Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

«Всплывающая история России»: Русь и Сабуровы

Собянин - «Сабуров», Горбачев и «Сабурова», Ярославовы-Сабуровы…

© Наталья Ярославова-Чистякова
15.03.2010 года, Санкт-Петербург

Почему Собянина назвали Сабуровым? Такой вопрос возник у меня, когда я стала работать над серией статей по истории рода Ярославовых, и мне пришлось много обращаться также и к истории рода Сабуровых, поскольку родоначальницей ветки князей Ярославовых-Оболенских, является дочь Федора Сабурова - потомка Мурзы-Чета, основателя Ипатьевского монастыря в Костроме. В дальнейшем, в ходе этого поиска, фамилия Сабуров привела меня в Казань, поскольку перед Сабуровыми - ханами много веков «стояло по стойке смирно» Казанское татарское ханство. Ну и наконец, вслед за этой фамилией я вернулась на свою родину, в Башкирию, а также к династии Горбачевых, которую «башкирская народная молва» прочно связывает с Сабуровыми, утверждая, что именно к этой, а ни какой другой династии относится Раиса Максимовна - супруга автора «Перестройки».

Башкирская молва она такая… Она, к примеру, настаивает и на том, что Вилен Хайрулин первый муж Татьяны Ельциной и отец Бориса Ельцина, жил в Нефтекамске, а не в Уфе. Однако в любом случае - это Башкирия и это башкирская интеллектуальная элита.

В чем же истоки такой «политической страсти» к фамилии Сабуровы? Как оказалось это очень важный фамильный КОД для влияния на Татарстан. Казанские татары привыкли жить не только под властью, но и под защитой (!) Сабуровых, что намного более важно. И в их представлении человек, имеющий отношение к роду Сабуровых, проведенный во власть, будет по традиции рода защищать интересы потомков татарского ханства… Обращу внимание, что сам Федор Сабур - родоначальник Сабуровых был христианином, т.е. татарской крови в нем не столь уж много, коль скоро и Мурза-Чет был наполовину - славянин. Но дело в том, что это практически единственный род с татарскими генами, который оказался на престоле России, в т.ч. в лице Соломонии Сабуровой - последней царицы, состоявшей в признанном Константинополем каноническом браке, с последним законным Рюриком Василием III.

Т.е. всего лишь одна из российских цариц - Соломея Сабурова происходила от ханского татарского рода. Других татарских на фамилий на престоле России не было, если не считать Елену Глинскую. Но Глинские не вошли в историю России Ипатьевским монастырем. Более того, только Соломония Сабурова канонизирована как София Суздальская. «Татарское ханство» все это очень хорошо различало и в прошлом, и в настоящем. Во всяком случае, Тюмень уверена в том, что «Собянина-Сабурова» пролоббировал в Кремль Ментимир Шаймиев - президент Татарстана. Т.е. опять же Татарстан, как и много веков назад, повел в Кремль своего «Сабурова». Что же касается «свиты» С.Собянина из «казанских интеллектуалов», среди которых наиболее известен в Тюмени Алмаз Закиев, то это уже следствие ряда «Татарстан - Сабуров - Собянин». Ведь сам С.Собянин обозначает себя потомком казаков и зырян, а не татарских ханов.

Сергей Собянин, по совпадению, провел свою студенческую юность в той самой Костроме, где некогда предок Федора Сабура и Бориса Годунова основал Ипатьевский монастырь, знаменитый своей «Ипатьевской летописью». Изначально мурза Чет посвятил свое зодчество строительству храма «Святой Троице». Этот храм был первым. «В кельях монастыря более шести лет жили изгнанные Годуновым Михаил Фёдорович Романов со своей матерью монахиней Марфой». В этом же Ипатьевском монастыре цари Романовы приняли престол России, а в Ипатьевском доме Екатеринбурга они престол России «сдали» спустя 300 лет, не справившись с управлением государством русским. Т.е. монастырь мурзы Чета - предка Сабуровых стал в 16 веке «Колыбелью дома Романовых». В определенном смысле, Романовы здесь молились на святыню христианина тюркско-славянских кровей.

Думаю, что именно как колыбель «Дома Романовых» воспринимает сегодня «Ипатьевский монастырь» и Владимир Путин, встретивший в Костроме Рождество 2010 года, и Сергей Собянин, который по должности не только сопровождает его практически повсюду, но и планирует график В.Путина, включая «паломничество по святыням» и «Царским путям» («Царский путь Сергея Собянина» и «опальный Ермак»).

Почти на 100 % я уверена и в том, что посещая Ипатьевский Монастырь, С.Собянин не размышляет о мурзе Чете, как о прапрадеде родоначальника ветки Сабуровых и Годуновых. Скорее, если он и помнит о ком-то кроме Романовых, то воспроизводит в памяти вторую фамилию - Годуновых, а не первую - Сабуровых либо Вельяминовых - третьей ветки, относящейся к потомкам мурзы Чета… Эту фамилию Вельяминовы обыгрывает в своих книгах С.Алексеев, выстраивая свою версию возможного сценария развития будущего России. Таким образом, и С.Алексеев выбрал, по каким - то причинам, потомка мурзы Чета, как прототипа героя его книги.

Не размышляет С.Собянин, полагаю, и о том, что в 2004 году, губернатора Тюменской области назвали Сабуровым в «политологическом романе» «На весах полдень», где «сливали» информацию, а также желаемые сценарии развития событий, рисуя «Образ будущего» в карьерах элит Тюменской области.

Приведу Цитату:

«…На трибуну вышел Сабуров с докладом об особенностях реализации «пакета Козака» в северных территориях и перспективах их дальнейшего развития… Региональные лидеры интуитивно восприняли Сабурова как «большого начальника» всей сибирской земли. Его евразийское лицо отсвечивало чертами древних шаманов и неуловимо менялось: то он казался русским дворянином, то азиатским ханом… Черные глаза пылали пламенем Властелина…»

Как говорится: узнаваемо…

Конечно я могу и ошибаться, насчет того, что он думал или не думал в Ипатьевском монастыре. К примеру, «разведка А. Проханова отследила большой интерес С.Собянина к истории города Москвы:

«Один политолог, умный, продвинутый, решил проверить картотеку кремлевской библиотеки и узнать, какими книгами последнее время пользовался Собянин.

«Памятники Москвы», «История Москвы», «Московские традиции», «Переулки Москвы»… www.echo.msk.ru

Этот список говорит о том, что сегодняшний Собянин интересуется, в первую очередь, историей.

Однако такой интерес С.Собянина к истории относится к 2009 году.

А в 2000 году, когда в аналитических материалах о предвыборном потенциале кандидатов в губернаторы Тюменской области я выводила фигуру Собянина, факты такого плана мною не учитывались.

К тому же, многие из названных выше фактов мне были неизвестны, либо я не выделила их так, как сделала бы это сейчас.

Кроме того, в 2000 году я ещё не вышла на информацию о том, что супругой первого Ярославова - Оболенского была дочь Федора Сабурова, и никакое созвучие Собянин - Сабуров, на меня влиять не могло, за исключением, быть может, интуиции.

Если посмотреть табличку с 20 параметрами, которые выделялись мною как влияющие на результат, то в ряду этих параметров не было упоминания ни о предках, ни о родах, ни о проходных фамилиях.

Упомянутая методология описана в статье «О прогнозе политического лидерства» (от 3 марта 2004 года, опубликованной мною на сайте Newsprom.ru. Сама же публикация, сделана четыре года спустя после губернаторских выборов 2000 года и посвящена смене приоритетов в ряду тех параметров, по которым, по состоянию на 2004 год, надо было оценивать политическое будущее кандидата «на карьеру».

Таким образом, ни в 2000 году, ни в 2004 году я фамилии не выделяла, не смотря на то, что к 2002 году уже положила на бумагу историю рода Ярославовых и фамилия Сабуровы в ней была одной из основных. Однако не менее важными были для меня характеры, взгляды, принципы и события, в связи с которыми вошли в историю предки Ярославовых. Т.е. свой личный поиск по истории фамилии я с политикой не соединяла.

Впервые Тему Предки и Политика объединил сам С.Собянин в его интервью от 2000 года, в ипостаси Кандидата в губернаторы Тюменской области «С Сибирью связан памятью предков».

Что же касается связи с политикой «Истории рода Ярославовых», то в первый раз в публичном поле, для открытого обоснования современных политических амбиций, это сделала моя сестра С.Ярославова, в интервью С.Суразакову под названием «Гены царских кровей». Так мне казалось до осени 2009 года.

Свое отношение к произошедшему, а также, отчасти, к тому, что имело место в последующие пять лет, я описала в статье «Царь должен быть один! Бороться! Бороться или не бороться?».

Как видим, фамилия Сабуров не всплывала ни в интервью Собянина 2000 года, ни в интервью «Гены царских кровей». Хотя Собянин и пытался анализировать истоки фамилии, рассуждая про Сабан и Сабян.

В своем интервью, он в частности, писал:

«Собян - соха. Т.е. человек от сохи. Такими и были мои предки. По линии отца - выходцы из Великого Новгорода». Обращу внимание, что Великий Новгород был городом вольных мужей и из этих земель, т.е. из Новгорода, из Пскова шла миграция на Казань и Пермь, а затем- через Башкирию в Сибирь, формирую сибирские и башкирские ветки. Среди вольных мужей «от сохи», в современном понимании, в Новгороде никого не было.

С моей точки зрения фамилия Собянин более созвучна Сабеянам и Сабеям, на что я обращала внимание в публикации «Мистерия Созвездия Лебедя» в современной политике», в частности, в главе «Нефть и Лебеди»: наказание сабеян». История Сабеян связана с Харраном и Савским царством. Они были наиболее верными поклонниками культа Лебедя. Позже аС-Саби'ин - «сабеи\сабеяне\сабейцы» занимали среднее положение между иудаизмом и христианством.Но из-за гордыни провинились перед Богами, были наказаны и стали кочевниками.

Фамилию Сабур тоже можно рассматривать как Саба -Ур, где Саба-звезда Севера, которой поклонялись Сабеяне.

Что касается Сабы, то в фамилиях Сабуров и Собянин созвучие есть.

Можно было бы предположить, что на это созвучие как раз и сориентировалась моя сестра, когда писала «политический опус»-фэнтези про губернатора Тюменской области Сабурова вместо Собянина, но я скорее поставлю на другое.

Учитывая её склонность (опыт, школу) запоминать в текстах «фамилии, явки, адреса», а также «АСУшное образование», скорее склоняюсь к тому, что она намеренно делала ассоциативный ряд «Ярославова- Сабуров-Собянин», намекая на родственные связи.

Быть может, это делалось для окружения Собянина, быть может, для каких-то конкретных персоналий. Быть может, это была заготовка на будущее. К тому же она была уверена в том, что сам С.Собянин непременно будет это читать, а значит в его голове, вольно или невольно начнет развиваться сюжет «Ярославова- Сабуров-Собянин». Мною этот сюжет, как уже сказано, был обнаружен осенью 2009 года.

После того, как я написала две статьи о Сабуровых в рамках «Истории рода Ярославовых»

«Сабуровы: Царедворцы и Царица, княгиня Оболенская (Сабурова) - родоночальница князей Ярославовых»

«Красные «Сабуровы» - Горбачевы и «черный ворон-цензор» из Ярославовых, сгноивший Пушкина»

В голове, как это часто бывает, стал крутиться вопрос: «Где, где, где в «Вечерней Тюмени» я встречала в последние годы в политологии фамилию Сабуров? Политологии там не так уж много было и возникло предположение о том, что это материал «На весах полдень», который готовился перед повышением губернатора Собянина в Кремль и, соответственно, перед сменой С.Собянина на В.Якушева на губернаторском посту.

В тех случаях, когда кандидат идет на повышение из оппозиции, как это было в случае с С.Собяниным во время выборов губернатора Тюменской области в 2000 году, аналитика не публикуется.

Как говорится, если хочешь реализовать какой-то план в случае сильного противодействия: МОЛЧИ! Именно так было в 2000 году.

Ведь достижение результата в условиях противодействия относится к задачам высшей сложности («С.Собянин: «О людях, о власти, о будущем», 10 лет спустя»). Поэтому вся аналитика закрывалась.

Но в 2004 году уже никакого противодействия не было. СМИ контролировались теперь уже губернатором С.Собяниным и публикации делались в его интересах.

Как говорится : «Мели Емеля, твоя неделя». Главное: «Вложить в уши», т.е. сделать так, чтобы в нужной голове «Возникла Мысль» и подготовить общественное мнение к повышению тюменской команды.

Главным образом, в этих целях и родилась в 2004 году «публицистическая политология» с названием «На весах полдень».

Почти все герои этого «романа», публикуемого на страницах газеты «Вечерняя Тюмень» имели ту или иную аналогию с руководящими персоналиями Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов, а также «кураторами» нефтегазового региона в Москве.

Губернатору Тюменской области рисовали образ будущего под фамилией Сабуров, тогда как реально руководил регионом, как уже сказано, Сергей Собянин. Губернаторам же Югры и Ямала: Филипенко и Неелову, освободившим свои посты в феврале 2010 года, в романе дали более скромные фамилии: Панфилов и Голубев. Во втором случае, видимо, за любовь к голубям.

Тех «Героев романа», кто был мал масштабом и кому не хватало талантов, а также полномочий, «сфабриковали» как «собирательные образы», т.е. надули и придали значимости.

Тех же, кого надо было умалить, сделать менее значимым, или кого не вмещал тюменский регион, - «раздвоили». Как, к примеру, моего бывшего руководителя и коллегу Александра Степановича Скока («Достижения»), присутствовавшего в «романе» в двух ипостасях: генерала Громова и Снорка.

Думаю, из-за Снорка и эмоций связанных с сюжетом о нем, изъятым по моему требованию из этой публикации, я как раз и воспроизвела в памяти через пять лет нужный мне сюжет.

Ведь то, что связано с эмоциями запоминается лучше.

Дело в том, что в Снорке, безусловно, просматривался мой в то время руководитель Александр Степанович Скок, коротко АСС.

Сюжетов, которые на это указывают много. Вот один из них.

«… У Панфилова (Филипенко?) был свой человек с погонами - генерал Снорк. Он работал в Москве, приводил политику округа в соответствие с федеральными законами и выполнял особые поручения губернатора. Генерал жил в самолетах и гостиницах и при этом выглядел вполне респектабельно. Он вошел в самый расцвет мужского возраста - родился в год Обезьяны. Астрологи нагадали ему большой успех в 2004-м «обезьяньем» году».

Информация о том, что Скок родился в 1956 году Обезьяны - от меня. Я не считала её секретной, но она и не была открытой. Спросила в личной беседе, за столиком в ресторане. Там же узнала и о том, что А.Скок не любит масло, сметану, и резанные овощи. И потому, когда сестра «вела мягкую разведку» о теме разговоров со Скоком, то я решила скрыть главное, переведя разговор в область вкусовых предпочтений Скока. После этого эти его вкусовые предпочтения, очень эксклюзивные, всплыли в опусе «На Весах полдень». И он по ним узнаваем. Это деталь частной жизни, доступная только тем, кто близко общается.

В принципе, ещё после появления «политического портрета» Геннадия Райкова за авторством моей сестры, где всплыло всё то, что я говорила «на кухне» о Г.Райкове, о котором знала очень много от его друга и моего экс-мужа А.Чистякова, надо было свести общение к минимуму. Но Райков это пережил. Потому что я рассказала на кухне не более 5%, а сестра вроде бы клялась не публиковать впредь «стенограммы разговоров на кухне».

Но после Райкова и Скока был ещё сюжет с С.Сметанюком, когда сестра вновь выложила частную информацию, полученную от меня и накопленную ею годами, в статье «Сергей Первый», опубликованную опять же в газете «Вечерняя Тюмень».

Для чего это делалось? Владение частной информацией указывает на Связи. Это способ создания мифа о связях.

Одновременно подстава, для того, кто говорит. И одновременно большая интрига.

Для моей сестры ответ на вопрос «Бороться или не бороться» не стоял.

И вот такой разный подход к родственным отношениям, стал отдельным и весьма важным сюжетом в политике Тюменской области.

Я случайно зашла к маме и увидела на столе верстку газеты «Вечерняя Тюмень» с очередной серией «На Весах полдень», которую сестра принесла ей для проверки русского языка. Когда прочитала финал, то поняла, что «подставлена». В этом финале Снорк ложился на диван и начитал думать о Натали. Мысли «героя Снорка» явно подразумевали личные отношения. Не трудно было понять, что меня сталкивают с фавориткой Снорка … Быть может, мне её и не столь жалко было, но у АССа могло сложиться впечатление что финал написан с моей подачи и в моих интересах.

Я позвонила сестре. Она отказалась менять финал, под предлогом того, что газета уже в печати. Пришлось оказать большое давление на мать. И звонили уже в редакцию, правили текст прямо перед непосредственным выходом в тираж. Оттого я и запомнила хорошо текстовку всей этой серии, что пришлось «на амбразуру» ложиться за репутацию руководителя и свою тоже.

Естественно, тогда весной 2004 года, я прошла мимо того, что сестра ещё и одежды Сабурова на Собянина одела Не оценила этого.

Если она свое родство с ним формировала таким образом… То Зачем?

Но теперь, в 2009 году, эта история всплыла, я уверена, в самом неожиданном варианте и для неё самой. Сюжет работает в информационном поле, и это приходится теперь учитывать. Состоявшийся факт.

Это классический пример того, как Судьба нам посылает Эмоции, для того, чтобы спустя годы, эти Эмоции стали ключем к другим много более важным открытиям и прозрениям. Является ли тут «Собянин -Сабуров» самой главной фигурой? Не уверена. Быть может главнее как раз Скок, Снорк, Генерал Громов.

Время покажет …

В любом случае. Все что описано выше, это пример «Всплывающей истории» или «Воскресающей истории», как её называет В.Карпец. Я её назвала когда-то прорастающей из глубин.

Что здесь наносное, а что реальное покажет время.

Но она (история) «Всплывает» и в этом нет сомнения.

Я привожу ниже ту самую главу «политологической публицистики» «На Весах полдень» из газеты «Вечерняя Тюмень» от 2004 года, в которой «ценой героических усилий» меняла финал.

Начинается она с визита Премьера В.Путина в Тюменскую область в 2004 году …

А публикую я этот материал, практически сразу после визита В.Путина в Тюменскую область в 2010 году. Политическая ситуация в области сейчас дестабилизирована отставками двух губернаторов округов и самим визитом премьера, который обычно также бывает связан с кадровыми перестановками.

Видения нет …

Так что вот этот новый взгляд на современную политику через «Всплывающую историю» актуален именно сейчас.

В материале, который я привожу ниже, самой истории нет, за исключением истории о том, как мысли от московских политологов, вкладываются в тюменские головы и начинают в них жить.

Материал имеет оговорку «Имена некоторых персонажей вымышлены и возможные сходства с реальными лицами являются случайными и непреднамеренными»

При этом мои предположения таковы, что Яковлев - В.Якушев(?) - губернатор Тюменской области, Миронов это бывший первый зам. С.Собянина - П. Митрофанов (?). Зубов - О.Чемезов (7), тоже зам. Собянина. Бочкарев - М.Пономарев(?). Марычев - С.Сарычев (?), Карданов - В.Богданов (7), Сургутнефтегаз, Шарапов - Шафранник(?), Раевский - Райков (?), Степаныч - Киричук (?), Радова- А.Ракова(?)

Элла Борисовна - «собирательный образ» автора (?), Хичкок - Халиф …

«На весах полдень» Продолжение. Начало в № 13-16, 18

К нам приехал наш любимый!…

Владимир Путин прибыл на полуостров президентским самолетом «Борт №1». Вышел на трап в легком пальто без головного убора. Помимо официальных лиц высокого гостя приветствовала легкая пурга из снежного пуха. Она была приятной, как освежающий бальзам после бритья. Встречающие президента мужчины быстро сорвали с себя норковые короны. Суровая земля открыта для добрых людей! Президент посмотрел на небо. Так он встречался с новой землей каждый раз. Небо было похоже на купол, в котором сиял всполохами голубой холодный газ. Купол висел над городом и тундрой, над каждым идущим и стоящим. Казалось, он передвигается вместе с тобой, а ты - шарик в колпачке фокусника. В средней полосе России можно распахнуть глаза, «глядя задумчиво в небо широкое», а здесь, на Крайнем Севере, вскинь взор - и попадешь в верхнюю точку купола, как в планетарии. Древние северные народы соорудили свой первый Чум наподобие купола с открытым выходом во Вселенную. Протяни руку - и достанешь звезду! Дорога к истине кажется прямой, но - неодолимой…

Для лучшего восприятия действительности президента повели показывать местную экзотику. Сопровождающие его кремлевские лица и приближенные ко двору элитные журналисты, политологи, слегка помятые от долгого сидения в самолете, воспринимали все происходящее, как спектакль в детском саду. Но губернатору Голубеву было не до шуток. Он и так ночь не спал. И теперь, улыбаясь голубыми, как небо, глазами, прятал напряжение в широких боцманских усах, составляющих непременный атрибут его имиджа.

Голубев волновался, как пройдет номер с катанием президента на оленьей упряжке. Поехали в национальный музей-заповедник. Рядом с чистым чумом из оленьих шкур стояли женщины в национальных костюмах из новой мануфактуры, вышитых узорами древних культур. Они были ярко нарумянены и четко проинструктированы. Что говорить, если президент их о чем-то спросит? Лучше ничего не говорить, улыбаться и приглашать в гости. Президент подошел к свежевымытым оленям, выбранным из стада по красоте и мягкости меха, потрепал за ухом одного из них. Но олень не понял, - эта ласка предназначена для собак, - начал бодаться и дергать копытцем. Голубев кинулся унимать молодого оленя: «Да что ты! Это же президент!…». Путин улыбнулся, сопровождающие подсмеялись, поддерживая улыбку президента. И, хотя гость отказался кататься на оленях, настроение было поднято. До конца своего визита Путин выбрал манеру мягкой иронии и легкого экспромта, от которого сидящих в президиуме губернаторов и полпредов слегка штормило. Зато московские журналисты «прикалывались», им не было скучно.

Многие ждали от этого визита прояснения и получения определенности по вопросам интеграции и укрупнения регионов. А вдруг весь Север объединят в одну огромную северную страну? Нет, наверное, не получится. Ведь такая супергуберния займет больше половины территории России и сосредоточит в себе 80 процентов всех природных богатств. При этом диспропорция по уровню жизни будет огромна: от богатых нефтяных провинций до полуголых, нищих деревень северной Якутии. Лакомый кусок для какого-нибудь нового Абрамовича…

Взвешивая все за и против, мудрые и доверчивые ненцы, якуты, эвенки, ханты, манси и чукчи так и не пришли к единому мнению: о чем думает президент? Однако не все, что он думает, можно сказать даже на закрытом совещании. Корреспондентам открыты только частные вещи, касающиеся текущих ситуаций. Их обзоры, как бабочки-однодневки, сгорают в информационном кратере. Ничто не вечно. Только сама Земля. Газ России - собственность государства, как нефть и другие дары недр. Государство - аналог планеты. Россия - самая богатая в мире. Мысли становятся яснее, прозрачнее. Представители титульных народов России являются хранителями драгоценных недр. Они не агрессивны, не воинственны, а их охранная грамота - шаманский бубен и обезоруживающее миролюбие. Они ждут точных указаний от президента.

В условиях нечетких множеств работать трудно, могут не все. Путин ссылается на Конституцию. Он ждет, когда снизу пойдет лавина хорошо продуманных инициатив. Надо только подтолкнуть первую клавишу домино. На трибуну вышел Сабуров с докладом об особенностях реализации «пакета Козака» в северных территориях и перспективах их дальнейшего развития. Модель оптимизации продумана с учетом особенностей климата и местных традиций. Не надо выращивать кукурузу на Северном полюсе, если для этого есть теплый юг, сооружать предприятия легкой промышленности на вечной мерзлоте и, тем более, развивать сельское хозяйство, разводить скот, если молоко прямо из вымени коровы выходит дороже сметаны. Надо делать то, что приносит прибыль. Четко и жестко Сабуров ставил точки над «i», вдавливая их, как канцелярские кнопки в деревянный каркас. Все поняли, что Север будет причесан и подстрижен «под Европу». Региональные лидеры интуитивно восприняли Сабурова как «большого начальника» всей сибирской земли. Его евразийское лицо отсвечивало чертами древних шаманов и неуловимо менялось: то он казался русским дворянином, то азиатским ханом. Сабуров чувствовал себя на гребне высокой волны, которая несла его на скалу, но остановиться не мог. Черные глаза пылали пламенем Властелина: это его земля, его планида, его народ!…

Президент остановил «волну» и дал краткий комментарий к выступлению Сабурова. Сабуров мрачнел с каждым словом президента, ведь он говорил все с точностью до наоборот. Это был неожиданный, тихий, нокаутирующий удар. Сабуров понял, что будет выполнять неблагодарную работу в ряду непопулярных, но необходимых мер - в роли громоотвода. На вдохновленное лицо опустилась суровая маска. Панфилов и Голубев переглянулись - не могли скрыть своего удовлетворения. Их самый успешный собрат из тройки губернаторов попал в жесткую программу, и ему не позавидуешь. В составе делегации из Москвы он приехал на родину гордым всадником на белом коне, подготовил доклад, соотнося каждое слово с установочным планом, а тут такой неожиданный поворот… Сабуров получил первый урок. Государственная служба не сахар: ударили по одной щеке - подставляй другую, сохраняя равнение на «генеральную линию» Кремля. Никаких железных инструкций на все случаи жизни не будет - жди любого экспромта. И чем выше тебя поднимает волна, тем страшнее падать в бездну.

Панфилов не смог удержаться, чтобы не заострить копье, брошенное Сабурову. Он вытащил колоду домашних заготовок, которые подготовили ему его политологи, и начал выкладывать перед президентом одну за другой, удивляя его купеческим размахом. Видя реакцию президента на свои предложения, он рискнул покритиковать Сабурова, похвалить Голубева. Его выступление было умеренным и четко откалиброванным. СМИ растиражировали его как оппонента Сабурова. Он чувствовал себя победителем.

Сабуров мучительно размышлял, как и где он развернул свой вектор на 180 градусов от вектора Кремля. Если его дезориентировали, то почему многие? Или все сговорились? Нет, скорее всего, сам президент изменил курс и по обыкновению никому ничего не сказал об этом. Последнее время он много стал говорить о людях, об их нуждах, о бедности, как будто забыл о тех либеральных проектах приватизации, которые должны принести казне кучу денег. И вот теперь он сказал, что Север должен жить, как Норвегия и Швеция, и люди проверили. Может быть, им нужна сказка? Сабуров не полетел назад вместе с президентом и не мог теперь знать, как он к нему относится. Завтра он должен быть в Н-ске.

Вечером в его номер никто не позвонил. После визита президента полуостров как будто вымер. Голубев пошел спать, Панфилов уехал в свой округ. Из окна гулко пустого номера Сабуров наблюдал, как черный купол северной ночи накрыл сверкающий город и медленно плыл на Запад - туда, куда полетел «Борт №1». Президент отдыхал в своей «каюте». Он был спокоен. Пролетая над Н-ском, вспомнил: «Здесь был Сабуров…». И теплый сон погрузил его в свои объятия.

«Идол в песочнице»

Возвращаясь в округ, Панфилов мысленно благодарил свою мудрую советчицу Сару Гофман за четкую политическую ориентацию. Сара носила кличку «Черепаха Тортилла» не напрасно: она держала в руках «золотые ключи», подходящие к любым дверям современной большой политики. Никто не помнит, когда Гофман начала работать в округе, - так долго не живут. И никто толком не знал, сколько ей лет. Ее ум был острее и современнее любого, как выдержанное старое вино. Панфилов знал, что Сара родом из чистокровной еврейской семьи, члены и потомки которой входят в ядро российского еврейского лобби, и с удовольствием терпел ее менторский тон и царственные замашки. Она привела и отвела от власти многих лидеров. Законсервированная лет двадцать назад, политическая дама все еще была бодрой, властной, но об ее тайной миссии в округе мало кто знал или догадывался. Да и что может старушка - божий одуванчик? А она водила судьбами лидеров, которых история призвала на свою службу. Так, будущая страна Сибирь теперь не увидит своего Сабурова. Кремлевские волки обломают его задолго до того, как Сибирь станет федеративной территорией. Панфилов с ее точки зрения более удобный, управляемый, мягкий, мудрый. Он хорошо несет врученное ему знамя власти.

Губернатор был еще в дороге, а Сара уже знала новости до мельчайших подробностей. Она делала все, чтобы вытолкнуть Панфилова из округа в область. Но Панфилов капризничал и упирался. Никак не хотел покидать свой медвежий угол, превращенный богатым бюджетом в северный рай. Рай для избранных, но на кусок хлеба с маслом и икрой всем хватало. Звонок Сары застал Панфилова на подъезде к миниатюрной столице округа.

- Узнаете меня? - убежденная в неповторимости своего низкого бархатного голоса, спросила Сара.

- Ну, как можно, дорогая, только о тебе и думаю…

- К черту сантименты. Что Сабуров, все еще улыбается?

- Он прошел испытание и получит свою награду. Амбиции срезаны под ноль. Теперь он в обойме. Поговорим потом, через час я буду у себя.

- Это нормально. Но у меня нет транспорта, не пойду же я…

- Машину вышлю, позвоню, - закрыл разговор Панфилов.

На ум пришла эпиграмма Гафта, посвященная Галине Волчек: «…в ней сочетались тонко любовь к искусству и комиссионкам». Через час маленькая величественная Сара сидела у него в кабинете, едва доставая ногами пол.

Быстро обсудив результаты поездки на Север, они перешли на более актуальную тему. В Н-ск завели устойчивый слух о скором перемещении полпреда в Москву на новую должность - сразу после 7 мая - дня инаугурации президента. Если это произойдет, выстроенные вертикали будет сломаны, многие ставленники полпреда в субъектах окажутся без руля. Но все зависит от того, кто будет назначен новым полпредом. После проведенного в администрации президента совещания по реструктуризации федеральных полномочий, на котором Сабуров представил свой план, стало ясно, что Козак его поддерживает: и план, и Сабурова. Сразу же после заседания комиссии заговорили о том, что Сабуров - наиболее вероятный кандидат на место полпреда. Сара подтвердила информацию, что завтра Сабуров полетит в Н-ск. Но Панфилов засомневался. Он вообще любил сомневаться. Полпреда давно уже «провожали» в Москву, но он сидит крепко. Да и к чему такая спешка? Он показал себя как идеальный исполнитель. Его кредо - государственная работа в рамках закона. Полпред на своем месте. Но и Сабурова могли «попросить» провести показательные реформы в рамках федерального округа, хотя это не лучшая для него перспектива. Новая должность «куратора регионов» еще не освоена, и возвращаться «обратно взад», хотя и на ступеньку выше, будет морально сложно, особенно после северного вояжа.

В предложениях Сабурова было заложено расширение реформы Козака «снизу» - за счет зажима полномочий окружных губернаторов. Сегодня они имеют все свое: прокуратуру, суды, налоговые службы, которые напрямую подчиняются Москве, хотя по логике должны подчиняться областному центру. Сара предложила Панфилову поднять «пургу». Пусть окружные мэры и пэры, хотя бы и с риском для карьеры, выйдут в СМИ с резкой критикой новых предложений комиссии. Несколько мэров крупных городов округа уже создали коалицию в поддержку «инициативы народных масс» о вхождении округа в состав Российской Федерации. Панфилов окончательно запутался в интригах. Те сценарии, которые он санкционировал, работали против него, те, о которых он даже не знал, создавали неожиданный позиционный выигрыш. Балансировать на «часах-весах» становилось все труднее. Отпустив Сару, он решил пойти «поболеть». Недолго: день-другой. Ему надо подумать.

Панфилов поехал домой, взяв с собой «черную аналитику», которую Сара сунула ему из авоськи прямо у выхода. «Ну, шпионка», - с улыбкой подумал он и устало сел в машину. Не торопясь, распрямил свернутые в трубу и закрепленные резинкой для денег листы бумаг. «Идол в песочнице», - прочитал он крупный заголовок, выделенный курсивом. «Ну, сучары! Опять взялись за меня. Теперь спокойно жить не дадут», - тревожно вздохнул Фил. Политический псевдоним Панфилова подходил к нему как нельзя кстати. Текст был мелким. Проклятая дальнозоркость. Надо надевать очки. Несколько секунд любопытство и лень боролись друг с другом. Победил сон. Панфилов закрыл глаза и в полудреме доехал до ворот своего дома.

Дома он пил чай и читал. Рукой невидимого аналитика было выписано, как он, Панфилов собирает команду для своего предвыборного штаба. Его эмиссары вербуют людей в Н-ске, особенно тех, которые были незаслуженно забыты Сабуровым после его победы на выборах четыре года назад. Выборы нового губернатора неизбежны, и они будут досрочными. Автор записки утверждал, что у губернатора округа есть мания, ради которой он пойдет на все, даже в кресло губернатора области. Ему надо сохранить свою «песочницу» - выстроенную им шикарную столицу, известную теперь на весь мир своими фешенебельными отелями и спортивными комплексами. И он пойдет, убеждал аналитик, в «большую песочницу», чтобы сберечь свою, маленькую, где он сидит как Идол. У Фила мелькнуло подозрение, что это штучки самой Гофман. Она разводит, чтобы завтра он поручил ей узнать, откуда ноги растут. В записке было много такого, о чем губернатор даже не мог подумать один под одеялом в темную ночь. Кто мог прочитать его мысли, да еще изложить в такой убедительной манере? Только она, Сара. Но кроме нее у Панфилова был свой человек с погонами - генерал Снорк. Он работал в Москве, приводил политику округа в соответствие с федеральными законами и выполнял особые поручения губернатора. Генерал жил в самолетах и гостиницах и при этом выглядел вполне респектабельно. Он вошел в самый расцвет мужского возраста - родился в год Обезьяны. Астрологи нагадали ему большой успех в 2004-м «обезьяньем» году.

Дрема покинула губернатора Панфилова. Он позвонил Снорку. К счастью, генерал был в окружной столице и сам собирался звонить губернатору. Ему было что рассказать. Он прибыл в точно указанный срок: минута в минуту, хотя пунктуальностью не страдал. Они были тезки - по имени и по менталитету, только погоны разные. Царственное имя Александр носили, как мантию.

- Посмотри, что пишут, сучары, - произнес Панфилов, пододвигая бумаги позднему гостю.

- «Идол в песочнице»… Это круто. Если в печать кинут, будет шум, - говорил Снорк, бегло просматривая аналитику.

- Проблем не будет. Я выхожу из игры. Завтра же. Надо же кому-то быть первым…

Панфилов достал коньяк, поставил две рюмки - себе и Снорку, хотя за две минуты до этого пить не собирался. Снорк перехватил инициативу - накапал драгоценного напитка в обе рюмки и произнес тост: «За свободу!».

Они разошлись далеко за полночь. Водитель ждал генерала. Снорк сел в машину и поехал в гостиницу. Завтра, думал он, надо позвонить в Н-ск. Узнать, как там Сабуров. Снорк понял, что сегодня был нужен Филу. И он был с ним. Завтра все встанет на свои места, и никакого «выхода из игры» не будет. В номере Снорк тут же лег на кровать и заснул. Утро вечера мудренее…

Светлана ЯРОСЛАВОВА. Цитаты из других глав

Апрельскую Москву захлестнула волна слухов о кадровых перестановках в Кремле и Доме правительства. Люди на улицах, в метро быстро покупали и читали газеты, пачкая руки типографской краской. Полвека назад Марина Цветаева написала: «Ползет подземный змей. Ползет, везет людей. И каждый со своей - газетой, со своей экземой»?… «Что же изменилось с тех пор?» - думал Громов, рассматривая газету «Ведомости» с нашумевшей статьей Михаила Ходорковского «Кризис либерализма в России». Эмиссар хорошо знал Ходорковского еще до того, как кремлевские звезды ослепили его трезвый ум. Громов, усмехнувшись своим мыслям, вышел на площадь перед станцией метро «Октябрьская». Затем проследовал пешком в сторону Якиманки, неторопливо балуя лицо теплым весенним солнцем. Быстро отыскал нужный ему дом. Здесь, на конспиративной квартире, должна состояться встреча с Марычевым… - Сергей…

- Можно без отчества. Просто Сергей, - ответил Марычев, мягко картавя на букву «р».

- Хорошо. Тогда я просто Александр. Редкий у вас диванчик, старинный.

… - Можно, я сразу по делу. Сергей, речь идет о дальнейшей судьбе Сабурова. Некоторые факты имеют невыгодную для него конфигурацию.

- Можно, я перебью вас. Александр, вы идете по ложному следу. Сабуров работает со многими юристами, он без них шагу не делает. Это раз. Второе: каждый из них может работать еще на кого угодно. Этого, Колова-Лаптева, которого вы нашли, возможно, втемную использовали. Он был уверен, что дело заказал Сабуров.

Письмо пришло по электронной почте с обратным адресом помощника Сабурова. Надо вам - у компьютерщиков ищите концы.

- Вы знаете, кто за этим стоит? Можно ведь отвести угрозу от Сабурова…

- Не знаю, но могу предположить, что это Карданов - генеральный директор нефтехолдинга. Он фактический хозяин округа, и с ликвидацией округа как самостоятельного субъекта у него вся схема рухнет…

Он никак не мог уяснить, к чему клонит Громов. Если ему нужно так - тему перетереть, это одно, если вербует, тогда на что? Они еще долго говорили «ни о чем». Громов уводил в сторону, интересуясь малозначащими эпизодами, как будто заметал следы. Он понял, что Марычев будет нужен ему еще не раз, и не хотел приступать к прямой вербовке. Среди профессионалов это не принято. Эмиссар понял, что Марычев умеет говорить все обо всем, и ничего о главном, подводя собеседника к ларцу с секретом, но без ключа. И еще: фигуранта не интересуют деньги как таковые - здесь другой мотив. Громов подумал: пригласить Сергея в один маленький «чекистский» ресторанчик, развести «на дружбу» - это он умел делать за один день, но решил, что не стоит торопиться. Пусть пока потомится…

Громов вертел в руках пачку сигарет, прикидывая, успеет ли покурить до метро. Он вызвал служебную машину к Шаболовке, и через четверть часа его «воронок» должен стоять там. Эмиссар решил соблюдать условия конспирации до конца. Даже своя контора не должна знать о месте встречи с Марычевым. Он и так провел целых полдня за кадром. Теперь на очереди Сабуров. На него надо выходить отдельно.

Аккуратно полируя очки специально пропитанной мягкой протиркой, Яковлев думал, как расставить фигурки на весах. Времени было мало. Впрочем, он думал не столько о фигурантах, сколько о том, как сделать политес перед Сабуровым. Догадаться, кого бы оставил он сам, было нетрудно. Яковлев остановился на двух фамилиях: Зубов и Марычев. Они остаются замами. Анна Радова, советник экс-губернатора Сабурова, переходит работать в Минюст. Здесь ей оставаться уже ни к чему. Выросла девчонка из юбчонки. Так, глядишь, разбегутся все сабуровские кадры. Надо подождать, и ситуация рассосется сама собой, - подумал Яковлев.

С восьмого этажа мэрского кабинета город напоминал строительную площадку. На большом столе лежали развернутые карты крупных проектов реконструкции и строительства дорог, бульваров, скверов. Город жил бурной жизнью, которую вдохнул в него Сабуров. Но внимание Яковлева приковал тяжелый канцелярский набор из зеленого нефрита, на котором лежали два пригласительных билета. Черными буквами на красном фоне было написано: «Мэр города нефти». Это был последний сигнал.

Продолжение следует.

…Внезапный уход Сабурова в Москву не вызвал, как ожидалось, крупного переполоха в региональной элите: все как-то быстро «устаканилось». Наступила мертвая пауза - затишьеперед взрывом. В коридорах стало пусто и глухо, и все посторонние звуки тонули в мягких коридорных коврах…

Вице-губернатор Яковлев, назначенный Сабуровым перед уходом в правительство РФ, строго исполнял губернаторские обязанности. Мундир губернатора был ему к лицу.

Банкирша Элла Борисовна, носящая закадровую кличку «Леди», широко размахивая папкой с неподписанными документами, вышла из здания исполнительного органа и села в «мерседес». «Все расползлись. Никого нет на месте, - изрекла Эллочка и скомандовала водителю: - Поехали на спиртзавод. Миронов должен быть там». Первый заместитель Сабурова Миронов после ухода своего патрона нервничал больше всех, ведь его тоже прочили в Преемники.

… Зубов считался самым крутым в обойме финансовых магнатов области, был умнее и сильнее многих, к тому же, по его словам, имел крутую крышу в Москве. До своего судьбоносного назначения он был правой и левой рукой губернатора автономного округа Панфилова. Усиление Зубова в округе становилось опасным, и он кожей чувствовал, что за ним пристально наблюдают. Звериное чутье не обмануло: действительно, его взяли «в разработку», и надо было вовремя сматывать удочки, при этом сохранив лицо. Так он неожиданно для Панфилова перешел к Сабурову, прихватив с собой связи, большие и Водитель подошел к Миронову, что-то шепнул на ухо. «Ах, да, ну да. Веди ее сюда, здесь поговорим», - махнул рукой Миронов, с легким сердцем прерывая тяжелый разговор. Эллочка впорхнула в кабинет Цыбулько и медово окутала обстановку своим женским взглядом. … Закусив ликер местного розлива ломтиком семги, Эллочка распрощалась с «мужиками», отвергнув предложение хозяина идти в сауну с бассейном. Она знала, что это ничем не кончится, кроме потери деловой репутации. … В целях создания антуража успешной женщины она принимала на работу ярких молодых мужчин, которые играли роль ее «тайных воздыхателей» с предельно откровенной атакующей лестью несостоявшихся альфонсов. К тому же они были профессионально подкованы и обучены банковскому делу. Но она никогда не вступала с ними «в отношения». Поэтому ей было о чем мечтать. Эллочка вообще любила коллекционировать интересных людей разного рода и собирала их по всей области: вербовала, переманивала, обменивала. Таким образом, все самые лучшие, красивые и умные собрались под ее кровом. Они конкурировали между собой, и работа шла хорошо.

… Миронов с его русским размахом, родовитостью и талантом, видимо, был уже обречен. «Съедят его», - думала Элла Борисовна, вздыхая о Миронове. Ее плавно текущие раздумья прервал звонок по сотовому. На связи был Хико.

Имена некоторых персонажей вымышлены и возможные сходства с реальными лицами являются случайными и непреднамеренными.

Продолжение следует

Другие главы

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС