Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

«Казачий Полковник» П.А.Черевин – основатель охраны Российских Императоров и Освобождение Софии от османского ига, Ч.2.

    • Командир Собственного Е.И.В. Конвоя, основатель охраны Императора П.А.Черевин – правнук М.М.Ярославовой /55,60/
    • Император Александр II в форме Собственного Е.И.В. Конвоя. Начало 1860–х /55,60/
    • Великие князья Сергей и Павел Александровичи (младшие сыновья Александра II) Собственного Е.И.В. конвоя. Фото С.Л. Левицкого/60/
    • Н.Н.Муравьев-Карский. Военный губернатор Кавказской губернии с 1854 г. Взятие крепости Карс
    • Великий Князь Всея Артиллерии Михаил Николаевич – Наместник Кавказский, Командующий Кавказской Армией ruspole.info
    • Граф Н.П.Игнатьев. Дипломат, панславист. Член совета Императорского Православного Палестинского Общества
    • Ново-Афонский монастырь. Кавказ, Черноморское побережье. Основан в 1875 году. Фото wenceslass.livejournal.com
    • Телеграмма о встрече «Его Высочества» около Екатеринодара ротмистром С.Е.И.В. конвоя Шкуропатским, 1875 год
    • Столетие Конвоя. Офицеры в исторических костюмах /59,60/
    • Государь император Николай II, Цесаревич и Великие княжны на празднике Собственного Е.И.В. Конвоя /55,60/
    • Джигитовка Конвоя С.Е.И.В. на площади перед Екатерининским дворцом, 1911 г./55,60/
    • Руководители дворцовых спецслужб А. Спиридович, В. Орлов, В. Дедюлин, Б. Герарди. 1910 г. /55,60/
    • Чины С.Е.И.В Конвоя приветствуют Великого Князя Владимира Кирилловича. Визит в США. 1968 г. nikolaevec.livejournal.com
    • Наталья Ярославова, Лондон, Миллениум. Собственный её Величества Конвой Елизаветы II

© Наталья Ярославова-Чистякова
23 октября - 25 октября 2013 года
Празднование Ярославской - Смоленской иконы Божией Матери

2 марта 1855 года умер император Николай I, числившийся в Черноморском Казачьем Дивизионе с 8 сентября 1843 года по его изволению, о чем сообщает книга «Собственный его Императорского Величества Конвой». Император называется в ней первым Шефом Собственного Е.И.В. конвоя из «Дома Романовых» /40/

После Николая I изъявляли желание числиться в Собственном его Императорского Величества конвое все его правящие потомки и Великие князья до революции 1917 года.

В год смерти Императора Николая I в самом разгаре была Крымская и Восточная война с её Кавказским фронтом (1853-1856).

Поэтому уже на следующий день после ухода из жизни императора Николая I - войска приняли Присягу Императору Александру II Николаевичу, что произошло 3 марта 1855 года.

Ровно в этом же 1855 году, сразу после смерти императора, свою службу на Кавказе начал П.А. Черевин - будущий Командующий Свитой Его Императорского Величества конвоя («От парадно-боевых подразделений – до спецслужб Организация личной охраны российских монархов»)

Однако ещё около года Россия была в ожидании даты коронации Александра II, когда 21 апреля 1856 года Лейб-Гвардии казачий эскадрон Конвоя Его Величества выступил в Москву для участия в этом торжестве. И ещё полтора года прошло - до августовского съезда Великих Князей и иностранных принцев. Желание числиться в Собственном Е.И.В. конвое Александр II изъявил в 1861 году.

Таким образом, коронованного Императора в России не было около года

А всякий раз, когда на Руси умирал Великий Князь, когда он куда-либо отъезжал или был ослаблен, начинались пограничные конфликты, поскольку разведка противоположной стороны в тлеющих конфликтах докладывала о временном ослаблении Княжества или отсутствии «единой Воли».

Через 9 месяцев после смерти Николая I капитулировала крепость Карс после её пятимесячной блокады /36/

В марте 1856 года был подписан Парижский трактат в лице «великих держав, собранных на Парижской конференции и представлявших, в своей совокупности, сонм высшей власти, на который опирался мир Востока» /37/.

Как видим, в те самые 1855-1856 годы, когда П.А. Черевин появился на Кавказе, в России происходила передача императорской власти.

Ключевой фигурой во внешней политике в это время стал А.М.Горчаков, назначенный сначала посланником в Австрии, а затем – Министром иностранных дел. В финале его жизни он был похоронен на кладбище той самой Сергиевой пустыни в Петербурге, где игуменом в упоминаемые годы был будущий епископ Кавказский и Ставропольский Игнатий (Брянчанинов).

«Благодаря искусству и настойчивости Горчакова Австрия вновь отделилась от враждебных России кабинетов и объявила себя нейтральной». Однако «падение Севастополя послужило сигналом для нового вмешательства венского кабинета, в виде ультиматума. Русское правительство вынуждено было принять австрийские предложения, и в феврале 1856 собрался конгресс в Париже для выработки окончательного мирного договора».

Этот мирный договор - Парижский трактат касался, прежде всего, ситуации на Кавказе, на Черном море и в Севастополе /37/.

Времена были неспокойные, и оттого на Кавказский фронт Крымской войны прибыли Н.Н. Муравьев - Карсский, П.А. Брянчанинов – военный инженер, специалист по строительству оборонительных сооружений и П.А.Черевин - будущий глава конвоя С.Е.И.В., потомок Князей Ярославовых-Оболенских, которые, как и все Оболенские Князья Черниговского Княжеского дома, воевали во главе Сторожевых полков. Первый же из Князей Ярославовых – Оболенских и Псковских прославлен 15-ю годами пограничной обороны Псковского княжества, основанием Вышгорода на р.Ладе и других, по сути, крепостей-монастырей, в первую очередь,- монастыря Псково-Печерского /38, 39,43/.

Надо сказать, что в основе Конвоя С.Е.И.В. изначально были Кубанские казаки, а фактически - казаки Донские и Черниговские. Особо среди них выделялись Стражи (Сторожи), которые позже составили оплот Линейного казачества и их станиц. Судьба этих казаков, в свою очередь, связана со звенигородским Савво-Сторожевским монастырем. Название монастырю, как считают, дали Сторожи. Возможно – наоборот. Но молились в Савво-Сторожевском монастыре за тех, кого сегодня называют пограничниками.

В годы же, о которых идет речь, их называли линейным казачеством.

Особо же выделяю я это линейное казачество по следующей причине:

Как видится, именно П.А.Черевин в 1875 году подписывает документ в ипостаси «Начальник Дистанции Военный инженер Полковник Черевин».

Как полковника, его упоминают и в 1877 году, т.е. в год освобождения болгарской Софии, в книге «Собственный Его Императорского Величества Конвой», в следующем контексте.

«Государь Император недолго оставался в столице. Сердце влекло его к Действующей Армии, с которой желал он разделить все труды турецкого похода. В мае Государь отбыл на театр военных действий. Туда же, при Императорской Квартире, 14 мая выступил полуэскадрон 1-го Кубанского эскадрона. При нем находились: командир Конвоя флигель-адъютант полковник Черевин».

Таким образом, есть основание считать, что П.А.Черевин руководил строительством оборонительных сооружений в 1875 году на Черноморском побережье Кавказа.

Мог он появиться на Кавказе в 1875 году и в связи с основанием Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря, который начал строиться при Великом Князе Михаиле Николаевиче - Наместнике на Кавказе и Командующем Кавказской армией в названном году /45/.

Первым толчком к строи¬тельству Ново-Афонской обители на Кавказе стали печальные события смуты 1874 — 1875 годов на самом Афоне, т.е. в Афонском монастыре /47/.

Началась смута с того, что в 1873 году о. Герасим (игумен Пантелеймонова монастыря, грек) высказал по случаю тяжелой болезни намерение объявить архимандрита Макария игуменом монастыря. При этом, архимандрит Макарий многие годы поддерживал русских монахов: «Построил специальный скит Новая Фиваида для пустынников, притесняемых греками … Обратил внимание на русское имение Крумницу, выкупил ее из заклада у греков, сделал ее житницей Пантелеймонова монастыря. Главный храм там построен в 1880 году в честь Казанской иконы Божией Матери…Обитель строилась практически на деньги русских, которые в то же время были ущемляемы греками: на послушаниях начальствовали греки, на трапезе чтения совершались исключительно на греческом. Все это привело к раздорам, которые продолжались до 1875 года, то есть до избрания о. Макария в игумены…

Намекая на тяжесть этих раздоров, Красковский ссылаясь на книгу: «По поводу вопроса о монастыре св. Пантелеймона. Статьи «Любителя истины», СПб, 1874, - говорит, что этот спор может быть предметом исследования, результаты которого могут быть известны только узкому кругу». Но все же упоминает о том, что когда число русских насельников превысило сто, они потребовали, чтобы жития на трапезе в среду и пятницу читались по-русски…Скоро греческие монахи потребовали, чтобы пищу всегда благословлял греческий иеромонах» /48/. Т.е. конфликт приобрел национальный характер.

И это, при том, что уже ранее греческие филетисты объявляли о.Макария панславистом, который стремится ославянить не только весь Афон, но и все епархии Македонии и Франкии. Т.е. греки видели в нем сторонника славянского национального политического объединения на основе этнической, культурной и языковой общности.

Филетизмом же называли «тенденцию в поместных православных церквях приносить общецерковные интересы в жертву национально-политическим, племенным. Понятие появилось в православной грекоязычной среде применительно к движению за церковную независимость Болгарии на основе её национальной обособленности » /46/.

Таким образом, конфликт на Афоне отражал приближающуюся национально - освободительную войну в Болгарии, в которой принял участие П.А.Черевин уже в 1877 году, когда брал столицу Софию, в ходе русско-турецкой войны.

При этом, я не исключаю, что П.А.Черевин - правнук М.М.Ярославовой был на стороне панславистов. С учетом того, что членом Общества соединенных славян был М.Ф.Орлов - сын Т.Ф.Ярославовой, а его брат А.Ф.Орлов был рядом с Бенкендорфом, когда он начал формировать национальную политику Собственного Его Императорского Величества конвоя на Кавказе.

Однако надо принимать во внимание и тот факт, что П.А.Черевин является правнуком М.М.Ярославовой – почитательницы Острожской Библии, а Князя Острожского – основателя славяно-греко-латинской академии, когда он претендовал на польскую корону, поддерживала как раз Турция /17/. Но это был XVII век. И П.А.Черевин по материнской линии был - из польской аристократии.

Как видим, за два года до взятия Софии, когда уже имела место напряженность в русско-турецких отношениях, произошел «раздел» на Афоне: «В 1874 году, в разгар печальных событий в монастыре, старцы Иероним и Макарий увидели необходимость теснее связать судьбу Афонской обители с родным отечеством, поставить себя под покро¬вительство своего правительства. Отец Иероним и отец Макарий обратились к своему защитнику и благодетелю графу Н. П. Игнатьеву, чтобы он исходатайствовал право русской братии Пантелеимонова монастыря поселиться на Кавказе и основать там новую обитель.

Одновременно в письме к наместнику Кавказа великому князю Михаилу Николаевичу они просили «благоволить им даровать и указать удобное место из не-обозримых кавказских пределов для постройки обители и прире¬зать к ней часть земли и леса для обеспечения обители на будущие времена». По ходатайству Н. П. Игнатьева это разрешение было получено, и в августе 1875 года монастырские уполномоченные во главе с деятельным помощником старцев Иеронима и Макария иеро¬монахом Арсением прибыли на Кавказ на Новый Афон…»/47/.

Сложные геополитические связи монастыря просматривались, надо сказать, и когда я писала статью о Новом Афоне: «Абхазия - Апостольский удел Богородицы, Львы Северной Венеции и тайное евангелие Святого Марка»

Во времена же П.А.Черевина появление монастыря было очевидно связано с русско-турецкой войной 1877-1878 г. Для монахов - заблаговременно готовили обитель.

К тому же, монастыри иногда трудно отличить от военных крепостей.

Иван Грозный в годы его правления заподозрил игумена Псково-Печерского монастыря в том, что он превращает монастырь в военную крепость с целью - отделиться от России. Он в гневе убил Корнилия. Раскаяние Ивана Грозного было великим, но как всегда поздним.

«…В древней рукописи Троице-Сергиевой Лавры написано, что когда игумен Корнилий Псково-Печерский « вышел за монастырские ворота с крестом на встречу царя, разгневанный ложным наветом Иоанн IV своей рукой отсек ему голову, но тотчас раскаялся и, подняв тело его, на руках понес в монастырь. Обагренная кровью преподобного Корнилия дорожка, по которой царь нес его тело к церкви Успения, названа «Кровавым путем»…» /39/.

Второй раз эта тема монастырь – военная крепость возникла тогда, когда царь Петр I решив положить конец набегам Шведов…оценил по достоинству, что именно «географическое и стратегическое положение Псково-Печерского монастыря соответствует его плану. Он обнес монастырь земляным валом и прорыл ров с водой, а также лично заложил пять бастионов. В монастыре были сосредоточены войска и Петр I повелел установить над Святым вратами обители двуглавого орла - герб Российской империи… Эта история о двуглавом орле отражена в «Плаче Пскова».

С учетом времени строительства Ново-Афонского монастыря надо предположить, что элементы обороны были предусмотрены в его архитектуре.

Тем более, монастырь Св. Пантелеймона Целителя на Новом Афоне строился с разрешения Великого Князя Михаила Николаевича - Командующего Кавказским войском, при участии будущего Александра III.

Современные вооружения уже, конечно, не спрячешь за стенами этого монастыря. Да и сам Ново-Афонский монастырь старается отделиться от происходящего и от политики /20/

Однако в 1875 году, о котором идет речь, его строительство, повторю, началось перед русско-турецкой войной и освобождением Болгарии от османского ига.

А Командир Свиты Е.И.В. конвоя П.А.Черевин, ещё с 1855 года, был знаком с Великим Князем Михаилом Николаевичем - Наместником Кавказским, давшим земли и горные склоны новому монастырю.

Пребывание же П.А.Черевина на Кавказе в 1875 году могло не афишироваться по той причине, что по Парижскому Трактату марта 1856 года Россия «воспрещала самой себе принятие действительных мер морской обороны в прилежащих морях и портах». Т.е. Россия приняла на себя обязательство перед прибрежными государствами и морской державой не строить оборонительных сооружений в портах. /37/.

Заключен был этот Парижский трактат в период первого пребывания П.А.Черевина на Кавказе, начавшегося в 1855 году.

«По отдельной Конвенции этого Парижского трактата Россия принимала на себя обязательство «ограничить свои морские силы до самых малых размеров!… Трактат устанавливал основное начало нейтрализации Черного моря с целью устранить столкновения между прибрежными государствами, «так равно и между последними и морскими державами». Россия фактически разоружалась в Черном море.

Сверх того, по выражению трактата, вход в Черное море формально и навсегда воспрещен военному флагу. В теории, Парижский трактат должен был обеспечить «безопасность границы российской империи». Но этого не произошло. В т.ч. и из-за исключений для Турции, сохранявшей право «содержать в Архипелаге и в проливах морские силы в неограниченном размере». Франция и Англия также могли по-прежнему сосредоточивать свои эскадры в Средиземном море. И в силу так называемой конвенции о проливах, проход через эти проливы воспрещен военным флагам лишь во время мира. «Из этого противоречия проистекает то, что берега российской империи открыты для всякого нападения» /37/.

За годы, прошедшие с даты заключения Парижского трактата в 1856 году, стало ясно, что не все стороны в нем равны, не все стороны выполняют условия трактата и что обороноспособность России ослабляется.

Поэтому, как видится, и были предприняты секретные действия по восстановлению этой обороноспособности, включая инженерно-строительные мероприятия. И основаны названные планы были на опыте сторожей, линейного казачества и их «залогах».

На границе с Кавказом и Азией, которую именовали «Живой изгородью» на рубеже Русской земли, много делалось сокрыто, о чем, опять же, пишет в его книге о Конвое С.Е.И.В. её автор С.В Галушкин, в главе «Линейцы (1831-1862) »:

«Линейцами», в данном случае, именовались казаки, находившиеся на укрепленной линии Кавказа, служившей защитой против вторжения и набегов горцев.

Впервые на Кавказе русские войска появились в 1559 году.

Но еще задолго до этого, у берегов Каспийского моря и на гребне Кавказских гор, среди горских племен, поселились казаки - предки Гребенских и Терских казаков.

И уже в 1550 году Волгскими казаками был основан город Терки.

Вначале у поселившихся на Кавказе казаков с горцами были мирные отношения, но потом горцы стали вторгаться в казачьи земли, для защиты которых строились укрепленные линии.

Терские, а позже линейные казаки «…высылали «залогу», состоявшую из одного-двух казаков, которые залегали в особо важных местах. Обычно залога линейцев была в камышах, плавнях и вообще в таких трущобах, которые были известны только им одним, и где проводили они целые ночи под дождем, вьюгою и непогодой, составляя все вместе «живую изгородь» на рубеже Русской земли. День и ночь казаки зорко и бдительно несли сторожевую службу: на постах, в разъездах, в секретах и в заставах.

Жизнь Линейцев на Кавказе, как и их братьев Черноморцев, была исключительно тяжелой: вечные нападения горцев, постоянная борьба как с ними, так и с природою, тяжелая воинская повинность - все это создавало особую суровую боевую обстановку.

Первая укрепленная линия, «Азовско-Моздокская», была основана в 1774 году. Эта линия, согласно проекта князя Потемкина, утвержденного Императрицей Екатериной II в 1777 году, была заселена Волгскими и Хоперскими казаками…»

Представленное выше описание жизни терских линейных казаков очень напоминает мне казаков, проживавших в районе Бирска на территории бывшего Казанского ханства.

Здесь на Каме, в с. Николо-Березовка, в 1550 годы, когда был основан и Терск, появилось подворье Савво-Сторожевского монастыря, куда первые переселенцы прибыли с иконой Николы - Закамского, иногда отождествляемой с иконой Никола Заяицкого. В эти же годы Сторожи-пограничники появились и около Бирска, память о чем хранят не только сторожевые горы Соколиная и Акбаш, но и гимн Уфимского воеводы Д. С. Волкова, написанный в 1886 году, к 300-летию основания Уфы, посвященный «горстке богатырского племени», заброшенной в окраинные закамские земли для защиты Руси от Азии:

На подножье Урала, далеко от родины милой,
В самом сердце степей и лесов безграничных,
Три века назад, по наказу Царя
Заброшена горсть богатырского племени.
Царем было крепко наказано день и ночь
сторожить Русь от Азии.
Срубили Дубовый острожок стрельцы
на диком утесе, где быстрые реки,
сбежавши к долинам сплелися узлом,
Где средь липовых рощ и душистых лугов
на Волошке-Белой пустынных волнах,
Лишь крик лебедей раздавался…
Могучее семя орлиным гнездом отразилось,
Крепко засели орлята в замке нагорном…
Их мало, помощь своих далеко…
Но была велика их отвага и стойкость…»

Одноименная - бирской, гора Соколиха есть и в Пскове.

Ныне на ней установлен памятник Князю Александру Ярославичу Невскому и его Дружине, иллюстрацию которого я представляла в докладе: «О культе воинов святых» на «IV Международных Александро-Невских чтениях» 11 июня с.г.

Древняя соколиная символика была характерна и для казачества.

«В 1850 году, когда Наследник Цесаревич Александр Николаевич посетил Кавказ, льготные смены Гвардейских Линейных казаков размещены были командами по пути следования Его Высочества, от границы Черноморских казаков - по Лабинской линии, Кубани, через Пятигорск и Нальчик до Владикавказа и обратно до города Ставрополя

К ожидаемому прибытию на Кавказ Государя Наследника Цесаревича Александра Николаевича, казаками-Линейцами была составлена песня, посвященная их Августейшему Атаману.

Первый строки:
С Краев полуночи на полдень далекий
Могучий Державный Орел прилетел…
Финал песни:
На радость, на счастье своих соколов!
Прими, Атаман наш, могучий Державный,
Сердечные крики детей-казаков!

Как видим, цесаревича Александра Николаевича именуют Державным Атаманом, Орлом и Соколом.

Однако в бирско-уфимском гимне упоминаются ещё Лебеди.

Почему казаки линейцы называли цесаревича Атаманом. Я думаю, что речь идет не только об оказанной чести со стороны казаков, с учетом того, что императоры Романовы изъявляли желание числиться в Собственном конвое Е.И.В.

Дело ещё и в обстоятельствах, описанных в статье: «Динамика падения авторитета Московских князей среди казацких старшин и Казаков - Царских Скифов»

Третья династия на русском престоле не могла предъявить столько колен предков, сколько называли их в дипломатических переговорах Рюрики. К временам их царствования много колен предков могли назвать и потомки мурзы Чета – царствующие Годуновы.

У Романовых с многоколенным родословием было сложнее.

А у казаков - Царских Скифов в переговорах авторитетен был исключительно тот, кто называет не меньше 16 колен и поминает несколько сотен предков.

Поэтому признание у самого знатного и родовитого кубанского казачества было важным для Романовых. Они искали опоры власти /40,41/

Предки линейных казаков, как показано выше, на Кавказе появились первыми.

Поэтому для них значимым является ещё и тот факт, что П.А.Черевин был не только Командиром Свиты Е.И.В. конвоя, но и действовал в ипостаси «Начальника Кубанской Инженерной Дистанции Кавказского военного Округа».

Для П.А. Черевина было характерно принимать на себя временно дополнительные функции и должностные статусы:

Так, в частности, перед взятием Софии, 21 сентября 1877 года « командир Конвоя, флигель-адъютант полковник Черевин вступил во временное командование Кавказской казачьей бригадой».

Именно из-за этой практики «сопутствующих должностей и статусов» П.А.Черевина, возник интерес к упоминанию Полковника Черевина - «Начальника Кубанской Инженерной Дистанции Кавказского военного Округа, военного инженера».

У Казаков генералов не было /49/. Полковник - было самое высокое звание.

Поэтому звание «казачий полковник» имел и Иван Ярославов (он же Иванович) член Верховного Совета Общества Невидимых № 222 - главный герой книги известного французского писателя-дипломата и путешественника 19 века Луи Жаколио, допущенного ко многим секретным документам и оставившего после себя библиотеку редчайших книг о самых великих тайнах человечества. По мнению Луи Жаколио, в конце 19 века в Петербурге существовало «Тайное общество Невидимых», ставившее своей целью «слить воедино все разрозненные ветви великого славянского корня ( на его будущую роль указывал еще историк Фогель), которое Луи Жаколио и описал в своей книге /54/.

Во всяком случае, тема панславизма в контексте Афонского монастыря и завоевание Софии относится к этим временам.

Обращает на себя внимание тот факт, что ровно к этому же, обсуждаемому 1875 году, относится и сформулированная краеведами загадка, связанная с некой телеграммой из Екатеринодара (Краснодара).

«Вчера с эскадроном встретил Его Величество в пятнадцати верстах от Екатеринодара и сопровождал в город. Сегодня представлял построениями и джигитовкой его Высочество остался доволен. Завтра сопровождаю до проходной пристани + Ротмистр Шкуропатский» /51/

О каком «Его Высочестве » может идти речь в Контексте Екатеринодара в 1875 году - таким вопросом задается автор статьи «Телеграмма из прошлого» (Н.Ретов)

А также: Кто такой Ротмист Шкуропатский? Кому могла быть направлена телеграмма и куда следовал «Его Высочество»?

Процитирую эту его статью: «Шкуропатских, в разное время служивших в Собственном Его Императорского Величества (СЕИВ) конвое, по хронологии событий можно идентифицировать только одного: Де(и)омид Иосифович (Осипович) Шкуропатский – на 30 апреля 1861 г. поручик, переведен в лейб-гвардии Кавказский казачий эскадрон СЕИВ конвоя из лейб-гвардии Черноморского дивизиона, полковник (1876), зачислен по Кубанскому казачьему войску 23 апреля 1877 г. Поразительно: в 1875 г. – ротмистр, а в 1876 г. – полковник. За год, - через подполковника. За просто так – дело невиданное! А если не за просто так? Ведь Шкуропатский телеграфирует: «… Его Высочество остался весьма доволен…». Что необходимо предпринять, чтобы Его Высочество «остался весьма доволен»?

Далее автор этой «Загадки 1875 года обращает внимание на следующие важные обстоятельства: «…Хронограф истории СЕИВ конвоя - Николай Васильевич Галушкин, в тяжкую годину Великой войны служивший сотником лейб-гвардии 2-й Кубанской сотни конвоя, по просьбе Великой Княгини Ольги Александровны написавший в Калифорнии книгу «Собственный Его Императорского Величества конвой», вышедшую в 1961 г. в Сан-Франциско тиражом 500 экземпляров, свидетельствует:

«С 1875 года началась открытая борьба балканских славян с Турцией. В это время Высочайший Двор находился в Крыму. Ливадийский дворец (тот самый, кстати, где в августе 1991 г. ГКЧПисты под домашним арестом держали М.С. Горбачева вместе с членами его семьи. Причуды истории! – авт.) охранялся взводом Лейб-Гвардии 2-го Кубанского эскадрона под командой штабс-ротмистра Скакуна и двумя льготными сменами команды Крымских татар Конвоя».

Таким образом, делает выводы автор, «можно предположить, что неизвестный (пока!) член Августейшей фамилии из столицы Кубанской области вполне реально мог направляться в Крым». И этот вывод он делает, в частности, с учетом того, что «с пароходной пристани Екатеринодара…по старому руслу Кубани в те временны можно было доплыть до Черного моря, а далее – в Ливадию, императорскую резиденцию в Крыму».

Сам П.А.Черевин по мнению цитируемого Н.Ретова должен был находиться в Крыму вместе с Августейшими членами семьи, в частности, в ту дату, которая указана в телеграмме.

Поэтому, по логике автора: «Поскольку СЕИВ конвой структурно входил в Императорскую Главную Квартиру, а командир Конвоя (П.А.Черевин) находился при императоре в Крыму, то ротмистр Шкуропатский направлял телеграмму своему начальству в лице адъютанта Конвоя Кулебякина (на тот момент находящегося в С.-Петербурге за главного), а тот, в свою очередь, рапортовал Воейкову. Все логично с точки зрения иерархической соподчиненности. Что касается Парфентия Терентьевича Кулебякина, казака ст. Червленной Терского казачьего войска, то … 30 сентября 1875 г. он был адъютантом Конвоя, а с 15 октября 1876 г. являлся уже командующим л.-гв. Терским казачьим эскадроном Конвоя. Кстати, когда 1 марта 1881 г. в С.-Петербурге террористы-народовольцы взрывом бомбы смертельно ранили Александра II, именно П.Т. Кулебякин, в числе других руководителей различных охранительных спецслужб, осуществлял безопасность императора и получил тяжелое ранение…».

В статье представлены другие телеграммы из архивов, на основании которых автор сделал вывод, что упоминаемым «Его Высочеством» был Великий Князь Михаил Николаевич.

У меня осталось некоторое сомнение в том, что эта «Загадка расшифрована полностью».

Во-первых, Великий Князь Михаил Александрович был Наместником на Кавказе и Командующим Кавказской армией с 1862 по 1881 год и почему, в таком случае, его особым образом встречали в Екатеринодаре только в 1875 году?

К тому же, «У Главнокомандующего Кавказской армией, Великого Князя Михаила Николаевича, служила конвойная сотня кавказских казаков. Конвойная сотня (сначала команда) Его Высочества существовала еще до слияния Кавказских Казачьих Войск. Достойных из них Государь Император разрешил переводить в Собственный Конвой, с оставлением в сотне при Его Высочестве».

Во-вторых, почему телеграмма относится к тому году, когда царская семья находилась к Крыму и когда шла война?

В-третьих, именно в 1875 году начали строить Ново-Афонский монастырь Св. Пантелеймона целителя в современной Абхазии? И визит «Его Высочества» мог быть связан с этим строительством. При этом, в строительстве Ново-Афонского монастыря принимал участие и Александр III. Причем Александр III Изъявил желание числиться в Собственном Е.И.В. Конвое даже раньше своего отца, т.е. с 1859 года. Однако мог ли он в это время быть на Кавказе - надо выяснять.

В-четвертых, почему телеграмма направляется Кулебякину в Петербург, при котором спустя годы произойдет покушение на Александра II?

И где на самом деле находился в это время П.А.Черевин? Представленная логика о том, что он должен был находиться рядом с Августейшим семейством не поддерживается тем, что спустя два года полковник брал столицу Болгарии Софию и, таким образом, явно не находился рядом со всем августейшим семейством.

Да и рапорт в ипостаси «Начальника Кубанской Инженерной Дистанции Кавказского военного Округа, военного инженера» полковником Черевиным был отправлен не из Крыма. И было это 16 августа 1875 года.

Т.е. за месяц – полтора до загадочной телеграммы, найденной Н.Ретовым, полковник Черевин находился как раз там, где находилось неузнанное «Его Высочество».

Автор обсуждаемой статьи «Телеграмма из прошлого» Н.Ретов исследует также тему: А кого вообще могли называть «Его Высочество»?

Он приводит данные книги Г.А. Мурашева «Титулы, чины, награды» (СПб., 2002): «Его Высочество - это князья императорской крови (правнуки императора, а в роде каждого правнука старший сын и его старшие потомки мужского пола) на титул «ваше высочество…. Известны случаи пожалования титулом «ваше императорское высочество» дальних родственников императора по женской линии».

Эта загадка, очевидно, напоминает историю с табакеркой, которая была подарена Ф.С.Ярославовой, урожденной Брянчаниновой и имела дарственную надпись: «Ее высокородию Государыне моей Федосье Степановне Ярославовой. В Архангельском». Хранится эта табакерка в Музее М.В. Ломоносова — отделе Музея этнографии и антропологии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук.

По его происхождению от Князей Ярославовых-Оболенских и польских Гетманов П.А.Червин тоже относился к лицам императорской крови.

Обращу внимание, что древнейшие фамилии казаков и кавказских горцев, семейные роды которых имели честь направить своих представителей в Собственный Его Императорского Величества конвой, могли подчиниться только человеку, родовитость которого превосходила их личную знатность.

Таким образом, древнее аристократическое происхождение главы Конвоя С.Е.И.В должно было превосходить аристократизм фамилий, направляющих в Конвой своих лучших представителей /41/

Поэтому первым Шефом конвоя в 1856 году был Генерал-лейтенант Петр Романович князь Багратион из ветви картлийских князей Багратионов древнего царского рода Грузии. Ветвь считается побочной, но - гены царского грузинского рода. «Ветвь картлийских князей Багратионов (предков Петра Ивановича) была внесена в число российско-княжеских родов 4 октября 1803 года при утверждении императором Александром I седьмой части «Общего гербовника».

Отчего это был представитель грузинского царского рода, а не представитель казачества?

Объяснение видится в том, что в 1856 году, о котором идет речь, Собственный конвой Е.И.В. формировался уже не только из представителей Донского казачества, как это было изначально, а также из представителей знатных фамилий горцев и в этом была часть национальной политики России на Кавказе /42,58,57/

Историю формирования Конвоя, описанную в книге Н.В. Галушкина, кратко можно представить так: Основу Конвоя изначально составляли казаки Кубани и Терека. Тут надо добавить, что по родам - это бывшие Донские казаки и Черниговское. Просто к XIX веку они уже были переселены.

«Служить в Собственном Его Императорского Величества Конвое всегда считалось высшей честью для казаков Кубани и Терека. Выбор казаков для службы в Собственном Конвое был необычен, даже в сравнении с набором солдат в первые полки Русской Гвардии. Новобранцев в гвардейские полки назначали… «по стати», внешнему виду: «блондинов - в Преображенский, шатенов - в Семеновский, брюнетов - в Измайловский, рыжих - в Московский…» и другим признакам.

В Конвое Его Величества действовали особые правила. Станичные казаки заранее воспитывали молодых казаков, который затем проходили многоступенчатый отбор. «Станицы, посылая в Конвой лучших казаков, не только ими гордились, но в лице атамана и «доверенных», подписывали отдельно для каждого выбранного из их среды казака особый приговор ( поручительство)» /55/

Во все моменты Конвой воплощал Народный дух и, как во вне, так и внутри, Он защищал его с непоколебимой верностью, которая вызывает восхищение и внушает уважение!» (Э.Эррио, премьер-министр Франции).

«Первый Конвой императрицы Екатерины II был сформирован из казаков знатнейших фамилий, в 1774 году, по предложению князя Потемкина-Таврического. Впервые в составе Донской и Чугуевской команд Конвой прибыл в 1775 году в Москву на торжество празднования мира при Кучук-Кайнарджи».

В Кючу?к-Кайнарджи?йском мирном договоре, который Россия заключила с османской империей в 1774 году Нация звучит, как государственная принадлежность, суверенная полития, суверенное политическое образование. Т.е. Нация (аристократия) как основа Государства /57/

Уже в 1787 году, из бывшего Запорожского Казачьего Войска, было сформировано «Войско Верных Казаков». 30 июня 1792 года Черноморскому Войску, Императрицей Екатериной Великой, была пожалована на «вечное владение» земля на Кубани, в области Таврической остров Фанагорию со всей землей, с другой же Азовское море до Ейского городка Войску Черноморскому принадлежит бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских».

Произошло это за 4 года до смерти Екатерины II 17 ноября 1796 года.

Шла Русско-Иранская война. В это время в Персидском походе находилось 500 пеших черноморских казаков.

«В 1796 г. два полка черноморских казаков по 500 чел. во главе с войсковым судьей Д. Головатым были посланы в состав войск Каспийской флотилии.

Пеший переход казаков начался 26 февраля 1796 г. от Усть-Лабинской крепости к Астрахани. Он составил 757 верст. Затем на судах Каспийской флотилии были перевезены в Баку, но казаки в военных действиях задействованы не были. Их силы тратились часто на ненужные передвижения и на непосильную физическую работу. Среди казаков начались болезни, увеличивалась смертность. В персидском походе погибло до половины состава казаков».

Вот в это самое время власть перешла к непорфирородному сыну Екатерины II - Павлу I, который стал производить кардинальные перемены в сделанном его матерью Екатериной II, из-за её отношения к отцу императора - Петру III.

Павел I в 1797 году запретил казакам выбирать атаманов и лишил иных привилегий, которые были даны им Екатериной II.

Имел место казачий бунт, с которым Павел I жестоко расправился.

В итоге, после произошедшего, он уже не мог формировать свой Собственный конвой исключительно из представителей знатного Донского казачества, поскольку поручителями за этих делегатов в Собственный Е.И.В конвой выступали те самые казаки, которых он подверг репрессиям. Как следствие, уже в XIX веке Собственный конвой Е.И.В. стал наполовину формироваться из кавказских горцев.

История этого бунта казаков не рассказывается в книге Н.В. Галушкина «Собственный конвой Е.И.В.»/55/

В ней только: парады, джигитовки, встречи и проводы императоров и членов императорской семьи, торжества и участие в войнах по приказу императора.

Т.е. автор книги констатирует исполнение приказов, но не анализирует: какими геополитическими обстоятельствами были продиктованы эти приказы.

Однако произошедший бунт, возможно, повлиял и на судьбу членов самой императорской семьи.

В «екатерининских землях», отданных казакам, затем репрессированным Павлом I, спустя годы погиб сын Александр I Павлович. Нельзя исключать того, что ему ответили казаки, несмотря на все его достоинства и лучшие помыслы.

История этого бунта казаков после Персидского похода, в который их отправили ещё при Екатерине II, описывалась мною в статье: «Преследования христиан и войны против местного самоуправления: Египет и Кабардино-Балкария…»

Повторю её кратко: «Изнуренные и измученные казаки вернулись домой лишь 22 июля 1797 г. Оскорбленные отношением к ним они потребовали «удовлетворения за все обиды, претерпенные в Персидском походе». Но атаман Т. Котляревский прошение казаков воспринял как бунт. Он отказался выполнять требования казаков, приказал арестовать руководителей делегации.

По свидетельству генерал-лейтенанта Маркова, инспектировавшего укрепления Черноморского войска в апреле 1798 г., «весь беспорядок, названный тогда «бунтом», произошел по вине атамана Т. Котляревского…

В начале августа волнения казаков переросли в бунт. …Главное требование, которое выдвинули бунтовавшие казаки, - восстановить выборность должностей в Черноморском войске. Дело в том, что в 1797 г. Павел I запретил избирать атаманов и назначил войсковым атаманом ненавистного казакам Т. Котляревского.

Восставшие выдвинули требования: вернуть отобранные у них офицерами земли, разрешить им рубить лес наряду со старшиной, уменьшить пошлины за рыбную ловлю и добычу соли. С 5 по 12 августа 1797 г. власть в Екатеринодаре находилась в руках восставших. Смещенное войсковое правительство находилось в растерянности и страхе. Т. Котляревский просил высшее командование прислать войска для «усмирения бунтовщиков». Однако полковник Пузыревский, присланный из Петербурга, предложил пойти на хитрость: отослать в столицу руководителей бунта для подачи жалобы императору, а затем расправиться с восставшими. Замысел удался.

12 августа 14 казаков во главе с новым атаманом Черноморского войска Ф. Дикуном уехали в столицу. На следующий же день в Екатеринодаре начались репрессии. Были арестованы участники бунта. Их содержали под открытым небом, плохо кормили.

Трагической была судьба казачьей делегации, отправившейся с письмом в Петербург. Они прибыли в императорский дворец 7 сентября 1797 г., долго ждали приема у Павла I. Но прибывший караул арестовал их и препроводил в Петропавловскую крепость…

Из 222 арестованных участников Персидского бунта к моменту вынесения приговора уже умерли 55 человек. Ф. Дикун умер при загадочных обстоятельствах на пути из Петербурга на родину, где его должны были подвергнуть позорному наказанию. О. Шмалько умер в тюрьме в Екатеринодаре, Н. Собакарь и И. Половой были отправлены в Сибирь. Так закончился Персидский бунт черноморских казаков в 1.797-1800 гг.

Стихийность выступления, твердая вера в справедливое решение императора Павла I привели к поражению.

Бунт стал ярким эпизодом в истории черноморского казачества. Это выступление было, по словам Ф. Щербины, лебединой песней черноморцев о казачьей воле и демократических порядках…».

Как видим, делать ставку после этого исключительно на Кубанское казачество император Павел I и Великий Магистр не мог.

Павел I и не прожил долго. Власть перешла к императору Александру I Павловичу.

Тема взаимоотношений Александра I и Конвоя С.Е.И.В. раскрывается в событиях войны 1812 года: «…Согласно, Высочайшего повеления Государя Императора Александра I, из Черноморцев казаков в войну 1812 года был сформирован казачий эскадрон

С первых же дней Отечественной войны, в ежедневных боях, Лейб-Казаки и Черноморцы проявили бесчисленное множество подвигов: их атака 7 августа, совместно с Мариупольскими гусарами при защите Смоленска и беззаветная храбрость, оказанная 26 августа, в знаменитом Бородинском сражении, занесены на почетные страницы Русской военной истории.

В 1813 году Полк получил лестное назначение состоять в Конвое Его Величества.12 апреля 1813 года, Император Александр I торжественно вступил в город Дрезден. Л.-Гв. Казачий полк составлял Императорский Конвой

А 4/17 октября произошла знаменитая «битва народов» под Лейпцигом - битва, во время которой Лейб-Казаки и Черноморцы своею доблестью и беззаветной храбростью покрыли себя неувядаемой славой.

Центр русских войск был на горе у деревни Госсы, где находился Император Александр I с двумя союзными монархами. Вблизи Государя был его Конвой.

Развивая успех, Наполеон двинул кавалерийский корпус…

Кавалерийская атака была поручена Мюрату, и вся масса французской конницы должна была обрушиться на центр русских войск….

Наполеон торжествовал и уже послал в Лейпциг королю саксонскому поздравление, не сомневаясь в окончательной победе.

Прорвав центр, атакующие летели прямо на деревню Госсу, у которой на возвышении, за плотиной, находился Император Александр I со своей свитой и Конвоем. Вблизи, кроме четырех эскадронов Лейб-Гвардии Казачьего полка, не было других войск. Неприятель мчался прямо на свиту Государя. Александр I обратился к единственной своей охране и повелел полку идти вперед через плотину и атаковать неприятельскую кавалерию во фланг.

Эскадроны рассыпались по берегу и, кто где стоял, так и ринулись вперед: кто пробирался плотиной, кто плыл, где поглубже, или, забравшись в тину, барахтался в ней. Преодолев препятствие, и скрыв свое движение тянувшейся со стороны противника возвышенностью, полк приблизился к французам.

Командир полка высоко поднял свою обнаженную саблю и сделал ею в воздухе крестное знамение. Казаки ринулись на латников и врубились в их ряды…Пораженная этим неожиданным ударом, неприятельская кавалерия заколебалась…Разбитая французская кавалерия… в беспорядке отступила.

Когда, по сигналу своих трубачей, собрались все четыре эскадрона Лейб-Гвардии Казачьего полка, только что совершившего геройский подвиг, то строй полка был неузнаваем. В окровавленных мундирах, в грязи с ног до головы, многие без киверов, со сломанными пиками, с лошадьми без всадников - полк был величественно воински красив и горд сознанием того, что доблестью своей спас жизнь Государя Императора Александра I и честь Русской Армиию.

В ознаменование славных подвигов Донцов и Черноморцев Лейб-Гвардии Казачьего полка, в Отечественную войну и в кампании 1813 года, полку были пожалованы Георгиевские серебряные трубы, при Высочайшем Указе, от 15 июня 1813 года: В марте 1817 года, Император Александр I повелел изготовить грамоту на пожалование Л.Гв. Казачьему полку Георгиевского Штандарта с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 года и за подвиг при Лейпциге в 4-й день октября 1813 года». По неизвестной причине, эта Высочайшая награда полку не была осуществлена при жизни Монарха»

Император Александр I Павлович умер в Таганроге, на берегу Азовского моря, при таинственных обстоятельствах.

«Одним из первых распоряжений вступившего на Престол брата Императора - Николая I Павловича было исполнение воли почившего Монарха о пожаловании Л.-Гв. Казачьему полку Георгиевского Штандарта. Высочайшей грамоты полк удостоился 19 марта.

В этот день, ровно 12 лет тому назад, полк во главе Русской Императорской армии вступил в Париж. В манеже Инженерного замка, 28 марта, Штандарт был освящен и торжественно вручен полку…» /55/

И вот уже «в Царствование Императора Николая I Павловича, был сформирован из высших представителей кавказских горцев полуэскадрон, предназначенный для конвойной службы при Высочайшем Дворе под командою ротмистра Султана-Азамат Гирея (потомка крымских ханов). В нем находились князья и уздени Большой и Малой Кабарды, чеченские, кумыкские мурзы. По Высочайшему повелению, взвод горцев находился в ведении шефа жандармов и командующего Императорской Главной Квартирой, генерал-адъютанта Бенкендорфа. Высочайше повелено было определить их в Дворянский полк. В 1830-1840 годах в кадетских корпусах воспитывалось 315 горцев. Кроме горской аристократии, в полуэскадроне, без согласия его чинов, не допускались представители «других наций и народов».

В декабре 1830 года, Горский полуэскадрон, совместно с Гвардейским жандармским полуэскадроном и обозом Императорской Главной Квартиры, выступил в город Вильно. И в Вильно, можно сказать, с помощью кавказской знати подавлялось восстание польской аристократии.

Подробно, история формирования конвоя из кавказских горцев, а также их польский период, представлены в статье: «Национальная политика на Кавказе и её авангард - Конвой Свиты Его Императорского Величества»/42/

Император Николай I ушел из жизни в 1855 году.

Его сын Александр II Николаевич был коронован в 1856 году. И шефом конвоя С.Е.И.В в 1856 году был назначен генерал П.И. Багратион, поскольку к этой дате в конвое уже преобладали численно представители древних горских родов. Напомню дату 4 октября.

Именно в этот день в 1803 году: «Ветвь картлийских князей Багратионов (предков Петра Ивановича) была внесена в число российско-княжеских родов при утверждении императором Александром I седьмой части «Общего гербовника».

А уже в 1861 году была изменена дата праздника Конвоя: «…Праздник Конвоя, в день Св. Николая Чудотворца, с принятием регалий Черноморцев, перенесен на 4 октября, день Св. Иерофея, Небесного Покровителя героев Лейпцига…»

«…Священномученик Иерофей Афинский был учеником апостола Павла и им был поставлен первым епископом Афин. Согласно преданиям святитель Иерофей вместе с другими епископами присутствовал при погребении матери Иисуса Христа Марии. В I веке епископ Иерофей принял мученическую смерть за смелое проповедование Евангелие среди язычников…».

Обращает на себя внимание год смены праздника: День Святого Николая Чудотворца сменили на день Святого Иерофея не сразу после битвы в Лейпциге, в 1813 году или после окончательной победы - в 1814 году при Александре I, а спустя почти 40 лет.

Причем важная дата побочной ветви картлийских Багратионов 4 октября совпала с новой датой праздника Собственного Е.И.В. конвоя.

Генерал П.И.Багратион, как сказано выше, узаконенный при Александре I, потомок из побочной ветки от внебрачного сына картлийского царя Иессе. Царь Иссе, выехавший в Россию в 1759 году, - внук по крови картлийского царя Левана и племянник царя Картли Вахтанга VI, поселившегося рядом с церковью Рождества Иоанна Предтечи на Красной Пресне, в стене баптистерия которой - две закладные доски четы Ярославовых /50/. Уже в XVIII веке около этой церкви появилась Трехгорная мануфактура Прохорова.

Одного рода с Ярославовыми, чьи закладные доски находятся в стене баптистерия храма Рождества Иоанна Предтечи, был Командир Собственного Е.И.В. конвоя П.А.Черевин.

Изменения, произведенные в этом 1861 году названы «крупными административными переменами на Кавказе»

Александром II было упразднено Кавказское Линейное Казачье Войско. Вместо него организовано Терское казачье войско. Образованы Кавказские казачьи эскадроны Собственного Его Императорского Величества Конвоя, которые затем упоминаются при взятии болгарской Софии.

И в этом же 1861 году: Его Императорское Величество Государь Император Изволил числиться в Собственном Конвое с 13 июня 1861 года. Числился он в этом конвое до дня его смерти 1 марта 1881 года.

В 1863 году: Великий Князь Михаил Николаевич Изволил числиться в Собственном Его Императорского Величества Конвое с 20 января 1863 года.

В 1868 году: Его Императорское Величество Государь Император Николай II Александрович Изволил числиться в Собственном Конвое с 6 мая 1868 года.

В 1869 году: Шефом Собственного Е.И.В. конвоя стал Генерал-лейтенант, генерал-адъютант Петр Александрович Черевин:

«24 мая 1869 года Черевин был назначен командующим Собственным Его Императорского Величества конвоем и в этом качестве в 1877 году отправился на Дунайский театр военных действий против Турции. За боевые отличия он 17 октября 1877 года был произведён в генерал-майоры Свиты Его Величества. 13 августа 1878 года Черевин сдал командование Кавказской казачьей бригадой и Собственным Его Величества конвоем, а 5 октября был назначен товарищем шефа жандармов и главного начальника III отделения Собственной Его Величества канцелярии. 1 января 1882 года назначен генерал-адъютантом. 30 августа 1886 года произведён в генерал-лейтенанты. 28 мая 1894 года назначен дежурным генералом при Его Императорском величестве»

Однако между двумя кавказскими периодами в судьбе П.А. Черевина были судьбоносные годы в Вильне – столице Литвы, а ранее Княжества Литовского, входившего в определенные годы, территориально, и в состав Польши.

И что интересно, именно «Варшавским» именовался Кубанский казачий дивизион при Высочайшем дворе в Петербурге.

  1. «Кавказский фронт Крымской войны 1853-1856 гг.»
  2. «Отмена некоторых статей Парижского трактата 1856 года»
  3. «Великий Князь Ярослав Васильевич Стрига Оболенский - Князь Псковский. Получатель Юрьевской Дани, Храмостроитель и Победитель Магистра Борха»
  4. «Стратегическое положение Псково-Печерского монастыря, где по древней традиции правители испрашивают небесного благословения Божией Матери»
  5. «Шефы Собственного Е.И.В. Конвоя,в том числе, Императоры и Князья «Дома Романовых»
  6. «Почему императоров и Конвой СЕИВ интересовали только Казаки и Кавказ? Но не вся Россия?»
  7. «Национальная политика на Кавказе и её авангард - Конвой Свиты Его Императорского Величества»
  8. «Вышгород Псковский на реке Лада: Заступниками городов и крепостей являются их первооснователи»
  9. Рыцарский культ Плачущих Богородиц и Плачущих Ярославн: Филермская икона «Мальтийского креста», Казанская и Огневидная Богоматери
  10. «Абхазия - Апостольский удел Богородицы, Львы Северной Венеции и тайное евангелие Святого Марка»
  11. «Филетизм»
  12. «Симоно-Кананитский монастырь (Новоафонский монастырь), расположенный у подножия Афонской горы в Абхазии. Основан в 1875 году монахами со Старого Афона (Греция) из обители св. Пантелеимона»
  13. «Как Свято-Пантелеимонов монастырь стал Русским. Несколько слов о смуте в Пантелеймоновом афонском монастыре в 1857-1875 годах»
  14. «Казачьи генералы РФ с 1998 года» (атаманы)
  15. «Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави)»
  16. Форум
  17. «Телеграмма из прошлого», Назар Ретов
  18. «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское» http://www.yaroslavova.ru
  19. «Тайное «Общество Невидимых» и единый Славянский корень: Иван Ярославов и два олигарха Михаила»
  20. «Собственный Его Императорского Величества Конвой»
  21. «Кончина Георгия Романова…»
  22. «Дом Романовых» в поиске опоры власти:Народ, Нация, Конституция, Народность, Нация-2, Национализм
  23. «Россия - Украина: «История понятия «НАЦИЯ» в России» А.И.Миллер, д.и.н. ИНИОН РАН»
  24. «Как царь Александр III в Екатеринодар приезжал»
  25. «В Москве открылась выставка «Собственный Его Императорского Величества Конвой»

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС