Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Великокняжеский Крест Паисия (Ярославова) для княже Юрия (Георгия)

© Наталья Ярославова-Чистякова
16-17 ноября 2009 года, Санкт-Петербург

Великий князь Московский Василий III был крестником Паисия (Ярославова), а старец Паисий - его Воспреемником. И князь Василий III столь сильно верил в «оберег» Паисиского Креста, полученного им «от купели», что перед смертью завещал его своему сыну Юрию… Был ли этот Юрий братом будущего Ивана Грозного или речь шла о сыне Соломонии Сабуровой, которого она родила в монастыре, не ясно. Но надобность в защите, в будущем, была и у того, и у другого, что в принципе доказало и время.

Тот факт, что Паисий (Ярославов) был Воспреемником Василия III признается всеми и приводится в серъезных источниках. В частности, в докладе «Старец Паисий Ярославов» Архимандрита Макария (Троице-Сергиев Пасад) на II Международной конференции, в 2003 году, воспроизводятся такие данные :

«На праздник Благовещения в 1479 году у Великого князя родился от второй жены, Софии Палеолог, сын Василий III. Крестили младенца на Вербное воскресение в Троицком монастыре, а Воспреемниками при этом были Ростовский архиепископ Вассиан и Троицкий настоятель, игумен Паисий Ярославов»

«Через год старец Паисий Ярославов также крестил княжича Георгия… Сообщения летописи о событиях того времени показывают особую роль Троицкого настоятеля в жизни Великокняжеского дома».

В другом источнике, в частности, «Свет малой родины. Отчина и дедина» Дементьева В.В., говорится: Паисий (Ярославов) «как выяснили историки, являлся одним из самых приближенных лиц к великокняжескому двору».

Как видим, Паисий (Ярославов) крестил даже не одного сына Великого князя Московского Ивана III, а двух его сыновей, выступая и в том, и в другом случае в уникальном статусе Воспреемника.

И в связи с этим уникальным статусом Паисия (Ярославова), весьма важно исследовать вопрос о том, кто, хотя бы теоретически, мог быть Воспреемником Московского князя в средние века … И чем Воспреемник отличается от Крестного отца.

Ведь в архивных источниках применен термин Воспреемник, а не Крестный.

У мусульман Воспреемник («кивре») - это взрослый мужчина - родственник, который участвует в обряде обрезания. У христиан Воспреемник понимается двояко. Иногда Воспреемничество включает обрезание, в так называемом «элитном православии» от Иоанна. Но чаще всего - нет, если Воспреемничество отождествляется с ипостастью крестного отца. Поэтому христиане России и помыслить не могут, что даже в наши дни, обрезание в узких группах христиан до сих пор существует. И факты, которые будут приведены мною ниже, возможно, вызовут немалое потрясение.

Напомню, «что с самого начала существования христианской традиции в ней различались два очень разных учения: «одно для народа, учение церкви Святого Петра, а другое для элиты, учение церкви Иоанна; первое еврейскохристианское, второе грекохристианское». Упоминала об этом однажды в статье «Дай своровать: Спаси Россию!» - «шлагбаум» на пути к Мировому теократическому правительству».

Паисий (Ярославов) был пострижен в монахи, в Спасо-Каменном монастыре, где действовал Афонский Устав (!) и у истоков которого стоял игумен Дионисий Цареградский, пришедший из Константинополя при князе Дмитрии Донском. Таким образом, он исповедовал, со всей очевидностью, элитное грекохристианство. На это указывают и идеи нестяжательства, отчасти близкие к идеям «Бедных рыцарей Христа» (тамплиеров), в том смысле, что имущество самих рыцырей должно состоять лишь из самых необходимых вещей. Различие же состоит в том, что старцы -нестяжатели были против манастырского имущества, а орден тамплиеров принимал вклады и очень щедрые. В том числе, и в полном объеме имущества «кандидата», решившего дистанцироваться от мирской жизни. Такой «тамплиерский вклад» сделала, по сути, Александра Алексеевна Ярославова ( Клементьева), в память которой назван Клементьевский корпус Горицкого монастыря в Белозерье.

В годы Паисия (Ярославова), Воспреемничество, вероятнее всего, предполагало следующие требования для того лица, которое приглашали быть Воспреемником. Первое - Высокая духовность. Второе - родство с наследником. Такой вывод можно сделать исходя : как из мусульманского, так и грекохристианского влияния.

И это дает основания высказать такое предположение, что Паисий (Ярославов) находился в неком близком родстве с Московскими князьями, и в частности, с Иваном III, пригласившим его крестить двух своих сыновей.

В подтверждение обоснованности своей гипотезы приведу факты и цитаты из двух авторитетных источников, указывающих на то, что татаро-монгольская концепция Воспреемника, включащая традицию обрезания наследника престола, вполне могла существовать на Руси в 15 веке и начале 16 века, поскольку в годы, непосредственно предшествующие этому периоду, не только Великие князья, но даже (!) митрополиты и епископы получали ярлыки от ханов. Эта историческая правда подробно описана в книге «Состояние Русской Церкви от митрополита Кирилла II до митрополита Святого Ионы, или в период монгольский (1240-1448)»:

«Впрочем, все ли или не все наши митрополиты и епископы получали ярлыки от ханов, но из числа даже несомненно полученных дошли до настоящего времени только семь: четыре от ханов и три от известной ханши Тайдулы, которую исцелил святитель Алексий. Древнейший из дошедших ярлыков дан Менгу-Темиром, вероятно, по случаю восшествия его на престол в 1266 или 1267 г. вообще: «Русским митрополитом и церковным людем» без означения имени тогдашнего митрополита Кирилла II, здесь уже упоминается о других таких же ярлыках, данных прежними ордынскими царями русскому духовенству… Последний ярлык есть не более, как подорожная святителю Алексию на случай поездки его в Константинополь. А прочие шесть предоставляют разные права и преимущества русскому духовенству и по содержанию совершенно сходны между собою» ( источник - «История Русской Церкви (митрополит Макарий)», книга 3, том 5).

Далее в этом, процитированном мною источнике перечисляются «Права и льготы, какие предоставляли ордынские ханы Русской Церкви и духовенству в своих ярлыках…».

Нам как-то больше были известны из истории «Ярлыки» от ханов - Московским князьям, а вот тема «Ярлыков» - Русскому духовенству, особо не звучала. Однако это реальные исторические факты.

Ещё большие эмоции, чем «Ярлыки Русскому духовенству от ордынских ханов», вызовет, вероятно, у многих тот факт, что уже в наши дни наследники королевского престола Англии, проходят процедуру обрезания, в т.ч. и принц Чальз. Приведу цитату из книги «Машина Уриила» ( «Вольных каменщиков» К.Найта и ЛюЛомаса):

«Обряд обрезания ( иврит: бритмила)

Стоит заметить, что в соответствии с традицией королевского дома Великобритании, требовавшей обрезания всех мальчиков, именно еврейский мохел Лондона, а не придворный врач был приглашен для обрезания сына Елизаветы. Раввин Яков Сноуман, официальный мохел еврейской общины Лондона, сделал в Букингемском дворце обрезание принцу Чарльзу, наследнику престола»… Раввин отмечает «Бритмила оказывает огромное духовное влияние на ребенка. Поэтому еврейский закон учит, что при выборе мохела надо руководствоваться не его техническими навыками, а набожностью и знанием религиозного обряда».

Как видим, это нечто, подобное «Золотому деланию». Более того, в этом же источнике от «Вольных каменщиков» обращается внимание на следующее: «Слово «язычники» употребляли исключительно евреи по отношению к неевреям, необрезанным». Получается, что у придерживающихся этой точки зрения, вся современная Россия, по-прежнему, остается языческой…

Более того, один из их авторитетов «кельтского христианства» - Колумба ( настоятель Ионы из рода королей Тары, прибывший из Ирландии в Шотландию) говорил: «Христос - мой друид, он мой истинный чудотворец». А в связи с весьма вероятной аналогией Воспреемничества у Великих Московских князей, с современными традициями королевского английского дома, здесь можно увидеть и такой подекст. Ведь на Кубенском озере поклонялись Камню и Воде, как пишет в его книге В.Дементьев.

Как видим, практически нет шансов, чтобы к Воспреемничеству допустили человека, не находящегося с родстве с Великими князьями или не имеющего каких-то «жреческих кровей».

Этим, видимо и объясняется ценность «Креста Паисия (Ярославова)», факт наследования которого от Василия III его сыную Юрию был отражен в Летописях:

«Помнили о старце Паисии в последующее время и в Великокняжеской семье. Его крестник, Великий князь Василий III, умирая в 1533 году, завещал своему второму сыну Юрию «крест Паисиской», очевидно, полученный им при крещении» - так об этом повествует с своем докладе Архимандрит Макария (Троице-Сергиев Пасад).

Крест Паисия (Ярославова) в истории великокняжеского дома имеет, судя по описанию, значение сравнимое с «Золотым поясом Дмитрия Донского». Ведь он также, как и пояс, является символом преемственности царской власти и имеет «охранительное значение». Сразу скажу, что есть ещё один фамильный раритет московского княжеского дома, подобного ряда. Это икона Спаса Эммануила от Дмитрия Донского, которая была подарена Василием II Темным Спасо- Каменному монастырю в те самые дни, когда он уже почти приняв решение о пострижении в монахи, привез с собой в монастырь, и в дар ему главные фамильные ценности Великих князей Московских.

От пострижения в монахи его отговорили, а вот раритет Дмитрия Донского остался в этой «монастырской кладовой» Московского великокняжеского дома.

Дело в том, что в Спасо-Каменном монастыре, на острове Кубенского озера, одно время хранилась даже Великокняжеская казна Ивана III, что, кстати, вновь напоминает нам практику тамплиеров. А Василий III однажды лелеял мысль прийти к власти, захватив эту казну.

Я думаю, не случайно Паисий (Ярославов) написал Историю Спасо-Каменного монастыря, т.е. выступил его Летописцем, создав «Сказание известно о начале Каменского монастыря, еже не езере Кубенском стоит, и о первоначальниках его, - приснопомнимый старец Паисий Ярославов после пожару Каменского монастыря от старых книг собра».

Здесь я цитирую главу «Дом Спаса» из упомянутой выше книги В.Дементьева. Это второе название Спасо-Каменного монастыря, ставшего «домом» для редкой иконы Спаса Эммануила, имевшей, также как и другие раритеты, прямое отношение к преемственности власти Московского княжеского дома. Кратко история этой иконы Спаса описывается так:

«Семейная святыня, каковой была чудотворная икона Спаса Эммануила, принадлежавшая деду Василия Темному Дмитрию Донскому, была передана монастырю в качестве дара за неожиданное известие, которое униженный и обделенный князь в этих стенах получил, о том, что не всё для него потеряно, что лучшие люди земли Русской просят его вновь занять великое княжение, помогут ему, слепцу, в этом справедливом и богоугодном деле… Никогда еще не бывало на Руси, чтобы слепой князь, давший целовальную клятву на кресте, возвращался на свой стол» («Свет малой родины. Отчина и дедина»)

Исследователи, задаваясь вопросом о том, кто заказал Паисию (Ярославову) летопись Спасо-Каменного монастыря, пришли к выводу, что «заказчиком» стала, скорее всего, Мария Ярославова - мать Ивана III.

«Мария Ярославна после смерти мужа приняла на себя многие его дела, не забыв среди прочих забот отблагодарить дальний островной монастырь. По прошествии лет она удалилась в монашескую обитель. Тогда-то она и поручила Паисию Ярославову, духовному советнику Василия Темного, написать историю Спасо-Каменного монастыря, что он и сделал… после создания летописи Спасо-Каменного монастыря она какое-то время хранилась в великокняжеской семье в Москве».

Из этой цитаты ясно, что Паисий (Ярославов) был духовником Великого князя Московского Ивана III, наряду с тем, что приглашался дважды быть Воспреемником его сыновей.

А поскольку инициатором составления истории Спасо-Каменного монастыря выступало Великокняжеское семейство, то, естественно, много внимания в Сказании было уделено описанию посещения этого монастыря членами семьи Московских князей, а также тому: сколько и на какие цели они жертвовали монастырю какие льготы ему давали. Отдельно описываются принятые ими обеты. В одном из трудов Паисия (Ярославова) есть упоминание и о внуке Василия II Темного, который воспитывался в монастыре. Т.е. он безусловно хотел сохранить и родословную, и опорные точки для восстановления генеалогии.

В моем восприятии это прочитывается так, что у Марии Ярославны было желание сохранить, информацию о Рюриках, «Спрятанных» в Спасо-Каменном монастыре.

Сопоставляя изученные мною данные, прихожу к выводу о том, что Спасо -Каменный монастырь - это обитель Рюриков! И для меня становится все более очевидным то, что среди священнослужителей, а также среди тех, кто был пострижен в этих монастырях, преобладали представители Московского и Черниговского княжеских домов, ведущих свою историю от Рюриков.

И если Ипатьевский монастырь в Костроме позже назвали… «Колыбель дома Романовых»,

то Спасо-Каменный монастырь, и в целом монастыри северной «Русской Фиваиды» Болозерья, можно назвать «Колыбелью дома Рюриков»!

А Паисий (Ярославов) - хранитель архивов Спасо- Каменного Монастыря и автор Истории этого монастыря, безусловно, занимал в этой истории выдающуюся позицию и владел всеми тайнами о «спрятанных Рюриках»:

«Архив обители, могу с уверенностью сказать, в целости хранился при Паисии Ярославове, чему свидетельством являются грамоты 30-50 гг. XV в., по ветхости переписанные в XVIII в., но все-таки дошедшие до нас и не погибшие в первом пожаре на Спас-Камне в 1472 г. … Паисий ими, как источниками, пользовался в своей работе над Сказанием» («Свет малой родины. Отчина и дедина» Дементьева В.В. )

Есть основания считать, что Паисий (Ярославов) передал эти тайны верным людям перед своей смертью, также как и традицию вести историю знатных родов, связанных с сетью Кирилло -Белозерских монастырей. Опять же повторю - «Российской колыбели Рюриков».

Когда я все это писала, то несомненно «держала в голове» тот факт, что сами первые Рюрики, где-то рядом, как раз, и появились впервые на Землях Русских.

Но теперь, я иду, как бы «от обратного». И вижу, что сеть монастырей, созданных на Белом озере и на Кубенском озере, спустя несколько столетий после первого появления Рюриков в этих землях, стала не только «Колыбелью дома Рюриков», но она хранила и Царский корень Рюриков, ещё многие века после основания этих монастырей.

И это для меня очень важный и новый вывод!

Город Белоозеро… впервые упоминается в летописи в 862 г., когда здесь начал княжить Синеус. В других источниках Синеуса считают отцом Рюрика. «В Белозерье долгое время был даже известен Синеусов курган, могила варяжского правителя, умершего через два года после своего приезда в Белоозеро».

Отвечая на вопрос о том, «Почему составитель новгородского свода середины XI века поместил княжение Синеуса на Белоозеро? В.Дементьев высказывает такую гипотезу: «быть может летописцу были известны предания о некогда существовавшем здесь племенном княжении, о древности Белоозера как политического центра, связанного с Новгородом?».

У меня вообще начинает складываться впечатление, что Белоозеро было сакральным политическим центром даже много раньше, чем Новгород. И если «центры власти и влияния» в разное время двигались между Владимиром, Новгородом, Ярославлем, Суздалем, Ростовом и Киевом, то сакральный Кирилло-Белозерский центр во все времена оставался стабильным и незыблемым.

«В середине XV века белозерские монастыри играют важную роль в политической жизни Московской Руси!» - на этот факт, уже в докладе 2003 (!) года обращает внимание Архимандрит Макария (Троице-Сергиев Пасад) в его докладе «Старец Паисий Ярославов». Т.е. в докладе также, как и много веков до этого, идет речь не только о религиозном, но и о политическом центре Влияния.

Возможно, это объясняется и тем, что во второй половине IX столетия Белозерье оказалось вовлеченным в международную торговлю, основной магистралью которой служил великий Волжский путъ…». Тому же, кто «оседлал» Словенский волок, принадлежало и начало Двинского пути. Не случайно Д.Донской отдельно упоминал его в своем завещании. Такие данные приводит опять же В.Дементьев со ссылкой на труды Макарова «Русский Север. Таинственное средневековье».

Однако, по интуции, мне представляется, что тут дело не только в «Волжском пути»

К тому же, здесь вновь возникает тема доминирования в Кирилло-Белозерских монастырях князей Черниговского и Московского княжеского дома.

В то время, когда Белозерье входило в состав Киевского княжества, дань с жителей Белого озера собирал князь Святослав Ярославович Черниговский - родоначальник черниговского княжеского дома и предок князей Ярославовых -Оболенских. После ослабления Киева, Белозерье оказалось «под юрисдикцией» Новгорода. Затем попадало в состав Ростово-Суздальской земли. «… В политическом отношении Белоозеро входило в Ростовскую землю, - констатировал лучший специалист по истории землевладения Белозерского края А.И. Копанев. - Поэтому Всеволод Большое Гнездо выделил в 1207 г. сыну своему Константину вместе с Ростовым и Белоозеро».

Не удивительно, с учетом этих данных, что много позже Кирилло-Белозерские монастыри входили в Ростовскую епархию, и подчинялись князьям Ярославским, вплоть до того, как перешли в ведение князей Московских.

Из-за междоусобных войн картина часто менялась, но во всем это была совершенно четкая «генеалогическая логика»!

Поэтому поддержу следующие выводы, приведенные в книге В.Дементьева:

Государство «представляло собой не политический союз княжеств или областей (земель), а своего рода союз территорий, объединенных родством князей. Это была федерация не политическая, а генеалогическая…» (Еремян, Федоров. С. 15.)

Как мы видим, архаические и сакральные понятия рода и земли стали юридической основой начала русской государственности».

И тут важно обратить внимание на упомянутого выше Всеволода Большое Гнездо, который достаточно долго вместе с его сыновьями владел Белоозером и определял его судьбу.

Дело в том, что одним из сыновей, упомянутого выше в связи с Белозерьем, Всеволода Большое Гнездо является Ярослав III, которого в ряде трудов именуют Ярослав III Ярославов. В частности, так он называется вот в этом источнике: «Словарь библиофила», Е. И. Аркадьева. В нем упоминается Великий князь во Владимире «Ярослав III Ярославов» ( родился 1239 году. Годы княжения1264-1272 годы) и Великий князь в Твери «Михаил Ярославов» (1272 года рождения. Годы княжения 1304- 1319 годы ). В иных источниках, Ярослав III именуется как «Ярославов III Ярославич». Но это неточности перевода в современные отчества. Ведь тогда писали : сын княже Михаила, сын княже Ярослава или сын Ярославов. Если набрать в поисковых системах «Ярославов», то проявится больше всего упоминаний о Ярославе Мудром. И будет звучать это так: «бояре Ярославовы», «сыновья Ярославовы», «дочь Ярославова». Я, к примеру, тоже дочь Ярославова. В том смысле, что дочь, своего отца, получившая от него фамилию «Ярославова». Однако это с точки зрения современных подходов, подобные сочетания читаются в контексте фамилии «Ярославовы», а не отчества. К примеру, как это было в 18 веке, когда шла речь о «крестьянах Ярославова» и подразумевались крестьяне помещика по фамилии Ярославов. Когда же речь идет о средних веках, то Ярославов, чаще всего, относится к боярам или к родне Ярослава Мудрого. Либо - других его менее известных князей-тезок Ярославов - из Рюриков. Библиофил, скорее всего, применил более верную запись. Потому что во всех известных случаях, фамилия Ярославов появилась от имени князя Ярослава. А такой князь в истории России был не один. Наряду с Ярославом Мудрым был Ярослав Осмомысл - отец Ярославны, был Ярослав Святославович (Ярослав Муромский), был Ярослав III Ярославов. Был Михаил Ярославов, Был Ярослав Васильевич Оболенский, а от него - знакомые князья «Ярославовы-Оболенские». Ну и наконец, дочерью Ярослава (Афанасия ) Владимировича (боровского, серпуховского и малоярославского князя) была и великая княгиня московская Мария Ярославна - жена Василия II Васильевича Темного, «заказавшая» Паисию (Ярославову) Сказание о Спасо- Каменном монастыре, как считают исследователи.

Но во всех случаях, как я уже сказала, все эти «Ярославовы» - ведут свои истоки от Рюриков, и все они ведут исток от имени князя - Ярослав, или иначе от отчества Ярославов.

Ярослав III Ярославич (Афанасий), котого в других источниках именуют Ярослав III Ярославов - это брат Александра Невского. Союзники Невского - татары - убили воеводу и жену Ярослава, а детей взяли в плен. Он бежал на Ладогу ( а может и в Белозерье?) и был там хорошо принят. В 1266 году, новгородцы, желавшие избавиться от правления Невского, пригласили Ярослава в Псков и затем в Новгород. А после смерти Александра Невского он получил ярлык от ханов на власть во Владимирском и Тверском княжестве (www.rulex.ru).

Итак, фамилия «Ярославов» во всех известных случаях, указывает на принадлежность к Рюрикам и на отцовство князя Ярославова!

Таким образом, трудно согласиться со следующей версией историков. Паисий (Ярославов) «… Современный исследователь К.В. Баранов выдвинул интересную версию о происхождении одного из ведущих деятелей русской церковной жизни второй половины XV в. По его мнению, Паисий происходит из рода ярославских бояр Ярославовых. Его отец имел надел, примыкавший к владениям князя Александра Федоровича Брюхатого, а сами Ярославовы издревле являлись служивыми людьми ярославских князей». Надо сказать, версия о «служивом происхождении» Паисия (Ярославова) - человека, наиболее близкого к княжескому дому, явно не соответствует, статусу Воспреемника Великого князя Московского, в котором Паисий (Ярославов) пребывал дважды, крестив двух сыновей Ивана III и Софьи Палеолог, а также статусу Духовника Ивана III. Не соответствует это статусу летописца и хранителя архивов Спасо-Каменного монастыря - «Колыбели Дома Рюриков», а также и, возможно, опекуна великокняжеских потомков, отданных на воспитание под покровом монастыря.

Мало подходит такая версия и для человека, которому предлагали стать во главе Русской церкви, о чем история повествует так: «Князь же великии поча думати с Пасеею, пригоже ли его опять взяти на Митрополию, он же здума, хотяше бо его самого на Митрополию, он же не хотяше». Но по примеру преподобного Сергия старец Паисий отказался от высокой ответственности по управлению Русской Церкви».

Т.е. предложение возглавить Метрополию последовало от Ивана III, но Паисий (Ярославов) отказался. У него были и без того, слишком близкие отношения с Домом Великих князей Московских и ему было достаточно этих дружеских связей, а также позиции Хранителя тайн Московских Князей и, безусловно, фигуры Влияния.

«Первым, кто из отечественных исследователей заинтересовался исторической канвой «Сказания…» Паисия Ярославова, был В.О. Ключевский», на что обращает внимание В.Дементьев. В своем знаменитом труде «Древнерусские жития святых как исторический источник» он подчеркивает, что для анализа нескольких житий северорусских святых «важна летопись Спасского Каменного монастыря, составленная Паисием Ярославовым» (Ключевский. Древнерусские жития… С. 189). Скажу сразу, что лепопись важна не только для анализа жития старцев. И в ней - много больше. В частности, есть известная работа Г.М. Прохорова «Сказание Паисия Ярославова о Спасо-Каменном монастыре», в которой, к примеру, уделяется большое внимание такой ипостаси монастыря как «Книжный центр Древней Руси XI-XVI вв».

Сам же автор книги «Свет малой родины. Отчина и дедина» - пишет : «Отталкиваясь от страниц Сказания, я восстановил события, связанные с историей Кубеноозерья, до конца XV в. В этом смысле Сказание было для меня путеводной звездой для исследования, но история Спасо-Каменной обители на том веке не заканчивалась, а вступила в свою новую стадию, не менее, если не более важную».

И вот в этой новой стадии истории, рассказывается о том, как Василий III «вместе со второй своей супругой, великой княгиней Еленой Глинской предпринял богомольную поездку по северным монастырям, испрашивая Господа о даровании ему наследника после четырех лет неплодия княгини. … Великий князь, заботясь о наследнике, вымаливая его на коленях у рак местных чудотворцев».

Как видим, именно в документах Спасо-Каменного монастыря подтверждается версия о том, что Василий III был, если не полностью бесплодным, то явно не слишком плодовитым.

И этот факт соответствует версии о том, что ответственность за отсутствие детей в его браке с Соломонией Сабуровой, в течение 20 лет, лежит, в первую очередь, на самом Великом князе Василии III, а не на его невинной супруге.

В главе «Соломония Сабурова и второй брак Василия III. Книги

А.Л.Никитина «Основания Русской истории: Мифологемы и факты» цитируются и сравниваются все источники, в которых перепроверяется версия о том, был ли действительно у Соломонии Сабуровой сын Юрий (Георгий ), от Василия III, рожденный ею в монастыре.

В этом исследовании о Соломонии Сабуровой и её сыне Юрии (Георгии) приводятся и данные специальной Комиссии, которая рассматривала этот вопрос и данные «австрийского дипломата С.Герберштейна, который занимался специальным исследованием по этому вопросу. И отразил свои выводы в «Записках о московитских делах». Герберштейн не был свидетелем пострига Соломонии и торжеств по поводу второго брака Василия III, однако он сумел получить чрезвычайно интересные сведения, не оставляющие сомнения в насильственном (внезапном) пострижении великой княгини и в том, что главенствующая роль в проведении ареста и организации скоропалительного пострига принадлежала, похоже, митрополиту Даниилу и доверенному исполнителю поручений великого князя Ивану Юрьевичу Шигоне Поджогину-Телегину».

Сразу замечу, что и митрополит Даниил, и Поджогин-Телегин, свою жизнь завершили очень плохо.

Что касается спецкомиссии Василия III по вопросу о сыне Соломонии, то её деятельность описывается так :«Вдруг возникла молва, что Саломея беременна и скоро разрешится. Этот слух подтвердили две почтенные женщины, супруги первых советников и уверяли, что они слышали из уст самой Саломеи признание в том, будто она беременна и скоро родит. Услышав это, государь сильно разгневался … Затем, желая узнать дело с достоверностью, он послал в монастырь, где содержалась Саломея, советника Федора Рака (дьяк Третьяк Михайлович Раков. - А.Н.) и некоего секретаря Потата (дьяк Григорий Никитич Меньшой Путятин. - А.Н.), поручив им тщательно расследовать правдивость этого слуха.

Первыми профессиональными историками, заинтересовавшимися возможной судьбой сына Соломонии/Софьи … стали И.Е.Забелин, который прямо указывал, что слух о рождении Георгия «есть крамольная попытка внести смуту в государеву семью и в государство, первая попытка поставить самозванца», и граф С.Д.Шереметев, которого цитировал В.С.Иконников: «Увеликого князя Василия Ивановича сын Георгий от Соломонии Сабуровой, с которой он незаконно развелся. Какая судьба этого сына?Что побудило его выбрать в жены старшему сыну племянницу Соломонии?».

Завершает же свое объемное исследование А.Л. Никитин такими выводами : «Подводя итоги рассмотрения имеющегося в распоряжении историка материала, мне представляется, что гипотезу о существовании сына у Соломонии/Софьи сейчас уже можно принять в качестве исторического факта, достаточно серьезного» - таков вывод автора этой книги.

Обращу внимание, что одним из главных исторических источников по этому делу явлется, так называемая, «Выпись из государевы грамоты, что прислана к великому князю Василию Ивановичу, о сочетании втораго брака и о разлучении перваго брака чадородия ради, творение Паисеино, старца серапонского монастыря.» … Т.е. опять же - историческое сказание от Паисия (Ярославова).

Однако это единственная его работа, датировка которой оспаривается, в частности, в статьях «О «выписи» и ее датировке» … «О времени составления «Выписи» о втором браке Василия III».

Отчего же авторство воспоминаний Паисия (Ярославова), касающихся истории с этим «Чадородием», столь активно отрицается … Паисий (Ярославов) является неоспоримым авторитетом. И если признать его авторство, то неизбежно придется считаться со всем тем, что воспроизводится в этой Выписи. По этой причине авторство Паисия (Ярославова) подвергается сомнения на том основании, что он умер намного раньше.

Думаю, с этим же связаны попытки «сдвинуть» его сроки жизни к началу 15 века. Установлен факт, что примерно в 1472 году Паисий Ярославов стал игуменом Троицко-Сергиевской лавры… Но отмечаются попытки «подтянуть» и гипотезу о том, что впервые в Лавре Паисий появился уже в 1445 году… Однако мне эта версия видится пока недостаточной для того, чтобы на неё опереться и «сдвинуть» сроки его жизни.

Тем более, большие вопросы вызывает 1934 год, на который странным образом пришлось два события.

В 1934 году директор Суздальского музея А.Д.Варганов поднял находившуюся рядом с гробницей Соломонии/Софьи анонимную плиту и обнаружил под ней «небольшую погребальную колоду, покрытую изнутри толстым слоем извести. В ней оказались остатки детской рубашки и истлевшее тряпье без каких-либо следов костяка», т.е. ложное погребение… Сами «раскопки», по-видимому, проводились по инициативе местного ОГПУ-НКВД в поисках драгоценностей, что было обычно в то время, поскольку из примечания… явствует, что «директор Суздальского музея А.Д.Варганов» только «присутствовал при ликвидации усыпальницы»… В этом описании интересны два обстоятельства - «земля» и «пятна» - которые в свое время не привлекли должного внимания ни А.Д.Варганова»…

Такие ложные погребения могли производиться для того, что защитить «от порчи и сглаза», некого реального, оберегаемого младенца. С этой целью, на «заклание» колдунам отдавали «похороненную куклу». В случае с Соломонией Сабуровой, подобным способом, она сама могла «заметать» следы о реальной истории своего ребенка. Выгодно это могло быть и тем, кто делал «раскопки» в 1934 году. Поскольку факт обнаружения такого захоронения ребенка 7 лет, был доказательством того, что до 21 века не могло дожить потомство Соломонии Сабуровой от Юрия (Георгия). Принимая во внимание то, как сейчас старательно собираются доказательства того, что все члены семьи Николая II погибли и в живых не осталось ни одного из них, могу предположить, что сюжет с «ложным захоронением» из этого же ряда. И если третья версия верна, то получается, что у тех, кто обнаружил «ложное захоронение» в 1934 году были основания для волнения?

Возможно, здесь есть параллель с попыткой доказать бесплодность всех женщин рода Сабуровых. Ведь младшую родственницу Соломонии, выданную замуж на сына Ивана Грозного, тоже отдали в монастырь, как бесплодную… Я думаю, что Иван Грозный для того и затеял «смотр невест», а также для того и выбрал своему сыну племянницу Соломонии - Евдокию Сабурову, чтобы доказать всему миру их бесплодность и закрыть тему о том, что у него есть старший брат Юрий (Георгий), имеющий намного большие права на престол Московского княжеского дома.

В этом же 1934 году, по случайному совпадению, в селе Никольском на Каме был снесен чугунный памятник, на котором существовала надпись, свидетельствующая, что именно «на сем месте явилась находящаяся в Березовском храме, Чудотворная икона Святителя Николая». Дело в том, что изучение истории рода Ярославовых, я веду одновременно с изучением истории иконы Николы Закамского. Они связаны между собой, также как связаны земли Белозерья и села Березовка, где явилась икона. В ряду новых примеров этой связи могу привести инока Пошехонца, который «отметился» сначала на Пошехонье, близ Белого озера, потом - на месте явления иконы Николы Закамского, а затем основал Никольскую церковь в Верхотурье и имел содействие в её устроении от царя Бориса Годунова, с которым был,видимо, неплохо знаком…

Т.е. в 1934 году, когда был убит Киров, «зачищалась» видимо и история Кирилло-Белозерских монастырей. Сам Спасо- Преображенский монастырь был взворван в 1937 году. А это, напомню «Колыбель Дома Рюриков»!

Однако взорвать «Сокровищницу Царского корня Рюриков» оказалось легче, чем преодолеть Проклятье Соломонии, сделавшее на многие века «Терновым» престол России.

Продолжение следует

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС