Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Помни имя свое: Фантом Ярославовых и Черевиных в «Малой Третьяковке» усадьбы Нероново…

«Опять мне снится сон. Один и тот же сон,
он вертится в моем сознанье, словно колесо…
…Остался у меня на память от тебя,
Портрет твой, портрет работы ПАБЛО ПИКАССО»…

© Наталья Ярославова-Чистякова
29 октября, Санкт-Петербург

За всем тем историческим поиском, касающимся рода Ярославовых, который я веду, и за тем нордом, который меня ведет в этом поиске, стоит таинственная легенда о некой могущественной женщине, которая спасла род, и перед которой наш род имеет неисполненные обязательства.

Мне приснилась эта история… Но сон этот был настолько необычным, что я больше 10 лет назад пришла со своими вопросами к отцу. Легенда давняя и отцу пришлось вспоминать его разговоры со своими предками. И в этих его воспоминаниях, как выяснилось, отголоски подобной легенды были. Собрав по крохам очертания этого родового сказания я долго думала, что мне с ним делать. Обыватели говорили не ставь сюжет с этой легендой на сайт. Тебя не поймут. А историки советовали оставить её в памяти рода, потому что история многих родов состоит из легенд и мифов, а опыт знатоков указывает на то, что как раз эти мифы, чаще всего, и оказываются реальностью. Я открыла эту легенду на сайте три года назад, по тому мотиву, что это решение было принято изначально, ещё до всех советов. При этом, правда, умолчав о том, что в первый раз узнала о легенде во сне. Слишком большую ответственность на меня накладывал сам этот сон.

Однако шло время, я увлекалась самим поиском, и миф о могущественной женщине уже стал и мне самой казаться сказкой… Тем более, на него почти никто не обращал внимание. И это было мое частное дело и моя частная тайна.

Но вот 27 октября, в день рождения моего отца Бориса Ярославова, к которому я приурочила размещение на сайте первой статьи, из запланированной мною новой серии публикаций о Ярославовых («Театр жизни дворян Ярославовых: Вологда-Архангельское»), как бы в награду за это, я вдруг услашала почти свой же сон, но «из уст» Марии Михайловны Ярославовой, жившей за два столетия до мен…

Схожую с моей легенду озвучил закадровый голос на фоне портрета М.М.Черевиной, урожденной Ярославовой, в фильме об усадьбе Нероново, где она проживала с мужемв 18 веке. Сейчас усадьба разорена, и фильм о ней такой медленный, русский и он, безусловно, для тех, кто увлечен темой и кто готов на полчаса перейти «жить в этот тихий ритм усадебной русской жизни. («Фильм об усадьбе» Нероново).

И вдруг в самом финале, за минуту до окончания фильма (24:28), происходит невероятное… И я слышу свой сон, свою легенду, который рассказывают мне, как бы от лица М.М.Ярославовой.

А звучит это так:

М.М.Ярославова (Черевина): «Я чувствую присутствие в усадьбе потусторонних сил. Странный шум шагов, какой -то женский голос, то ли плачет, то ли стонет… Может это прародительница рода … В оные времена некая могущественная женщина защитила наш род от погибели. В награду она потребовала исполнение неких обязательств… Каких, это позабылось за давностью лет. Иногда она появляется в усадьбе и плачем призывает нас ВСПОМНИТЬ эти обязательства…» (24:28).

А теперь я в сокращении повторю ту легенду, которая уже три года стоит у меня на сайте («Завещание Бориса Ярославова»)

Л егенда:

История… рассказывает о некоей пра-пра-прародительнице (женщине), которую отделяет от нашего времени несколько родов, возможно много … Хотя по ощущениям эта история уходит в некоторый мистический период. Эта женщина-прародительница, уже не молодая, сильная духом и почему-то одна принимавшая решения (возможно, уже вдова, а возможно, занимавшая самый высокий пост в некотором сообществе, обеспеченный ей или состоянием её финансов, или некоторым статусом, полученным по наследству), носительница некоторого морального груза. Женщина, не позволяющая одолеть себя несчастью, но одинокая, живущая, похоже, в затворничестве, либо ограничивающая свое общение в связи с очень высоким личным положением. География проживания Европа (больше южная часть) или юго-западное направление от Москвы (современная Украина, Белоруссия?). Согласно преданию, эта великая представительница рода спасла на много веков вперед некоторое сообщество людей… Над этим сообществом в те давние времена нависла огромная угроза (чреватая его исчезновением), но сообщество было спасено прародительницей рода Ярославовых, которой и посвящена легенда. Спасено или от вымирания, или от эпидемии, или от нищеты и голода, или от проклятья. Спасение почему-то было обусловленным… обязательства столь сильны, что их длительное неисполнение перед наследниками великой женщины, связанной генами с родом Ярославовых, имеет следствием своим страшные муки на смертном одре тех последователей спасенного сообщества, на которых лежит обязанность в возврате наследникам некого «великого добра». Они не могут не ответить благодарностью. Но что отдала великая прародительница и что за «великое добро» должно быть возвращено? Отдала ли она все свои деньги или власть? Или она отдала что-то большее, её душу? Была ли это клятва на крови?… И эту историю можно толковать так, что только наследники этой прародительницы (сами не очень ведая об этом) могут снять некоторый великий грех, с тех, кто их ищет… Умирая Борис Ярославов сказал: «Они очень торопятся и у них нет времени. Откройся и иди навстречу к ним». «Не знаю, кого я должна спасти» - затрудняюсь: «приняв через века долг или благодарность. В любом случае, как я понимаю, их надо спасать от мук совести».Вот такая загадочная легенда мистическая как вся история России («Найди свои корни: Завещание Бориса ЯРОСЛАВОВА).

Первый вопрос у меня такой: Почему те, кто работал над фильмом об усадьбе Нероново решили воспроизвести именно этот миф устами М.М. Ярославовой. Они вполне могли его оставить «за кадром», монтируя фильм.

Если, к примеру, я понимала важность этой легенды по той причине, что нам всем, или самым чутким из Ярославовых надо что-то ВСПОМНИТЬ, то создатели фильма этого не знали. Я не случайно выделяю это ВСПОМНИТЬ шрифтом, потому что в версии моей и в версии М.М.Ярославовой есть и некоторые различия. Мы должны вернуть долг прародительнице? Или нам должны вернуть тот самый долг ЧЕСТИ, который остался непогашенным перед нашей прародительницей? Либо, что вероятно для аристократов и храмовников, но невероятно для атеистов: этот долг надо вернуть нашей прародительнице в новом воплощении её духа? Кто она эта могущественная женщина, прародительница рода? Как нам её найти? Быть может надо найти какие-то захоронения и провести какие -то ритуалы? А быть может, надо какую-то фамильную реликвию положить в это захоронение?

Я так понимаю, что долги ЧЕСТИ надо возвращать (или принимать?) и времени не так уж много… И

И тут путь один, восстановление истории рода, чем я и занимаюсь.

Когда я пишу статьи, то прислушиваюсь к своим ощущеним. Есть статьи которые писать надо, чтобы кому-то, к примеру, помочь, или обратить внимание на Угрозы. Но они мне не столь уж близки, потому что приходится соприкасаться с «текущей грязью». Или мне говорят: вот твои статьи про прогнозы мирового нефтяного рынка тебе особо удаются. Пиши их… Прогнозы от меня никуда не денутся, и спешить в этом вопросе нет никакой необходимости…

А вот когда я 27 октября написала очередную статью об Ярославовых, то сама себе сказала: «Никогда не чувствую себя так радостно, хорошо и счастливо, как в те минуты, когда восстанавливаю историю рода».

Считается, что такое состояние уже само по себе - поощрение за то, что делается…

Ясно, что я никогда не беседовала с М.М.Ярославовой. И никто из Ярославовых не пришел и не рассказал эту легенду. Она «явилась» ко мне через века и через сон. Думаю, что это не единственный феномен, но редкий.

Почему этот миф так беспокоил Марию Ярославову, и почему она сделала нечто такое, чтобы сохранить его в истории, не оглядываясь на пересуды о суеверии…

Это можно назвать «Соборные воспоминания Ярославовых» через века.

Не меньше поразила меня и тонкость чутья музейных работников, создававших фильм. Откуда они взяли эту легенду. Из писем М.М.Ярославовой, или из чьих-то воспоминаний о ней? Искажена ли эта история или нет? И насколько точно она передана через столетия? Какая интуиция подсказала авторам фильма сделать это? !

Сам фильм в основе своей посвящен серии портретов Ярославовых и Черевиных, написанных рукой одного и того же талантливого художника Г.Островского, а восстановлены они по инициативе В.Игнатьева и при упорстве Саввы Васильевича Ямщикова, которого называют «человеком создавшим музу реставрации».

Картины «Ярославовых -Черевиных» реставрировны не столь давно и составляют «Малую Третьяковку» Костромского музея, так они её называют. Иначе их называют ещё «солигаличские находки».

А началось все с того, что «директор Костромского музея Виктор Игнатьев в музейных запасниках Солигалича обратил внимание на несколько ветхих портретов. Прорывы холста, осыпи красочного слоя чудовищно искажали авторскую живопись… Игнатьев … при первой возможности показал эти полотна Савве Ямщикову. «Портреты находились в очень тяжелом состоянии, - рассказывает Ямщиков. - Один был особенно ветхий, но на оборотной стороне полуистлевшего холста была надпись «Портрет Анны Сергеевны Лермонтовой. От роду имеет пять лет. Писан в 1776 году. П.Г.О.». Трудно было говорить о качестве живописи, но то, что вещь уникальная, было видно по надписи! Лермонтовы в России одни. Игнатьев сказал, что в Солигаличе еще тринадцать портретов кисти этого мастера, и на следующий день мы уже были там. Портреты осмотрели, пересчитали. И хотя нам сказали: «Не отдадим. Здесь написаны, здесь и погибнут!», я человек тоже упорный, и через месяц произведения оказались в Костроме, а потом и в Москве». Произведения отреставрировали в очень короткий срок - за два месяца. Восстановленные под руководством С. Голушкина, портреты костромских дворян поразили как простого зрителя, так и всю научную среду. «П.Г.О.» означало «Писал Григорий Островский» - так были подписаны и другие холсты. Но кто он?»…

Этот разговор о том, «Кто же он такой, - Г.Островский?» и что за Фантом он создал серией этих портретов, задает в своем монологе и работник Костромского музея, как я поняла, специализирующаяся на этих находках из усадьбы Нероново. Похоже, она особо трепетно к ним привязана и даже, мне так представилось, находится под влиянием этого Фантома …

Быть может, именно в ходе работы с этими портретами у представителя музея Татьяны Солдовской возникла идея воспроизвести в фильме об усадьбе Нероново и ту легенду, которую сохранила в памяти М.М.Ярославова…

Как раз Татьяна Солдовская и обращает внимание на то, что Фантом создан, он живет и теперь надо изучать тайну самого Г.Островского и тайну самих портретов… А она, по всем признакам, есть…

Думаю, с «подачи» этой дамы- корифея костромского музея в фильм включен и интереснейший факт о том, что в конце жизни художник Г.Островский, приезжая в Нероново,практически не общался с теми, кого рисовал, а сразу проходил в созданную им картинную галерею и начинал разговаривать с портретами, задавая им такие вопросы: Кто вы такие? Какое ваше звание?… Каков ваш род? Что у вас за происхождение…?

Почему он стал интересоваться этими вопросами? Какое влияние своих же портретов он на себе чувствовал !

В дальнейшем Черевины замечали ещё больше странностей у художника… Он начал «надевать» их биографию на себя и, к примеру, во время совместных обедов повествовал о том, что он полковник из рода Рюриков… Ему в ответ замечали, что Рюрики вообще -то семейство, которое он рисовал, а не он… Но художник уже в финале жизни, если верить фильму, «ощущал себя Рюриком»…

Как тут не вспомнить «Портрет Дориана Грэя» Оскара Уайлда…

Надо сказать, что сами Черевины, к Рюрикам не относятся. Это старинный русский дворянский род, который ведет свое начало от Федора и Неклюда Моклоковых Черевниных, служивших великому князю Василию Ивановичу и пожалованных в 1515 г. поместьями в Галичском уезде. А вот Мария Михайловна Ярославова, по происхождению её фамилии - из Ярославовых -Оболенских, т.е. из Рюриков. И её дети, родившиеся в браке с Петром Ивановичем Черевиным, несут в себе гены Ярославовых. Судя по портретам у них было трое детей. Дима - в зрелом возрасте Дмитрий Петрович Черевин. Елизавета - до брака Елизавета Петровна Черевина. И Анфиса - до брака Анфиса Петровна Черевина.

И мы здесь сталкиваемся с ещё одним уникальным случаем, когда историю рода Ярославовых нам помогает восстановить изумительная серия портретов из усадьбы Нероново («солигаличские находки») и удивительное участие в судьбе картин - Саввы Мостовщикова.

Поведение художника Г.Островского, «все больше превращающегося в Рюрика», действительно, несколько необычно, и встает вопрос: Что произошло с художником во время работы над этой серией портретов, которую он рисовал, видимо, не одно десятилетие. Т.е. так долго, что стал частью жизни семьи Ярославовых - Черевиных…

Об этом можно судить по следующему сюжету:

«Черевины поддерживали прочные связи с Францией (в Париже жили их близкие родственники). По портретам видно, что Островский блестяще владел техникой и приемами европейской живописи, с которой художник мог быть знаком благодаря поездкам с Черевиными в Москву, Петербург, а вероятно, и в Париж. Его манера легка, изящна, благородна. Мастер в высокой мере владеет и ремеслом «изописца», умеет точно выразить светлый мир ребенка и мудрость старика, светскую изысканность и наивность провинциала…»

Судя по всему портреты, действительно, произвели большое впечатление, на научную общественность … Об этом можно судить по картине «Московский вечер» (1978) прекрасной московской художницы Татьяны Назаренко:

«В мастерской, растворяющейся в сиреневых сумерках и парящей над Москвой, вокруг стола, заваленного старыми журналами, рисунками и фотографиями, сидят молодые люди в состоянии тихой сосредоточенности… Образ прекрасной незнакомки работы мастера XVIII в. стал объединяющим началом для собравшихся художников. Возможно, их сплотили история, единство культуры, памяти, символом которых стал этот возникший образ… В 1976 г. в маленьком краеведческом музее Солигалича была открыта реставраторами целая серия портретов XVIII в., принадлежащих кисти Григория Островского. На одном из них оказалось изображение Елизаветы Петровны Черевиной, той самой незнакомки, проявившейся в мастерской и связавшей современников Т. Назаренко… И если в предыдущих работах Назаренко пыталась определить проблемы взаимопонимания и нравственные принципы отношений современников, то здесь происходит крутой поворот и устанавливается мера, эталон нравственных ценностей, найденный в отечественной истории». (www.nazarenko-art.ru)

Спасибо Ярославовым и Черевиным уже за то, что я узнала о прекрасной художнице Татьяне Назаренко, выставки которой проходили во многих странах Европы ещё в советские времена, до тех пор пока в 1984 году ей не запретили выезд за границу (до 1986 года, перестройка). Татьяна Назаренко- Лауреат Государственной премии России за выставку «Татьянин день» в ГТГ, Лауреат Премии «Триумф» за вклад в искусство и культуру в 2008 г., член-корреспондент Российской академии художеств, профессор, руководитель мастерской в МГАХИ им. В.И. Сурикова, член президиума Российской академии художеств, заслуженный художник России…

И вот эта блестящая и очень красивая женщина выбирает «эталоном нравственых ценностей, найденным в отечественной итории» - Елизавету Петровну Черевину - дочь Марии Михайловны Ярославовой, напомнившей нам, современным Ярославовым, через столетия о том, что мы должны ВСПОМНИТЬ историю рода.

Я внимательно прочитала все, что написано о картинах Татьяны Назаренко, коль скоро, именно она выбрала дочь М.М.Ярославовой как некий «нравственный исторический эталон»… И мне представилось, что именно её взаимоотношение как художницы с ею же написанными картинами и персонажами, может нам помочь открыть тайну особых отношений Г.Островского с написанными им картинами Ярославовых и Черевиных…

Вот что пишут коллеги о картинах Т.Назаренко:

«Художница достигла поразительных результатов в оценке модели, но более всего ей удалось передать свое состояние. В этом портрете отразились, скорее, неуверенность и удивление ее самой. Сокращая до минимума связи и действия при написании среды, окружающей портретируемого, она решает задачу пластически, убирая какие-либо намеки на экспрессивное начало в самой фигуре, таким образом уходя от осуществления «монолога», характерного для работ «суровых». Образ… обогащается состоянием «внутреннего действия» и раскрывается в диалоге со зрителем, которому Назаренко определяет непривычно активную роль. По сути дела, работа создает особый контекст, включающий мысль зрителя. Этот диалог дополняет и преобразует видение самого художника, становясь частью творческого процесса. Монохромность работы только подчеркивает сомнения автора в определении героя… Мир, пропущенный сквозь призму авторских ощущений, несет гораздо больший эмоционально-познавательный заряд, чем созерцающая себя художественная культура.

Или вот ещё: «Растерянный взгляд маленьких глаз, удивленно приподнятые брови, безвольные мягкие губы, полное, круглое, рыхлое славянское лицо - все говорит о нем, как о человеке растерянном и не умеющим сделать следующего шага» - об этом писал А. Морозов в 1978 г., анализируя портрет, исполненный Т.Назаренко.

Со всей очевидностью, талантливый художник Татьяна Назаренко «читает лица» … И что же она прочитала в портрете «Незнакомки» Елизаветы Петровны Черевиной…

И что же заставляет «зрителей» разговаривать с этими портретами…

И это ещё одна загадка рода Ярославовых…

Сами эти портреты «руки Г.Островского» я взяла из коллекции «Русская знать в изобрательном искусстве», для чтобы воспроизвести в настоящей статье

Представляю фамилии той русской знати, которую рисовали в 18 веке.

Цари Романовыс супругами, Салтыковы, Лопухина, Голицын, Матвеев, Потемкин, Власов, Акулов, Барятинский, Белосельский. Бестужев-Рюмин, Бобринский, Боровский, Долгорукая, Бутурлин, Черевнины, Чернышевы, Коленищев - Кутузов, Головкин, Гончаров, Губаревы, Хрипунов, Кокоринов, Колокольцев, Корасков, Козловский, Квашнина -Самарина, Лабзин, Ланские, Лихачева, Львов, Меньшиков, Мордвинов, Мусины-Пушкины, Нарышкин, Новосильцев, Обресковы, Орловы, Панины, Полторацкий, Потемкин, Протасов, Римский -Корсаков, Румянцев, Шувалов, Скородумов, Соймонов, Строгановы, Сумароков. Суровцевы, Суворов, Свербицкая, Толызин, Толстая, Ушаков, Васильев, Воронцов, Вяземский, Вырубов, Ярославов, Еропкин, Юрьев, Жуков, Зубов.

Как видим, круг не столь уж велик. Это и понятно. Ведь население той же Вологды, с которой я начала свое исследование, в первой статье этой серии, в 18 веке составляло около 15 тысяч человек. Городская знать, думаю - не больше 30 человек. В Моске и Петербурге круг знати, сокрее всего, тоже не превышал 100 фамилий. Так что нет ничего удивительного в том, что они все были знакомы между собой и всей русской знати хватало должностей, статусов, земель, усадеб и доходов, для того, чтобы не потеряться.

Обращу внимание, что годы жизни автора «энциклопедии вологодской жизни» А.Т.Ярославова и его супруги Ф.С.Ярославовой, табакерка, которой стала «ключем» ко многим тайнам этого рода, также как и история семьи Ярославовых-Черевиных, приходятся на период правления российской императрицы Екатерина II, царствовшей с 1762 года по 1796 год. Это важное замечание, потому что оно дает представление о фаворитизме императорского двора, о степени влияния Европы, а также о том, какова была жизнь придворных императорского двора в эти даты.

В представленном выше перечне знати, которую рисовали в то время художники, есть и портреты двух фаворитов императрицы Екатерины: Григория Орлова и Петра Зубова - последнего из её фаворитов.

Мы с ними ещё встретимся. Судьба рода Ярославовых тесно переплелась и с этими именами.

Сейчас же я хочу представить портреты Ярославовых и Черевиных высокого мастера Г.Островского.

Всего портретов было 17 и я не нашла все картины, имевшие отношение к этой фамилии, но основные из них представляю в настоящей статье, в т.ч.

Портреты:

Марии Михайловны Ярославовой, в браке Черевиной (1774). Её муж - Черевин Петр Иванович - предводитель калужского дворянства.

Михаила Ивановича Ярославава (1776 год) - отца Марии Михайловны Ярославовой и двоюродного брата Алексея Тихоновича Ярославова (автора «энциклопедии вологодской жизни»).

Анфисы Петровны Черевиной (1770 год).

Дмитрия Петровича Черевина - сына М.М.Ярославовой и П.И.Черевина (1774). Есть ещё. «Портрет мальчика в зелёном мундире» (1782), на котором также изображен Д.И.Черевина.

Елизаветы Петровны Черевиной - дочери М.М.Ярославовой и П.И.Черевина. В первом браке Шидловская, во втором Безрукова. Первый муж Е.П.Черевиной - А.С.Шидловский, воронежский помещик (середина 1780-х). Портрет Е.П.Черевиной воспроизведен в 20 веке на картине Т.Назаренко «Московский вечер».

Наталья Степановна (Стефановна) Черевина - мать П.И.Черевина и Е.И.Черевиной (Акуловой), урожденная Кошелева(1774)

Иван Григорьевич Черевин - отец П.И.Черевина и Е.И.Черевиной (Акуловой). Копия портрета 1741 года, приписываемого кисти К.И.Березина

Акулов Прокофий Иванович - супруг урожденной Елены Ивановны Черевиной - родной сестры Петра Ивановича Черевина - супруга Марии Михайловны Ярославовой.

Среди названных выше Черевиных наибольшую известность получили:

Черевин Иван Григорьевич - контр-адмирал, член Адмиралтейств-коллегии, умер 22 апреля 1757 г… В 1734 году он временно исполнял должность капитана над Кронштадтским портом… до 1747 года командовал разными судами в плавании по Финскому заливу… В дальнейшем Черевин был произведен в капитан-командоры и назначен главным командиром Архангельского порта. Позже назначен директором Петербургской адмиралтейской конторы. Чин контр-адмирала Черевин получил в 1752 г. (февраля 27-го) и затем назначен был в конце того же года членом Адмиралтейской коллегии («Общий Морской Список», т. І, стр. 407-409. - Берх, «Жизнеописание первых российских адмиралов», СПб., 1834 г.).

Черевин Дмитрий Петрович. Бригад-майор, затем адъютант Павла I. В войне 1812 года Дмитрий Петрович Черевин был начальником Костромского ополчения, отдал в его пользу все свое движимое имущество. Женат на Варваре Ивановне Раевской. Их дочь Наталья Дмитриевна Черевина - внучка М.М.Ярославовой, была замужем за князем Петром Дмитриевичем Горчаковым (род, происшедший от ярославских князей). В этом браке у них был был один сын- Дмитрий Петрович (род. 1831г.) и четыре дочери: Варвара Петровна (1853г.)- за Сергеем Сергеевичем Шереметевым, Наталья Петровна (род. 1824г.), бывшая за Ал.Федоровичем Уваровым, Евдокия Петровна (род. 1826 г.)- за П. Н.Клушиным и Ольга Петровна (род. 1833г.)- за Василием Григорьевичем Безобразовым.

А. М. Ярославов оставил свой след в истории тем, что создавал Усадебный комплекс в Коралове (близ Звенигорода), начиная с 1770-х годов Этот комплекс создавался до начала XIX в. « В стены вестибюля были вделаны интересные в художественном отношении античные барельефы. Стройная прямоугольная форма флигелей и почти полное отсутствие украшений на фронтонах придавали этим зданиям своеобразную прелесть. Рядом располагалась церковь во имя Толгской иконы Божьей Матери с приделами Николая Чудотворца и Михаила Малеина. Дорога в усадьбу с двух сторон была обсажена березами, а въезд в нее отмечался воротами с миниатюрными фигурами львов. Перед домом был разбит регулярный сад с партером из стриженых лип и боярышника. Позади него, на склоне местности к речке Сторожке, по всем правилам тогдашнего садово-паркового искусства, был устроен пейзажный парк с системой каскадных террасных прудов. Система насаждений включала в себя 12 видов местных деревьев (сосна, дуб, липа) и 16 интродуцентов (пихта, лиственница, кедровая сосна, серебристый тополь, вяз). Некоторые из посаженных деревьев уцелели до сих…». Судя по «Экономическим примечаниям» 1800 г., Караулово с соседней деревней Насоново принадлежало полковнику Алексею Михайловичу Ярославову. В сельце проживало 37 душ мужского и 35 женского пола. Кроме хлебопашества крестьяне занимались промыслом шитья перчаток и «русского платья». На речке стояла деревянная «раструсная» мельница о трех поставах. Это небольшое селение к северо-западу от Звенигорода первоначально называлось Карауловым и лишь только в XIX в. стало именоваться Кораловым. В литературе чрезвычайно широко распространено мнение, что в середневековье здесь на берегах Сторожки, стояла военная застава или «караул», защищавшая подступы к городу и Савво-Сторожевскому монастырю. По второй версии, название - от имени татарского хана Ахмата - Ямгурчею Караулу, выехавшему в Москву из Орды в 1480 г., год падения ордынского ига. Ямгурчей остался на Руси, крестился с именем Симеона и стал родоначальником Карауловых. Впервые в источниках Караулово упоминается под 1558 г. Вот в этом самом Караулове на средства Алексея Михайловича Ярославова был выстроен каменный одноглавый храм в стиле провинциального классицизма с трапезной и колокольней. Храм разрушен в 1941 году. К сожалению, ныне от усадьбы этого времени сохранились лишь флигель, парк и пруды.

Усадьба в Нероново, по описаниям, была намного богаче усадьбы в Коралово. Это была самая богатая усадьба в Костромской губернии - частичнка Парижа в русских лесах.

Статье Провинциальный портрет: плоды просвещения (www.icom.org.ru) Марины Полывяная так описывает эту усадьбу

«Недалеко от Солигалича расположена усадьба Нероново, принадлежавшая старинному дворянскому роду Черевиных. …

Ступив за твой порог, …

Я вдруг переношусь во дни Екатерины,

Книгохранилище, кумиры, и картины,

И стройные сады свидетельствуют мне…

Этими строками А.С. Пушкин вполне мог бы передать свое впечатление о Неронове, островке европейской культуры среди костромских лесов: великолепная библиотека с трудами по медицине, естествознанию, фортификации, книги на французском языке».

И как уже говорилось выше «Здесь знали и свободно цитировали Дидро и Вольтера. Черевины поддерживали прочные связи с Францией (в Париже жили их близкие родственники)…»

В настоящее время усадьба полностью разрушена. Более того, к ней даже нет дорог, а можно добраться лишь пешком по дебрям или на тракторе.

Но в этом есть и особая прелесть.

Те краеведы и музейные работники, которые приезжают в усадьбу Нероново, отмечают особое состояние кладбища… Как будто сама природа дарит всю свою красоту этому месту, где похоронены Ярославовы и Черевины… Осенью - оно «горит рябиновым цветом». Как если бы кто-то положил на их могилы огромный рябиновый букет размером с целую рябиновую рощу.

А в июне -июле картина совсем иная. Яблони и вишни - в полном цвете. Все в белых и розовых тонах … Во истину Вишневый сад… Столько лет прошло! А Вишневый сад все ждет своих хозяев…

В 1980 году, в год Олимпиады в России, в Солигаличе было свое великое событие.

Савва Мостовщиков сделал выставку всех портретов Г.Островского в Соборе Рождества Пресвятой Богородицы и народ собирался здесь со всех окрестностей посмотреть на это диво…

Черевиных помнили… Они были властны и близки ко двору.

Потомки, тех кому я посвятила так много внимания в этой статье, были близки и к императору Александру III и к последнему императору России.

Приведу два показательных сюжета.

Первый, из книги сестры последнего императора России Николая II и дочери Александра III, - великой княгини Ольги Александровны. Книга автора Йен Ворреса называется «Последняя Великая Княгиня»:

«портреты эти основывались на личных впечатлениях Великой княгини и отражали ее собственные воззрения. Возьмем, к примеру, генерала Черевина, начальника наводившей на всех страх Охраны, который часто приглашался Императором к обеду[Если г-н Воррес подразумевает под словом «Охрана» Охранное отделение, прозванное ее негласными сотрудниками-революционерами «Охранкой», то он ошибается. Генерал-адъютант П.А.Черевин был начальником Дворцовой охраны у Императора Александра III, а не «Охранки» (Примеч. переводчика).]. Благодаря его личной преданности Государю и Императрице Черевин стал другом Императорской семьи, но я не могу не удивляться тому, что, зная, чем занимается Охрана, Великая княгиня, тем не менее, отзывалась о нем: «Дружелюбный, великодушный, скромный. Он был очень популярен в Петербурге». Неужели она не знала, что тысячи матерей, живших в столице и ее окрестностях, пугали своих детей именем Черевина?»

Второй сюжет о Черевине из книги М.Кольцова «Николай», где он цитирует изящно изданный в красивых траурных рамках: «Дневник императора Николая II», в котором император с фанатической аккуратностью вел записи десятки лет

Вот запись из дневника наследника цесаревича накануне смерти отца перед вступлением на престол:

«22 января. Долго сидели с Георгием и Дмитрием у Вани, пили чай, похлыщили по набережной по дороге домой. Обедали у Черевина…».

«Недаром же покойный М. Н. Покровский писал фамилию «Романовы» в кавычках. Как не писать профессору-историку кавычек, если все Романовы двести лет назад повымерли, закончившись на дочери Петра Великого Елизавете Петровне!…

Судьба или случай сохранили нам абсолютные, документальные доказательства того, что ко дню февральской революции Романовых не было.

Царя не было. Николая Второго не было.

Вот уже подлинно: «Тот, кого не было»… Повторю. Это мнение М.Кольцова.

Великая княгиня Ольга Александровна с этим мнением явно бы не согласилась, но она также подтверждала, что Романовы сами были виноваты в гибели династии, потому что они нарушили традиции и были неразборчивы в браках…

С одной стороны, это отдельный разговор, а с другой стороны, это разговор о гибели российских элит…

И когда-то, быть может, по подобным причинам погибала династия Рюриков, а теперь души могущественных женщин плачут по усдьбам их предков, умоляя нас ВСПОМНИТЬ… и ПОМНИТЬ…

Или приходят к нам в снах…

Продолжение следует

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС