Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Ярославль: прогулка в утренней сини. Акценты непосредственного присутствия от Богоявления - до Благовещения

    • Церковь Богоявления (Крещения) Господня на берегу р. Которосль XVIIвек. Первая, в дереве - XI век
    • Икона «Неупиваемая Чаша» - список с иконы А.Соколова для Серпухова, в Богоявленской церкви Ярославля
    • Звонница Спасо-Ярославского монастыря, самая высокая точка обзора в Ярославле
    • Купола Спасо- Ярославского собора XII века - «Ярославского кремля». Рассвет
    • «Ярославский Кремль» в ранней утренней синеве
    • Скамейка Примирения около Святых ворот Спасо-Ярославского монастыря и часовни Казанской иконы Божией Матери
    • Кремлевская стена. Древняя защита города
    • Заснеженная дорога вдоль р.Которосль - к Стрелке слияния рек
    • Стрелка - мыс, место слияния рек Волги и Которосли
    • Кафедральный собор и колокола к 1000-летию Ярославля, которые «не поднялись с земли»
    • Музей истории города Ярославля. Волжская набережная
    • Дворянские дома на набережной Волги
    • Церковь Ильи Пророка
    • Кувшинообразные купола церкви Благовещения. Волжская набережная

©Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна, урожденная Ярославова (22.2.1960). Экс Годунина (23.10.1981-14.4. 1991). Экс Чистякова (14.4.1991 -10.06.2014). Кандидат технических наук. Я родилась 22 февраля 1960 года в Нефтекамске, Краснокамского района Башкирской АССР

на дату публикации я была Чистякова Наталья Борисовна по фамилии бывшего второго мужа. Ярославова моя девичья фамилия

© Наталья Ярославова-Чистякова
6-7 декабря 2012 года

В первые дни декабря заметало не только Петербург, но и Ярославль, и Рыбинск и всю северо-западную Россию. Однако эту поездку: Ярославль -Толга- Рыбинск я запланировала ещё в середине ноября, когда начала писать статью о Мологе, и потому неожиданно начавшаяся в день отъезда метель уже не изменила мои планы. Надо сказать, что в Ярославль и Рыбинск я ехала не ради Мологи, хотя именно она «переполнила чашу». Главный же мотив был иной. И я понимала, что меня ждет большая работа, откладывать которую далее нельзя.

В действительности, меня ждал впереди большой подарок, но когда в 6 утра я выходила из петербургского поезда на перрон ярославского вокзала, об этом мне ещё не было ведомо. Одинокий троллейбус № 6 привокзальной площади Ярославля, напомнил мне о тех счастливых тюменских временах, когда в нефтяной столице ещё были троллейбусы, а неизменный маршрут № 6, начинавшийся от тюменского вокзала, вез меня к дому моего отца в годы его жизни. Поддавшись ностальгии, я села в этот ярославский шестой номер, с означенной в маршруте конечной остановкой - Богоявленская площадь… А - вместо отца меня там «встретил» Ярослав Мудрый, что вообще-то тоже имеет отношение к фамилии. Памятник родоначальника Ярославичей и основателя города Ярославля стоит именно на этой площади.

Рядом - в изразцах и искусно подсвеченная Богоявленская (крещенская ) церковь. Темное зимнее утро, снег по колено, такси почти не ходят и церковь, работающая с семи утра, с роскошным иконостасом, как добрый приют для странников И у меня есть чувство, что начинать знакомство с Ярославлем надо именно с этой площади и с этой церкви, деревянная предтеча которой стояла на этом месте ещё в XI веке. И быть может - вот таким, заснеженным темно-синим утром, как это сделала я. Зайти во двор Ярославского Кремля, когда там ещё никого нет. Удивиться ярославским «репьям», украшающим звонницу Спасо-Преображенского монастыря. Выйти через Святые ворота, подойти к часовне и скамейке примирения. Прогуляться по снегу вдоль реки Которосли к храму архангела Михаила и далее, далее к знаменитой Стрелке-мысу, к слиянию рек Волги и Которосли… А вокруг - все более и более прозрачная и светлеющая синь…

Церкви, как будто, сопровождают эту встречу рек. И если пройти от площади Богоявления до Стрелки, а затем прогуляться по набережной, то начинаешь осознавать свое присутствие в городе, который в три раза старше Петербурга.

То, что я сейчас пишу, это одновременно некий анонс будущих публикаций, включая и фотографии, сделанные в предрассветной сини, затем - днем на набережной, и вновь - на набережной Волги, куда я вернулась уже перед отъездом. Ярославцы обратили мое внимание на кувшинообразные купола церкви Благовещения Пресвятой Богородицы. Всенародное достояние - об этом сообщает табличка на её стене. В самой же церкви выделила для себя небольшую икону, напомнившую мне о тайне Алексеев.

Я выбрала эти фотографии из многих, как презентацию « идеального маршрута гостя Ярославля» от площади Богоявления, до Стрелки и вдоль набережной. Это Старый город и дворянские особняки с видом на Волгу. В одном из таких живописных особняков находится Музей истории города Ярославля. Музейные экспозиции, надо сказать, изысканное дополнение к картине моего путешествия. Хотя я была в музее уже во второй день, после Ярославского Толгского монастыря.

Много писала об Игнатии Брянчанинове и не однажды обращалась к теме Ярославской Толгской иконы Божией матери Но вот только из небольшой брошюры, купленной в Ярославском Толгском монастыре, узнала о том, что покровителем этого известного монастыря, основанного в 1314 году, является Святой Игнатий Брянчанинов («Тайна Табакерки раскрыта: фамилия «её Высокородия» Ф.С.Ярославовой - Брянчанинова!»).

В моей библиотеке более десяти книг авторства самого Святителя и книг, посвященных жизнеописанию Игнатия Брянчанинова, но почему -то в них не упоминался столь важный факт, которому в самом Ярославском Толгском монастыре придается первостепенное значение. Вот это и есть важный «акцент присутствия на месте», т.е. непосредственно в Толге.

Второй «акцент на месте» - это колокола к тысячелетию Ярославля, которые так и остались на земле, хотя прошло уже два года. В августе 2010 года я следила за судьбой этих колоколов, которые отливали специально к тысячелетию Ярославля. На колоколе была изображена ярославская Казанская икона Божией Матери, и Ярославская Толгская икона Божией Матери. В те дни презентовали колокольный звон,ожидающий ярославцев непосредственно в юбилейную дату … Но новостные сообщения так и не появились. Ни через неделю, ни через две недели после юбилея. И вот теперь я узнала, что и спустя два года после юбилейных событий «колокола все ещё на земле», как говорят ярославцы… Почему «на земле» - отдельный разговор. Может быть, Богородичные образы и «приземлили». Причем исчезла и статья «Колокол тысячелетия Ярославля украсят изображения икон», на которую я делала ссылку.

«Не поднявшиеся с земли колокола» ныне около нового Успенского Кафедрального собора, построенного к 1000-летнему юбилею и весьма неоднозначного по своим размерам. К тому же, я осторожно отношусь к храмам без фресок. В некоторых из них бывает такое ощущение, что «вынеси иконостас, как мебель» и здание ничем не будет напоминать храм. В данном случае, это сказано в контексте ответа на вопрос «Что такое Бог?» Святого Бернара Клервоского, который отвечал: «Длинна, ширина, высота, глубина». Однако во многих храмах нет ощущения и божественных пропорций.

В Успенском Кафедральном Соборе в настоящее время находится рака с мощами Святого Федора Черного и его святых сыновей Давида и Константина. Я подошла… при этом помнила,что речь идет о муже и детях крещенной внучки Батыя. Очень сложная история.

У меня сложилось впечатление, что ярославцы разделяют Святых Василия и Константина и Святого Федора Черного с сыновьями. Во всяком случае, в разговоре они задаются таким вопросом: Великие князья Василий и Константин стали Святыми, потому что сражались с Батыем и защищали от монгольских варваров Северо-Запад России. А Великий князь Федор Черный стал Святым, потому что породнился с Батыем - так они это понимают.

Святые Василий и Константин - последние потомки Ярославского князя Всеволода Константиновича. Василий умер в молодости от печали о разоренном Ярославском княжестве. Его брат Великий князь Константин принял мученическую смерть в битве с Батыем около реки Которосли на горе Туге.

«3 (16 н.ст) июля 1267 года татарские отряды подошли к Ярославлю. Князь Константин вместе со своей дружиной вышел им навстречу. На возвышенности у реки Которосли произошла кровавая сеча, во время которой погибло множество воинов

с обеих сторон. Юный князь Константин принял в этом бою мученическую кончину, отдав свою жизнь за православную веру и независимость родины.

Гора, на которой происходило сражение, с тех пор называется Туговой, как место туги (печали) и слез, пролитых осиротевшими ярославцами. Тело благоверного князя Константина было с честью погребено в соборном Успенском храме Ярославля, рядом с телом своего брата благоверного князя Василия.

В 1501 году Ярославский кремль был опустошен пожаром. Когда начали копать рвы для нового соборного храма, обрели два гроба с нетленными мощами. По надписям на каменных плитах узнали, что это святые мощи князей Василия и Константина. После совершения соборной панихиды оба гроба со святыми мощами были опущены в землю. Внезапно поднявшаяся буря с громом и ливнем, продолжавшаяся две недели, устрашила ярославцев. Он приняли это за знамение небесного гнева, потому что не воздали должной почести благоверным князьям своим, которые как бы возвратились к ним своим нетлением через два с половиной столетия… Великий князь московский Иоанн III (1440-1585) тогда же повелел строить каменный собор… («Житие Святых благоверных князей Василия и Константина Ярославских»).

Как видим, раньше в Успенском соборе были мощи Святых князей Василия и Константина. Теперь мощи Святых князей Федора Черного и его сыновей.

И замечу, ярославцы называют Федора Чермным. С одной стороны правильно. Ведь он из Ростиславичей. Но вот это Чермный (Рыжий) с годами стало устойчивым - Черный…

Книги о самом новом Кафедральном соборе Ярославля не было. Но я обратила внимание на издание о художнике Александре Соколове. Оно оказалось последним. И мне задали вопрос: Знаю ли я Соколова лично? Ответила: Нет, но изучала историю ярославских Соколовых. Возможно, и он потомок менчаковской династии Соколовых. Подразумевала, при этом, свои статьи о Ярославовых и Соколовых:

«Ярославовы и священническая династия Соколовых, ярии - соколовяне и «Соколовский хор у Яра…»

«Ярославовы - Соколовы: таинственная могила князя Василия, кресты тамплиеров на изразцах и герб Лелива…».

Я разговаривала с женщиной из рода Беклемишевых, к которому относятся и Орловы (Беклемишевы). И она рассказала мне о том, что весь иконостас этого нового Кафедрального Собора Ярославля расписывал художник Александр Соколов…

А вот это уже серьезно…

И ещё она обратила мое внимание на икону Александра Соколова «Неупиваемая Чаша», написанную им для города Серпухова.

Конечно, для Серпухова… Именно Серпухов… При этом я думала не столько о Романовых, сколько о Великом князе Андрее Серпуховском и Боровском - сыне Ивана Калиты.

Уникальный случай. Икона стала чудотворной при жизни художника. Уже потом, в книге, я прочитала ответы Александра Соколова на вопросы о том, каково его собственного толкование чудотворения от написанной им иконы.

Тоже разговор отдельный. Но, как выяснилось, около списка именно этой иконы А.Соколова «Неупиваемая чаша» я и стояла в ярославском храме Богоявления Господня - первом, в который я зашла ранним синим утром 1 декабря 2012 года.

И уже из книги «Храмы и святыни Ярославля», 2-е переработанное и дополненное издание Т.А. Рутмана, купленной в церкви Спаса на Городу, я узнала об этой иконе Александра Соколова следующее:

«Образ Пресвятой Богородицы Неупиваемая Чаша был явлен в древнем серпуховском женском Введенском Владычнем монастыре, в 1878 году. К нему стало стекаться множество богомольцев… После закрытия Владычнего монастыря в советское время чудотворная икона и списки с неё были перенесены в Кафедральный собор Серпухова, но в 1929 году был закрыт и он, и все святыни сожжены.

В возрождении почитания этого образа деятельное участие принимал будущий викарный епископ Иосиф, который с 1992 года был настоятелем возобновленного Высоцкого монастыря Серпухова. По его просьбе иконописец Александр Соколов написал икону Богоматери «Неупиваемая чаша», которая тоже прославилась чудесными исцелениями. В 1997 году по благословению патриарха Алексия II она стала всероссийской святыней. C этого образа и был заказан владыкой список, почитаемый ныне в Богоявленском храме Ярославля».

Книга «Храмы и святыни Ярославля» сообщает также о том, что Церковь Богоявления (Крещения) Господня, первая, в которую я зашла ранним утром, была построена у самой реки тысячу лет назад. Именно в ней крестили язычников. И «со времени христианизации города и края сохранялся на протяжении веков обычай устраивать в крещенские праздники близ Богоявленского храма Иордань - прорубь для освещения воды, где и в начале XX века проводилось главное городское богослужение. Первое упоминание о церкви содержится в грамоте Василия Ивановича Шуйского от 1606 года. Каменная церковь строилась в 1684-1693 годах на средства ярославского купца Алексея Зубчанинова. В XIX веке у церкви построен придел Дмитрия Прилуцкого. Церковь была возобновлена и украшена купцом Василием Кузнецовым. Затем церковным старостой Михаилом Вахрамеевым и купцом Павлом Сидоровым. В колокола вложился староста Мартьян Шмелев. И на средства ярославского купца Андриана Коренева на южной наружной стороне было выполнено живописное клеймо с изображением Богоявления Господня. А 29 сентября 2002 года придел Дмитрия Прилуцкого переосвещен в придел во имя благоверных князей Василия и Константина епископом Угличским Иосифом.

И, замечу, опять же ярославцы обратили мое внимание на то, что в этом году Угличскую и Рыбинскую епархию почему-то отделили от Ярославской епархии. Мне представилось, что они озадачены произошедшим.

И действительно:

«15 марта 2012 года решением Священного синода Рыбинское викариатство стало самостоятельной епархией, будучи выделенной из Ярославской епархии с включением в состав новообразованной Ярославской митрополии.

Ры?бинская епархия … объединяет приходы на территории Большесельского, Борисоглебского, Брейтовского, Даниловского, Любимского, Мышкинского,Некоузского, Первомайского(Пречистенского), Пошехонского, Рыбинского, Тутаевского и Угличского районов Ярославской области (Рыбинская епархия).

Вот в эту, теперь самостоятельную Рыбинскую епархию лежал мой дальнейший путь.

Хотя я ехала, в целом, увидеть загадочный город Рыбинск, где вся сувенирная продукция посвящена рыбе и стерляди, которой и платили налог царскому двору.

А первым храмом, в котором я побывала в Рыбинске, был храм Святого мученика Георгия на Георгиевском кладбище - единственном, не закрывавшемся ни в годы революции, ни в годы Войны. Вероятно, по той причине, что там де факто госпиталь.

В Георгиевском храме я была 4 декабря - в день Введения Богородицы во храм. («Уже откликнулись поэты»… Пожар в Перми в день Введения во храм Пресвятой Богородицы»).

В росписях пророки, пророки, пророки … Игорь Черниговский, Мария Кесарийская, Преподобный Олег Брянский, Сусанна Мироносица, Блаженный Андрей, Платон исповедник, Тарасий архиепископ Константинопольский царь Лев и царица Феофания, Святой Федор и его дети Давид и Константин. Святой Олег Брянский - это князь Брянский, внук Михаила Черниговского. Его дочь Ольга была супругой князя Глеба Ростиславича Смоленского - родного брата князя Ярославского и Смоленского Федора Ростиславича Черного.

Ярославичи… Ведь второе имя - Мудрый Великий князь Киевский Ярослав получил от его предка византийского императора Льва VI Мудрого - отца Константина Багрянородного,по легенде, крестившего Великую княгиню Ольгу.

И главная икона храма Тихвинская Афанасьевская…

Та самая, которая была явлена раньше Тихвинской Ладожской и которой Святой князь Давид - сын Федора Черного благословил на Моложское княжество своего сына князя Моложского Михаила.

«До 1370 года (в иных источниках называется 1377 год), когда икона была передана в Афанасьевский монастырь, она принадлежала роду князей Смоленских. Этой иконой незадолго до своей кончины, в 1298 году, св. князь Феодор Смоленский и Ярославский благословил своего старшего сына Давида. Последний благословил ей своего сына Михаила на княжение в г. Мологу; сын Михаила Феодор передал эту икону в Афанасьевский монастырь… К этой иконе Божией Матери стали во множестве стекаться богомольцы, и в настоящее время икона сия свято чтится всей Мологской страной» («Всемирная азиатская торговля в древней Мологе, у начала Тихвинской системы. Правда, которую пытались затопить, Ч.1»)…

Поскольку я была в храме Святого Георгия в день Введения Богородицы во храм, то слышала очень красивый перезвон храмовых колоколов…

А уже через несколько дней, ожидая задерживающийся из Ярославля автобус, услышала вновь зазвонившие Георгиевские колокола…

И огромного роста рыбинец с хорошей похмельной отдуловатостью, скорее назову его разгульным заводилой, с двумя «оруженосцами» ему по пояс, повернув голову сказал:

О! Собор Парижской Богоматери…

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС