у Мономаховией без благословения Ольговичей.

Иван Грозный не получил благословение от Черниговского княжеского дома, поэтому мать Елена Глинская, с её литовско-мамаевскими корнями, и возила его постоянно к Николе Можайскому в Можайский удел Смоленского княжества, куда переселялись и Черниговские роды. Видимо, знала сакральное отличие Можайского храма от всех иных, от своих литовских предков. Я много писала о Николе Можайском в серии из четырех статей о Петре I от начала 2009 года, но добавлю ещё одно, касающееся Смоленской Божией Матери Одигитрии.

«Да у Николы ж Чудотворца пелена камка зелена, а на пелене Деисус с новыми чудотворцы «серебряны двадцать два образа…»

… а по левой стороне царских дверей:

  • образ Спаса Вседержитель обложен Серебром
  • образ Пречистыя Богородице Одегетрие, обложен серебро…
  • образ Николы Чудотворца поясной, обложен серебром басмы.
  • образ Шестодневец на золото…».

Это данные книги «Материлы по истории Можайска» В.Куковенко (2006 г.)

Самих Ольговичей тоже называют мятежными, но солнечную пассионарность, дающую импульс развития стране, надо отличать от жестокости варвара разрушителя.

Потому в случае «мятежей» Ольговичей, «разводящими» между ними выступали самые мудрые и святые Черниговского княжеского дома.

36 лет провел Никола Святоша Черниговский в Печерском монастыре и лишь, в конце жизни, выступил как общественный деятель, когда по просьбе князя Всеволода Ольговича примирил Черниговских князей с их братьями.

Дело в том, что в 1127 году Всеволод Ольгович изгнал из Чернигова своего родного дядю Ярослава Святославича Черниговского, после чего тот удалился в Муром на место Всеволода Давыдовича Черниговского - брата Николы Святоши, где и умер в 1129 году.

Поскольку имя Ярослав даже князья случайно не получали, обращу внимание на то, что матерью князя Ярослава Святославича была Ода - дочь маркграфа Луитпольда Бабенберга. При этом Бабенберги (нем. Babenberger) - это первая княжеская династия в Австрии (976-1246). Они происходили из города Бамберг во Франконии (север современной Баварии) и были также герцогами Швабии (1012-1038), Баварии (1139-1156) и Штирии (1192-1246). Воспитывался Ярослав Святославич (Константин) в землях своей матери. Натуры, как я понимаю, он был благородной и лебединой, а потому и умер от родственного предательства.

Святой Ярослав Муромский - это ещё один Святой Черниговского княжеского дома. На месте убийства его сына Михаила в Муроме князь Ярослав построил церковь Бориса и Глеба. Когда же язычники хотели убить самого князя он вышел к ним с иконой Богоматери, после чего многие муромцы сами перешли в христианство.

Как видим, Святой Ярослав Муромский понимал «Бориса и Глеба» не только как символ братского предательства, но и как символ гибели от варваров. Ведь варвар - это, по сути, и есть тот, кто идет убивать родную кровь или стравливает кровных родственников, подвигая их к взаимному уничтожению.

Когда я писала статью «Ярославны - Ярославовы и Романовны - Романовы», где много внимания уделила Борисо-Глебским монастырям, то обратила внимание на то, что чаще всего Борисо-Глебские монастыри находятся в тех уделах, где селили выходцев из орды ради их христианизации, и которые были своего рода пограничным рубежом с ордой.

Повторю цитату из этой своей статьи:

«Борисоглебский монастырь, недалеко от ростовского, находился в Муроме. Его история описана в статье «Муромский Борисоглебский монастырь» (Чернышева В.Я.). Этот Муромский монастырь древнее Троице Сергиевской Лавры. Основание Борисоглебского монастыря связывают с именем князя Глеба. Известно, что он владел Муромом с 988 по 1015 год. Первое упоминание о монастыре относится к 1228 году. «Так, во Владимирском летописце под 1346 г. читаем: «Того же лета (6854 г. т.е. 1346 г. - В.Ч.) преставися князь Василей Ярославич муромский, в черньцех и в скиме, положен бысть в Муроме, в церкви святую мученику Бориса и Глеба». Никоновская летопись уточняет: «…в монастыре на Ушине»

Я упоминаю сейчас этот монастырь по той причине, что в детстве во время путешествий на поезде всегда особо реагировала на станцию - город Муром. Мне хотелось выйти из поезда и идти познавать этот сказочный город. Вторая причина в том, что в этом городе правили Ярославичи и Муром является родовой вотчиной линии Святославичей Ярослава Мудрого, к которым относятся князья Оболенские. Василий Косой Оболенский (отец родоначальника князей Ярославовых), я полагаю, наместником в Муроме был не случайно (также как и в Можайске). А в первую очередь, по той причине, что это, одновременно, и дедина князей Оболенских, князей Черниговского княжеского дома.

Строительство Борисоглебских монастырей в те древние времена было глубоко обдуманным. И сами монастыри - напоминание об ужасе братоубийства, которое не должно было повториться, и искупление вины перед святыми Борисом и Глебом

Обратила внимание, в связи с этими раздумьями, на то, что Романовы не только «объезжали» эти монастыри, они их даже закрывали их…». («Царь должен быть один! Бороться! Бороться или не бороться?» В.Путин толкует историю Святых Бориса и Глеба»).

После Мурома такие монастыри появились в Ростове близ Ярославля, также как и Борисоглебский уезд. Дворяне и бояре Ярославовы имели вотчины именно в этом уезде.

Обращаю на это внимание, наверное, ещё и потому, что моего отца звали Борис. А его, по сути, затравили в Тюменской области - бывшей Ногайской орде, ответив черной неблагодарностью. («Секвестр начинается с нефтеотдачи»).

Прибыли же они с другом в Тюмень, по совпадению, как «Борис и Глеб», вслед за «Николой» - студенческим другом отца Николаем Шешуковым. Вместе с моим отцом Борисом Романовичем Ярославовым, туда из с. Николо-Березовка и города Нефтекамска переехал и Глеб Афанасьевич Алексеев. При этом у Ярославовых было два «ответвления Алексеевых». От боярина Ярославова и от дочери Анны Михайловны Ярославовой - Зузиной по имени Настасья, ставшей в браке надворной советницей Настасьей Александровной Алексеевой («Потомки святых Михаила Черниговского и Федора: Ярославовы и Зузины в масонском Ярославле 18 века»).

Продолжу историю Николы Святоши Черниговского…

Спустя 12 лет после смерти изгнанного из Чернигова князя Ярослава Святославича (Константина), отобравший у него силой трон, - князь Всеволод Ольгович стал князем Киевским. Оценивая период его правления, историки написали о нем так: «Достигнув киевского престола, Всеволод хотел устройства и тишины: исполнял свои слова, любил справедливость и повелевал с твердостью. Это был лучший из князей мятежного рода черниговских Ольговичей» («Всеволод Черниговский»).

Касательно этого определения: «Мятежные Черниговские Ольговичи», можно сказать ещё и так: ярые Черниговские солнечные Ольговичи». Однако когда они взрослели и преодолевали период мятежности, то становились очень мудрыми правителями. При этом замечу, что мало кому из Черниговских удавалось занять трон сразу после перехода: «от Мятежности - к Мудрости». Или они с юных лет заявлялись, как воеводы и дипломаты, к примеру, князья Оболенские. Или становились Святыми, как Никола Святоша Черниговский. В ином случае, занимали очень высокие позиции в русской православной церкви, как Паисий (Ярославов). Уже сама его позиция духовника Ивана III и крестника Василия III, указывает на то, что он на 99 % относится к Черниговскому княжескому дому.

В 1143 году, после 36-летнего пребывания в Печерской обители, преподобный Никола Святоша Черниговский скончался. На погребение его собрался весь Киев. «Особенно оплакивали кончину его братья Владимир и Изяслав. Они просили игумена прислать крест, который носил на себе св. Николай, и много дали золота в обитель на память о нем. Вскоре по смерти преподобного Николая сильно заболел князь Изяслав. Игумен прислал ему власяницу преподобного; великий князь надел ее на себя и немедленно получил облегчение от болезни. Изяслав после этого не переставал носить власяницу, выходил в ней на войну - и оставался цел».

Как видим, княжескую власть «из рук» Николы Святоши Черниговского получили: и князь Киевский Всеволод Ольгович, и князь Киевский Изяслав Мстиславович, которого на всем его княжеском пути берегли крест и власяница Николы Святоши Черниговского.

Спустя годы, подобным же образом, власть из рук Паисия (Ярославова) и Иоасафа (Оболенского) архиепископа Ростовского и Ярославского принял Василий II Темный муж Ярославны (Марии), дочери князя Серпуховского, Боровского и Малоярославского Ярослава (Афанасия).

Князья Ярославовы - Оболенские, как уже сказано, относятся к Черниговскому княжескому дому. К этим же черниговским землям, к Печерским монастырям, к Можайску и Смоленску тяготеет история боярских и дворянских родов Ярославовых, свидетельством чему является и проявленный на камне лик иконы Смоленской Одигитрии Бугабашской после её освещения в святом источнике с. Николо-Березовка на Каме, и Придел во имя Смоленской иконы Божией матери, устроенный в белозерском Горицком монастыре внучками А.Т.Ярославова и Ф.С.Ярославовой -Брянчаниновой.

Смоленские земли соседствуют с Черниговскими и в те годы имели ещё и «ростовско-смоленский» рубеж. При этом Можайский удел часто входил в состав Смоленского княжества, в частности, в XIII -XV веке. К тому же, Священный град Можайск, известный «масонским» Можайским храмом, в XIV-XV веках был политическим центром Смоленского княжества.

События в те времена развивались так, что московское нашествие и экспансия литовских князей сделали именно Можайск и Смоленское княжество привлекательными для переселения из Черниговских земель.

Сама же история этих переселений описывается в статье «Князья Можайска и судьба их владений в XIII -XIV в. Из истории Смоленской земли» - ученого А.В.Кузьмина.

Он выделяет в своем исследовании таинственного Святослава и рассуждает о том, к какой же ветке дома Ярослава Мудрого относится этот князь Можайского удела, попавший в плен к Даниловичам (Мономаховичам) в 1303 году.

А.В.Кузьмин приводит данные летописных сводов, в которых, к 1293 году, относится упоминание князя Святослава, а также свои рассуждения по этому поводу:

«Великий князь «бежа из Пскова в Тверь и присла на Торжек владыку тфирского и князя Святослава с поклоном ко князю Андрею Александровичу, к своему брату, и к новгородцем, ссылючися послы»…

При этом в Северо-Восточной Руси среди потомков великого князя Владимира Мономаха известно всего два князя с именем Святослав».

Первый из них - сын Ярослава Ярославича или Ярослава III Ярославова, который упоминался на княжении в Твери до 1286 года.

Напомню, что сыном Ярослава III Ярославова является Царь Росов Михаил Ярославiв Тверской («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»). Братом же Ярослава III Ярославова является Великий князь Владимирский и Суздальский Андрей Ярославiв. Супругой Владимирского князя Андрея Ярославича - была Устинья (Анна) - дочь Короля Даниила Галицкого, именуемого второй «по Соломоне». Именно этот Даниил Галицкий имел королевский титул для себя и право на этот титул для своих потомков «Rex Russiae» - «король Руси» или «князь всей земли русской, галицкой и владимирской».

При этом в современной Украине любят цитировать слова Вольтера из его письма Екатерине ІІ: «Мы в Европе знаем одну Русь - Киевскую, последним королем которой был Данило Галицкий». («Украина, «Переучреждение» власти: Русь Даниила Галицкого или Президентская Республика»).

Т.е. династию князей Киевской Руси пытаются «обрезать» на уровне Даниила Галицкого, не обращая внимание на потомство его дочери Устиньи от Андрея Ярославiва князя Владимирского и Суздальского.

И одновременно, игнорируя тот факт, что благоверный князь Михаил Ярославiв Тверской именовался «Царь Росов» - «Basileus ton Rhos» в источниках времен Андроника II Палеолога. А патриарх Константинограда Нифонт в письмах обращался к нему, как к «Великому князю Всея Руси».

Тем более, наследственность переходит от брата к брату и, действительно, возникает вопрос о том, был ли Смоленский князь - субъект интереса А.В.Кузьмин, родным братом Михаила Ярославiва Тверского.

Думаю, что мнение патриарха Константинограда Нифонта, в данном случае, более авторитетно, в сравнении с мнением Вольтера. К тому же, при всем уважении к Вольтеру, он похоже не знал о «механизме» передачи «женского семени», которое наследуется по женской линии, что как раз и произошло через дочь Даниила Галицкого - Устинью.

Не будем также забывать о том, что прадед Даниила Галицкого - князь Киевский Изяслав Мстиславич - получил власть «из рук» Николы Святоши Черниговского, т.е. от Черниговского княжеского дома. И царем его назвали впервые не где-либо, а в Ипатьевской летописи («Ипатьевский монастырь Сабуровых и Годуновых»).

Наряду со многими сакральными тайнами Ипатьевского монастыря, и сам этот Ипатьевский монастырь, тоже является великим примером того, как русское (роское) «женское семя» матери Мурзы Чета, основателя этого монастыря, победило в нем, так называемое, «семя змеи». Не зря же в Ипатьевский монастырь приезжал принц Майкл Кентский и принес в дар монастырю колокол Михаил.

К тому же, в этом Черниговском княжеском доме была ещё и ветка князя Ярослава Святославича Муромского - наследника, по матери Оде, от Франконии и Австрийкого княжеского дома.

И уверена, не случайно, на Ярославе Муромском и Черниговском делаются акценты даже в наши дни. И я покажу эти акценты ниже.

Таким образом, если верна первая версия А.В.Кузьмина, то Святослав Ярославич Тверской (?) или, предполагаемо, Смоленский - это родной Михаила Ярославiва Тверского, которого, в таком случае, можно назвать Святослав Ярославiв Смоленский (?)

И одновременно - это племянник Андрея Ярославiва князя Владимирского и Суздальского.

Тот факт,что Святослав брат Михаила Тверского - реальная фигура, подтверждается, что интересно Холмградской летописью, имеющей отношение к городу Холмогоры, которому покровительствует Архангел Михаил - Глава небесного воинства, находящегося рядом Михаило-Архангельского монастыря, с его церковью Святого Архистратига Михаила. Особо почитается этот монастырь поморами, поскольку они считают, что он помог им отразить польско-литовскую интервенцию.

Согласно Холмогорской летописи в 1285 году при Михаиле Тверском и его матери Ксении - второй жене Ярослава III Ярославiва была заложена каменная церковь Святого Спаса Преображения «тоя же весны князь Михайло Ярославичь, внук Ярослава Всевилодовича, з братом Святославом…».

Далее А.В.Кузьминым приводятся данные, подтверждающие тот факт, что через три года, в 1288 году князя Святослава в Твери уже не было. Где он был? Или умер. Или он был в эти годы князем Смоленским? (Можайским?).

В Твери же, в период с 1288 года по 1293 год, правил князь Михаил Ярославiв Тверской.

В статье цитируется также источник, близкий к протографу Сокращенных сводов 1493 и 1495 г., который сообщает, что под 1292 г. «послаша наугорцы ко Святославу по сына,и дав им сына своего Владимира…».

Вторая версия А.В.Кузьмина относится к князю Святославу Глебовичу Можайскому, третьему сыну Глеба Ростиславовича, родного племянника князя Федора Черного. О нем известно не много. До 1303 года он появился в Можайске, но уже к середине XIV века его дети не владели Можайском. Некоторые из них правили в Вязьме и Дорогобуже. В пользу этой фигуры у автора тоже есть свои аргументы

Но в финале статьи А.В.Кузьмин, все-таки, больше склоняется - к версии князя Святослава Глебовича Можайского и Смоленского, чем к альтернативной версии князя Святослава Ярославiва Смоленского. Один из аргументов: Тверских князей почти никогда не именовали в летописях без отчества. А при упоминании «загадочного» Святослава его отчество не названо.

Однако, имя Святослав давалось только в ветке потомков Святославичей и Ольговичей по мужской либо женской линии. Это собственное имя этой ветки, находящейся, образно, «в родстве» с островом Родос.

Поэтому я, напротив, склоняюсь к версии Святослава Ярославича по следующей причине.

По данным А.В.Кузьмина «В начале 70-х XIII века Ярославичи многократно упоминаются в источниках. В зиму 1269-70 г. « князь Ярославъ, с новгородцами сдумавъ, посла на Низовьскую землю Свяъстлава полковъ копить». Он «совокупи всех князи и полку бещисла, и приде в Новъгородъ <…> хотеша идти к Колываню». По приказу отца князь Святослав … ездил на «Ярославль двор» для переговоров с новгородцами. На Городище (Новгород) археологами была найдена печать «печать с надписью «СВЯТОСЛАВЛЯ ПЕЧАТЬ» с изображением святого воина». Она является разновидностью такой же происходящей из Новгорода буллы № 349, где «читается имя святого воина - Димитрий». В.Л.Янин «не исключает их принадлежности сыну великого князя Ярослава Ярославича - Святославу, деятельность которого в 60-90-е годы XIII века была тесно связана с Псковом и Новгородом».

В Новгороде были также найдены две наместнические печати Михаила Ярославича Тверского. На буллах с одной стороны помещено изображение архангела Михаила и надписи: <…> печать кнежа Андреева». По мнению В.Л.Янина Эти находки говорят о службе в Новгороде «Андрея Вяземского, известного по летописному рассказу 1300 года…».

Как видим, «кнеже Андреа» отождествляют с Андреем Михайловичем - племянником князя Федра Ростиславича Смоленского и Ярославского, который в одной из грамот упоминается как наместник своего дяди в Смоленске.

Не поддержку эти выводы, согласно которым «Печать Андрея» принадлежит двоюродному дяде Михаила Тверского - Андрею Михайловичу. Ведь на ней изображен Архангел Михаил символ Черниговского княжеского дома, от которого получил благословение на власть Даниил Галицкий - отец Устиньи - супруги Андрея Ярославича князя Владимирского и Суздальского.

На печати Святослава также изображен «Святой воин». А главой Небесного воинства является Архистратиг Михаил.

Т.е. само описание печатей указывает на то, что речь идет о князьях, находящихся в родстве с Черниговским княжеским домом. Все эти князья были глубоко верующими и их действия, и логику нельзя анализировать с позиции атеиста.

И, следовательно, надо принимать во внимание тот факт, что Архангел Михаил - персональный покровитель Михаила Ярославiва Тверского, состоявшего в близком родстве с Черниговским княжеским домом:

«Царь Росов» Михаил Ярославiв рожден в браке Ярослава III Ярославова с - Ксенией (Оксиньей), дочерью Юрия Михайловича, по одной из гипотез, младшего сына Михаила Черниговского. Во всяком случае, именно с Оксиньей, его матерью, Михаил Тверской предстоит перед Иисусом на древней иконе, что указывает на родословие самой Ксении и на родословие Михаила Ярославива, по женской линии. Именно Ксения дала ему имя Михаил, что в переводе с греческого означает «равный богам». В Твери стараниями княгини Ксении стал особо почитаемым культ Михаила Архангела. Супругой же Михаила Тверского и Великой княгиней Всея Руси стала Анна Кашинская - правнучка святого Михаила Черниговского. Потомками Великого князя Тверского и Владимирского Михаила Ярославiва и Анны Кашинской, по женской линии, являются Польские короли Ягеллоны» - эти данные я приводила в статье «Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство».

В связи с вышеобозначенным, я считаю, что в конце XIII века князем в Смоленске был Святослав Ярославич Смоленский - брат Михаила Тверского.

Не исключаю поэтому, что явление в небе небесного воинства и его главы в образе Николы Можайского пришлось на период княжения Святослава Ярославича Смоленского.

И описываемые события очень похожи на то, что происходило под Псковом во время нашествия на него войск Стефан Батория.

Тогда солдаты и офицеры Стефана Батории считали, что в Пскове колдуют. На самом деле, это молились монахи пещерного Псково-Печерского монастыря, освещенного при князе Ярославе Васильевиче Оболенском.

А в небе являлась Богородица - защитница Пскова.

Думаю, что Великая Княгиня Елизавета Федоровна Романова и её супруг Сергей Александрович Романов - учредитель Императорского Православного Палестинского Общества знали об этом потенциале монахов «Дома Пресвятой Богородицы» Печерских монастырей. Поэтому княгиня Елизавета Федоровна и паломничала в Псков.

Ежегодно в этой Псково - Печерской Лавре проходит крестный ход 11 июля - в день памяти Святой Ольги, по сути, крестившей Русь. Я знаю этот день ещё и потому, что Крестный ход 8-11 июля по старому стилю и 23 - 26 июля по новому стилю проходит и на моей родине, на Каме, в селе Николо -Березовка, куда когда-то давно переселился наш предок Ярославов. Традицию же этого крестного хода заложила Елизавета Федоровна Романова… 8 июля 1910 года… Княгиня посетила в Николо -Березовке «трехпрестольный храм» - редкий аналог Печерских пещер Псково-Печерского монастыря, созданный вероятно, старцем Арсением Мезенцем (Савва- Сторожецкий монастырь) и Ионой Пошехонцем…».

А поскольку судьба княгини Елизаветы Федоровны Романовой была прямо связана с местом моего рождения - селом Николо-Березовка, с Березовской чудотворной иконой Николы Закамского, березовским «Сергиевым подворьем» и «Елизаветиным Святым источником», после омовения в котором на камне проявилась икона Смоленской Одигитрии, то я уже не однажды за свою жизнь задавалась вопросом: Как же так получилось, что внучка английской королевы знала православие Руси лучше, чем многие русские?

Можно было бы подумать, что Великая княгиня Елизавета была сильной символисткой и увидела те знаки, которые не смогли увидеть другие. Но как она вообще оказалась в этой «камской глуши» - вот в чем вопрос. Ведь её родная сестра, императрица Александра Федоровна Романова не демонстрировала, даже близко, подобного уровня просвещенности. А кровь у них, казалось бы, одна.

Сравнивая не столь давно царицу Александру Федоровну - супругу Николая I и царицу Александру Федоровну - супругу Николая II я пришла к такому выводу, что столь резкий контраст в понимании православия и христианства объясняется тем, что у одной из них духовный наставник был «от неба» - Святитель Игнатий Брянчанинов, а у другой - «от земли», хлыст Григорий Распутин («Взгляд с башни «Магдала»: геополитическая «Распутинизация» Тюмени и Москвы или «Кто задирает подол нации?», Ч.2).

Естественным образом, из этого вывода произрастал вопрос о духовном наставнике Святой Великомученицы Елизаветы Федоровны Романовой.

И вот теперь я знаю на него ответ. Этим наставником был её муж Сергей Романов - родной дядя Николая II, Председатель Императорского Православного Палестинского Общества и первый собственник Русского Подворья в Иерусалиме.

Наставницей же самого князя Сергея Александровича была фрейлина А.Ф. Тютчева - супруга известного славянофила И.С.Аксакова, родившегося в Белебее Уфимской губернии.

Таким образом, все знания о Николо-Березовке и её чудотворной иконе пришли к Великой княгине Елизавете Федоровне из этого «Аксаковского источника». Уфимской губернии. Т.е. знание пришло от Аксаковых, тех самых, чьи потомки восстанавливали уже в конце 20 века и Николо-Березовскую церковь, и «Елизаветин источник».

Князь Сергей Александрович - это первый порфирородный сын Александра II.

В предыдущих главах я упоминала о том, что первым порфирородным сыном Великого магистра Павла I был князь Михаил Павлович, в честь которого, уже после его смерти, возведен собор Архистратига Михаила в Ораниенбаум (Ломоносов).

Великий князь Сергей Александрович родился в Царском Селе близ Петербурга и был крещен на Троицу в честь преподобного Сергия Радонежского по обету, данному отцом князя - Александром II при посещении Троице-Сергиевой Лавры после его коронации.

Примечательно, что этой своей духовной клятвой в дни его коронации, царь Александр II связал судьбу первого порфирородного сына Сергея с Троице-Сергиевой Лаврой, где игуменом когда-то был и Паисий (Ярославов). Да и похоронены оба они были в Чудовом монастыре, уничтоженном после революции.

Статья «Великий Князь Сергей Александрович Романов» в полном объеме подтверждает наставничество князя Сергея Александровича Романова - супруге великой княгине Елизавете Федоровне, которое явно просматривается по её уникальному знанию Православия.

«…Его глубокая искренняя религиозность сразу же покорила сердце Елизаветы Федоровны. С ним она совершала первоначальное восхождение к святости. Он же вдохновлял ее к великой любви к нашему Отечеству. «Сергей воспитал меня»,- призналась в одном из своих писем Великая княгиня. «Господь дает мне силы,- находим в другом письме,- чтоб никто не смог сказать, что я оказалась недостойной водительства такого истинно благородного мужа и настоящего христианина

На образе, подаренном Сергею Александровичу в связи с его бракосочетанием, были помещены слова: «Без Мене не можете творити ничесоже» ».

Если говорить об истоках знания самого Сергея Александровича Романова, то в возрасте около трех лет, к обязанностям его воспитательницы приступила А.Ф.Тютчева, дочь известного поэта. Глубоко верующая, преданная своей стране, она смогла оказать на Сергея по-настоящему благотворное влияние… Великого князя учили молиться… В огромном отцовском дворце юный Сергей занимал всего лишь одну комнату… Главную особенность ее интерьера составляло множество икон… Эти иконы да еще полумантия преподобного Серафима, полученная Сергеем Александровичем от своей матери, стали его главным богатством»

Подбирая наставников, Императрица обращала внимание не только на степень образованности, но и на нравственные качества. Одним из условий было отсутствие «хотя малейшей капли протестантизма».

Маленький Сережа находился на попечении А.Ф.Тютчевой. Фрейлина разделяла панславистские убеждения своего отца, в середине XIX в. известного, прежде всего, как дипломат и политический деятель, и, искренне приняв Православие в сознательном возрасте, стала сторонницей православной монархии в России. Педагогически одаренная, она сумела внушить молодому поколению Царской семьи ряд славянофильских воззрений… В юности будущий Император тайком от отца переписывался с Тютчевой, когда она оставила двор, выйдя замуж за И.С.Аксакова. Умная, наблюдательная, резкая, Анна Федоровна славилась прямотой суждений; искренняя религиозность ее вызывала уважение»

Уверена, что не без влияния А.Ф.Тютчевой - Аксаковой и «Никольской темы» Князь Сергей Александрович впервые посетил Иерусалим.

Описывается это так:

«21 мая, Сергей Александрович вместе с братом своим Павлом оказался в Иерусалиме. Приезд был приурочен ко дню памяти равноапостольного царя Константина и матери его царицы Елены, совершившей хорошо известное всем христианам паломничество в Палестину»

Вероятно, речь идет о датах по старому стилю. Потому что день памяти святых равноапостольных Константина и Елены приходится на 3 июня (21 мая по старому стилю). Опять же, знаю эту дату очень хорошо, потому что имя Ярослав было долго не крестильным, а после включения его в православный именослов день памяти святых равноапостольных Константина и Елены - 3 июня стал ещё и именинами Ярослава, а также днем поминовения Св. князя Ярослава Святославича Муромского.

И в таком совмещении, с моей точки зрения, есть великий смысл, с учетом истории Ярослава Муромского, представленной в начале настоящей статьи.

Помимо этого, совмещение дней Елены, Константина и Ярослава указывает ещё и на наследственность Дома Ярославова Мудрого от равноапостольных Елены и Константина через мать Ярослава Мудрого - Анну Византийскую («Сказания о роли браков в династической геополитике и солнечный брак на острове Родос Яр-тура Кагана и Архонта Олега»).

Во время упомянутого выше посещения Иерусалима Патриарх Иерофей произвел Сергея Александровича в рыцари Гроба Господня, возложив на него у подножия Голгофы золотой крест с частицами Животворящего Древа.

Спустя пять лет, когда началась Русско-японская война, князь Сергей Александрович внимательно наблюдал именно за действиями Черниговского полка и однажды отправил им следующую телеграмму: «Сердечно поздравляю черниговцев с их полковым праздником! Отрадно слышать самые лестные отзывы о деятельности полка. Бог в помощь! Матерь Божия, сохрани полк под кровом Своим. Сергей».

Продолжение следует…

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС