Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Франция: лунинский «Лжедмитрий» и биография Святого томского старца Федора Уварова - сына Натальи Ярославовой (Уваровой), как считают историки

    • А.М.Голицын, строивший церковь в Троице-Подлипье вместе с помещиком Уваровым
    • А.Н.Долгоруков, завершавший строительство церкви в Троице-Подлипье, где похоронена Н.М. Уварова (Ярославова)
    • А.Я.Нарышкина с дочерью Т.К.Нарышкиной
    • Царевна Наталья Алексеевна, в честь которой названа дочь А.Т.Ярославова - Наталья Алексеевна Ярославова
    • Схема родства Ярославовых и Волковых через Наталью Алексеевну Волкову-Ярославову и её сына А.Т.Ярославова
    • М.Ф.Орлов, член «Ордена Русских Рыцарей» № 1, Стратег. Худ. А.Ф.Ризенер
    • М.А.Дмитриев-Мамонов, член «Ордена Русских Рыцарей» № 2
    • М.С.Лунин, член «Ордена Руссикх Рыцарей» № 5, портрет П.Ф.Соколова
    • Святой томский старец Федор Кузьмин
    • Архиепископ Ярославский Евгений (Казанцев), в переписке с которым находился П.А.Соколов, сын Ф.М.Ярославовой
    • Платон (Левшин) митрополит Московский и Коломенский, наставник архиепископа Евгения (Казанцева)
    • Филарет (Дроздов) митрополит Московский и Коломенский, ученик Платона (Левшина), молился за предков Федора Кузмича
    • Архиепископ Стефан Вологодский и Великоустюжский, с которым переписывался П.А.Соколов - сын Ф.М.Ярославовой
    • Титульная страница трактата Аббона Флери, который везли М.С.Лунину из Парижа в ссылку

© Наталья Ярославова-Чистякова
15 февраля 2012 года

Хочу посвятить отдельную статью Наталье Михайловне Ярославовой - Уваровой - матери Федора Александровича Уварова, по одной из версий, - святого томского старца Федора Кузьмича, поскольку её история продолжает историю храма Рождества Иоанна Предтечи на Пресне. Ведь в построенной помещиком Уваровым церкви, рядом с которой была похоронена Наталья Уварова с мужем, обнаружены все те же лебединые фрески В.М.Васнецова, пусть даже и в копии. Да и первый настоятель Предтеченского храма носил ту же самую фамилию Кузьмин, которой при аресте назвался старец Козьмин. Позже он стал известен, как Федор Козьмич и Федор Кузьмич, т.е. фамилия перешла в отчество.

Вторая причина связана с этой же Троицкой церковью, вСергиево-Посадском благочинии, построенной помещиком Уваровым. Дело в том, что в этой церкви есть редкая икона, которую «по местному выражению называют «Плакущей», а я как раз, вслед за М.М.Ярославовой- Черевиной, ищу «Плачущую прародительницу» легенды рода Ярославовых и «Плачущую Богородицу», которой посвятила уже целый цикл статей, и этот цикл далеко не закончен («Рыцарский культ Плачущих Богородиц и Плачущих Ярославн: Филермская икона «Мальтийского креста», Казанская и Огневидная Богоматери»).

Местность, где помещиком Уваровым была построена каменная церковь Живоначальной Троицы в те времена называлась «погост Троица-Подлипы»или просто Подлипы (Подлипье).Переяславского уезда, Владимирской губернии. Ныне оно именуется с.Новая ШурмаШуромского стана известно ещё в XVI - XVII веках («Шуромский стан»).

Первая деревянная церковь, существовавшая на «погосте Троица-Подлипы» упоминается ещё в документах 1-й четверти XVII века. Помещик же Уваров строил уже каменный храм, вместо деревянного. При этом,территориально, построенный им храм расположен в северной части района, к северу от реки Дубны. И на посвященном этому храму сайте, эта история описывается так

«В 1798 г., с благословения преосвященного Виктора, епископа Суздальского, на средства местного помещика майора Уварова было начато строительство каменной церкви. Деятельную помощь при постройке оказали: местный вотчинник обер-камергер вице-канцлер, князь Александр Михайлович Голицын (1723 - 1807) и наследник его имения князь Александр Николаевич Долгорукий (1757 - 1844)…

Храм был украшен настенной живописью. По всей видимости, роспись производилась поэтапно: фрески основной части храма и трапезной по манере исполнения отличаются друг от друга. Художник, работавший в приделе преподобного Сергия Радонежского, явно копировал полотна М. Нестерова и В. Васнецова. Эти фрески можно датировать кон. XIX - нач. XX вв. Роспись алтаря и центральной части - более ранняя. Из настенной живописи сохранились отдельные сюжеты, фрагменты, но все они в настоящее время находятся в печальном состоянии

Церковь Святой Троицы в Новой Шурме - один из самых интересных памятников Сергиево-Посадского благочиния. В XIX веке в ней было освящено пять престолов, какни в одном другом храме района» («Троицкий храм,Сергиево-Посадское благочинье, Историческая справка»).

В других источниках говорится о том, что помещик Уваров начал строительство храма, а князь А.М.Голицын продолжил. Князь же А.Н.Долгоруковзанимался уже его росписью:

«С благословения преосвященного Виктора, епископа Суздальского,. Строительство церкви продолжил новый помещик, оберкамергер, князь Александр Михайлович Голицын, известный московский благотворитель. Строительство и украшение храма завершилось при наследнике Голицына, князе Александре Николаевиче Долгоруком, который женился на одной из двух дочерей князя Голицына («Новая Шурма. Церковь Живоначальной Троицы»).

Судя по датам, строительство каменного храма началось через два года после смерти Натальи Михайловны Ярославовой- Уваровой и её супруга А.А.Уварова ушедших из жизни в один 1796 год, и похороненных именно на «погосте Троица-Подлипы», что следует из памятных дат на их надгробиях:

«Подъсимъкамнемълежитътѣло генеральши Наталiи Михайловны Уваровой, родилась 1756 года августа 23 дня, докончила жизнь 1796 года августа 29 дня. Житiяея было 40 лѣтъ и 5 дней…

Закону Божiювъслѣдъ я шла, и вѣра правила всю жизнъ мои дѣла, душа моя вѣкъвъ небесный путь стремилась, вънадеждѣ на Творца я въвѣчностьпреселилась» (Пог.Подлипы Переслав.у. Владим.).

Рядом с ней похоронен и её муж:

«Уваровъ Александръ Артамоновичъ, генералъ-маiоръ, р. 1741 † 1796 (Пог.Подлипы Переслав.у. Владим.)».

Впервые эти сведения приводились мною в апреле 2011 года в статье «Четыре ЯН: Натальи Ярославовы и их Михаилы … От XIII до XXI века»

С учетом этих сведений, вероятно предположить, что строительство церкви было начато их сыном, помещиком Уваровым, год рождения которого можно оценить, как 1775-1785, принимая во внимание год рождения самойН.М.Ярославовой - Уваровой.

Судя по датам и описаниям родства с Ярославовыми, в частности, с «теткой Е.А.Ярославовой» этим сыном является Федор Александрович Уваров (Черный).

Весьма важно упоминание о том, что вместе с Уваровым, церковь в Подлипах, строили также А.Н.Долгоруков и А.М.Голицын, местом рождения которого была Тула, поскольку Голицыны, через Павловых, имевших поместья в Туле, состояли в родстве с А.Т.Ярославовым - двоюродным дядей Натальи Ярославовой - Уваровой.

При этом, упоминание именно Александра Михайловича Голицына, участвовавшего в строительстве храма в Подлипах, я встретила, когда работала с «Дневниковыми записками»А.Т.Ярославова (Павловича ?), хранящимися в отделе древних рукописей Российской Национальной Библиотеки в Санкт- Петербурге (Императорская Библиотека). И уже тогда моя гипотеза касательно этого упоминания, относилась именно к А.М.Голицыну, рожденному в 1723 году, бывшему послу в Лондоне. Весной 2011 года, звучал этот мой комментарий к Дневникам А.Т.Ярославова так:

«Есть также записи, где кратко пересказываются письма, полученные от Б.С.Голицына. К примеру: «Пишет Голицын… благодарит за гостинцы». В томе первом записок (ед.хр.0.90, стр. 29-13) есть также фраза «Александра(?) Михайловича Голицына». Возможно, речь идет, к примеру, о князе Александре Михайловиче Голицыне (6 ноября 1723 - 15 ноября 1807, Москва) - сыне генерал-адмирала М. М. Голицына от брака с Т. К. Нарышкиной, который служил в посольстве России в Голландии. Тем более, родство с Нарышкиными указывает на то, что это общий круг».

И вот теперь, год спустя, эта гипотеза подтверждается ещё и тем, что сын Натальи Михайловны Ярославовой - Уваровой (либо родственник её мужа) строил каменный храм на месте их захоронения вместе с князем Александром Михайловичем Голицыным (1723 г.р.).

Дополняет эту картину тот факт, что матерью Александра Михайловича Голицына была Татьяна Кирилловна Нарышкина (Голицына) - дочь кравчего и стольника Петра I, обер-коменданта псковского и дерптского, первого коменданта с.-петербургского, а также московского губернатора Кирилла Алексеевича Нарышкина. Её супругом и отцом А.М.Голицына, а также С.М.Голицына был князь Михаил Михайлович Голицын. (1681-1764).

В судьбе конкретно Алексея Тихоновича Ярославова, это родство Нарышкиных и Голицыных имеет значение ещё и по той причине, что матерью А.Т.Ярославова была урожденная Наталья Алексеевна Волкова (Ярославова) - дочь Алексея Авраамовича Волкова, погибшего в битве при Лесной в 1708 году. Однако он не просто погиб в битве,при Лесной. Он спас жизнь Петру I. В благодарность за это Петр I поручил воспитание осиротевших детей Алексея Авраамовича Волкова своей сестре царевне Наталье Алексеевне. Среди этих осиротевших детей должна была быть и Наталья Алексеевна Волкова - мать А.Т. Ярославова. Поэтому имя Наталья дочери А.Т.Ярославова - Натальи Алексеевны Ярославовой (Бердяевой) тоже появилось не случайно. Она была названа в честь царевны Натальи Алексеевны.

Догадка о том, что характерное для Ярославовых имя Наталья, в частности, начиная с XVIII века, связано с именем Натальи Нарышкиной и её дочери царевны Натальи Алексеевны, появилось у меня ещё до того, как я узнала о воспитании матери А.Т.Ярославова у сестры Петра I - Натальи Алексеевны .

Эти свои ощущения и выводы несколько месяцев назад я описала в статье «Царское имя Натали от царя Аттилы и мужская Ё (Yo) версия современной политики России».

Наряду с этим, существовало много и других указаний, подвигающих к этим выводам. Уж слишком символически Натальи Ярославовы смотрелись в истории рода Ярославовых. Ни одно другое имя вот так не выделялось и не воспроизводилось на протяжении веков.

Теперь же, новые факты о воспитании детей Алексея Авраамовича Волкова под попечительством царевны Натальи Алексеевны, поясняют мотивы, по которым Ярославовы отдавали предпочтение этому имени. И в данном случае, двоюродный брат Алексея Тихоновича Ярославова - Михаил Иванович Ярославов, также назвавший свою дочь Наталья, вероятно, выбрал «царское имя Натали» по этой же логике.

И именно его дочь Наталья Ярославова стала Натальей Михайловной Уваровой.

Из «Дневниковых записок» А.Т.Ярославова также ясно, что он находился в постоянной переписке и с Борисом Сергеевичем Голицыным (младшим), сыном Статского советника князя Сергея Борисовича Голицына (1688-1758) и внуком известного в исторических хрониках дядьки-воспитателя юного царя Петра - князя Бориса Алексеевича Голицына (1654-1714). Вот этот самый Голицын Борис Алексеевич (1654-1714), сблизившись с Нарышкиными, был одним из инициаторов провозглашения в 1682 году Петра I первым царем.

История этой переписки с внуком дядьки Петра I описывалась мною подробно в статье «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское».

Таким образом, получается, что в ближайшее окружение Петра I входило несколько фигур, с которым были близки предки двоюродных братьев А.Т.Ярославова и М.И.Ярославова. Это и дядька Петра - Борис Алексеевич Голицын и Михаил Михайлович Голицын - супруг Т.К.Нарышкиной . Это дед А.Т.Ярославова по материнской линии, спасший Петру I жизнь - Алексей Авраамович. Волков, и мать А.Т.Ярославова - Н.А.Волкова, воспитанница царевны Натальи Алексеевны. Это также и Артамон Матвеев (Ярославов - Медведь), воспитанницей которого была Наталья Нарышкина

Наконец, это патриарх Иоаким, выступивший на стороне царевича Петра I, и при этом, основавший храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне, в стене которого находятся уникальные закладные доски четы Ярославовых. Первым настоятелем этого храма были Кузмины. Эта фамилия, затем иногда встречается у Ярославовых и в интерпретации Кузминых, и в версии Кузьмины…

Как уже сказано выше, Козьминым назвался на первом допросе старец Федор Козьмин, ныне известный, как Федор Козьмич (Кузьмич) и как святой Федор Томский. Согласно одной версии, Козьмин - это император Александр I. Согласно второй версии - это Федор Александрович Уваров - исчезнувший сын Натальи Михайловны Ярославой, в браке Уваровой, похороненной на погосте Троице-Подлипы.

Исчез её сын, спустя 20 лет, после смерти матери. Т.е. Наталья Михайловна Ярославова -Уварова не была свидетельницей этих событий.

Не могу сказать, была жива в год исчезновения Федора Уварова её родная сестра Фекла Михайловна Ярославова, в браке Соколова, но её сын Павел Аполлонович Соколов - двоюродный брат Федора Александровича Уварова ( возможного старца Федора Кузьмича) переписывался с неким томским старцем Авраамом.

Найти информацию об этом томском старце Аврааме я не смогла. Поскольку, когда я набираю ключевые слова «томский старец Авраам», то мне открывается информация о святом Федоре Томском, т.е. о старце Федоре Кузьмиче.

Сведения же о переписке Павла Аполлоновича Соколова с томским старцем надо отнести к, полностью, достоверным. В частности, ещё и потому, что это сын Аполлона Степановича Соколова, известного его «Менчаковскими архивами», находившегося в переписке со святителем Игнатием Брянчаниновы. Т.е. он происходил из семьи, где была высокая культура ведения архивов.

При этом, в полном объеме, информация о переписке сына Фёклы Михайловны Ярославовой - Павла Соколова, с томским старцем звучит так:

«Павел Аполлонович Соколов вместе с женой Александрой Яковлевной «имели тесную связь с церковью, вели переписку с довольно высокими религиозными лицами: архиепископом Астраханским Стефаном, архиепископом Ярославским Евгением, Томским старцем Авраамом», так об этом пишут исследователи проекта «Ярославика» («Соколовы. История рода»).

И добавляют «Из этих писем мы узнаем, что пожертвованные Александрой Яковлевной камни будут вставлены в венце в ризе Толгского монастыря; что план иконостаса в Николо-Ухтомскую церковь архиепископ Ярославский Евгений в 1849 году получил от Павла Аполлоновича Соколова.«План иконостаса в Николо-Ухтомскую церковь я получил и рассматривал с удовольствием. Он не только хорош, но даже великолепен. Конечно, он в итальянском, а не византийском, и указ повелевал строить в византийском, ничего не говоря об иконостасах. Одно почитаю нужным, чтобы два ангела на коленах не были разные, а на досках живописные. Ещё не достанет надписи на плане, в какую он церковь, а это нужно». (Отрывок из письма архиепископа Ярославского Евгения»).

Архиепископ Ярославский Евгений (Андрей Евфимович Казанцев), отрывок из письма которого процитирован выше, имел выдающуюся биографию. Это ученик митрополита Московского и Коломенского Платона (Левшина), принявший постриг в Троице-Сергиевской Лавре, где игуменом, на три века раньше, был старец Паисий (Ярославов). Он был ректором Троицкой семинарии; игуменом Угрешского монастыря, архимандритом Дмитровского Борисоглебского и Можайского Лужецкого монастыря, ректором Московской семинарии, архимандритом Московского Заиконоспасского монастыря. В его кадровой политике, при назначении на места он всегда предпочитал ученых. Получив сан епископа Евгений (Казанцев) был епископом Курским и Белгородским, архиепископом Псковским, архиепископом Тобольским и Сибирским, архиепископ Рязанским, и наконец, архиепископом Ярославским и Ростовским.

Его наставник Платон (Левшин) - это законоучитель наследника российского престола великого князя Павла Петровича, согласно указа Екатерины II. Он также был настоятелем Троице-Сергиевой Лавры, членом Священного Синода, основал Вифанию. С 1775 года Платон (Левшин) был архиепископом московским и директором Славяно-Греко-Латинской академии, учрежденной патриархом Иоакимом, основавшим церковь Рождества Иоанна Предтечи на Пресне.«По вступлении на престол императора Павла Петровича 6 ноября 1796 года, протестовал против введения последним практики жалования духовенству государственных орденов . Явился одним из 2-х первых иерархов, сопричисленных к ордену Андрея Первозванного, совершил его коронацию … 15 сентября 1801 года совершил коронацию Александра I и его супруги Елисаветы Алексеевны…» (Платон (Левшин)).

Таков был учитель архиепископа Евгения (Казанцева), в судьбе которого произошел уникальный случай в год восстания декабристов, прямо предшествующий году «исчезновения » Фёдора Александровича Уварова.

Дата, в которую «пропал» Федор Уваров - 7 января 1727 года, город - Петербург. Не ясно, новый стиль или старый, т.е. 25 декабря 1726 года или 7 января 1727 года, но в любом случае, это указание на Рождество Христово, когда люди начинают «новую жизнь».

Возможно, именно так и решил сделать Федор Александрович Уваров. Однако есть вопрос: под влиянием какой, потрясшей его информации, он мог совершить такой кардинальный перелом в его жизни?

В этом же 1826 году, правда в его начале, архиепископ Евгений (Казанцев) прибыл в Тобольскую и Сибирскую епархию. Произошло это после того, как ему трижды приснился один и тот же сон, побудивший его подать прошение о том, чтобы стать архиепископом в Тобольске.

Описывается эта история так:

«30 сентября 1825 года, по личному прошению, архиепископ Евгений был назначен на Тобольскую кафедру. Прошение преосвященного о переводе в далекую Сибирь вызвано тем, что ему (Евгению) было подряд три сновидения, в которых сначала его мать, затем отец и, наконец, митрополит Платон настойчиво указывали ему о необходимости просить перемещения в другую епархию, а митрополит Платон указал именно Тобольскую. В Тобольск он прибыл 30 декабря на закате солнца, а 1 января 1826 г., служил первую литургию и произнес слово на новый год».

Т.е. сновидения имели место за несколько месяцев до восстания декабристов. А в Тобольской губернии, куда сослали декабристов, он оказался через две недели после этого восстания 14 декабря 1825 года,на Сенатской площади.

Так получилось, что епископ Евгений (Казанцев) «дожидался» декабристов, сосланных в Ялуторовск, в этой Тобольской и Сибирской епархии.

До второй половины XVIII века Тобольская епархия, совпадавшая с административными границами Сибирской губернии, включала в себя территорию Урала, Сибири и Дальнего Востока. С 1724 года в состав Сибирской губернии входили провинции Тобольская, Енисейская и Иркутская.

Таким образом, брат супруги Федора Александровича Уварова - Михаил Сергеевич Лунин, после восстания декабристов, оказался на территории епархии епископа Тобольского и Сибирского Евгения (Казанцева), поскольку он был сослан а район Иркутска.

В XVIII веке высказывалось мнение, что раскаяние именно перед М.С.Луниным, побудило Федора Александровича Уварова стать старцем Федором Кузмичем. Поэтому весьма важна сама история дружбы Федора Уварова и Михаила Лунина со времен Кавалергардского полка:

«…Лунин обычно стрелял в воздух - зато противники, случалось, попадали, «так что тело Лунина было похоже на решето». Впрочем,«знаками» поединков отмечены едва ли не все его приятели. О другом забияке, «черном Уварове», - Денис Давыдов говорил: «Бедовый он человек с приглашениями своими. Так и слышишь в приглашениях его: «покорнейше прошу вас пожаловать ко мне пообедать, а не то извольте драться со мною на шести шагах расстояния»».

Уваров и Лунин, понятно, обменялись «знаками», а после «Черный» вдруг посватался за родную сестру Лунина Екатерину Сергеевну, получил согласие от батюшки и сделался свояком (свадьба была в 1814 году, «невеста с головы до ног в бриллиантах»).

Была у Лунина дуэль и Алексеем Орловым… В момент дуэли Лунин дважды стрелял в воздух «Позже Михаил Федорович Орлов часто говорил Лунину: «Я вам обязан жизнью брата…». Дуэли запрещены, но кто ж не дерется? Император Павел через гамбургскую газету посылал вызов всем императорам и королям, которые имеют к нему какие-нибудь претензии, предлагая взять секундантами первых министров. На Венском конгрессе император Александр собирался вызвать Меттерниха из-за Польши и Саксонии» («Лунин» Натан Эйдельман).

Описанная дружба и родство Уварова с Луниным относится к временам : перед отъездом М.С.Лунина в Париж, где он жил с 1815 года, в очень стесненных жилищных и финансовых обстоятельствах, поскольку ещё не получил огромного состояния своего отца тамбовско-саратовского помещика.

Однако к дате свадьбы Ф.А.Уварова и Е.С.Луниной, брат невесты М.С. Лунин был уже героем Войны 1812 года: «Кампанию 1812-1814 гг. Михаил Лунин закончил кавалером трех орденов и золотой шпаги «За храбрость». (Лунин Михаил Сергеевич). Во время войны М.С.Лунин рвался на переговоры с Наполеоном, но эти переговоры доверили Михаилу Федоровичу Орлову - сыну Т.Ф.Ярославовой. Михаил их вел в течение всей войны, и Михаил же подписал акт капитуляции Парижа.

В этом же 1814 году М.С.Лунин стал членом «Ордена русских рыцарей» - тайной политической организации аристократии, созданной в 1814 году Орловым М.Ф. и Дмитриевым-Мамонтовым М.А.

Под №1 в Списках Ордена значился Михаил Орлов. Он был Стратегом. Под № 2 в Списках Ордена значился граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов - он отвечал за Тактику. Под № 5 в Списках был Лунин Михаил Сергеевич - участник Аустерлицкого сражения и сражения при Бородино. («Михаил Орлов - он подписал акт капитуляции Парижа и стал «Иоанном Предтечей» отмены крепостного права в России»).

После 1814 года Михаил Орлов также большей частью находился в Париже и Европе, завершая вместе с императором Александром I решение послевоенных юридических, геополитических и даже монархических вопросов, возвращая Бурбонов к власти во Франции.

А Михаил Лунин в 1815 году, как уже сказано, проживал в Париже, где общался с философом Сен-Симоном.

И во всей этой парижской истории Михаила Сергеевича Лунина меня больше всего удивило то, что проживая в столице Франции, чуть ли не на чердаке, он работал над книгой «Лжедмитрий» !

Обращу ещё раз внимание. Не над книгой «Наполеон», что было бы актуально для этих послевоенных лет, а над книгой «Лжедмитрий».

«Лунин сперва служил в кавалергардском полку, но колоссальные долги заставили его покинуть службу и уехать заграницу. Здесь он сделался католиком и проживал в Париже, на чердаке, перенося всякие лишения, давая уроки и трудясь над трагедией «Лжедмитрий». Это произведение Лунин написал на французском языке, который знал лучше родного, вследствие тогдашнего воспитания» («Замечательные чудаки и оригиналы», Глава 11 . Странности семейства Луниных, М.И.Пыляев).

Выбор темы «Лжедмитрий» удивил меня по той причине, что это произошло почти сразу после того, как М.С.Лунин, через его сестру Екатерину, породнился с Ф.А.Уваровым - сыном Натальи Михайловны Ярославовой- Уваровой .

Наталье Михайловне Ярославовой - Уваровой, также как и её сестре Марии Ярославовой (Черевиной), должна была быть известна легенда о «Плачущей Прародительнице», в отношении которой Ярославовы не добились исполнения неких обязательств.

Одновременно с легендой о «Плачущей прародительнице», в истории рода Ярославовых очень часто возникает и тема «дмитрия» … Да и древняя гравюра о потомственном дворянстве Ярославовых, с рыцарскими перьями, упоминает о Дмитрии Ивановиче Ярославове, и относится она к началу XVII века. Таким образом, у Ярославовых, XVIII века, также как и у Ярославовых в XX-XXI веке, могли возникнуть мысли о существовании некого родства с московским императором Дмитрием Ивановичем.

Однако темой «Лжедмитрия» увлекся Михаил Сергеевич Лунин . Почему ? Можно предположить, что он услышал отголоски этих легенд от Федора Александровича Уварова - мужа его супруги … А быть может, М.С. Лунин собрал воедино то, что услышал от Ф.А.Уварова, от М.Ф.Орлова, с которым состоял в «Ордене Русских Рыцарей» и от «странной Луниной», обладавшей столь прекрасный голосом, что Наполеон, ещё до войны, просил её петь в дружеском кружке в Тюильри.

У Натана Эйдельмана в его произведении «Лунин» описывается это так

«…В Лувре выскабливали со стен букву N … Аустерлицкий мост переименовали в мост Садов, Наполеон находился на острове Святой Елены…

Французская академия назначила темой для конкурса: «Счастье, доставляемое занятиями наукой».

А М.С.Лунин, прибыв в Париж заявил товарищу «Мне нужно только комнату, кровать, стол и стул; табаку и свеч хватит еще на несколько месяцев. Я будут работать: примусь за своего Лжедмитрия»…

Зачем же было ехать так далеко?…

Ипполит Оже узнает, что его друг собирается писать по-французски

«Я задумал исторический роман из времен междуцарствия: это самая интересная эпоха в наших летописях, и я поставил себе задачею уяснить ее. Хотя история Лжедмитрия и носит легендарный характер, но все-таки это пролог к нашей теперешней жизни. И сколько тут драматизма! Я все обдумал во время бури…»

Оже вспоминает, что пришел в восторг от плана романа. Работа пошла быстро, и француз пожелал показать ее результаты компетентному лицу … Незаконченный роман прочитал Шарль Брифо, известный в ту пору литератор, будущий член академии: «Ваш Лунин чародей! Мне кажется, даже Шатобриан не написал бы лучше!» … В 1817-м «не хуже Шатобриана» означало превосходнейшую степень»

Но куда же делась эта трагедия «Лжедмитрий» М.С.Лунина ?

«От «Лжедмитрия» не сохранилось ничего, кроме заглавия. Можно лишь догадываться, что Смутное время с его анархическими страстями и характерами привлекло Лунина по закону сродства; свободой выбора, открывавшегося в 1600-х годах для деятельных натур, тогдашних Луниных. (Не слыхал, ли Пушкин о том замысле?…)»

Роман был на французском языке. Его читали … Но он исчез не оставив и следа?

В это плохо верится.

К тому же, то, что узнал М.С.Лунин в дни написания романа «Лжедмитрий», явно сыграло роль в его последующей карьере и выборе места жительства.

Ведь в дни декабрьского восстания 1825 года, он не был в России.

В 1822 году М.С. Лунин поступил на службу в Лейб-гвардии Гродненский гусарский полк. Он был назначен адъютантом Великого князя Константина Павловича, который был главнокомандующим войсками Варшавского военного округа.

Т.е. он служил Великому князю Константину Павловичу, который якобы отказался от престола в пользу Николая IПавловича. Пишу якобы, потому что после смерти Александра I офицеры уже успели принять присягу перед Великим князем Константином Павловичем. В этом и была причина большого брожения в элитных войсках, когда встал вопрос о новой присяге - Николаю. Особенно в Ярославле, где жила сестра М.С.- Лунина - Екатерина Сергеевна Лунина - Уварова, надо так понять, вместе с её мужем генералом Федором Александровичем Уваровым. Одновременно, в окрестности Ярославля, в те годы начались и крестьянские восстания.

М.С.Лунин, как уже сказано выше, в это время был в Варшаве. Среди декабристов, он был арестован одним из последних, в апреле 1826 года.

И мне подумалось, что вот эта история о том, как Федор Александрович Уваров боролся за имения М.С.Лунина после его ареста, заставляя супругу подписывать нужные бумаги, была связана далеко не с собственностью.

Т.е. если М.С.Лунин писал трагедию «Лжедмитрий» под влиянием информации, полученной от Ф.А.Уварова, то Федора Уварова должны были интересовать архивы Лунина, а не его дом. Но чтобы получить доступ к архивам, надо было получить доступ к собственности М.С.Лунина. Вот этим и был продиктован судебный спор за имущество М.С.Лунина, который больше всего и запомнился наблюдателям, осудившим Ф.А.Уварова и посчитавшим, что в последующем он раскаялся и стал старцем Федором Кузмичем.

Для того, чтобы перепроверить эту свою версию, я начала искать исследования, в которых упоминался бы интерес Ф.А.Уварова, в первую очередь, к архивам М.С.Лунина.

Такие свидетельства, как я и ожидала, нашлись.

«Уварова пытается вызволить варшавские бумаги (брата), но неудачно, они остались погребенными в делах Государственной канцелярии … В стыде и печали провожают 1826 год Уваровы.

Лунин завещал имение кузену Николаю, чтобы избавить своих крестьян от своеволия «черного Уварова». Последний поднимает шум, доказывает, что завещание каторжника недействительно. «Уварова, - как писал Николай Лунин, - все делала и подписывала из страха к мужу». Однако за два дня до Нового года царь пишет «согласен» на документе, приостанавливающем притязания Уварова на тамбовские и саратовские деревни Лунина.

7 января 1827 года Федор Уваров выходит из дому и исчезает навсегда … Много догадок высказывалось по этому поводу, но ни одна не могла быть подтверждена. В 1923 году историк К. В. Кудряшов написал книгу, в которой доказывал, что Уваров - это и есть «старец Федор Кузьмич», появившийся в 30-х годах прошлого века в Сибири: таинственное лицо явно аристократического происхождения»

В конечном счете, имения брата достались Е.С. Уваровой-Луниной. А позже началось состязание уже за «архивы самой Уваровой»…

Что стало известно Федору Александровичу Уварову из бумаг Лунина не известно, но его исчезновение было связано либо с тем, что он нечто узнал из архивов М.С.Лунина. Либо он отправился вслед за М.С.Луниным…

Причем М.С.Лунин до 1828 года был в крепости Свеаборг. А в 1828 году переведен в Читинский острог, т.е. большую часть своей ссылки он провел около Иркутска, на территории Тобольской и Сибирской епархии, где епископом в это время был Евгений (Казанцев), попросивший назначения в Сибирь после трех сновидений, в одном из которых его наставник митрополит Платон (Левшин) прямо назвал город Тобольск.

В 1837 году епископ Евгений (Казанцев) становится епископом Ярославским и Ростовским, т.е. он покидает Рязань, куда из Тобольска был переведен в 1831 году .

Старец же Федор Кузмич появляется в районе Красноуфимска в сентябре 1836 года. В марте 1837 года Федор Кузмич был перевезен в Томскую область, где жил на Белом Яре (Белоярск) в келье избушке.

В этом же 1836 году губернатором Западной Сибири становится Горчаков, Пётр Дмитриевич (1836-1850) дочь которого - Наталья Горчакова, возможно уже являлась, к тому времени, супругой сына Федора Александровича Уварова - Александра Федоровича Уварова .

Либо дочь П.Д.Горчакова стала супругой сына Ф.А.Уварова в тот период, когда её отца назначили Западно-Сибирским генерал -губернатором и они жили с ним в Тобольске и Омске. Причем в биографии П.Д.Горчакова написано, что он благоволил декабристам.

Странно, что никто не обратил внимание и на этот факт:

«В 1845 году брат Уваровой неожиданно умер … Прибыв из Берлина в Москву в связи со смертью брата Екатерина Уварова написала весьма интересное письмо генерал-губернатору Восточной Сибири, в котором отдала распоряжение «недвижимое имущество покойного брата отдать ее мужу для последующей передачи «в пользу нуждающихся».

Таким образом, она была уверена, что её муж в 1845 году был ещё жив и находится в Восточной Сибири?» - этот вопрос я ставила в статье: «Женщины Ярославовы, Братья Пушкины и Братья Орловы».

Причем Е.С.Лунина - Уварова отдает распоряжение о том самом недвижимом имуществе, судебный спор о котором был начат Ф.А.Уваровым, и «приостановление «притязаний» на которое со стороны императора Николая, стало причиной исчезновения Ф.А.Уварова 7 января 1827 года. В конечном счете, имущество ушло на благотворительность. Оно не было уже нужно ни М.С.Лунину, ни Ф.А.Уварову, ни его жене и сестре Лунина. И это ещё одно подтверждение того, что интерес для Федора Уварова представляли бумаги Лунина и, вероятнее всего, трагедия «Лжедмитрий»

Весьма интересен вот этот период времени: с 1837 года - смерти А.С.Пушкина - до 1845 года - неожиданной смерти М.С.Лунина. На территории Сибири и Западной-Сибирской епархии одновременно находились будущий святой томский старец Федор Кузмич и Михаил Сергеевич Лунин, которому в Сибирь доставлялись огромные библиотеки, включающие Жития Святых.

Это те самые годы, когда Евгений (Казанцев) становится архиепископом Ярославским и Ростовским, и при этом, с ним, а также с неким томским старцем Авраамом, начинает переписку Павел Аполлонович Соколов - двоюродный брат Федора Александровича Уварова, который, как считает историк Кудряшев, и был старцем Федором Козмичем.

Имя Авраам могло быть выбрано для маскировки. Ведь и М.С.Лунина жандармерия в списках скрывала под фамилией Викторов, дабы вездесущая сестра не узнала, куда его везут.

«В бумагах III отделения имеется документ об отправке в Сибирь Громницкого, Киреева, Боголюбова и Викторова. Против фамилии Боголюбов написано на полях: «полковник Митьков». 24 апреля 1828 года Бенкендорф извещен, что «Громницкий, Киреев, Митьков и Лунин отправлены в Нерчинские рудники».Викторов, выходит, не кто иной, как Лунин, замаскированный псевдонимом, чтобы вездесущая Уварова не узнала…» (Натан Эйдельман «Лунин»)

Есть основания предположить, что бывший епископ Тобольский и Сибирский знал, кто такой старец Федор Кузмич и знал он одновременно место, где находится в ссылке М.С.Лунин. По его возвращении из Сибирской епархии эта информация могла стать известной родственникам М.С.Лунина и Ф.А.Уварова, после чего началась переписка Павла Аполлоновича Соколова с томским старцем, также как и архиепископом Ярославским Евгением (Казанцевым)

В 1849 году старец Федор Кузмич переселился в село Краснореченское… Сохранились воспоминания местных жителей о том, что там старца навещал Иркутский епископ Афанасий (Соколов),

«Епископ Иркутский Афанасий часто посещал старца в Ачинском уезде и иногда по нескольку дней жил у него, назидаясь его глубоко поучительными беседами. Встречался со старцем и святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Дальнего Востока и выказывал ему знаки уважения. Протоиерей Красноярской Петр Попов, (в последствии епископ Енисейский Павел), который был постоянным духовником старца Феодора и раза два-три в году заезжал к нему, беседуя с крестьянами, наставлял их относиться к подвижнику с особым уважением, так как это был, по его словам, «великий угодник Божий»

Упомянутый в этом рассказе архиепископ иркутский Афанасий Соколов (Соколов Андрей Григорьевич), вскоре после описанных встреч с томским старцем Федором Кузмичем стал архиепископом Казанским и Свияжским. Т.е. он стал архиепископом там, где находится Свияжский Богородицкий монастырь, опоясывающая надпись которого сохраняет память о московском императоре Дмитрии Ивановиче, несправедливо названном Лжедмитрием:

«построен при благочестивейшей Марфе Феодоровне (Марии Нагой), при царе Дмитрии Ивановиче, при святейшемъ Игнатии патриархе Московском и всеа Руси и при священном Ермогене» («Ярославичи и Арслановичи, как ключ к пониманию тайны Казанской Богоматери и истории Рязанских князей «Московского княжеского Дома»).

Однако впервые упоминание об архиепископе Казанском и Свияжском Афанасии (Соколове) я встретила в связи с изучением истории Санкт-Петербургской Духовной академии, последним ректором которой, перед революцией, был В.А.Мартинсон. Сейчас же её возглавляет епископ Амвросий недавний настоятель храма Рождества Иоанна Предтечи на Пресне.

В биографии Афанасия (Соколова) была должность ректора Санкт-Петербургской духовной семинарии. К его истории, также как и к истории ректора Казанской духовной академии Иоанна (Соколова)я обращалась в восьмой главе статьи «Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (Эристави)»

В этой восьмой главе мною упоминалась и фамилия Висконти.

И именно представители рода Висконтив 2011 году издали во Франции биографию старца святого Федора Томского («Герб Сфорца и ВисконтиМилано»).

«На французский язык книгу перевела ПатрисияВисконте, житие издано на ее личные средства, сообщает обладминистрация (Томска). Несколько экземпляров поступили в общедоступную библиотеку томского Богородице-Алексиевского монастыря» («Житие старца Федора Томского издано во Франции»)

Таким образом, «Житие старца Федора Кузмича», который по одной из версий является Федором Александровичем Уваровым, издано в той самой Франции, где М.С.Лунин писал свою трагедию «Лжедмитрий» и с нею знакомились ценители французской прозы.

Вот эта фамилия Висконти упоминалась мною в статье о храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне в следующем контексте:

«Святым покровителем города Милана, откуда иеромонах Амвросий привез частичку мощей святых Адриана и Натальи, является миланский епископ IV века Амвросий Медиоланский, в честь которого, вероятно, и был назван иеромонах. Авторитет Амвросия в те времена был настолько велик, что он оказывал влияние даже на политику императора Феодосия Великого. А спустя 1000 лет, в 1447-1450 гг была даже создана Золотая Амброзианская республика с центром в Милане,названная в честь святого Амвросия. И хотя в начале 1450 годаФранческо Сфорца, зятюВисконти, удалось восстановить Миланское герцогство сам факт существования Золотой Амброзианской республики, посвященной святому Амвросию, вошел в историю».

Висконти и Сфорцы являются героями книги «Лебеди Леонардо». Упоминаю об этом по той причине, что у Д.В.Айналова была книга «Этюды о Леонардо Да Винчи», изданная в Ленинграде в 1939 году. Одновременно, в эти же годы, священником Иоанном (Павловым) создавалась мозаика в храме Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, подобная мозаике баптистерия в Альбенге (Альбеньи), которую изучал в Италии Д.В.Айналов . .

Считается, что именно во времена святого Амвросия Медиоланского была возведена древняя базилика Сан-Лоренцо-Маджоре (Св.Лаврентия)…

А в алтаре капеллы св.Ипполита хранятся мощи святой Натальи - мученицы, супруги св.Адриана, пострадавшей в начале IV века »

Что могло заинтересовать Висконти в томском старце Федоре Кузмиче ?

Если посмотреть историю рода Висконти и Сфорца, то думаю, что главной для них является тема: рода Великих.

Дело в том, что Великий Маттео был и среди Висконти:

«Висконти (Visconti, от vescomes - виконты), итальянский аристократический дом. Первый исторически известный деятель из этого дома был Элипрандо, назначенный в 1037 году миланским вице-графом (vice-comes или visconte); сын его, рыцарь Оттоне, принял отцовский титул как прозвище и назвался Висконти. При поддержке папы Урбана IV Оттон Висконти II (1207-1295), будучи архиепископом Милана, вступил в противоборство с фамилией Делла Торре, в то время правившей Миланом. В 1277 в битве при Дезио войска Делла Торре потерпели поражение, и Оттон стал править единолично, ссылаясь на старинные права миланских архиепископов на светскую власть. В 1287 он передал власть внучатому племяннику Маттео (1250-1332), получившему прозвище Великий (IlGrande) и удостоенного в 1311 году сана императорского викария и миланского графа. Маттео собрал собственную сильную наемную армию, к 1315 ставшую сильнейшей в Северной Италии» («Герб Висконти»).

Томский старец Федор Кузмич был древнего и знатного происхождения, что признают все, а в его смерти есть подобие описания смерти Михаила Черниговского.

«Перед рассветом второго дня везшие старца приехали в деревню Турунтаево, в шестидесяти километрах от Томска. Отсюда выехали на восходе солнца. Вдруг, недалеко от Турунтаево, по обеим сторонам дороги показались два ослепительно светлых столба, поднимавшихся от земли до неба. Столбы эти как бы двигались перед повозкой со старцем Феодором до самого Томска и сделались невидимыми только на Воскресенской горе. Причем это знамение видели все, ехавшие с праведником. Дочь Хромова обратилась к старцу: «Батюшка, пред нами идут какие-то столбы». На это святой тихо промолвил: «О, Пречистый Боже, благодарю…» и что-то долго шептал про себя.

…В момент кончины старца соседи Хромова, находившиеся в это время на Верхней Елани, видели, что из дома Хромовых три раза выкидывало громадное пламя. Они думали, что у Хромова пожар, но когда вернулись домой и узнали, что никакого пожара не было, им сразу пришло на ум, не случилось ли что со старцем. В это же самое время зарево над домом Хромова было видно и с пожарной каланчи. Пожарные долго разъезжали, разыскивая место пожара, но ничего не нашли».

Судя по описанию, старец принадлежал роду «Царей Святых». Если принять во внимание, что в фильме «Письма из провинции» упоминается о том, что Мария Михайловна Ярославова - из Рюриков, также как и её сестра Наталья Михайловна Ярославова (Уварова), т.е. это потомки князей Ярославовых-Оболенских, то получается, что Федор Александрович Уваров тоже принадлежат к Черниговскому княжескому дому, где было много Святых.

Обращу внимание, что среди династии Романовых Святых нет, если различать кровь Святых, умерших естественной смертью, и кровь Святых мучеников. Т.е. никто их Романовых не дошел до состояния старческой святости.

А вот в Черниговском княжеском доме таких Святых много. К тому же именно для Черниговского княжеского дома характерно поклонение Печерской Божией матери. А Псково-Печерская лавра основана при родоначальнике князей Ярославовых - Оболенских («Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых»)

«Жители села Зерцалы в начале XX века хранили у себя в часовне якобы оставленные Фёдором Евангелие, Печерскую икону Божией Матери и «раскрашенный вензель на бумажном листе, изображающий букву «А», с короной над ней и летающим голубком вместо горизонтальной перемычки в букве»

«В Томске старец Феодор часто посещал также храм Казанской иконы Пресвятой Богородицы в мужском монастыре и Иверскую часовню…

Старец Феодор тщательно скрывал свое происхождение, не называя своих родителей даже высокопоставленным духовным лицам. Он говорил лишь, что Святая Церковь о них молится. О себе старец Феодор открыл часто навещавшему его епископу, Афанасию Иркутскому только то, что имеет на свой подвиг благословение святителя Филарета митрополита Московского» («Святой праведный старец Феодор Томский»).

Вот это важная деталь о святителе Филарете митрополите Московском и Коломенском. Родился будущий Филарет в Коломне, история которой, в первую очередь, связана с Дмитрием Донским и его потомками, в семье диакона коломенского Успенского кафедрального собора. Все предки его по отцу и матери были духовного звания. В миру его звали Василий Дроздов и был он наречен в честь свт. Василия Великого. Митрополит Филарет был Действительным членом Императорской Российской академии ; почётным членом Императорской Академии наук . Он также был учеником митрополита Платона (Левшина), как и архиепископ Ярославский Евгений (Казанцев), в переписке с которым, а также с томским старцем, находился Соколов Павел Аполлонович, племянник Натальи Михайловны Ярославовой (Уваровой).

«16 ноября 1808 года в Трапезной церкви Троице-Сергиевой лавры Василий Дроздов наместником Лавры архимандритом Симеоном был пострижен в монашество с именем Филарет, в честь праведного Филарета Милостивого. 21 ноября 1808 года митрополитом Платоном рукоположён воиеродиакона. 11 марта 1812 года определён ректором Санкт-Петербургской Духовной академии…

С 29 ноября 1807 года членом новоучреждённого при Святейшем Синоде «Комитета о усовершении духовных училищ» (с 26 июня 1808 году «Комиссии духовных училищ»), который находился в фактическом ведении влиятельного реформатора М. М. Сперанского. Филарет вступил в Российское Библейское общество сразу же по его основании и оставался его членом до конца, то есть до официального запрещения общества в 1826 году. С 1814 года - директор Общества; с 1816 года - вице-президент. Для Библейского общества он перевёл на русский язык Евангелие от Иоанна

Всемилостивейшесопричислен к ордену Св. Ап. Андрея Первозванного». В августе1837 года - в день 25-летия Бородинского сражения участвовал в торжественной закладке грандиозного Храма Христа Спасителя, а позднее активно содействовал его возведению»

На Духовные Академии и Императорскую Академию я уже не однажды обращала внимание. В данном же случае, считаю важным обратить внимание на Библейское общество. На год его ликвидации 1826. На фигуру М.М.Сперанского,на орден Андрея Первозванного и Василия Великого.

Сперанский и Библейское общество ещё встретятся в этой истории в контексте Александра Михайловича Голицына, принимавшего участие, вместе с помещиком Уваровым, в строительстве церкви погоста Троице Подлипы (Шуромский стан), около которой похоронена Наталья Михайловна Ярославова-Уварова и её супруг Александр Артамонович Уваров. (Подлипы (Подлипье) Переяславского уезда, Владимирской губернии).

Что касается, Ордена Андрея Первозванного, то среди вещей старца Федора Кузмича, была цепь Ордена Андрея Первозванного.

Василий Великий напоминает о подарке Князя Василия (Константина) Константиновича Острожского - будущему московскому императору Дмитрию Ивановичу, несправедливо названному Лжедмитрием. Книга «О постничестве Василия Великого» с подписью князя К.К.Острожского стала для Дмитрия Ивановича «входным билетом» во власть. И «намекал» этим подарком князь К.К.Острожский не на соблюдение поста, а указывал на Василия Великого - одного из трех Вселенских учителей церкви, во времена которого ещё не было «жесткого разделения» на православных и католиков. Т.е. путь к объединению церквей - обращение к временам Вселенских учителей, к эпохе Василия Великого.

В этом и есть разгадка того, кем был Михаил Сергеевич Лунин : католиком или православным. Судя по всему он исповедовал взгляды Василия Великого, поэтому не отказывался ни от того, ни от другого.

Будучи в ссылке М.С.Лунин автор трагедии «Лжедмитрий» читал аббата Флери, книги которого привозили ему за 7000 тысяч верст и «Жития Святых»

Эти факты выяснились при работе с архивами Сергея Федоровича Уварова - сына Федора Александровича Уварова - предполагаемого старца Кузмича, которые хранятся в 1920-х годах, поступили в Рукописный отдел Ленинской библиотеки.

На обороте одного из известных портретов Лунина, там же хранящегося, имеется надпись:

«Аббат Флери печатал тома своей церковной истории в той стране, где Лунин был дважды - сначала офицером, затем частным лицом. Но неисповедимыми судьбами книги аббата найдут Лунина-читателя через четверть века и за семь тысяч верст. Наудачу открываю один из томов:

«Из книг Михаила Сергеевича Лунина. Урик, 1837 год».

И, наконец, в серых переплетных облачениях монументальные Acta Sanctorum («Жития святых»): документы, издававшиеся монахами-болландистами начиная с середины XVII столетия.

Если в столицах это издание уже имелось, то почиталось величайшим раритетом и ценностью, но сомнительно, чтобы во всей Азии был хоть один такой комплект. 50 томов в уваровских ящиках протряслись по дорогам Западной и Восточной Европы, перевалили Урал, форсировали сотни великих и невеликих рек, чтобы попасть, наконец, в домик «шесть на три сажени» в селе Уриковском, близ города Иркутска, и укрепить его владельца в понятиях истины и справедливости.

«У нас от мысли до мысли 5000 верст», - мрачно заметил князь Вяземский». (Натан Эйдельман «Лунин».

Т.е. благодаря Лунину, названные раритетные издания впервые оказались на территории Азии и доставляли их туда в «уваровских ящиках», которые провезли по всей Европе и Азии. Книги, видимо, отправляла сестра, коль скоро ящики назвали «уваровскими». А вот документы и известный портрет М.С.Лунина почему-то оказались у сына Ф.А. Уварова

Речь, видимо, идет о портрете Лунина художника П.Ф. Соколова. По биографии художника П.Ф.Соколова трудно судить : был ли он родственником Павла Аполлоновича Соколова, состоявшего в переписке с томским старцем. Но фамилия Соколов, встретившаяся в этой истории уже третий раз, обращает на себя внимание («Ярославовы - Соколовы: таинственная могила князя Василия, кресты тамплиеров на изразцах и герб Лелива…»)

Весьма интересным представляется мне вопрос о том, что могло быть интересно Михаилу Сергеевичу Лунину - члену «Ордена Русских Рыцарей № 5» в трудах Аббата Флер или иначе Аббон из Флери ?

Прежде чем высказать предположение, приведу краткий сюжет о нем:

«Аббониз Флёри (фр.Abbon de Fleury, лат.Abbo Floriacensis; около 945-13 ноября1004) - монах бенедиктинского ордена, аббат монастыря Флёри во Франции, видный церковно-политический деятель, сторонник Клюнийской реформы, учёный-энциклопедист, святой Римско-Католической Церкви.Сочинения Аббона посвящены математике, агиографии, грамматике, каноническому праву. Знаток священного писания и святых отцов, он составил «Collectiocanonumad Hugonemet Robertumreges» (собрание канонов, посвящённое королям Франции Гуго Капету и Роберту II), напечатанное Мабийоном в 1723 году. В этом своём трактате, известном также как «Сборник канонов» и создавшему ему имя, Аббон выступил в защиту сильной государственной власти, главную задачу которой видел в исполнении предначертаний церкви»

С учетом этой информации, я полагаю М.С.Лунина интересовал вопрос о том: исполнила ли государственная власть предначертания церкви и не стала ли её слабость в Российской империи, нарушением этих предначертаний, если конечно сама церковь не отошла от истины.

Мне думается, что общение между М.С.Луниным и старцем Федором Кузмичем, если им был Федор Уваров, могло происходить при посредничестве священнослужителей и церковнослужителей, которые к томскому старцу приезжали часто, судя по его биографии, основанной на воспоминаниях.

Деньги через этапируемых арестантов старец вероятно тоже передавал для Лунина. Ведь деньги сестры не всегда доходили до брата . Конечно, арестанты не такие уж надежные почтальоны, но что-то, видимо, доносили. Тем более, старец был прозорлив и разбирался в людях.

Т.е. логика всех действий, встреч, дат и переписки святого томского старца Федора Кузмича, также как и его имя Федор, соответствует тому, что это был все-таки Федор Александрович Уваров.

Что же касается ангела хранителя старца по имени - Александр, о котором упоминают Хромовы, то это не имя императора Александра I, а это имя Александра - отца Федора Александровича Уварова.

Ведь и у московского императора Дмитрия Ивановича было два патрональных святых : Иоанн Предтеча - в честь отца Иоанна Грозного и Дмитрий Солунский.

Точно также и у меня. После смерти отца моим ангелом хранителем является святой Борис, а моя святая, по имени, - Наталья.

Т.е. ангелом у Федора Александровича Уварова должен был быть Александр , как это и описывается в истории о том, как уже после смерти, томский старец является во сне страждущим об исцелении:

«В следующую ночь я вижу сон. Подводят меня к иконам и говорят: «Это келья старца, а это, указывая на икону Александра Невского, икона его ангела, а эта икона его брата, и указали икону великомученика Пантелеимона, так как и ему, старцу, дано от Бога исцелять больных». Теперь я, благодаря Бога, совершенно здоров».

Что же касается Пантелеймона Целителя, то это указание и на Дмитрия Солунского и на святого Уара.

«Святой Пантелеймон Целитель, и Святой Дмитрий Солунский входят в «троицу» тех святых, чья кровь ежегодно «оживает» в день их памяти. Третьим, вместе с ними, является Святой Януарий. Имеет отношение к этой «троице» и Святой Уар, чья история связана с египетской Александрией. И, похоже, с Русью тоже, коль скоро первая церковь Москвы была церковью Святого Уара. К тому же в фондах Н.М.Михайловского рядом с «Дневниковыми моими записками»А.Т.Ярославова мне встретилась ссылка на документ о том, что основателем Москвы является Вещий Олег. При этом считается, что взять Константинополь вещему Олегу помогло покровительство Святого Дмитрия Солунского. После чего Константинополь и стал называться Царьград…» («Абхазия - Апостольский удел Богородицы, Львы Северной Венеции и тайное евангелие Святого Марк»)

А Дмитрием Уаром был не кто иной, как царевич Дмитрий Иванович (Уар) Углицкий - сын Ивана Грозного и Марии Нагой

Продолжение следует…

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС