Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых

©Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна, урожденная Ярославова
21 декабря 2010 года, Санкт-Петербург

Сенсационной находкой, касающейся истории создания Российского государства и Пскова, назвали научные светила Прибалтийских стран ГРАМОТУ князя Ярослава Васильевича Оболенского, найденную семь лет назад в чердачном помещении Ратуши города Таллина. Этот последний в его жизни Указ, ставший ярчайшим историческим открытием XXI века, родоначальник князей Ярославовых подписал в 1487 году перед самой своей смертью.

Тем самым, князь Ярослав Оболенский Стрига поставил последнюю «точку» в его отношениях с Ливонским Орденом крестоносцев, Магистр которого был изгнан им из его резиденции - Венденского Замка во время победоносного Ливонского похода Ярославова Оболенского во главе 20-ти тысячного войска. Произошло это через 7 лет после того, как в 1474 году, князь Ярослав Оболенский и Магистр Ордена заключили 30 летний мирный договор, неоднократно затем нарушенный Магистром.

Принцем Псковским именуют Ярослава Васильевича Оболенского иностранные источники, рассказывающие об этом же Ливонском походе.

Вот в этой самой ипостаси Принца Псковского и одновременно наместника Москвы родоначальнику князей Ярославовых приходилось решать такие задачи, которые не решал никто и никогда в истории Руси!

Дело в том, что Псков в те годы был самостоятельным государством и только спустя 23 года после смерти Государя Псковского - Ярослава Оболенского, город вошел, исключительно на договорных условиях, в состав государства Российского. Поэтому среди регалий Николая II Романова вплоть до самой революции 1917 года значилось - государь Псковский.

Здесь, рядом с Псковом, родилась и княгиня Ольга - основательница Киевской Руси, из рода славянской царевны Лебеди, в котором царицы обладали одновременно светской и религиозной властью, как считают псковские краеведы. Т.е. это был не просто аристократический род, это был ещё и род первосвященников.

И согласно Иоакимовской летописи, именно княгиня Ольга велела построить город Псков на берегу реки Великой.

Уникален Псков и тем, что со дня основания Псково-Печерского монастыря его именовали «Домом Пресвятой Богородицы», что нашло свое отражение и в истории псковских икон. К примеру, Икона конца XVIII века из Никольского храма, так и называется «Псково-Печерская обитель - Дом Пречистой Богородицы».

Ещё более удивительно то, что дата основания Псково - Печерской лавры - 28 августа 1473 года, когда при псковском князе Ярославе Оболенском освещалась Церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы Псково-Печерского монастыря. И было это в День Успения Богородицы - 28 августа.

Моя судьба не раз обращала мое внимание на эту дату («28 августа или Почему меня хранят мужчины, рожденные в Богородичный день»), так же как и на 8 сентября - день почитания Псково-Печерской Божией матери «Умиление». Особо почиталась эта икона и у Ярославовых из Ярославля, о чем говорят передаваемые по наследству нагрудные иконки Печерской Божией матери, необычные изображенным на них храмом.

Таким образом, основание Псково-Печерской Лавры - стало ещё одним великим событием, которое вписало в историю Псковского и Российского государства имя князя Ярослава Васильевича Оболенского.

Вот так, при участии Псковского Принца Ярослава Оболенского у Киево- Печерской Лавры появилась «сестра» Псково-Печерская Лавра.

Ведь эти псковские «Богом зданные пещеры» открылись «по откровению в те тяжкие времена, когда Великий князь Литовский Гедимин в 1320 году овладел Киевским княжеством, и православные в Киеве начали терпеть притеснения от латинпапистов. С 1339 года, когда Казимир Король Польский покорил своей власти всю Галицию и Волынь, бедствия православных в Киеве чрезвычайно увеличились» (Архимандрит ТИХОН (Секретарев) « Врата Небесные История Свято-Успенского

Псково-Печерского монастыря»). И из земель Черниговского княжеского дома, к которому принадлежали князья Оболенские, они потянулись туда, где два с половиной века спустя Государем Псковским стал Ярослав Оболенский.

За иконостасом Успенского собора в Пскове сохранились древние фрески с изображениями святых отцов, прямо указывающие на «родство» Киевской и Псковской Печерских Лавр. Ведь среди святых - преподобные Антоний Великий и Антоний Киево-Печерский.

Иллюстрированные издания последних лет также, визуальными рядами своих обложек, указывают на аналогию между этими двумя Печерскими Лаврами.

Князь Ярослав Оболенский был призван в Псков за год до основания Псково-Печерского монастыря, в 1472 году. Его призвали вольные жители Пскова княжить от Руси в государстве Псковском.

И этот 1472 год, в котором Ярослав Оболенский стал Принцем Псковским, хорошо известен истории России. В этом году византийская царевна Софья - будущая жена Ивана III «восходила на русский престол» именно через «Дом Божией Матери» - Псков. Потомственная царевна из византийского рода, крестившего княгиню Ольгу, со всей очевидностью, достоверно знала о Пскове и о роде славянской княгини Ольги то, что потом тщательно скрывали Романовы и не только они.

Итак, Ярослав Оболенский вписал себя в Историю:

Во-первых, уникальной Грамотой, найденной в Таллине, и ставшей научной сенсацией;

Во-вторых, Ливонским походом в защиту Пскова - как «Дома Божий матери»;

В-третьих, основанием Псково-Печерского монастыря.

Уже этих трех строк достаточно для любой Великой судьбы!

Но имя Ярославава Оболенского связано ещё с тремя Псковскими святынями:

С Крыпецким монастырем, покровителем которого он был. И построенным к монастырю «Ярославовым мостом» в три версты, названным в его честь. («Сабуровы: Царедворцы и Царица, княгиня Оболенская (Сабурова) - родоночальница князей Ярославовых»)

Со Снетогорским монастырем, в пользу которого им был решен земельный вопрос. В справедливом решении этого вопроса участвовал и его сын Михаил Чет.

А также - Троицким Собором Пскова - центром Великокняжеской жизни города, где Ярослав Васильевич и был похоронен, как Псковский Государь!

Ушел из жизни он - в ипостаси Государя Пскова!

Супруга Князя Ярослава-Оболенского из Рюриков, урожденная Сабурова, и его сын Михаил Чет Ярославов -Оболенский похоронены отдельно в Иоанно-Предтеченском женском монастыре на Завеличье («Культура и история Пскова»).

Этот брак Ярослава Васильевича Оболенского с Сабуровой из рода Мурзы Чета, основавшего, после явления ему Божией матери, костромской Ипатьевский монастырь, вдвойне усиливал религиозный аспект власти князя Ярослава, его судьбы и, одновременно, его религиозный фанатизм, которым он оставил не меньший след в истории Пскова и Руси («Ипатьевский монастырь Сабуровых и Годуновых»).

Он был фанатично религиозен и, похоже, знал о псковском Стригольничестве то, что в наши дни является предметом глубокого изучения, даже, не столько отечественных, сколько, в первую очередь, иностранных исследователей («Короли колдуны Меровинги и псковские богомилы Стриги Оболенские»).

Его называли жестоким и жадным.

Уверена, что зимний Ливонский поход Ярослава Оболенского без жесткости, безусловно, не обошелся. Ведь Магистр Ливонского ордена, не ожидая нападения зимой, отпустил на отдых свое 100 тысячное войско. В результате, Псковский принц Ярослав вместе с Иваном Булгаком победил его впятеро меньшими силами.

«Вторжение в пределы Ливонии было совершено во время долго длившейся метели, к чему магистр ордена Бернд фон дер БОРХ оказался совершенно не готов. К тому же в составе русской рати впервые зимой была артиллерия. В течение месяца были захвачены города Каркус и Тарваст, разрушен и сожжен Феллин (в русских летописях - Вельяд, на карте современной Эстонии - Вильянди), а замок магистра Ордена (сам магистр бежал в Ригу) не был взят лишь потому, что воеводы согласились на переговоры. Жителями города был заплачен большой выкуп, а осенью 1481 года был заключен новый мир на 10 лет, который немцы уже не осмеливались нарушить».

Как князю, призванному псковичами от Руси для военного союза против атакующего «Ливонского ордена», Ярославу Васильевичу Оболенскому приходилось действовать и в интересах псковичей, и в интересах царя Ивана III. К тому же, задачи - в интересах Великого Московского князя приходилось решать уникальные, а иногда и не слишком приятные для человека Благородной крови. Дело обстояло так, что Иван III велел ослаблять псковских вотчинников земель через «поиск заговорщиков». Другого способа выселить из Вольного Пскова крупных псковских феодалов у него не было. Как не было и другого способа ослабить Псков, с той целью, чтобы усилить свою фактическую власть в нем.

В период между княжеством в Пскове, где Ярослав Оболенский правил с перерывом в пять лет, ему пришлось решать подобного же рода задачи, по подавлению «местной воли», и в Новгороде, где они вместе с братом Иваном Оболенским завершили «ликвидацию» Новгородского Вече.

Однако духовные авторы настаивают на том, что надо отличать Псков и Новгород XY века, утверждая, что жители Пскова были даже более сильны Духом, чем Новгородцы. И Псков защищал весь сонм Святых! Не случайно же именно здесь была сформулирована идея «Третьего Рима», которая будоражит сейчас умы современных политиков и их политтехнологов.

«Духом святости был защищен Псков. И здесь сказалась высота Пскова и слабость духа у новгородцев. Так это осталось до конца. Иоанн Грозный совершенно разорил Новгород, Пскова он не осмелился тронуть, ибо святые защищали его» - так пишет об этом автор книги «Явление Силы и Славы Божией в Русском народе - церкви»).

Историки иногда любят делать акцент на том, что смерть Псковского Государя Ярослава Васильевича Оболенского от моровой язвы - это наказание ему за то, что он проводил в Пскове политику централизации в интересах Москвы. Думаю это не совсем так, потому что Иван III однажды держал Псковского Принца Ярослава Оболенского, вместе с другими знатными псковичами, три дня у себя в «предбаннике», ибо был сердит на Псков за Волю. Таким образом, в этой истории Ярослав Оболенский выступал на стороне вольных псковичей. И, тем не менее, когда он действовал в интересах Великого князя Московского, то это неизбежно вело к конфликтам между ним и жителями государства Псковского. Ну и самому ему темперамента было не занимать, что уж говорить. Характера он был крутого.

Как видим, с одной стороны, князь Ярослав Оболенский, в том числе, за счет жесткости его характера сумел защитить Псков - «Дом Божией матери» в его Ливонского походе. И его имя связано с самыми известными Псковскими монастырями, что тоже не может быть не оценено. С другой стороны, его смерть в дни эпидемии моровой язвы толкуют, как наказание ему за построение московской «Вертикали власти», как сказали бы сегодня.

И все-таки, спустя века, я могу сказать, что его положительный вклад в историю католической Европы и православной России, явно перевешивает недостатки его пассионарного характера, проявляющегося при решении тех сверхсложных задач, которые перед ним стояли.

К тому же, сенсационная находка Грамоты Ярослава Оболенского в Таллине прямо доказывает то, что мы ещё слишком мало знаем о Государе Пскова - Ярославе Васильевиче Оболенском.

Обращу внимание, что Грамота найдена не где-нибудь, а - в Ратуше Таллина.

А Ратуша - это знак всех городов, которые жили под «Магдебурским правом» и под покровительством «Магдебургской Девы с яблоком, едущей не Лебедях» («Белая Русь: «Орден Лебедя» города «Между Богов» и место паломничества хасидов всей планеты», часть вторая «Магдебургское право»).

Древняя Грамота Ярослава Оболенского была спрятана на чердаке Ратуши среди документов 19 века.

И она была зафишрована!

Т.е. шифр использовался в общении между его адресатами, скорее всего, - крестоносцами, и Псковским Принцем - Ярославом Васильевичем Оболенским.

Было это семь лет назад !

Однако, что удивительно, текст Грамоты до сих пор не расшифрован и не прочитан ! Хотя специалисты по шифрам проявляли к этому интерес.

Либо Грамота уже расшифрована, но тайна её текста закрыта !

И резкий рост активности вокруг Псковских монастырей, возможно, связан не только с тем, что отсюда пришло напоминание « О Третьем Риме», но также и с секретом этой Грамоты Родоначальника князей Ярославовых-Оболенских.

История сенсации вокруг грамоты Ярослава описана Сергеем Некрасовым в «Независимой газете» в статье: «Феодальная республика Псков. Недавно найденная уникальная грамота от 1487 года псковского князя Ярослава Васильевича Оболенского до сих пор не прочитана»

Доклад о редкой находке был сделан В. Соколовским, ученым-археологом из Эстонии на международной научной конференции - «Псков в российской и европейской истории», которая проходила в рамках празднования 1100-летия первого летописного упоминания города Пскова. Считается, что это самое значительное научное событие, которые когда-либо имело место в Пскове. «Конференция совершенно неожиданно для многих высветила принципиально иную картину значения Пскова в истории России… Псков «являлся уникальным средневековым городом, проводившим независимую от своего более именитого соседа политику»… Что же касается Грамоты, то «Это был последний указ, подписанный самим князем, - в том же году он скончался во время морового поветрия. Если учесть, что находка рукописи, относящейся к Средним векам, - не такое уж частое событие, то обнаружение нового документа можно считать настоящей научной сенсацией. Как было заявлено во время доклада, рукопись до сих пор не прочитана… В числе участников конференции были академик Валентин Янин (прославившийся своими археологическими находками берестяных грамот в Великом Новгороде) и Сергей Белецкий (Санкт-Петербург, сын Василия Белецкого, исследователя Пскова и Кремля)) - два наиболее авторитетных специалиста в области сфрагистики - науке о печатях. С их стороны была высказана искренняя заинтересованность в продолжении работы над расшифровкой текста…»

Во время этой международной конференции Пскову подарили Копию этой грамоты. Её подлинник остался в Таллине («Копию найденного в Таллине письма князя Ярослава Оболенского передадут Пскову»).

Прошло семь лет… Информации о том, что же было написано в Грамоте Псковского принца, от которого пошел род Князей Ярославовых, я не нашла.

Однако уже сам тот факт, что последний, перед смертью, Указ князя Ярослава Оболенского - Государя Псковского был адресован в Таллин и чудом сохранился в Ратуше под покровом «Магдебургской Девы» - о многом говорит.

Дело в том, что Ливонский орден, с которым Ярослав Оболенский: то заключал мирные соглашения, то вступал в бой, - это тамплиеры, крестоносцы.

Орден создан в день Рождества Божией Матери - 22 сентября, в 1237 году из остатков Ордена Меченосцев, после его слияния с Тевтонским орденом. И таким образом, Ливонский орден стал Лифляндским отделением Тевтонского ордена.

Таким образом, «ливонцы» - это Рыцари Божией Матери!

В таком случае: Почему же они создавали проблемы Пскову - «Дому Божией Матери» ?

Быть может, Магистр Ордена хотел жить к ближе Святому Пскову ? Или считал, что защиту Пскова лучше обеспечит он ?

Я думаю, что тут могло произойти следующее. Не редко, Рыцари Богоматери, преисполненные величием их задач, забывали,что они, всего лишь, Рыцари - «Великой Королевы», как называли, к примеру, Виленскую Остробрамскую Божию Матерь.

И почувствовав огромную власть, они «отодвигали в тень» саму Богоматерь.

По легендам «Бог Яра» превращался в «Злого Индрика», в худые времена, когда забывали о женском начале.

Вот также и здесь. Рыцари Богоматери - превращались в «злого Индрика» и забывали о том, кому они служат. И чьими Рыцарями они являются.

В результате, «Яблоком раздора» мог стать и сам «Дом Божий Матери».

Ведь был же «залит кровью» Иерусалим…

Не случайно, за 10 лет до создания «Ливонского Ордена» Папа Римский Гонорий III обратился «Ко всем королям Руссии»: «Твёрдо соблюдая мир с христианами Ливонии и Эстонии, не препятствуйте успехам веры христианской, чтобы не подвергнуться гневу Божиему и апостольского престола»

Тем не менее, конфликт, как мы видим, был. И нарушал перемирие по версии российских источников - Ливонский Орден. Ведь, как уже сказано, в 1474 году между Ливонским орденом и Псковом был заключен мир на 30 лет. Но в январе 1480 года немцы совершили внезапное нападение на Вышнегородок и Гдов, захватив первый и подвергнув сильной бомбардировке второй.

Через год после этого в Ливонском походе Князь Ярослав Оболенский фактически «взял» Венденский замок, где ежегодно собирался Орденский капитулл.

Однако, что интересно, разорять и грабить Венденский замок он не стал…

Ведь Принц Пскова - Ярослав Васильевич Оболенский был родом из «Дома Ярослава Мудрого», а Анна Ярославна - королева Франции имеет прямое отношение к крестовым походам, одним из вождей которого был её сын Гуго Великий, из дома Вермандуа и Валуа. И имя Гуго Великого очень напоминает название реки - Великая, на которой княгиня Ольга основала город Псков.

Как видим, Ярослав Оболенский был не только «на развилке» : между Москвой и Псковом.

Но также между : «Домом Божий матери» и «Рыцарями Божией матери». Хотя, казалось бы, какой здесь может быть конфликт…

Но если немецкий Тевтонский орден, когда-то создавший Магдебургское право, со временем, стал не явно, но противодействовать ему.

То почему бы ему не попытаться «умалить» роль женских Божеств…

При этом сама история Псково-Печерского монастыря (Лавры) дает ответ на вопрос о том, на чьей же стороне была, в этом противостоянии, сама Божия Матерь…

Псковско Печерский монастырь основан на месте «Богом зданных пещер», которые были найдены под корнями поваленного дерева. «Из древнего предания известно, что жили на этом месте выходцы из Киево-Печерской обители, бежавшие в псковские пределы из-за многочисленных набегов крымских татар.

Исторической датой основания Псково Печерского монастыря считается 1473 год, когда была освящена выкопанная в песчаном холме у ручья Каменца преподобным Ионой Успенская церковь. Первоначально Иоана обратился к священникам Псковского Троицкого Собора с просьбой освятить пещерный храм, но они ему отказали, так как «церковь в горе эта необычная и необыкновенная по своему устройству». На себя они ответственность не взяли и послали Иону к новгородскому архиепископу Феофилу.

Вот этот архиепископ Феофил и князь Ярослав Васильевич Оболенский и приняли на себя те риски по освящению «необычной церкви», от которых отказались священники Псковского Троицкого Собора.

Последующие 500 лет показали, насколько правы они были, приняв на себя такое рискованное, по тем временам, решение.

Это место было буквально облагодетельствовано дарами и покровительством Небесной Богородицы. И Псково-Печерский монастырь приобрел особое духовное значение на северо-западе Руси.

«Среди Псковских монастырей - Спасо-Мирожского (основанного в ХII веке), Снетогорского (XIII век), Велико-Пустынского (ХV век) и Спасо-Елеазаровского (ХV в.) - Псково-Печерский монастырь по значимости становится первым. Игумены других монастырей в качестве повышения назначаются настоятелями Псково-Печерского монастыря.

Заступничество Пресвятой Богородицы было явлено в дни осады Пскова Польским королем Стефаном Баторией.

Осаду города Стефан Баторий начал 7 сентября (ст. ст.) 1581 года, накануне Рождества Богородицы! Пять месяцев безуспешно он осаждал Псков и с поражением вынужден был отступить.

Летописцы описали некоторые чудесные явления, происходившие во время этой осады. Например, когда на пробитой в одном месте стене стояла Печерского монастыря икона «Умиление» Божией Матери, пущенное из-за реки Великой с колокольни Преображенского Мирожского монастыря неприятельское ядро упало перед иконой «как повинное», не повредив никого из стоящих при ней. Все тогда прославили Бога и Пречистую Богородицу. Враги видели Жену, окруженную необыкновенным светом, Которая ходила по стене города подобно стражу, сидела у места пролома возле иконы «Умиления» Божией Матери. «Сколько раз мы стреляли в неё»,- говорили они,- «но не

могли никак попасть». Кто может усомниться в том, что эта Светоносная Жена была Сама Пречистая Богородица, охранявшая Свой город и защищавшая Своих рабов от опасности!»

Это всего лишь один случай из древней летописи, из многих, описанных в книге Архимандрита ТИХОНА (Секретарева):« Врата Небесные. История Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря».

«Такой чудесной защите Печорской обители изумлялись враги…

При осаде Пскова поляк из отряда Стефана Батория в своем дневнике от 16 ноября 1581 года написал: «Борнемиссе с венгерцами, Фаренсбеку с немцами не везет в Печорах. Пробьют брешь в стене, подойдут к ней и остановятся - далее идти не могут. Все удивляются и недоумевают. Одни говорят, что русские колдуют…»

Как тут не вспомнить Стриг -Колдунов, о которых я писала в статье «Короли колдуны Меровинги и псковские богомилы Стриги Оболенские».

Подобного же рода Чудесная Помощь Небесной Богородицы была и во время Северной войны Петра I

«Царь Петр I решил положить конец набегам шведов на Россию. Для этого ему необходимо было покорить Лифляндию. Географическое и стратегическое положение Псково-Печерского монастыря соответствовало этому плану. В 1701 году под личным надзором Петра I Псково-Печерский монастырь был обнесен земляным валом, был выкопан глубокий ров для воды, устроены пять бастионов. После этого нападения шведов отражались небольшими отрядами русских войск.

В знак заслуг Псково-Печерского монастыря в Северной войне, Петр I повелел установить над Святыми вратами обители двуглавого орла - герб Российской империи.

По заключенному договору к России были отнесены: Лифляндия, Эстляндия, Ингерманландия, часть Карелии, округ Выборгский и острова. Псково- Печерский монастырь оказался вдали от границ, вдали от военной опасности. Наконец-то братия могла спокойно заниматься своими духовными делами и самосовершенством».

В годы войны с Наполеоном Псковско-Печерская лавра также была защищена молитвами к Пресвятой Богородице.

7 октября 1812 года вокруг города Пскова был совершен крестный ход с тем самым чудотворным образом Успения Божией Матери, который в первый раз принесен был во Псков в 1581 году, во время осады города Баторием. И в этот же самый день город Полоцк был взят русскими под предводительством генерал-фельдмаршала графа Витгенштейна. Тем самым, со взятием Полоцка, Псков и Санкт-Петербург были избавлены от опасности.

Чудо сознал и сам граф, который в письме своем к Псковскому губернатору писал:

«Уведомляю Вас с тем, чтобы Вы и всем сообщили, что молитвы услышаны… разбив совершенно неприятеля под Полоцком, в то самое 7 число (в которое Псковичи с Печерскою иконою совершали крестохождение вокруг древних стен), ночью, овладев штурмом сим городом и перейдя Двину, гоню его авангардами к Лепелю» (« Врата Небесные История Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря»)

Вследствие всех этих многочисленных чудес от Царицы Небесной в 1813 г. Псково-Печерский монастырь зачислен в первоклассную категорию по Духовным штатам.

«Домом Пресвятой Богородицы» именовали со дня основания Псково-Печерский монастырь. Имя это донесла обитель до наших дней

Русские венценосцы благоговели перед Печерской святыней, посещали обитель для поклонения ей и оставляли дорогие вклады и приношения. В обитель были совершены визиты рядом высоких особ. К примеру, Государь Император Александр I посетил Псково-Печерскую обитель дважды: 8 сентября 1819 года и 22 мая 1822 года».

Мне интересен такой выбор дат Императором Александром.

Я хорошо знаю дату 22 мая, так как это и день Ярилы, и день Николы Чудотворца, и одновременно день, в который был установлен в Киеве монумент «Парящая Лебедь» («Памятник основателям Киева: Лыбеди и её братьям»).

А царевна Лыбедь имеет самое прямое отношение к роду княгини Ольги, основавшей город Псков и родившейся рядом с Псковом.

И ежегодно в Псково - Печерской Лавре проходит крестный ход 11 июля - в день памяти Святой Ольги, по сути, крестившей Русь.

Я знаю этот день ещё и потому, что Крестный ход 8-11 июля по старому стилю и 23 - 26 июля по новому стилю проходит и на моей родине, на Каме, в селе Николо -Березовка, куда когда-то давно переселился наш предок Ярославов. Традицию же этого крестного хода заложила Елизавета Федоровна Романова.

История о том, как 8 июля 1910 года она прибыла в село Николо-Березовку, а также о том, как 100 лет спустя был восстановлен этот Крестный ход описана в статье: «Статьи о Березовской Чудотворной иконе Николы Закамского и Святой Елизавете - княгине Романовой». Княгиня посетила в Николо -Березовке «трехпрестольный храм, который помещался в обширной пещере, служащей основанием строящемуся в то время большому храму. Внутренняя высота храма со сводами около двух саженей. Храм полутемный с маленькими оконцами под сводами, при этом имеет благолепный вид и красивые чистые иконостасы» (В.Г.Тетерев «Сторона моя, сторонушка…»). Этот редкий аналог Печерских пещер Псково-Печерского монастыря создан, вероятно, старцем Арсением Мезенцем (Савва- Сторожецкий монастырь) и Ионой Пошехонцем. Либо «намоленные пещеры» были известны им.

Традиция Крестного хода была восстановлена, по совпадению, в день рождения моего сына, названного в честь фамилии его деда - Ярославова Бориса Романовича. И произошло это через год после публикации мною статьи «Ярова Русь».

Точно также, ровно через год после крестного хода в селе Николо-Березовка в 1910 году, Елизавета Федоровна Романова, которую так и называли : Эалла - Лебедь, в эту же дату 8 июля, но уже 1911 года прибыла на Крестный ход в Псково-Печерский монастырь, основанный и освященный при родоначальнике князей Ярославовых - Ярославе Васильевиче Оболенском - Принце Пскова.

А с наступлением Миллениума, 2000 года, в эти же самые дни 8-11 июля (ст. стиль), на праздник святой равноапостольной княгини Российской Ольги, в город Псков приносится святой образ Божией Матери «Умиление Псково-Печерское».

Ежегодно 8 сентября в Русской православной церкви почитают эту чудотворную Псково-Печерскую икону Божьей Матери Умиление, защитившую город Псков от нашествия Польского короля Стефана Батории.

Не удивительно, что император Александр выбрал дату 8 сентября для своего второго паломничества в Псково - Печерскую лавру.

Я хорошо прониклась этим днем 8 сентября.

Сначала, как своими именинами, которые выбирала не я, а Русская Православная церковь в день моего крещения, оставив мне имя в крещении, такое же, как и при рождении. Тогда я и узнала, что 8 сентября, теперь мои именины («Наталья, Адриан и Владимир: 8 сентября»)

Потом узнала, что это день Сретения Владимирской иконы Божией матери и иконы Софии. И встречали Владимирскую икону недалеко от Храма Яра на Бору, вокруг которого основана Москва. Сейчас там Лубянка и та самая улица Мясницкая, знаменитая «особняком Ярославовой» на Мясницкой 35, с которым тоже связано много дивных совпадений.

Здесь же находится ещё один «родственник» Киевской и Псковской Печерских Лавр - Сретенский монастырь (на Большой Лубянке). Памятная доска монастыря гласит о том, что «Храм воздвигнут в честь победы на Куликовом поле, свершившейся в день празднования Рождества Пресвятой Богородицы, 8 сентября 1380 года». После революции 1917 года и в начале 90-х годов Сретенский монастырь «оказался в руках обновленцев». Поэтому в 1994 году Патриарх Алексий II издал Указ об основании в Сретенском монастыре - подворья Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря»

Вот таким, Промыслом Божьим, здесь и возникла «отрасль» монастыря основанного и освященного при князе Ярославе Васильевиче Оболенском, Черниговского княжеского дома.

«Первую службу в праздник Сретения Господня монахи Псково-Печерского монастыря провели на морозе, поскольку двери были заперты обновленцами. И все же история повторилась до конца: церковные большевики были изгнаны, собор - переосвящен великим чином, монашеская жизнь начала возрождаться. Уже через год, в 1995 году Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия подворье было преобразовано в Сретенский ставропигиальный мужской монастырь, наместником которого назначен игумен Тихон (Шевкунов)».

Быть может, я бы не обратила в эти дни внимание на такую связь Псково-Печерской Лавры со Сретенским ставропигиальным мужским монастырем, если бы не ещё одно чудесное событие.

Писала о нем и удивлялась ему в статье «Потомки святых Михаила Черниговского и Федора: Ярославовы и Зузины в масонском Ярославле 18 века»

Но на этом, рассказанная мною история о чудесном воссоединении родов, не закончилась, а быть может, только началась…

Среди потомков Святого Федора по линии его сына Бориса Федоровича Полового, и по женской линии, есть представители известного рода Каджаров. История этого знаменитого рода описана в книге «Персидские принцы из дома Каджаров в Российской империи», Эльдара Эльхан оглы Исмаилова.

Уже перед революцией 17-года в «Дикой дивизии», известной ещё и как «Алые Бушлаты», прославил себя генерал-майор принц Фейзулла Мирза Каджар, возглавлявший Чеченский полк, 2-бригаду, а затем и саму 1-ю Кавказскую туземную конную дивизию, именуемую «Дикой».

Прах предков принцев Каджаров хранится в Сретенском ставропигиальном мужском монастыре - родственном Печерским Лаврам.

Как раз изучая материалы об истории рода Каджаров, полученные мною от потомка этого рода - Ибрагим Фатх-Али Исмаил хана, я обратила внимание на то, что Сретенский монастырь, в котором хранится прах предков принцев Каджаров, был «спасен от обновленцев» тем, что его сделали подворьем Свято-Успенского Печерского монастыря, основанного и освященного при князе Ярославе Оболенском - Государе Пскова.

Если задуматься о корнях и истоках произошедшего, то получается, что из Киевских и Черниговских земель выходцы Киево -Печерской Лавры протянули свою «отрасль» сначала в Псков, а затем и в Сретенский ставропигиальный мужской монастырь. Хотя быть может, в Пскове эти пещеры существовали ещё до основания Киева и монахи о них знали.

Подобно этому, в годы Персидского бунта, запорожских казаков, среди которых были и казаки Половые - потомки Святого Федора, переселили на Кубань. И переселяли их с той самой реки Буг, на которой стоит Замок «Лебедь Белая» города Межбеж, иначе называемого - городом Между Богами. («Белая Русь: «Орден Лебедя» города «Между Богов» и место паломничества хасидов всей планеты»).

Вот здесь на Кубани - и пересеклись ветки потомков Святого Федора и потомков Принцев Каджаров

И вот так, через Святого Федора, Ярославовы и Каджары оказались - в родстве! Не менее Великую роль в этой истории сыграли и Печерские Лавры…

Говорят, что Чудо, это то, что невозможно объяснить.

И многие Чудеса, в истории рода Ярославовых возможно связаны с тем, что более 500 лет назад родоначальник князей Ярославовых принял на себя риск и участвовал в освещении Псково-Печерского монастыря, который отказались освящать священники Троицкого Собора Пскова.

Смелым Князем был Ярослав Васильевич Оболенский!

Получается, что он знал и понимал о псковских «Богом зданных пещерах» и о тех, кто молится в них, много больше, чем те, кто, казалось бы, посвятил свою жизнь церкви.

Вот так, принятая им когда-то на себя ответственность, произросла в совершенно фантастическую историю о Псковских и Печерских Чудесах.

К таким чудесам я отношу и тот факт, что князь Ярослав Васильевич Оболенский умер в статусе Государя Пскова и похоронен в Троицком Соборе, как Государь.

К таким Чудесам я отношу то, что до революции 1917 года Псков оставался, де - факто, Государством.

К таким чудесам, я отношу и сенсационную находку, сохранившейся Божьим промыслом, Грамоты Принца Псковского Ярослава Васильевича Оболенского в Ратуше города Таллина, вдохновившую участников Международной конференции к 1100-летию города издать развернутую монографию, где будет по-новому представлена роль Пскова в истории России и его значение для Западной Европы.

Что-то такое сумел сделать перед своей смертью Принц Пскова Ярослав Васильевич Оболенский из Черниговского княжеского дома Рюриков, что не только искупил свои грехи, но и задал какой -то кардинальный поворот в судьбе Пскова и России.

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС