Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Грамота Паисию Ярославову на земли и воды богини Флоры, Гороховца и Ярополча князя Ярополка - Петра, коронованного Христом, Ч.2

© Наталья Ярославова-Чистякова
19—25 января 2013 года

    • Герб города Ярослав на реке Сан в Карпатах, где началась Галицко-Волынская Русь
    • Памятный камень истока реки Сан в Карпатах, на берегах которой Ярославом Мудрым был основан город Ярослав
    • Костел в городе Ярослав, ныне находящемся в Польше. (фото с сайта города)
    • Галицко - Волынское княжество
    • Ростока на Украине – по дороге в Меджигорье к Синевирском озеру
    • Меджигорье, Синевирское озеро. Карпаты
    • Ростоки
    • Православное кладбище. Червонная Русь
    • Памятник 1000-летию Звенигорода около Львова
    • «Криптографическое письмо» А.Т.Ярославова с упоминанием, вероятно, Ярославля на Сане. Рб. ГАЯО
    • «Иштван Святой принимает посланников папы римского, которые принесли корону»
    • Иверская Богородица в одеждах за знаком Меровингов - буквой «Ж». Храм княгини Ольги, С-Петербург
    • Архитектурный орнамент во Флорищах. Буква «Ж»
    • Письмо Ярославвова из Ярославля, отправленное с Петропавловской улицы

Ярополч на Волоке Ламском - «побратим» Ярополча на Клязьме, связан своей историей XVII - XIX веков с именами гетмана Петра Дорошенко, Александра и Ивана Загряжских, Натальи Гончаровой, Александра Пушкина и Чернышевых

З.Г.Чернышев - известный декабрист, совладелец Ярополча и член «Ордена Русских Рыцарей», стратегом в котором был Михаил Орлов - сын Т.Ф. Ярославовой, а за тактику отвечал граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов. Муж же Натальи Гончаровой - Александр Пушкин входил в ложу «Овидий 25», где 25 - это указание на дату рождения Михаила Орлова, её основателя. Т.е. с Ярополчами связан круг Михаила Орлова, владевшего тайнами, близкими к тем, которыми владел Паисий Ярославов – игумен Троице-Сергиевой Лавры, получивший по жалованным несудимым грамотам земли и воды Гороховца, Ярополча и Ростока («Михаил Орлов - он подписал акт капитуляции Парижа и стал «Иоанном Предтечей» отмены крепостного права в России»).

Наталья Гончарова, в свою очередь, была внучкой И.А.Загряжского, род которого идет от некого татарина Исахара, породнившегося с самим Великим князем Дмитрием Донским. Супругой названного татарина Исахара, свойственника царя Ордынского, была двоюродная сестра Дмитрия Донского по его матери Александре - дочери Ивана Дмитриевича Красного (Зерно) из потомков мурзы Чета Великого Захарии. («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные»).

Таким образом, Загряжские - потомки Захария Великого - основателя Ипатьевского монастыря, чем видимо и объясняется тот факт, что алмазы князей Ширинских-Мещерских не стали смертельными для Натальи Гончаровой. И когда Александр Пушкин просил свою супругу Наталью одеть эти украшения, он не сомневался в том, что ей ничего не угрожает, поскольку был членом ложи «Овидий 25» и, судя по всему, знал родословие потомков Захария Великого из колена Иссахар («Бирское «Рюриково городище» и Климент Ярославов - староста Архангельского - Бирь, контролировавший Перевоз через реку Белую»)

Такая высокая просвещенность конкретно Михаила Орлова, безусловно, произросла из круга братьев Орловых (старших), приведших к власти Екатерину II. Отец Михаила Орлова – Федор Григорьевич Орлов умер рано и Михаила воспитывал его дядя Владимир Григорьевич Орлов первый Директор Петербургской Академии Наук (ныне РАН), просвещенный в Лейпциге.

Таким образом, Михаилу Федоровичу Орлову - стратегу «Ордена Русских Рыцарей» было доступно все академическое и архивное знание России.

К тому времени, когда В.Г.Орлов принял покровительство над Михаилом Орловым, он уже оставил пост директора Петербургской Академии Наук, и его главным занятием было обустройство усадьбы «Отрада» в 10 км от Давидовой пустыни недалеко от Серпухова. Авторство дворца в усадьбе «Отрада» до сих пор остаётся загадкой, одни исследователи приписывают его К.И. Бланку, другие - В.И. Баженову. Построена усадьба в стиле английских лордов и в то время она являлась центром культурной жизни России. В течение полутора веков в ней хранилась библиотека и телескоп Ломоносова.

В.И.Баженов, обращу внимание, был соавтором и архитектурного ансамбля подмосковного Ярополча, называемого «Русским Версалем»

Что касается усадьбы «Отрада», то её ландшафт включал … просторное Лебединое озеро, овеянное приданием … Наследие этих прудов встречается позже «в обрядовости» «Ордена Русских Рыцарей» Михаила Орлова.

Штаб же «Ордена Русских Рыцарей» находился в усадьбе Дмитриевых-Мамоновых в Дубровицах, где был создан «холм добродетели под солнцем истины» и где в 1704 году в присутствии Петра I был освящен храм, закладка которого состоялась 22 июля 1690 года, т.е. в день памяти Марии Магдалины.

Ритуальные обряды приема в члены Ордена и посвящения проводились в Усадьбе Ярополец, принадлежавшей графу Чернышеву. Происходило это близ фамильной усыпальницы, на закате будничного дня.

Члены «Ордена Русских Рыцарей» будучи последователями старших братьев Орловых, а также Петра I, поклонялись Марии Магдалине колена Иссахар и Святой Троице, включающей Святого Духа.

В этом культе Троицы «Ордена Русских Рыцарей», вне всякого сомнения, влияние Троице- Сергиевой Лавры близ Звенигорода московского, где игуменом был Паисий Ярославов. И, конечно, - Пскова, основанного Великой княгиней Ольгой на месте явления ей Трех Лучей Троицы. В Троицком Соборе Пскова, посвященном этому чуду, и был похоронен принц Псковский князь Ярослав Васильевич Оболенский - родоначальник князей Ярославовых.

В контексте разговора о Троице весьма интересно описание «ярмарочного» разнообразия окон в древнем зодчестве Гороховца, близ Ярополча на Клязьме. Как пишет А.В.Рощектаев некоторые из этих окон «увенчаны как бы коронами из трёх лучей. Такие наличники, как и любая деталь в архитектуре, тоже, оказывается, имеют своё мудрёное профессиональное название: «звёздчатый сандрик». Впервые я встретил такие в Улейме под Угличем - а больше практически нигде не видел: это редкая, «реликтовая» форма. Очень изящная, надо сказать! Будто снаружи от окна брызгает свет, и чудится неслышный звон хрупких лучей» («Гороховец и Флорищева пустынь»).

В описанных «коронах» из трех лучей мне видится древний культ Троицы, характерный для Ярополча и Гороховца на Клязьме, а также соседней с ним Флорищевой пустыни.

Что же касается культа Марии Магдалины, то он был развит прежде всего во Владимире Залесском, как центре Владимирского княжества, граничившего с этим загадочным треугольником.

В границах этого волго-окского междуречья находится и село Красное, совладельцем которого на определенном этапе стал патриарх Никон. Сегодня, как его описывают, это «последняя остановка перед Гороховцем», если ехать по дороге из древнего Ярополча в нижний Новгород.

«Впервые село упомянуто в Жалованной грамоте великого князя московского Дмитриевскому собору от 1515 года. Из грамоты видно, что оно принадлежало Дворцовому ведомству.

В XVII веке село Красное состояло уже во владении нескольких помещиков. Один из них – Юрий Барятинский – продал свою часть в 1658 году патриарху Никону.

В 1687 году эта часть по «послушной грамоте от царей и великих князей Иоанна и Петра Алексеевичей» была передана во владение Воскресенского (Ново-Иерусалимского) монастыря», к котором и ведет Волоколамская дорога («Хроники Красного села»)

В этом же селе находилась старинная церковь Преображения Господня, в которую были переданы древние иконы после уничтожения коммунистами Федоровского Городецкого монастыря, основанного князем Георгием Всеволодовичем - сыном святого Всеволода Псковского и посвященного Федоровской иконе Божией Матери.

Получается, что Гороховцем интересовались сыновья царя Алексея Михайловича, - Иоанн Алексеевич и Петр Алексеевич.

Их брат Федор Алексеевич, особо почитал Флорищеву пустынь.

А сестра - Государыня Софья Алексеевна - регентша при младших братьях Иване и Петре, после смерти Федора, подарила подмосковный Ярополч украинскому гетману Петру Дорошенко:

«В 1684 году село Ярополец вместе с окружающими деревнями (всего около 1 тыс. дворов) было пожаловано царицей Софьей украинскому гетману Петру Дорофеевичу Дорошенко (1627 - 1698 гг.)».

Переход подмосковного Ярополча в собственность гетмана Дорошенко, вне всякого сомнения, указывает на Украину. И можно было бы идти путем реконструкции этой истории, исследуя, в свою очередь, родословие Петра Дорошенко и его предков.

Однако я подойду к этому вопросу иначе, обратив внимание на подмосковный Звенигород - побратим Звенигорода под Львовом, а также на смоленский Дорогобуж - побратим украинского Дорогобужа («Бог есть Свет. Пророчество об Огненном архангеле и Огненной Армии России: и русские получат Откровение, и из Страха родится Сила…»)

Дело в том, что князь Ярополк Изяславич, коронованный Христом на миниатюре Трирского псалтыри был князем Владимиро - Волынским.

При этом, первым Владимиро - Волынским князем считают - князя Игоря Ярославича - сына Ярослава Мудрого.

В те годы, когда отец князя Ярополка Изяславича, именем которого назван Ярополч на Клязьме, возвращался из изгнания вместе с пришедшим на Русь польским королем Болеславом II Смелым, князь Игорь Ярославич, как считают, поддержал Великого князя Изяслава Ярославича - отца Ярополка.

В итоге князь Игорь Ярославич получил удел Владимиро – Волынский. А в 1057 году, по смерти князя Вячеслава Ярославича Смоленского, с общего согласия князей, ему был дан ещё и Смоленск.

Соответственно, именоваться Игорь Ярославич стал князем Владимиро-Волынским и Смоленским. Полный титул его сына - князя Давида Игоревича, в свою очередь, включал упоминание о Дорогобуже. Давид Игоревич был князем Владимиро-Волынским, Дорогобужским и Тмутараканским.

И в данном случае, это краткая предистория возникновения Га?лицко-Волы?нского кня?жества, именовавшегося позже Королевство Руси (Regnum Rusiae) и существовавшего в период с 1199 до 1392 года.

Таким образом, Королевство Руси - это юго-западное русское княжество династии Рюриковичей, созданное в результате объединения Волынского и Галицкого княжеств Романом Мстиславичем Галицким Великим – внуком польского короля Болеслава Кривоустого (по матери).

При этом, последним самостоятельным Галицким князем был Ярослав Галицкий или Ярослав Осмомысл. Его всемирно известной дочь - Ярославна, супруга Игоря Рюриковича, «ехавшего к Пирогоще» в «Слове о Полку Игореве».

По матери Ярослав Галицкий - внук Кальмана I Книжника из «Дома Святых Королей» - « мудрого законодателя, издавшего два свода законов. Один из законов, принятых Кальманом, опередил своё время на половину тысячелетия: «De strigis vero quae non sunt, nulla amplius quaestio fiat», в переводе «О ведьмах, каковых на самом деле не существует, не должно быть никаких судебных расследований» (W).

Галицкий удел именно этого князя Ярослава Осмомысла и вошел позже в Галицко-Волынское княжество.

Произошло это после Ярославского сражения 17 августа 1245 года под городом Ярославом, ныне входящим в состав Подкарпатского воеводства Польши.

Сражение под городом Ярославом на реке Сян «стало кульминационным моментом борьбы за восстановление единства Галицко-Волынской Руси и для южнорусских земель чем-то вроде Ледового побоища».

«Противостоял будущему королю Даниилу Романовичу Галицкому его племянник и претендент на галицкий стол Ростислав Михайлович, объединённый с войсками венгерского короля Белы IV и малопольского князя Болеслава V.

Ярославское сражение на реке Сян стало последним этапом в сорокалетней борьбе за власть в Галицко-Волынском княжестве, развернувшейся после гибели в 1205 г. князя Романа Мстиславича Галицкого» /7/

Последующая история такова, что «после гибели Романа в период малолетства его сыновей Даниила и Василька в Галицко-Волынском княжестве возник вакуум власти. Галицию и Волынь охватила череда непрекращающихся междоусобиц и иностранных интервенций.

В первый год по смерти Романа его вдове и детям удавалось удерживать Галич с помощью венгерского гарнизона, но в 1206 году вернувшаяся в Галич из изгнания боярская группировка Кормиличичей способствовала приглашению в Галицко-Волынское княжество сыновей воспетого в «Слове о полку Игореве» новгород-северского князя Игоря Святославича,супругой которого была Ярославна, дочь Ярослава Галицкого

Владимир Игоревич и Роман Игоревич княжили в Галиции в общей сложности с 1206 по 1211 годы. Святославу Игоревичу не удалось утвердиться на Волыни, и Волынь вернулась под контроль местной династии. В это время малолетние Даниил и Василько Романовичи, удерживали за собой лишь второстепенные территории княжества.

В 1211 году Романовичи с матерью вернулись в Галич. Однако, вскоре …княжескую власть в Галиче узурпировал боярин Владислав Кормиличич, который был изгнан в 1214 году венграми и поляками. Андраш II, король Венгрии, и Лешек Белый, краковский князь разделили Галицию между собой. В 1215 году c польской помощью Романовичи вернули себе Владимир (Волынский), а в 1219 отвоевали у Польши земли по Западному Бугу» («Галицко-Волынское княжество»).

Романовичи, в данном случае, - сыновья князя Романа Мстиславича («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные, Ч.8»).

Накал этой междоусобицы умерил лишь брак князя Даниила Романовича и дочери новгородского князя Мстислава Удатного - по одной из версий - внука Ярослава Осмомысла (Мстислав Удатный - дед Льва Галицкого и Александра Невского). Этот брак, в частности, разрешил конфликт Романовичей с потомками Ярослава Осмомысла, но не с Краковскими князьями и не с Польшей.

Все остальные споры были разрешены уже в Ярославском сражении на реке Сан (Сян –укр.). Протяженность этой реки Сян, очень символичная, - 444 километра. И свое начало она берет на высоте 900 метров в Карпатских горах.

После победы под Ярославом на Сяне князь Даниил Романович Галицкий объединил свое огромное княжество в единое целое и по-настоящему стал королем земель, большая часть которых входит в состав современной Украины.

Поэтому украинцы называют его королем Данилой и величают не иначе как отцом украинской государственности» /7/

В 1254 году Даниил Галицкий принял в Дорогочине титул «короля Руси» от папы римского Иннокентия IV. После чего и он, и его потомки использовали королевский титул.

Этот факт, позже, весьма волновал царей Романовых, поскольку и Вольтер в письме Екатерине II писал:

«Мы в Европе знаем одну Русь - Киевскую, последним королем которой был Данило Галицкий» («Украина, «Переучреждение» власти: Русь Даниила Галицкого или Президентская Республика»).

И вот эта самая Русь, которую лишь только и знает Европа, возникла после победы Данила Галицкого в Ярославском сражении под городом Ярослав на реке Сян.

В конце XIV века город Ярослав (Jaros?aw) или Ярославль I, в битве за который король Даниил Галицкий обрел этот титул, числился в списке самых влиятельных городов польской короны.

«Местные краеведы утверждают, что, по свидетельствам путешественников, после Франкфурта-на-Майне, Ярослав был вторым крупнейшим торговым городом в восточной и центральной Европе». Причем здесь есть признаки «Венецианской торговли», а соседний город Бужеск даже называют «карпатской Венецией», что опять же напоминает «Русскую Венецию» подмосковного Ярополча и «костромскую Венецию» М.М.Ярославовой в усадьбе Нероново. Ну и конечно - Петербург - Северную Венецию.

О венецианском соборе Святого Марка напоминает и миниатюра Галицко-Волынского евангелия, на которой изображен апостол Марк. Существует, подобная ей, иллюстрация к Евангелию из Россано, которая хранится в Музее епископского дворца. На ней рядом с евангелистом Марком, как пишут, - «Женская фигура, диктующая св. Марку, которая по всей вероятности является св. Софией, персонификацией Божественной Мудрости» /8/

Более позднее «исчезновение Софии» с изображений Св. Марка, также связано с этой историей о Руси и Европе, потому что вопрос этот уже однажды задавался:

«Куда ушла София: Яр, «Ярлов ренессанс» и Дом Ярослава Мудрого».

Ярослав - как считают, польская интерпретация названия города Ярославль, основанного Ярославом Мудрым.

Как видится, это вообще исторически первый город, посвященный Ярославу Мудрому. Считается, что киевский князь основал Ярославль на Сяне в 1031 году на землях, отвоеванных у польских князей. В Ипатьевской летописи город впервые упомянут под 1152 год.

В истории о самом Ярославе Мудром рассказывается, что «придя к власти, он еще долгие годы укрощал других князей и племена. Черниговщина перешла к нему лишь после смерти брата, сильного князя Мстислава, который более 10 лет владел левобережной частью Руси от Чернигова до Тмутаракани. Он помог Ярославу вернуть захваченные польским королем Болеславом I Храбрым червенские города.

Над рекой Сян брат соорудил западный форпост Руси - город Ярослав. Были укреплены и населенные пункты на территории Волыни, где жили дулебы и бужане».

Речь, как видим, идет о тех же землях карпатского предгорья, Владетели которых часто менялись и в IX-XI веках.

Город Ярослав в те времена становился то польским, то украинским, а с 1776 года был даже в составе Австрии.

В настоящее время в этом городе Ярославе тесно перемешаны три основных вероисповедания католицизм, иудаизм и греко-католическая церковь (униатская украинская).

Сам город немного перемещен по отношению к Старому городищу на высоком холме над рекой Сян еще времен Ярослава Мудрого, которое было затем заброшено.

Ярослав, по сути, пограничный город. Ранее - граничный между Польшей и Галицко-Волынским королевством. Ныне - между Польшей и Украиной.

И представленная история города Ярослава объясняет тот факт, что река Сан, на берегах которой он основан, упоминается в Государственном гимне Украины:

«Станем, браття, в бій кривавий від Сяну до Дону». При этом, как отмечают, Украина имеет выход к Сану, но не к Дону.

Река Сян - приток Вислы, впадающей в Балтийское море. Сейчас там находится Надсанский природный парк – внешняя граница Евросоюза.

На притоке Сана в Львовской области расположен Шандровец, где берет начало Днестр, который, по моему мнению, правильнее назвать Сандровец. Между этим Шандровцем и Верхней Яблонькой проходит ещё Главный европейский водораздел.

Таким образом, город Ярослав или Ярославль I определяет границу Польши и Червонной Руси, границу Евросоюза и Украины, а также водораздел бассейнов европейских рек, одни из которых впадают в Атлантический океан и моря северной Атлантики, другие — в Средиземное море и моря бассейна Средиземного моря (а также в Каспийское море).

Более того, это ещё и «раздел» двух ветвей христианства.

В статье «Русь - как сфера интересов Константинополя и Рима», а более точно, - в главе «Ветви Христианства между Польшей и Русью», история Червонной Руси представляется так:

«Около 960 г. во главе небольшого польского княжества Великая Польша (с центром в Гнезно) оказался Мешко I, став первым исторически достоверным польским правителем. Присоединив Восточное Поморье (историческая область на севере Польши - берег Балтийского моря и его Гданьского залива), он решил прибрать к рукам и западную часть. Но, столкнувшись с сопротивлением немецких князей, оказался вынужденным заключить союз с императором Священной Римской империи Оттоном I. Тут подоспела его женитьба на чешской принцессе Дубравке, что, вкупе с фактором Оттона, привело в 966 г. Мешко к принятию Христианства по латинскому (католическому) обряду. Тем самым, исчезли какие-то бы ни были препоны для овладения Западным Поморьем, что произошло в 967 г. Да, Великопольская хроника основой «таинства святого крещения» поляков называет лишь ракурсы жены, да «божественного вдохновения»(1) - никакой геополитики, то бишь. Но как рассматривать тогда согласие Мешко на уплату дани императору за Западное Поморье?

В то же время, на рубеже 990-х гг. князь объявил Польшу ленным владением папы Римского, пытаясь обезопасить страну от немецких вторжений. Император Оттон III попытался смягчить ситуацию, освободив Польшу от ленных обязанностей и даровав преемнику Мешко - Болеславу I - титул «Брата и партнера империи». Однако, со смертью Оттона у поляков началось противостояние с немецкими князьями.

В свою очередь, Русь также приняла Христианство, официальной датой чего считается 988 г.»

Как видим, в процитированной статье акцент делается на том, что Русь крестилась позже Польши, и решение о крещении принималось с учетом геополитических перспектив первенства в православном мире после ослабления Константинополя.

В целом же, представленная история о древнем княжеском городе Ярославле, основанном Ярославом Мудрым в карпатских землях, куда из балтийского поморья некогда переселились бужане (дулебы) указывает на следующие первостепенные обстоятельства

Ярославль I на Сяне – город граничный между западным православием и католической Европой.

Первый король Руси Даниил Галицкий принял титул «короля Руси» от папы римского Иннокентия IV. Позже, для защиты своих границ, это Галицко-Волынское княжество неоднократно подписывало соглашения с католическим Римом, Священной Римской империей и Тевтонским орденом.

Ярополк (Петр) Изяславич, именем которого назван Ярополч на Клязьме, союзник первого Волынского князя Игоря Ярославича, изображенный как коронованный Христом на миниатюре Трирского псалтыри, был на аудиенции у Папы Римского, о чем сохранились документы в Трирском псалтыре…

Таким образом, в Ярополче на Клязьме, на земли и воды которого получил несудимые тарханные Грамоты Паисий Ярославов, есть своего рода Покров вот этого коронования Христом князя Ярополка, покров апостола Петра и аудиенции у Папы Римского.

Апостол Петр, как это видится, был самым великим чудотворцем из Петров. И имя Петра Чудотворца в названии Спасо-Каменного монастыря, «Сказание» о котором писал Паисий Ярославов, в конечном счете, от Петра - апостола, именем которого называли более поздних святых.

Все вышесказанное, как видим, является указание на Престол Петра. Т.е. на опосредованное его влияние через Византию – второй Рим.

Апостолы Петр и Павел, что интересно, «сопровождают» Ярославовых также в Ярославле II на Волге («Ярославль: прогулка в утренней сини. Акценты непосредственного присутствия от Богоявления - до Благовещения»).

И даже письмо, начинающееся со слов: «Приветствую весь царствующий дом Ярославовых» написано близ церкви Петра и Павла. А адрес отправителя указан следующий: Ярославль, ул. Петропавловская 13 кв.2 («Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство»).

Вне всякого сомнения, история фамилии Ярославовых связана не только с Ярославлем II на Волге, но и с Ярославлем I на реке Сяне.

В статье «Рюрики Ярославовы: Оболенские, Тверские и Мстиславичи» я упоминала «криптографическое письмо», переписанное А.Т. Ярославовым, с «зеркальными буквами К».

Комментарий к этому письму был такой:

«Расшифровать я его полностью не смогла, но речь идет о Польском короле Мешко и крещении Польши с переходом на польского короля Владислава I Германа - сына Добронеги (Марии - дочери Владимира I) и Болеслава Кривоустого, о Краковских князьях, о балтийском северном Поморье, т.е. о Померании, и выделяется 1333 год, когда к власти пришел князь Тверской и Микулинский Михаил Александрович.

Дважды упоминается Ераслав (Ярослав). Вероятно, речь идет о войне между польским королем Болеславом Храбрым и Ярославом Мудрым…»

Как видим, персоналии, называемые в этом «криптографическом письме», в частности, Польского короля Мешко, Болеслава Кривоустого, Краковских князей (в т.ч. Стефана), а также упоминание Померании, со всей очевидностью, совпадают с историческими фигурами, названными в истории города Ярослава на Сяне и Галицко-Волынского королевства, представленной выше.

И, похоже, что «Sanaena Ярославь» в этом письме относится к городу Ярославлю на Сяне (Сане), а не к имени князя.

Причем в статье «Ярославь» Ярослав справочника к «Слову о полку Игореве», ученые мужи тоже рассуждают о том, почему в ряде случаев идет написание Ярославь вместо Ярославль, в частности там, где им бы ожидалось видеть «Ярославль внук», т.е. внук Ярослава. Но почему –то никто не обсуждает версию о том, что речь могла идти о городе Ярославе на Сяне, где и происходили ключевые события той эпохи.

Что касается Стефана Краковского, то это Иштван I Святой из династии «королей Святых» - Арпадов, в латинизированном варианте он - Стефан I Венгерский. Династию Арпадов представляет и упомянутый выше Кальман I Книжник – предок Ярослава Осмомысла.

И поскольку названные фигуры представляют Венгрию, то Арпады - это Лебедия «переехавшая» из предгорья Урала за Карпаты, в IX -X веках и сделавшая при этом остановку на берегах Азова и Черного моря.

«До 1028 года Иштван I подчинил венгерскому влиянию весь Карпатский регион, закрепив присоединение новых территорий соответствующими договорами с Великим князем Киевским Ярославом Мудрым и королём Польши Болеславом I Храбрым (W)

Отношения же Иштвана I Святого с Престолом Петра представлены на картине «Иштван Святой принимает посланников папы римского, которые принесли корону».

Река Сяна, где расположен город Ярославль I, как уже сказано, впадает в Вислу около города Сандомир. А Сандомирской, по её роду, была Мария Мнишек. Причем её будущий муж московский царь Дмитрий Иванович (Лжедмитрий) просил у Папы Римского специального разрешения на причащение и миропомазание невесты по греческому обряду, но получил категорический отказ. Так или иначе, здесь тоже выстраивались отношения со Святым престолом, как за несколько веков до этого делал будущий король Даниил Галицкий.

Возможно, Мария Мнишек полагала, что географическая близость места её рождения - к Ярославу на Сяне дает ей основание стать Русской царицей. Однако её ждала ссылка во втором городе, названном именем Ярослава Мудрого - в Ярославле на Волге.

«Вдова Лжедмитрия I Марина была выслана в Ярославль осенью 1606 года вместе с 375 поляками, ее отцом, придворными, ксендзами, купцами и дворянами. Почти на каждого поляка приходился конвоировавший его стрелец. В Ярославле за ссыльными круглосуточно наблюдали приставы, но и горожанам было предписано строго за ними следить.Через полтора года жизни в Ярославле Марина Мнишек была отпущена Василием Шуйским в Польшу… Однако по дороге домой новый Лжедмитрий ее захватил и повез с собой… Марину привезли в Тушино под Москвой. «Тушинскому вору» ворами тогда называли любого преступника удалось захватить многие русские города, включая Ярославль» («Марина Мнишек в Ярославле»).

История Марии Мнишек, в данном случае, ещё одно подтверждение того, что географическое проживание там, где проживали князья, имевшие законные права на русский престол, не означает обладание такими правами, даже если речь идет о дочери Сандомирского магната.

Ярославль, откуда была отпущена Мнишек, до 1609 года ещё патронировался отрядом поляк под руководством Тышкевича. А в 1609 году, Никита Вышеславцев собрал в Вологде народное ополчение и освободил от польского присутствия город Ярослава Мудрого на Волге. («Царские Грамоты боярам Ярославовым о жалованных вотчинах и воинских званиях. Ярославовы в годы Шуйских, Сигизмунда III и Семилетней войны»).

В представленном выше историческом сюжете о Ярославле на Волге, о Мнишек и Тышкевич, обращает на себя внимание тот факт, что фамилии Тышкевич и Ярославова носила супруга князя Константина Острожского - потомка Данила Острожского, предком которого был Роман – сын Даниила Галицкого (Князь К. Острожский)

Причем сам князь Константин Острожский в XVI веке был собственником волынско-бужских земель в границах бывшего Галицко-Волынского княжества, в состав которого ранее входил Смоленск, а также Дорогобуж Смоленский - дублер Дорогобужа Волынского /1/

Около 1345 года вяземский и дорогобужский князь Федор Святославич выдал дочь за московского правителя Симеона Гордого. При этом Федор Святославич оставил свои владения и получил вотчину в Волоке Ламском, где и находится подмосковный Ярополч.

Весьма интересен, в контексте истории об Ярополчах, предшественник этого смоленского Дорогобужа (уп. 1150) - город с таким же названием на Волыни.

«Волынский Дорогобуж находился недалеко от реки Буг. На Буге жили славяне племенного союза бужан, главным городом которых был Бужеск, уже упомянутая «Галицкая Венеция».

Название города Дорогобуж, в данном случае, надо понимать как «дорога к Бугу» /6/

Во времена, о которых идет речь, « в тех волынско-бужских землях правил князь Изяслав, старший брат смоленского князя Ростислава. Ростислав, основывая новый город, дал ему имя одного из городов старшего брата.

При этом, в древности существовал ещё и переселенческий водный путь из южнорусских земель по Днепру, затем по волоку под Дорогобужем в Угру и далее в Оку до междуречья Волги и Оки». Т.е. это был переселенческий путь, в т.ч. в район интересующего меня Ярополча и Гороховца на Клязьме, на земли и воды которого получил жалованную несудимую Грамоту Паисий Ярославова – игумен Троице Сергиевой Лавры.

«Дорогобуж Волынски - некогда стольный город Дорогобужского княжества. Но в конце XII столетия он перестал быть самостоятельным уделом. Во времена Великого князя Константина Острожского, супругой которого была Александра Тышкевич Ярославова, бывшее Дорогобужское княжество входило, как уже сказано, в его владения.

Магнат и князь Константин Острожский известен как оппонент униатов и защитник западного православия. Поэтому при нем на Волыни сохранялись очаги православия, такие как Почаевская лавра, Дерманский монастырь, и основанная в 1576 году Острожская академия и типография, в которой работал первопечатник Иван Фёдоров. В 1574-1575 годах Иван Федоров стал управителем Дерманского монастыря. В 1602 году князь Острожский подарил монастырю типографию, в результате чего Дерманский монастырь на некоторое время оказался одним из центров книжного дела. Первым игуменом Дерманского монастыря был Исаакий Борискович-Чернчицкий, фамилия которого весьма похожа на настоящую фамилию ярополченского графа Чернышева - Чернецкий.

Все это довольно интересно, потому что наряду с волынским и смоленским Дорогобужем был ещё Дорогобуж тверской, выделившийся из состава Тверского княжества в 1319 г. после смерти Великого князя Михаила Ярославова Тверского. Т.е. фамилия Ярославов в контексте «дороги к Богу» прозвучала дважды. Дорогобуж же Тверской мог быть, в свою очередь, ещё раз продублирован младшим братом князя Дорогобужского смоленского либо волынского.

Дорогобуж, полагают, имеет отношение к бужанам - племени восточных славян, которых также именуются волынянами, от местности Волынь. По данным Баварского Географа (IX век), бужане имели 230 «городов» (замков). Их центром был город Бужеск (Бужск).

Поскольку речь идет о реках Буг и Божок, где есть забытый удел Божией матери - замок «Лебедь Белая» и о «городе между Богов» Меджибож - месте паломничества хасидов всей планеты, то считаю важным обратить внимание на этих загадочных бужан («Белая Русь: «Орден Лебедя» города «Между Богов» и место паломничества хасидов всей планеты»).

Тем более, исчезновение обров с лица земли связано именно с их нападением на бужан. А такие истребления могут быть и следствием херема.

Начну с того, что в 907 году бужане (дулебы) участвовали в походе Олега на Царьград.

Под именем бужан и волынян в середине X века они вошли в состав Киевской Руси.

Некоторые исследователи полагают, что бужане и волыняне раньше назывались дулебами, примечательным кузнечным центром которых было Зимновское городище.

Согласно О. Н. Трубачеву, этот этноним (dudlebi) произведён из германского daudlaiba «наследство умершего» и свидетельствует о соседстве с древним западногерманским ареалом в рамках вельбарской культуры, которая обычно идентифицируется с готами. …Её возникновение связывают с миграцией готов из Южной Швеции в Померанию… Приблизительно к 190 г. н. э. в результате дальнейшей миграции на юг готы заселяют бассейн рек Висла и Западный Буг потеснив местные балтские и славянские племена. На востоке Вельбарская культура не распространялась дальше реки Горынь. К 250 г. н. э. представители Вельбарской культуры окончательно покинули Померанию и, продвигаясь на юг, достигли рек Днепр и Южный Буг, на территории современной Украины, где совместно с местными сарматскими племенами они образовали Черняховскую культуру» (W).

В данном случае, обращает на себя внимание тот факт, что именно в Померании, близ Кенигсберга находится второй «забытый удел» Божией Матери и Девы Лебеди с Яблоком («Клад «Ордена Лебедя» с магическими надписями на иврите и перстнем Альбрехта - Герцога Кенигсберга»).

Первое упоминание о Бужеске - главном городе бужан, в летописи «Повесть временных лет» датируется 1097 годом. Князь Давид Игоревич, лишённый владимирского стола, перебрался в Буск и сделал его своей столицей. В конечном счете, этот Давид Игоревич и стал, тем самым, Владимиро-Волынским, Дорогобужским и Тмутараканским князем, уже названным мною выше в связи с историей его отца Игоря Ярославича - союзника князя Ярополка Изяславича, память которого увековечена в двух Ярополчах: подмосковном и на Клязьме.

«Будучи размещённым неподалеку от Чёрного шляха, по которому крымские татары осуществляли грабительские нападения на Украину, Бужеск начал расти как оборонительный центр уже с первой половины XV века … Большое количество рек, рвов, перекопов, болотистых низин осложняли соединение между отдельными частями города и в то же время предавали неповторимый облик Буску - «галицкой Венеции».

Бужеск, также как и Ярослав на Сяне, основан на месте городища. В случае Бужеска - это было городище времен правления некого славянского вождя Божа, упоминаемого историком Иорданом в своём сочинении «О происхождении и деяниях гетов». Божа считают вождем бужан. При этом есть версия, что это искажение от имени вождя Маджак.

Многие исследователи связывают имя Божа с «временем Бусовым», упомянутыми в «Слове о полку Игореве»:

«Се бо готскія красныя д?вы … поютъ время Бусово, лел?ютъ месть Шароканю».

«В «Слове» также упоминаются «бусовы вороны», кричащие у города Плесньска (Плеснеск). «Бусовы (босуви) врани» переводится обычно как «серые вороны». Город Плесенск находился на Волыни, в верховьях Западного Буга. Именно со словом «серый» и стоит связать происхождение имени Буса. В словаре В. И. Даля слово «бусый» означает «серый», «дымчатый», «темно-голубо-серый», «буро-дымчатый»

Говоря о положении Божа (Буса), историки склонны видеть в нём союзного вождя, «светлого князя», «князя князей», власть которого была наследственной, но ограничивалась «вельможами», представителями племенной знати». /5/

Название же Серая имеет река, протекающая по Александровской слободе - опричной столице Ивана Грозного, расположенной в 30 километрах от Флорищ.

С учетом же того, о чем говорит Даль, эта река, по сути, - есть река Бусая. И возможно - это след бужан и дулебов, некогда прибывших на реки Буг и Божок из района Балтийской Померании. При этом, след далекий во времени, что всегда накладывает отпечаток, вследствие приближения к концу жизненного цикла.

В Киржачском районе Владимирской области названная река Серая, сливаясь с рекой Молокча из Сергиева Посада, образует реку Шерну – приток Клязьмы. А из Киржачского района, как известно, вышли киржаки. И конечно у кержаков, описанных в статье «Войны Образов». Кого пугают Кержаками?» нет ничего общего с игуменом Сергиевой Лавры Паисием Ярославовым, которому принадлежали земли и воды в этом богатом на чудеса «треугольнике».

В районе Киржача и позже отмечался след Ярославовых, как в Богородске (Ногинске) и Воскресенске («Ярославовы, Светлояровы раскольники и казаки у места явления «Надежды в конце Мира» - Табынской иконы Хазарской епархии в Башкирии»).

В Александровской слободе с её рекой Серой Иван Грозный устраивал свои смотры невест. Есть основания предположить, что и у него «плоть восставала», также как позже у настоятеля Флорищевой пустыни.

Это «побочный феномен». И, вероятно, именно над этой тайной посмеиваются военные, в чьем ведении сейчас находится «таинственный треугольник». Ведь богиня Флора изображается «вечно беременной».

Феномен «мужского жизнелюбия» описан в статье Олега Давыдова «Места силы. Двадцать второе – Флорищи»

«В миру настоятеля Флорищевой пустыни его звали Иоанн. Он происходил из Нижегородских мест, был сыном священника Анании, проповеди которого издалека ходил слушать будущий патриарх Никон. После вдовства в 1651 году Ионна жил в Москве. Он даже посещал строящуюся тогда Флорищеву пустынь и воспарял там духом, однако желание жениться во второй раз не оставляло его. «Некоторые называют это бесовским искушением, поскольку жених намеревался стать монахом. Но, в конечном счете, « результатом решения жениться оказалась слепота. Буквальная, физическая, никаких аллегорий. Тяга к женскому полу была пресечена полным лишением зрения, а как только Иоанн обратился к Богу с покаянной молитвой и обещанием уйти в монастырь, так сразу прозрел. Но когда прозрел, снова захотел жениться. И снова ослеп. Бросился молиться, ан нет, зрение не вернулось. Только после того, как его отвели в Троицу к мощам преподобного Сергия Радонежского, Иоанн снова стал видеть. На сей раз он твердо усвоил знак судьбы. К тому же Сергий, явившись во сне, благословил идти во Флорищи. Иоанн и пошел. Но только не сразу. Для начала постригся у родного брата своей умершей жены коломенского епископа Павла. И оставался при архиерейском доме до тех пор, пока Павла не сослали за приверженность к старым книгам. Никонова реформа набирала обороты.

Во Флорищевой пустыни Иллариона также часто искушали бесы. Насылали злые мысли, уныние, блудную брань. Он свою плоть изнурял, а она восставала, как феникс из пепла, томила…»

Проблемы доставляла Иллариону и Никоновская реформа. Настоятель не был во всем согласен с ней.

Как пишут: «При патриархе Никоне Флорищева пустынь и её игумен были втянуты в самый эпицентр споров о церковной реформе. Раскольники одно время пытались найти в Илларионе свою опору, но просчитались. Хотя «Главной скорбью преподобного Иллариона в то время была церковная реформа, ибо он «зело усумляшеся» в её проведении». Илларион молился, слышал глас и его сомнения разрешились.

К тому же, ученик его отца Анании - патриарх Никон возводил Иллариона в сан иеромонаха и сам назначал его настоятелем пустыни. При этом, обращу внимание, что Анания перед смертью имел разногласия с Никоном («Гороховец и Флорищева пустынь» А.В.Рощектаев)

В связи с описанной историей Флорищеву пустынь называют одной из самых знаменитых обителей эпохи патриарха Никона, «сестрой» Нового Иерусалима и Иверского Валдайского монастыря.

Хотя идея Нового Иерусалима принадлежит царю Борису Годунову, который собирался строить храм Соломона в Москве.

А Ярополч и Гороховец на Клязьме - были избраны Паисием Ярославовым - игуменом Троице-Сергиевой Лавры и отданы ему по несудимой жалованной тарханной грамоте. Также как и Росток, имеющий своего побратима город-порт Росток в западной Померании близ острова Рюген («Росток Германия», «Росток Германия церковь св Марии»).

При этом топонимика Ростока отмечается в Карпатах близ Ярославля на Сяне и по дороге к Синевирскому озеру Межигорья. Это, в том числе, и Лемковская Русь - Русины.

Ростоки (укр. Розтоки) — село в Путильском районе Черновицкой области. Село Ростока (венг. Rosztoka) находится по дороге в Межигорье Закарпатской области Украины. И село Ростоки Косовского района, рядом с речкой Черемош.

Реформы Никона, как известно, закончились его ссылкой в район Ферапонтова монастыря, где он 10 лет прожил на искусственно созданном острове. А умер Никон на следующий день после посещения Ярославского Толгского монастыря, когда возвращался из ссылки («Лондон» на Верхней Волге: Ярославский Толгский монастырь: 700 лет памяти об аристократических корнях, дающих здоровые плоды государственному древу»).

Настоятель же Илларион подружился с молодым царем Федором Алексеевичем, стал его кумом, получил много благодеяний для монастыря, а затем был назначен Суздальским митрополитом, где окончательно лишится зрения. «Говорят, от обильных молитвенных слез. От слез, однако, не слепнут. А вот от привязанности к чему-то, точнее от разрыва связи с этим чем-то – очень даже можно лишиться зрения. Глаза Иллариона однажды были поражены таинственным светом Флорищ, и с тех пор он ничего не хотел видеть, кроме этого места. Хотя, может быть, кто-то околдовал его? (О.Давыдов).

Царь же Федор Алексеевич, как сказано в предыдущей главе, попытался «повенчать» Флорищеву пустынь и Александровскую слободу, когда объединил их в Москве, в виде « Подворья Успенского монастыря Александровой слободы и Флорищевой пустыни», построенного приблизительно в 1670-е годы. на Староваганьковском, рядом с усадьбой Милославских. Ведь матерью царя Федора была Милославская – первая супруга царя Алексея Михайловича. Сюда же был переведен новый Аптекарский двор, о чем рассказывает история допетровской архитектуры Москвы.

Поскольку Флорищевой пустынью интересовались почти все дети царя Алексея Михайловича Романова: Федор, Софья, Иоанн и Петр, то надо обратить внимание на то, что одним из первых Романовых паломничал в эту пустынь сам царь Алексей Михайлович.

В статье «Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави)» я упоминала об этих его паломничествах, когда через Ярополч на Клязьме он добирался до Флоровского монастыря.

Причем именно царь Алексей Михайлович однажды, укоряя одного боярина за ослушание, заявил ему: «Кого не слушаешь? Самого Христа»…

Принимая же во внимание тот факт, что Ярополч на Клязьме основан Ярополком Изяславичем, которого «коронует Христос» на миниатюре Трирского псалтыри, можно сделать вывод, что Романовы видели некое «родство» именно с князем Владимиро-Волынским Ярополком Изяславичем, в крещении Петром.

Особое же знание царь Алексей Михайлович получил не столько от деда патриарха Филарета, сколько от своего современника Артамона Матвеева (Медведева-Ярославова), воспитанница и дальняя родственница которого - Наталья Алексеевна Нарышкина из Серпухова, стала его второй женой.

Именно Артамон Матвеев (Ярославов - Медведев) - был проводником идеи о Московском царстве - преемнике «Второго Рима» - Византии.

«Как пишут исследователи, этот свой исторический интерес боярин Артамон Матвеев (Ярославов-Медведев) реализовал через «строение» нескольких книг исторического содержания одна из которых называлась «Книга об избрании на царство Михаила Федоровича». Причем все эти книги объединялись идеей, по сути, о «Третьем Риме» и о Москве - последней опоре истинной вселенской веры, а также доказывали божественное происхождение царской власти.

И есть безусловная логика в том, что именно Артамон Матвеев (Ярославов-Медведев) «вложил в уши» второго Романова, идею о Третьем Риме, донесенную ранее и до царя Ивана III старцем Псковского Елеазаровского монастыря Филофеем, со ссылкой на пророчество Иоанна Богослова». («Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави)»)

Знание, озвученное Филофеем, надо так понять, принадлежало псково-печерским монахам. А Филофей говорил не о Москве или России, но о «Ромеиском царстве», которое отождествляется с Московским княжеством и о котором Филофей писал: «<…> два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти».

Романовы могли себя относить к «Ромеискому царству» и чисто лингвистически.

Что касается тайн Флорищевой пустыни, то « и после того, как это место силы было обжито и, так сказать, укрощено монахами, случались прорывы неведомой силы. Например, в марте 1757 года были ветер, гроза, сотрясения почвы. Как будто обычная буря, но над Успенским собором вдруг до самого неба встал огненный столп. Он был виден по деревням на десятки верст от Флорищ. Монахи совсем оробели. Но все-таки вышли из келий. У входа в церковь увидали две белых фигуры. Церковные двери распахнуты, внутри свет и пение. А посреди церкви – гроб. Как сказано в поданной властям докладной записке об этом событии: «И от того времени и пения монахи и старейшия люди в затмении ума сташе». Есть от чего – не каждый же день бывает такое.

Что же все-таки стряслось? Да просто преемник Илариона на посту настоятеля во Флорищах, Иринарх, умерший за 39 лет до этих событий, попытался заявить о своей святости: в гробу, самопроизвольно оказавшемся посреди церкви, была обнаружена записка: «Аз есмь первейший строитель Иринарх» (О.Давыдов «Места силы. Двадцать второе – Флорищи»).

Дело в том, что именно Иринарх построил надвратную церковь святых Петра и Павла во Флорищевой пустыни. А пустынь, как уже ясно, связана с именем Петра, каковым в крещении был Владимиро-Волынский князь Ярополк Изяславич. Причем крещен он был именно в честь апостола Петра.

И секрет Третьего Рима, безусловно, хранила Флорищева пустынь, где Голицынский корпус (1713 г.) был построен самим Б.А.Голицыным - наставником Петра I, удалившимся в иночество и принявшем постриг в монахи под именем Боголеп.

В данном случае, это именно тот Борис Алексеевич Голицын, который создал Дубровицы, где заседал штаб «Ордена Русских Рыцарей». Но выбрал для своего отшельничества он Флорищи, а не Дубровицы. С внуком этого Б.А.Голицына переписывался А.Т.Ярославов. («Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское»).

Явление же «гроба Иринарха с запиской «Аз есмь первейший строитель Иринарх» - это напоминание о Начале.

Тем, кто идет «след в след», свойственно забывать Начала. И забывают они Начало тем больше, чем больше склонны к мародерству и получению наслаждений от чужих трудов.

Недавно я посвящала этой теме статью, о довольно быстром разорении Демидовых. Называлась она: «Преданная Богородица» и финикийский финал «золотого века» Демидовых с кровавой революцией»

Не долго процветал в Гороховце, соседнем Флорищеву монастырю, и купец С.Н. Ершов, несмотря на то, что он тоже пытался строить здесь «свои Вавилоны», о чем говорилось в первой главе.

Обращу внимание, что его однофамилец - Ершов вместе со Столпниками упоминался мною в публикации о Храме Великой княгини Ольги в Санкт- Петербурге. Контекст был такой:

«Петр Тобольский, он же Петр Столпник. Его память 22 февраля (ст.ст). Называют этого Петра Столпника - Преподобный столпник Афонский. Это персональный святой Петра Ершова - автора сказки «Конек горбунок», также родившегося 22 февраля по старому стилю, 6 марта - по новому стилю.

Столпники забыты. Единственную память о Петре Столпнике хранит церковь, построенная Петром Ершовым.

Название свое столпники получили - от столпов.

Минареты, возможно, продолжают традицию «речений на столпах»

Но вот, что интересно.

Сам храм Великой княгини Ольги тоже построен на, так называемых, «кувшинообразных столпах». Кувшинками же называют ещё - водяные лилии. Такие кувшинообразные столпы я встречала только в церкви Николая Чудотворца в Столпах в Москве, построенной опять же боярином Артамоном Матвеевым (Ярославовым - Медведевым)» («Дорога к единственному Храму княгини Ольги «на Нево» привела к Святой Наталье Никодимийской из Вифинии»).

Вот этот храм Великой княгини Ольги, с Гатчинским дворцом Григория Орлова и Флорищевой пустынью объединяет «Буква Ж» - двойная Лилия, прямая и перевернутая. В Одеждах с такой буквой « Ж», изображена Иверская Богородица в Храме Княгини Ольги. Буква «Ж» изображена, как нагрудный знак на одной из скульптур в Гатчинском дворце, и эта же буква «Ж» - в архитектурном ансамбле Флорищевой пустыни.

Это знак короля Франков - Меровинга Хлодвига, которого крестил Святой Ремигий Реймский, при этом были достигнуты определенные соглашения, которые, как считают, не соблюдаются («Франки на Севере: Зверинец и Приорат Григория Орлова в Гатчине, у Погоста Великой княгини Ольги»).

В эту тайну были посвящены братья Орловы. В эту тайну была посвящена Екатерина II. В эту тайну был посвящен граф И.Г. Чернышев, брат Захара Чернышева, построившего дворец на Тверской и подмосковный Ярополч. В книге «Дворец и парк Гатчины в документах, письмах и воспоминаниях» опубликованы «Письма Екатерины к Графу И.Г.Чернышеву. 1767 год».

Круг понятен. Это самые древние роды, где знания переходили из поколения в поколение.

При этом, обращу ещё раз внимание, что не каждый находящийся в Кремле - Царь. Не каждый проживающий ныне в Червонной Руси – потомок Даниила Галицкого. Аналогично – не каждый проживающий в «таинственном треугольнике» - потомок древних родов, с которыми связаны тайны этой Флорищевой пустыни.

Но так или иначе, те кто проживал в пустыни были допущены отчасти к этому знанию. Кто-то в большей степени. Кто-то - в меньшей. Как, к примеру, Распутин, побывавший и здесь, с целью - выведать духоносное знание Флорищ.

Однако много более интересной фигурой является матушка Александра (Мельгунова) - Агафья Семеновна. Её мужем, как это видится, был Никифор Иванович Мельгунов - стольник при двоецарственниках (Иване и Петре) и близкий знакомец князей Ромадановских Михаила Григорьевича и «князя-кесаря» Петра I, Федора Юрьевича…

Сначала Агафья Семеновна была насельницей Флоровского монастыря. Потом недалеко от Сарова она основала Казанскую церковь и Казанскую общину. Серафим Саровский говорил о матушке Александре (Мельгуновой): «Это великая жена была. Я и по сей день её стопы лобызаю». Саму же Казанскую церковь А.Мельгуновой старец Серафим Саровский назвал в числе трех, которые устоят во время светопреставления. Вторая - Киево-Печерская лавра, а третью забыли. Серафим Саровский также говорил: «Прошу и молю вас: ходите в Церковь греко-российскую: она во всей славе и силе» («Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави)»)

Поскольку речь идет об однофамилице первого Ярославского губернатора и масона А.П.Мельгунова, то обращу внимание ещё на одну историю, связанную с Власьевой башней Ярославля II на Волге. Акцент же на этой истории делаю по той причине, что «Флор – одно из имен, наряду Власием, поражаемого Громовником Змея. А христианизированная ипостась Громовника (как Георгия) - Илья Пророк» (О.Давыдов).

Башню вот этого Власия (Флора) решил снести в Ярославле её губернатор А.П.Мельгунов. А на восточном фасаде этой башни был написан образ Богоматери Знамение, олицетворявший небесное покровительство и заступничество городу Ярославлю на Волге. Во имя этого образа была построена и часовня «на столбах», где всегда «негасимая свеща стоит» (.Т.А. Рутман. «Храм и Святыни Ярославля)

«Однако накануне дня, назначенного для разборки, башни жена губернатора почувствовала себя очень нездоровой. В ночь ей сделалось ещё хуже. А когда на короткое время заснула, то во сне увидела, что стоит перед тем самым образом, что нарисован на башне. Отверзлись уста Богоматери и послышался пророческий голос

Выздоровеешь тогда, когда оставишь нерушимым сей лик мой начертанный…»

В ужасе проснулась губернаторша и стала молить губернатора отказаться от своего намерения». Вот так и была сохранена башня Власия (Флора) в Ярославле на Волге - побратиме Ярославля на Сяне.

Таким образом, история о землях и водах лидера заволжских старцев Паисия Ярославова: в Ростоке, в Ярополче и Гороховце на Клязьме, а также на Кубенском озере:

  • Это «Богородица на водах» - изначально Иверская,
  • Это «Венеция»
  • Это «Водяная Лилия»
  • Это Тиверия
  • Это история о «Святом Духе», вошедшем в воду
  • Это Йордан, каковым называли и исток князей Оболенских и исток Волги (Вольги)
  • Это два Ярославля. Ярославль I - Галицко-Волынского княжества и Ярославль II - как исток князей Ярославских, каковым был и князь Александр Ярославов.

Отсюда и особая роль Паисия Ярославова от Моисея Ярославова

При этом Моисей светской власти не признавал… Он признавал Неопалимую купину.

Ссылки:

  1. Дорогобуж (дорога в гору)
  2. Галицко-Волынское
  3. Бужане
  4. Буск
  5. «Вождь Бож»
  6. «Дорогобужский край»
  7. «Другой Ярославль»
  8. Илл.15. Св. Марк. Евангелие из Россано. Сер. VI в. Россано, Музей епископского дворца
  9. Ростоки, Ивано Франковск
  10. Синевирское озеро

Все материалы раздела «Финансы, банки, рубль, власть»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС