Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Обращение к Председателю Правительства РФ, ныне главе СВР М.Фрадкову о защите прав собственников квартир, тарифной политике, банках и финансах ЖКХ, криминале и социальной революции

    • Ответ мне из Аппарата Правительства М.Фрадкова о том, что моя 100-страничная аналитика о нарушении прав собственников квартир направлена Г.Грефу и Э.Набиуллиной в Минэкономразвития, а также В.Христенко в Министерство промышленности и энергетики
    • Заместитель Председателя Правительства А.Д.Жуков получил 100- страничную аналитику о происходящем вокруг ТРИЦ и в реформировании ЖКХ Тюменской области (подтверждающее письмо). В настоящее время А.Жуков возглавляет Олимпийский комитет. А В.Шипов после этого ответа перешел в Минрегионразвития
    • Моя статья: Тарифный вопрос и благополучие территории, Тюменские известия 6 августа 1999 г. № 134 (2252)
    • Интервью со мной. Мой дом – моя крепость. О безопасности подъездов и городской территории. ,Тюменские известия 18 сентября 2004 года, № 195-196
    • Мое участие с международной конференции CAF об Экспертном потенциале гражданских организаций в реформировании России. Доклад на конференции делала Э.Памфилова - глава Совета при Президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества и правам человек. Октябрь 2005 года
    • Моя статья. Энергетическая реформа: удар по кошельку потребителя?, Парламентская газета Тюменские известия, 20 апреля 2006 года (вторая полоса)

© Наталья Ярославова – Оболенская
15 декабря 2015 года

К Председателю Правительства РФ М.Фрадкову, ныне главе Службы Внешней разведки, я обращалась осенью 2004 года со стостраничной аналитикой «О корректировании реформы ЖКХ в интересах населения» или - «О мероприятиях по реформированию ЖКХ, основанных на анализе ситуации с нарушением прав собственников и прав потребителей коммунальных услуг».

Много внимание в ней было уделено тому, что может вызвать социальные протесты граждан, т.е. что может привести к «коммунальному майдану», который сейчас наблюдается и в Армении, и в Украине.

Отставки и назначения дипломатов в Украине после тарифной революции в Армении, помидоры в повестке дня МИДов и Дипломатический клуб Минэнерго в Киеве

«Электромайдан» в Армении и мой доклад об этой проблеме в Петербурге 2002 года"

О незаконных поборах с граждан говорила в декабре 2015 г. Уполномоченный по правам человека Э.Памфилова на встрече с Президентом В.Путиным.

Анализ нарушения прав собственников квартир был сделан мною на основе тюменского опыта. Губернатором Тюменской области в то время был С.Собянин, в настоящее время мэр Москвы («Награда нашла героя». С.Собянин удостоился признания за баталии с гражданами Тюмени в «невидимой войне» против ТРИЦ, с которого он и начал реформу ЖКХ")

Эта же hаналитика была направлена заместителю Председателя Правительства РФ А.Жукову. И Руководителю Совета при Президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека Э.Памфиловой.

От заместителя председателя Правительства А.Жукова её направили в Минэкономразвития, главой которого был Г.Греф, а его замом Э.Набиуллина, сейчас, соответственно, глава Сбербанка и глава ЦБ РФ. При этом, именно Сбербанк ныне пытаются переделать в «Энергосбытовой банк», как я его назвала, продолжающий дело тюменского «ТРИЦ», на чье изучение тюменцы потратили немало времени и эмоций, пытаясь понять: что это такое и где здесь закон (Кипром «загоняют» в московский «финансовый центр» на базе «энергосбытового» Центрального банка)

Аналитика была также поставлена на ответственное исполнение Минрегионразвития при министре В.Шипове.

А после того, как я напомнила об этой ответственности Минрегионразвития в 2014 году, министерство спешно ликвидировали, как управляющие компании, «бегающие» от должников (О новой фамилии экс министра регионального развития и экс губернатора Костромы И.Слюняева - Албин)

В обращении к нынешнему главе СВР М.Фрадкому я писала о том, что чувство несправедливости, которое оставит и оставляет «в умах людей» уже идущая «приватизация» ЖКХ, будет в кратное число раз больше прежней обиды от приватизации ТЭКа. Население не простит ошибок приватизации ЖКХ первого десятилетия 21 века, дублирующих ошибки начала 90-х после безвозмездной передачи бизнеса ЖКХ в частные руки, ставящей граждан в «рабское положение» перед коммунальными монополиями.

От беспардонного «растаскивания» и «раздачи» имущества жилого фонда, а также связанных с ним земель, в России будет общий Стон, который выразится и в активных формах протеста, и в отрицании проводимых Президентом и Правительством реформ. Из-за судов, заваленных исками к ТСЖ, граждане не смогут эффективно защищать свою собственность. Все это вызовет социальное неудовольствие. При этом, к «восставшим» гражданам могут быть применены и не правовые методы, угрозы и пр., чтобы они не вспоминали больше о своих правах на собственность.

Защитные меры правительства должны опередить распространение «криминального опыта».

Экономические и иные конституционные права граждан серьезно затрагивают: рост тарифов из-за включения в него затрат на «возврат инвестиций», «налога за льготы», «налога на политику», а также убытки от коммерческих «присосок» к коммуникациям и общей собственности домов. Содержание за счет тарифа новых «финансовых центров» («ТРИЦ», банки), затраты на безопасность подъездов из-за преступности и терактов, недопоставка услуг и сброс ответственности, снижение качества услуг из-за нагрузки на сети - все это описано на 100 страниц. Воровство времени граждан на поиск ответчиков. Расход жизненного ресурса на адаптацию к реформам ЖКХ - усугубляют ситуацию.

В то время, как в регионах явно не проявлена «сила», которая повернет все это в русло государственных интересов.

Я предлагала дать «пиар-сигнал» населению о том, что Правительство осведомлено о нарушениях и в ближайшее время «придёт им на помощь».

В Совете при Президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека Э. Памфиловой в 2004 г. прошло совещание. Разделы о капитальном ремонте заинтересовали А.Аузана, члена этого совета.

Однако перемещение фигур, посвященных тогда в эту тему, в Сбербанк, в ЦБ РФ и МГУ не остановило опережающее распространение криминального опыта. Более того, скорость расширения беспредела выросла к 2015 г.

Представляю мое обращение к главе М.Фрадкову, ныне главе СВР, и аналитику о Госполитике в ЖКХ в интересах граждан РФ, что позволяет оценить текущее положение власти и населения России

ОБРАЩЕНИЕ к М.Е.Фрадкову - Председателю Правительства Российской Федерации

Председателю Правительства
Российской Федерации
М.Е.Фрадкову
от Н. Б. Чистяковой ( в личном
качестве и по поручению
потребителей услуг ЖКХ)
г.Тюмень, Тюменской области

О корректировании реформы ЖКХ в интересах населения

(О мероприятиях по реформированию ЖКХ , основанных на анализе ситуации с нарушением прав собственников и прав потребителей коммунальных услуг)

Уважаемый? Михаил Ефимович!

Прошу Вас внимательно отнестись к изложенным ниже предложениям по реформирования ЖКХ, сделанным в интересах населения, в контексте тем, рассмотренных на заседании Кабинета министров «О первоочередных мерах по переводу предприятий и организаций жилищно-коммунального комплекса на работу в рыночных условиях», поскольку изложенные ниже предложения основаны на анализе причин нарушения прав потребителей коммунальных услуг и прав собственников, а также на оценке негативных тенденций, развивающихся в ходе реформирования ЖКХ. Кроме того, они основаны на личном профессиональном опыте работы в должности заместителя генерального директора по экономике и финансам акционерной энергоснабжающей компании , а также на опыте эксперта законодательных (представительных) органов власти всех уровней (ГД РФ, Тюменская областная Дума, Тюменская городская Дума).

В 2001-2002 годах, команде, с которой я работала и где руководила пиар –проектом (в аналитической и публицистической части) по обозначению роли коммунальной (Малой) энергетики в общем процессе Реформировании электроэнергетики России, удалось добиться того, что Большая энергетика наконец-то увидела потенциал , прибыльность , влияние энергетики Малой и уже после этого наш «незримый» временный ( в период проекта) оппонент Михаил Абызов возглавил ОАО «Российские коммунальные системы».

В настоящем обращении я действую уже не в интересах Малой энергетики, а в интересах потребителей, поскольку эти интересы, с моей точки зрения, недостаточно полно и точно отражены в тех предложениях, которые сделаны по итогам совещания о реформировании ЖКХ, а также при обсуждении темы монетизации льгот. Защищая интересы населения я не имею возможности вести пиар-компанию в СМИ, но тем не менее надеюсь, что в рабочем порядке ( в рамках настоящего обращения) смогу защитить граждан, интересы которых я представляю, а также иных потребителей России, попавших «под пресс ЖКХ» .

Видение ситуации в ЖКХ, аргументы и предложения в пользу потребителей изложены мною ниже по тем, блокам, которые обсуждались на совещании: «Прибыльность или убыточность в ЖКХ ( на нарушении прав собственности, на занижении доходов, на сбросе ответственности…)» ; «Кредиторская и дебиторская задолженность»; «Приватизация»; «Инвестиции, капитальные ремонты основных фондов»; «ЖКХ, льготы, монетизация»; «Конкуренция : Управляющие компании, ТСЖ, АО, МУПы или ЖЭКи», а также в дополнительных блоках, посвященных проблемам, существенно затрагивающим настоящие и перспективные интересы граждан- потребителей коммунальных услуг : «Надзорные органы: попасть в компетенцию сложнее, чем попасть « в десятку»; «ЖКХ: «Обратная связь», «Гражданский форум, Общественная палата» ; «ЖКХ и безопасность» ; «ЖКХ и законотворчество»; «ЖКХ и кадры»; «ЖКХ, политика, выборы (лобби ЖКХ вместо лобби нефтяников в ГД РФ …).

Прежде всего, рассуждая о ЖКХ необходимо исходить из того, что бизнес ЖКХ однозначно прибыльный (если вести речь не о прибыли, показываемой по балансу, а о реальной прибыли). Он прибылен, в том числе, и для муниципалитетов. Это является причиной того, что никто не хочет с ним расставаться, и поэтому система постоянно пытается воспроизводиться (регенерироваться) в прежнем состоянии.

Ещё в 1998 году в городе Тюмени по результатам анонимного опроса руководителей крупных промышленных предприятий выяснилось, что жилищно-коммунальное хозяйство наряду с бизнесом взаимозачетов является одним из наиболее прибыльных бизнесов. При этом вопрос директорскому корпусу был задан о прибыли, вне зависимости от того, показывается она по балансу предприятии или нет (результаты были отражены в исследовании «Состояние и перспективы развития бизнеса города Тюмени»). Итак, именно тогда, когда все СМИ были «забиты» пиаром об убыточности ЖКХ, серьезные бизнесмены точно знали, что деньги в городах – именно в этой отрасли. Знали это и иностранные инвесторы, т.к. их интересы «витали» также вокруг данного бизнеса.

В конечном счете, реальная прибыльность бизнеса ЖКХ для эксплуатирующих организаций и муниципалитетов достигается за счет ущемления прав потребителей коммунальных услуг (в т.ч. их прав собственности), а также за счет федерального бюджета, которому постоянно представляются к финансированию огромные затраты. К тому же суммы, предъявленные к финансированию, вызывают слишком большие вопросы.

Таким образом «крайними» в этом реально рентабельном бизнесе оказывается федеральный бюджет и население, а потому их интересы в сфере реформирования ЖКХ совпадают и они по своему предназначению на настоящем этапе должны выступить союзниками в деле преодоления негативных тенденций в ЖКХ и разрешения коммунальных проблем.

«Федеральный бюджет» в контексте происходящих реформ ЖКХ должен обратить внимание на описанные в настоящем обращении тенденции, в том числе:

*на тенденцию опережающей монетизации льгот в тех сферах, где число федеральных льготников превышает число региональных льготников и где число этих федеральных льготников резко наращивается последние месяцы, тогда как монетизация льгот, введенных на региональном (муниципальном) уровне основная доля нагрузки которой реально отягощает местный бизнес, а не бюджет, по всем признакам «искусственно тормозиться», поскольку местным властям импонирует «благотворительность» за счет малого бизнеса, ведущая к «экономии» их бюджетов;

*на тенденцию «увода» доходов от управления муниципальными коммунальными сетями, в связи с усилением контроля Правительства РФ за доходами МУПов и МУ, уже не из «белого бюджета» - в «серый бюджет», а из «серого бюджета» - в бюджеты частных акционерных компаний, безвозмездно эксплуатирующих муниципальные сети и коммунальные объекты в ущерб муниципальной казне;

* на тенденцию наращивания этих «уводимых» доходов» за счет наращивания объемов неокупаемых бюджетных инвестиций из бюджета муниципального образования, соответственно, в капитальный ремонт, реконструкцию и модернизацию объектов ЖКХ, переданных в безвозмездную эксплуатацию частным компаниям вместе со всем бизнесом, основанным на этих муниципальных сетях;

*на фактически происходящую «приватизацию» муниципальных коммунальных сетей и объектов, за счет их реконструкции при участии частных инвестиций и возникновения соответствующих долей собственности, а также по иным типовым схемам, которая может в основном завершиться к дате появления основных федеральных документов;

* на то, что «муниципальное нормотворчество» теоретически готово создавать нормативное обоснование под типовые схемы, в интересах коммунальных монополий и компаний, заинтересованных в «приватизации» ЖКХ, с существенным нарушением прав потребителей при этом. При недостаточности «потенциала» провинциального нормотворчества многочисленное «лобби ЖКХ» уже готово прийти в Государственную Думу нового созыва, за счет контролируемого ими ресурса «паспортных столов» и ресурса «покоренных» ими потребителей ЖКХ

Таким образом «Центры приватизации ЖКХ» в отличие от «Центра приватизации нефтегазовой отрасли» начала 90-х находятся на муниципальном уровне и эти Центры уже, «плотно» работают.

В своем недавнем интервью "The Financial Times", Анатолий Чубайс, признал что он «недооценил глубину чувства несправедливости, которое прошедшая приватизация оставит в умах людей».

Однако то чувство несправедливости, которое оставит и оставляет «в умах людей» уже идущая «приватизация» ЖКХ, будет в кратное число раз больше прежней обиды, что очевидно из описанных в настоящем обращении тенденций нарушения прав потребителей и прав собственников в ЖКХ.

Как показано ниже, в ходе реформирования ЖКХ к основным официальным налогам и платежам населения стали также добавляться убытки и затраты, в том числе убытки от нарастающей недопоставки коммунальных услуг; убытки от самоуправного изъятия долей собственности и самоуправного распоряжения общей собственностью; затраты на «налог на льготы», затраты на «инфраструктурный налог»; затраты, связанные с коммерческим оборотом помещений общего пользования и придомовых территорий (находящихся в долевой собственности владельцев квартир), в том числе, на частичное содержание этих коммерческих субабонентов за счет тарифа; затраты на судебные издержки . К сожалению, практика в ходе реформирования ЖКХ складывается и так, что потребители могут попасть в «финансовой западню», оказавшись перед «тупиковым выбором»: отдавать деньги для оплаты коммунальных услуг, по навязанным им схемам , не вписывающимся в законодательство, или ожидать предъявления санкций за неоплату услуг. В ходе реформирования происходит к тому же «сброс» ответственности и долгов перед гражданами особенно по капитальному ремонту при ликвидации различных Управляющих компаний, с которыми у потребителя нет письменных отношений, а следовательно, и нет официально отраженной в бухгалтерии задолженности. Кроме того, очень много времени, из того, что работник должен посвятить своему отдыху, стало тратиться на поиск структур, в чью компетенцию входит надзор, хоть за какой-нибудь проблемой в сфере ЖКХ и градостроительной деятельности.

Получается, что все больше времени и ресурсов граждан расходуются на адаптацию к реформам ЖКХ, и все это серьезно затрагивает экономические и иные конституционные права граждан. А поскольку защита конституционных прав граждан относится к исключительной компетенции федеральных органов власти, то федеральная власть должны взять под контроль всю идеологию реформирования ЖКХ, соблюдение законности и конституционных прав граждан в ходе этого реформирования, что соответствует и Европейской Хартии о местном самоуправлении.

Необходимо также взять под контроль и ситуацию с местными бюджетами, т.к. «вывод» потенциальных доходов за пределы бюджета в плохо контролируемые сферы , также существенно задевает права граждан.

На настоящем этапе ясно, что с ЖКХ произойдет нечто подобное тому, что происходило с нефтяной отраслью в начале 90-х. После акционирования легализуются теневые финансовые потоки коммунального бизнеса (центр прибыли просто переместиться из «тени» «на свет»), произойдет переоценка фондов, «проявится» некоторое якобы бесхозное имущество, приобретет свою цену техническая документация, раскрутятся бренды и пр. Капитализация компаний, безусловно, вырастет. Курс акций «второго эшелона» пойдет вверх. Но весь этот рост связан с бухгалтерией, а не с реальным ростом качества услуг и не с реальным улучшением состояния фондов в ЖКХ. Ведь в нефтяной отрасли основные фонды продолжают деградировать, идет агрессивная нефтедобыча. Об этом говорят и снижение затрат на добычу одной тонны нефти, и снижение средних значений нефтеотдачи (по данным уважаемых источников). Советские фонды нефтяной отрасли действительно «выжимаются» до конца, как следствие, возникает вопрос о нефтяной ренте. Но такое «выжимание» нефти из недр до полного истощения ресурсов фондов, тем не менее, прямо не затрагивает интересы населения, т.к. оно не является непосредственным потребителем «сырых» нефтепродуктов. Населению, конечно, не приятно, что кто-то слишком богатеет на народном богатстве, но ежедневно оно от этого не страдает.

В случае с ЖКХ, с его реформированием и приватизацией будет совсем иначе : и в процессе и после реформирования прибыль будут «делать» за счет населения и «выжимать» будут именно его, если, конечно, сейчас не поставить «блоки» из законов и поправок к ним, защищающие права граждан . Эту защиту надо начинать именно на этапе реформирования, когда и происходят основные нарушения названных прав. В противном случае, население не простит ошибок приватизации ЖКХ первого десятилетия 21 века, дублирующих ошибки начала 90-х и никакие ссылки на то, что кто-то недооценил стремление граждан к справедливости и степень их обиды , в связи с почти безвозмездной передачей бизнеса ЖКХ в частные руки , поставившей граждан в «рабское положение» перед коммунальными монополиями , не помогут.

Уже не одно социологическое исследование показало, что когда гражданам приходится выбирать между «красивым городом» и «комфортным городом», они выбирают комфорт. Поэтому основной целью реформ должен быть «коммунальный комфорт», а идеология реформ должна определяться на том уровне власти , который готов защищать права граждан. Сегодня наши надежды связаны с федеральным уровнем, и мы постарались, как можно более подробно сформулировать то, что нам надо. Поэтому каждый раздел с описанием ситуации по конкретной проблеме ЖКХ, завершён констатацией основных тенденций, а также мероприятиями и действиями, которые мы ждем от Правительства РФ, в целях защиты интересов потребителей коммунальных услуг, и прежде всего , в части организации надзорной деятельности, в обеспечении полноты нормативного регулирования, в налаживании конструктивного диалога с властью , и в объективном обсуждении в СМИ поднятой нами проблематики.

Мы также ждем от Правительства РФ контроля за региональными и местными «коммунальными инициативами», в первую очередь в регионах, которые определились как «передовики» реформирования, что как любое действие может сопровождаться ошибками, особенно если «у руля реформ» остаются те же кадры, которые и раньше не проявили чутья и способности двигаться вперед «с минимальными разрушениями».

Н.Б.Чистякова

О корректировании реформы ЖКХ в интересах населения

(О мероприятиях по реформированию ЖКХ , основанных на анализе ситуации с нарушением прав собственников и прав потребителей коммунальных услуг)

1.Прибыльность или убыточность в ЖКХ

1.1.Прибыль «от ЖКХ» на нарушении прав собственности. Управление собственностью.

Прибыль в ЖКХ делается не только на тарифе. В настоящее время и эксплуатирующие организации, и управляющие компании, и МУПы, и муниципалитеты существенные доходы получают на использовании объектов ЖКХ, с якобы неизвестным собственником. Это как раз те объекты, в отношении которых Михаил Абызов предлагает установить щадящий режим регистрации прав собственности. У него как у руководителя ОАО « Российские коммунальные системы», безусловно, может быть такая проблема, т.к. в эксплуатации у коммунальных организаций в настоящее время огромное число объектов, на которых нет полного пакета правоустанавливающих документов. Вроде бы потеряна история собственности … Но если она и потеряна, то в большинстве случаев «потеряна» давно, преднамеренно или вследствие сложившейся традиции не уважения к правам собственника - гражданина.

Эти якобы объекты без Собственников и документов о собственности имеют следующую историю и делятся на следующие группы.

1.1.1.Первая группа. В период приватизации предприятий (начало 90-х) объекты ЖКХ должны были передаваться муниципалитетам, а для ремонта этих объектов, их восстановления (снижения степени износа) приватизированные предприятия не один год платили специальный налог на содержание жилищно-коммунального хозяйства. Налог был столь велик, что иногда его поступления составляли, чуть ли, не половину местных бюджетов. Однако муниципалитеты решили, что эти деньги понадобятся им на другие цели, поэтому иногда принудительным образом заставляли эксплуатирующие организации ЖКХ принимать передаваемые (от промышленности) объекты ЖКХ сразу на баланс этих организаций. При этом получалось так, что «движение» имущества происходило, минуя Реестр муниципальной собственности. В результате такой акции некоторые государственные объекты ЖКХ не были переведены в муниципальную собственность и включены официально в её состав, а оказались сразу на балансе коммунальных организаций. Теперь, спустя многие годы, эти коммунальные организации пытаются зарегистрировать права собственности на указанную группу объектов в ходе их одновременного превращения в частные компании вместе с этим имуществом. Отсюда у коммунальных организаций появилась тенденция претендовать на права собственности на основе данных о балансе (хотя, как известно, баланс вторичен в отношении прав собственности). Однако, как было сказано выше, на баланс имущество было, чаще всего, поставлено не вполне правомерно когда-то давно, а ставка теперь делается на то, что все забылось, собственник потерялся и никто не задаст вопросов об этом имуществе.

Приватизация указанной группы имущества, будь оно своевременно включено в Реестр муниципальной собственности, могла бы принести большие доходы в консолидированный бюджет России. Однако, эта группа имущества часто не числиться в Реестрах, как следствие, не ожидается доходов от его приватизации, и не будет социальных программ, адресованных населению. Кто-то просто приобретет права собственности, минуя грядущую приватизацию объектов ЖКХ.

Это первый аспект нарушения прав граждан, хотя граждане в данном конкретном случае, в большинстве своем, не ведают о том, что их права нарушены. Поэтому в данном случае вопрос стоит о том, есть ли у государства желание вернуть эту собственность и получить за неё доходы в бюджет в ходе приватизации. При принятии решения о возврате, конечно, не может быть и речи о «щадящей регистрации прав собственности» без предъявления надлежащих документов о правах на эту собственность.

1.1.2.Вторая группа объектов ЖХК с «непроявленным собственником» - это объекты, переданные от Застройщиков к эксплуатирующим организациям, при строительстве жилых домов за счет средств Дольщиков- Инвесторов.

Дело в том, что ,почти всегда, Застройщик не вкладывает собственные инвестиции в строительстве инженерных сетей, подводимых к жилым домам в порядке исполнения «технических условий», выданных эксплуатирующими организациями. Эти «внешние сети» и объекты строятся за счет средств Дольщиков-Инвесторов и, следовательно, также являются их общей долевой собственностью (как и помещения общего пользования непосредственно в жилых домах). В данном случае, это могут быть и насосные станции, и трансформаторные подстанции (ТП), и водопроводы, к которым потом будут подключаться иные объекты , и пр. По закону Застройщик не имеет права распоряжаться этими объектами, т.к. не получил на это полномочий от Дольщиков, т.е. от совладельцев имущества. В договоре с Дольщиками судьба данных объектов не оговаривается и Застройщик, как известно, не наделяется правами по распоряжению указанными объектами. Но на практике он оперирует этим имуществом как своим, заключает в отношении него различного рода договоры, в том числе по отчуждению этого имущества в пользу коммунальных организаций. Происходит это не только в корыстных целях, но и потому, что ни Застройщик, ни Дольщик не имеют лицензии на эксплуатацию данных объектов коммунального хозяйства. Поэтому для того, чтобы ввести дом в эксплуатацию они должны любым способом «внедрить» такое имущество эксплуатирующей организации. Между эксплуатирующими организациями и Застройщиками начинается «торг». Если «внедряемые» объекты не имеют свободных мощностей (которые можно позже продать) и от них в последующем нельзя будет выдать «технических условий» на подключение новым Застройщикам (т.е. если доходы от этого не ожидаются), то коммунальные организации пытаются отмежеваться от такой «головной боли». Ведь договор купли-продажи с Застройщиком не заключишь, т.к. он не может подтвердить права собственности на указанную группу объектов (у него нет справки о финансировании в строительство объекта, ибо его финансировал не Застройщик, а Дольщики). «Подарок» же в виде такого имущества облагается налогом, а коммунальным организациям этого не надо, снижается прибыль. В отношении такого имущества для них доминирует формула «главное не владеть, главное пользоваться» и потому Застройщика отправляют к муниципалитету, куда он «внедряет» опять же не свое имущество в виде «подарка». А уже от муниципалитета имущество поступает в эксплуатацию головной коммунальной организации, либо «скидывается» какому-нибудь захудалому МУПу- дублеру. Кстати муниципалитет может и сейчас (на современном этапе) принять это имущество первоначально на баланс некого муниципального учреждения именуемого, к примеру «муниципальным казначейством», не всегда, при этом, включая его в Реестр муниципальной собственностью, ибо должного контроля за таким имуществом не отмечается. Далее идут уже договоренности между муниципалитетом и коммунальными организациями о движении этого имущества и его «судьбе» в контексте грядущего перехода к управлению в ЖКХ через частные компании.

В иной ситуации, когда «внедряемый» коммунальный объект находится в центре города или на развивающейся территории, имеет свободные мощности и иные преимущества: от «торга» между эксплуатирующей организацией и Застройщиком что-то может достаться и Застройщику. Однако, в любом случае, по такому объекту отсутствуют полные данные и документы, позволяющие подтвердить права собственности на них. А, следовательно, вновь встает вопрос о «щадящем режиме регистрации» прав собственности на указанные объекты.

Восстановить историю собственности по подобному объекту не трудно, к тому же если Застройщик не обанкротился, и сохранились документы по инвестициям в строительство, но собственники – Дольщики пока о своих правах не заявляют, т.е. фактически нет заинтересованной стороны или стороны, заявившей о нарушении её прав.

Таким образом, в отношении «прошлых объектов», которые по той или иной «траектории» попали в эксплуатацию коммунальным организациям, претензий со стороны реальных собственников, т.е. Дольщиков-Инвесторов, скорее всего, не возникнет, если конечно у нынешних собственников квартир не появятся коммунальные проблемы в связи с эксплуатацией этих, «экспроприированных» у них Застройщиком, сетей. Они уже «распрощались» с таким имуществом, хотя понимание того, что это их объект у многих присутствует (Дольщики, как правило, умеют зарабатывать деньги и умеют их считать).

А вот в отношении «будущих объектов» данной группы подходы в работе с общей долевой собственностью граждан надо менять. Дело в том, что в связи с внедрением новых технологий в ЖКХ, импортного оборудования, более дорогих труб, дополнительная надбавка на стоимость квартиры, обусловленная необходимостью строительства современной инфраструктуры, возрастет. А, следовательно, будущий Дольщик может уже предъявить свои права, т.к. речь пойдет о суммах, которыми не пренебрегают. Кроме того, отношения с Дольщиками в перспективе лучше строить честно и в целях привлечения инвестиций. Если создать «формулу» возврата инвестиций такому гражданину-соинвестору в строительство городской инфраструктуры, то это поможет решить общую проблему привлечения инвестиций в развитие коммунальной отрасли.

1.1.3.Третья группа объектов, по которым происходит нарушение прав собственности.

Третья группа объектов - это помещения общего пользования (подвалы, технические этажи и пр.), внутридомовые инженерные сети.

По этой группе объектов пояснения необходимо дать отдельно по тем домам, которые строились в порядке осуществления частных инвестиций Дольщиками, и по бывшим муниципальным домам, квартиры в которых уже на 70-80 процентов приватизированы.

Бывший муниципальный жилой фонд.

После приватизации гражданами бывшего муниципального жилого фонда, помещения общего пользования в этих жилых домах также перешли в общую долевую собственность граждан, ставших собственниками квартир по итогам приватизации.

В настоящее время бывшие дома муниципального жилого фонда относятся к объектам недвижимости смешанной формы собственности, т.к. на 70-80 % принадлежат гражданам , а на 30-20 % - органам местного самоуправления. Вместе с этим в ходе приватизации граждане приобрели право пользования земельными участками в окрестности жилых домов, с возможностью последующего приобретения прав собственности на эти участки (на долевой основе), а также приобрели и обязанность платить налог на землю, которую им скоро придется исполнить.

Несмотря на произошедшие изменения в правах на собственность (вследствие приватизации) органы местного самоуправления не желают мириться с тем фактом, что помещения общего пользования в этих домах, а также инженерные сети уже не являются муниципальными. Земля же вокруг таких домов, где прошла приватизация, муниципальной никогда не была, поскольку разграничение земель: на земли муниципалитетов, земли субъектов Федерации и пр. до сих пор не завершилось. Землеотводы сделаны давно, на этапе, когда земля была просто государственной, а муниципалитеты лишь распоряжались этой землей в рамках определенной им сверху компетенции. Таким образом, исключительное право на приватизацию земель вокруг домов имеют также собственники квартир.

Однако вот именно эти права собственников квартир на помещения общего пользования и земельные участки масштабно нарушаются, что вызывает очень серьёзное социальное неудовольствие в ходе реформирования ЖКХ.

Чем более активно идет реформирование, тем более активно муниципалитеты пытаются «внедрить» свои коммерческие структуры на эти помещения общего пользования и придомовые территории домов бывшего муниципального фонда. Такие действия осуществляются с расчетом на то, что гражданам сложно будет в последующем в суде изъять свою собственность из незаконного владения и «выселить» с их территории и из их помещений вышеназванные коммерческие структуры (возникнет спор о неотделимых улучшениях и пр. , а иск уйдет «в бесконечность») . Кроме того, для подобного иска нужна консолидация, коллективные действия , сбор доказательств. Наряду с этим, к «восставшим» гражданам могут быть применены и не правовые методы, угрозы и пр., чтобы они не вспоминали больше о своих правах на собственность.

Помимо «оккупации» помещений общего пользования и придомовой территории к домам, находящимся в частной собственности уже на 70-80 %, без согласия собственников пристраиваются (и встраиваются) различные дополнительные объекты коммерческого назначения (магазины, косметические салоны, салоны связи и т.п.)

Всем этим коммерческим структурам, опять же без согласия владельцев квартир выдаются «технические условия» на подключение к внутридомовым инженерным сетям. В результате растет нагрузка на сети в сравнении с проектной нагрузкой. Как следствие, снижаются стандарты качества коммунальных услуг (напор воды и пр.) у граждан, проживающих в таких, теперь уже почти полностью приватизированных домах. Есть также прецеденты, когда у жителей просто отключают подачу воды в период рабочего дня для создания комфортных условий незаконно обосновавшимся в жилых домах коммерческим структурам.

Граждане к тому же совершенно не защищены и от такой, нарушающей их права практики, когда снабжение коммерческих организаций (подключение к сетям), организуется от помещений общего пользования, находящихся на содержании граждан (затраты на содержание коридоров, лестниц, подвалов и пр. включены в тарифы населения на услуги ЖКХ ). И даже при отдельных узлах учета потребления коммунальных услуг на такие коммерческие организации, «подсоединившиеся к сетям жилых домов» без учета мнения населения, опять же, могут быть необоснованно распространены льготные тарифы, действующие для лестничных площадок в жилых домах и иных помещений подобного назначения

Муниципалитеты же , с той целью, чтобы и дальше распоряжаться домами бывшего муниципального жилого фонда, стали своими Распоряжениями (распоряжениями администрации или главы города) включать такие, уже почти полностью частные дома , в Реестр муниципальной собственности и даже в муниципальную казну , а также ставить их на баланс своих муниципальных учреждений вместе с приватизированными квартирами. Так, например, произошло в городе Тюмени.

«Национализировав» (муниципализировав), подобным образом, имущество, которое государство передало гражданам, муниципалитеты без учета мнения населения и мнения собственников продолжают бесцеремонно распоряжаться этим имуществом и землей, ухудшая для граждан среду жизнедеятельности.

В результате, в ходе дальнейшего реформирования ЖКХ ситуация может развиваться так, что граждане будут платить налоги за землю, где будут функционировать насильственно и заблаговременно «насаженные» коммерческие структуры, а также содержать эти структуры в плане коммунальных расходов за счет содержания помещений общего пользования.

Ситуация может развиваться и так, что появившиеся без ведома собственников: как «на придомовой территории», так и в жилых домах, коммерческие организации, оформят права собственности на свои встроено-пристроенные объекты, оценят их по рыночной стоимости, что существенно нарастит долю таких коммерческих объектов в общей долевой собственности жилого дома. В Тюмени такая программа может быть «отработана» на основе «Положение об инвестициях в муниципальные объекты недвижимости» (подробнее об этом в разделе «Приватизация»). Поэтому не исключено, что и с этой целью тоже, приватизированные жилые дома (приватизированные, вместе с приватизацией квартир) объявлены вновь муниципальными. Далее с ограниченным кругом собственников «коммерческие организации-подселенцы» создадут кондоминиумы, зарегистрируют на них права и будут диктовать всем прочим собственникам квартир свои условия, как это сейчас происходит в домах, построенных за счет частных инвестиций, где «диктаторами» стали ТСЖ.

Не исключено также, что сейчас идут наработки и под то, чтобы зарегистрировать права на эти практически частные дома, как на муниципальный жилой фонд (ждать можно чего угодно). Дело в том, что приватизация квартир происходила в основном до принятия закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. А потому данные о частной собственности на эти квартиры есть только в БТИ, но, однако, этих данных почти нет в Регистрационной палате. По этой причине уничтожение структур БТИ, о котором шла речь на совещании в правительстве РФ (если это правильно осветили СМИ), может привести к тому , что потеряется история собственности у многих граждан , приватизировавших квартиры в начале 90-х годов. По этой причине нарушать права собственности в отношении указанной группы граждан станет ещё легче. Как видим, если данных о домах (квартирах), приватизированных до 1996 года, не будет в БТИ и не появиться в Регистрационной палате, то при щадящем режиме регистрации по этим домам можно будет проводить любые сделки, в том числе «продавать» вместе с жильцами, выставлять эти дома на конкурс в виде лотов и пр. , к чему , не скрывая этого, уже стремятся многие деятели .

От такого беспардонного «растаскивания» и «раздачи» имущества бывшего муниципального жилого фонда, а также связанных с этим недвижимым имуществом земель, в России будет общий Стон , который выразиться и в активных формах протеста, и в отрицании проводимых Президентом и Правительством реформ. Хотя ни Президент, ни Правительство как раз и не давали указаний на осуществление вышеописанных действий , от которых так страдают граждане.

Не будем забывать, что населению России долго рассказывали, как за все страдания, перенесенные ими при переходе к рыночной экономике, они все-таки получили от государства квартиры в собственность, и эти благородные действия со стороны государства является достойной компенсацией. Однако если , в конечном счете, приватизация выльется в то, что собственники приватизированных квартир станут де-факто содержать незаконно «вселившиеся» к ним в дома и на придомовые территории коммерческие организации , терпеть связанные с этим неудобства и , кроме того, не смогут эффективно защищать свою собственность из-за утраченных архивов БТИ, то социальный протест населения будет иметь вполне обоснованный характер.

Характеризуя ситуацию с бывшим муниципальным жилым фондом должна заметить, что включение приватизированных домов в Реестр муниципальной собственности это, скорее всего, не ноу-хау Тюмени. Как мне известно, такие схемы быстро тиражируются между городами, а обмен «непередовым опытом» происходит быстрее, чем обмен передовым опытом. Хотя возможно, что Тюмень в связи с реформированием, тут идет первая. В любом случае нельзя допустить такой, не соответствующей закону практики, ни в одном городе и населенном пункте России. Описанная «грубая схема» нарушения прав граждан - типовая, поэтому меры защиты от неё тоже должны носить типовой характер и быстро тиражироваться по всей стране, по крайней мере, быстрее, чем по России распространяется «криминальный опыт».

Судебные иски граждан по таким делам практически не имеют перспективы. Обращения в прокуратуру и иные надзорные органы помогает мало, т.к. все ссылаются на ограниченную компетенцию. Поэтому на защиту граждан в данном случае должно встать государство, в лице Президента РФ и Правительства РФ.

Жилой фонд, построенный в порядке осуществления частных инвестиций

Нарушение прав собственников в этом изначально частном жилом фонде начинается ещё до сдачи дома в эксплуатацию, когда в отношении помещений общего пользования, общих сетей Застройщик начинает заключать различного рода договоры, действуя как собственник этого имущества, хотя упомянутое имущество потенциально принадлежит Дольщикам, о чем уже говорилось. В отношении помещений общего пользования начинают заключаться различного рода договоры, в том числе об оплате этими помещениями задолженности Застройщика перед коммунальными организациями, образовавшейся в период строительства, и т.п. Уже до сдачи дома в эксплуатацию подвалы дома и пр. сдаются в аренду, туда заселяются неведомые собственникам квартир - коммерческие организации. Документы касательно всего этого движения имущества от Дольщиков скрываются, содержание их меняется, поэтому собрать доказательства для суда гражданам практически невозможно. Кроме того, в доме может изыматься часть квартир для «социального подарка муниципалитету» (раздел «Инвестиции», 5.3.4.), а в результате этого «подарка» происходит общее удешевление (удорожание ?) квартир Дольщиков. Ну, и, наконец, созданные, ещё до сдачи дома в эксплуатацию и не ясно кем, ТСЖ, пользуясь несовершенством соответствующего закона, начинают обязывать Дольщиков сдавать на достройку дома дополнительные деньги, в том числе и теневой наличностью, а также платить эти же «теневые взносы» на капитальный ремонт дома сразу же после его сдачи в эксплуатацию. Сумма сборов на капитальный ремонт, не имеющий никаких обоснований, здесь намного превышает суммы сборов в бывшем муниципальном жилом фонде, а следовательно «доходы» от управления чужой собственностью в домах, построенных Дольщиками намного выше, и за эти доходы идет «серьёзный бой».

При этом представители жилищных инспекций, шокируют граждан информацией том, что все суды, к примеру, в том же городе Тюмени «завалены» судебными исками граждан, проживающих в домах с ТСЖ, но как утверждает сама жилищная инспекция, приостановление описанный нарушений, это не её компетенция ( Раздел «ЖКХ и надзорные органы: попасть в компетенцию, сложнее , чем попасть «в десятку») .

Обнародование в СМИ фактов о принуждении граждан платить наличные деньги на капитальные ремонты, также не имеет никакой реакции со стороны органов власти, что является признаком полного отсутствия в городе какого-нибудь качественного мониторинга за информацией в СМИ о нарушении федеральных законов. Однако ещё в конце 90-х, я помню, было федеральное предписание, обязывающее Департаменты информации и СМИ ежедневно подавать «на стол» первому руководителю сведения обо всех обнародованных в СМИ фактах нарушения федеральных законов.

1.2.Прибыль муниципалитетов на занижении муниципальных доходов от управления имуществом

В Швеции и Финляндии, в частности, в Хельсинки, где я изучала опыт энергосбережения и экологии в муниципальном хозяйстве, почти весь бюджет муниципалитета формируется за счет доходов от муниципального бизнеса ЖКХ. И более половины городского бюджета тратиться на экологию.

Если посмотреть доходы от ЖКХ в муниципальных бюджетах России , то их почти нет, зато есть огромные расходы на бесконечные капитальные ремонты «магистральных» сетей и объектов (за пределами эксплуатационной ответственности жилых домов) и на подготовку системы ЖКХ к зиме.

Хотя известно, что при «гнилых» внутридомовых сетях, никакая супернадежность общегородских сетей не отражается на качестве коммунальных услуг для населения.

Доля отчислений прибыли МУПов в бюджеты органов местного самоуправления, как уже было сказано, часто не устанавливается, что весьма тенденциозно.

Однако «наступление» федеральных министерств на «серые бюджеты», в том числе , на бюджеты МУПов и МУ, заставляет местных идеологов ЖКХ задумываться над разработкой схем перевода реально существующей «прибыли ЖКХ» из муниципального сектора экономики – в частный сектор экономики.

С одной стороны , такие положительные действия Правительства РФ по усилению контроля за бюджетным ресурсом, способствуют переводу ЖКХ на «рыночные условия хозяйствования» и на «частные рельсы», но при этом пока не просматривается перспектива получения доходов от управления муниципальным имуществом ЖКХ в бюджеты городов и иных населенных пунктов.

Дело в том, судьба прибыли от использования муниципального имущества не оговаривается в «договорах на его эксплуатацию», фактически дублирующих по своей сути незаконные договоры безвозмездной аренды. Как следствие, реальная прибыль пока просто «уводиться» из тех сфер, которые уже попали или в ближайшее время попадут под пристальное внимание Правительства РФ. Это своего рода отступление, но из-за огромных пробелов в законах, отступать ещё есть куда и достаточно долго.

Подобно этому, муниципалитеты в свое время старались любым способом заблокировать введение платежей за право пользования недрами по подземным сооружениям местного значения и не предпринимали никаких мер для взимания этих платежей даже тогда, когда в законодательстве, это было в ообщем-то прямо прописано. Явное нежелание взимать такие платежи объясняется тем, что в данном случае муниципалитет будет иметь в чистом виде бюджетные доходы, которые контролируются Бюджетным кодексом РФ. Поэтому вместо этих платежей им выгодно включать в тариф (в том числе при планировании и утверждении) иные затраты в сопоставимом размере, поскольку «доходы» от наращивания» затрат это плохо контролируемый финансовый ресурс, к тому же плохо доступный контролю Счетной палаты.

Однако самые большие доходы бюджет должен получать от сдачи муниципальных сетей в аренду организациям коммунального хозяйства.

Занижение этой группы доходов осуществляется путем занижения объема муниципального имущества. Один из способов такого «занижения» это не отражение имущества в составе Реестра муниципальной собственности и затягивание (либо саботирование) регистрации прав на это имущество. Данное замечание касается, прежде всего, имущества, названного в разделах 1.1.1. и 1.1.2. настоящего обращения.

Обстоятельствами, способствующими такому «занижению», являются: отсутствие общего свода данных по муниципальной собственности и отсутствие практики одновременного сопоставления данных налоговых органов, данных балансов предприятий, данных статистики, данных БТИ , регистрационной палаты , и пр. Препятствием к выявлению такого «занижения» состава муниципального имущества может быть и взаимозависимость должностных лиц, курирующих БТИ , управление муниципальным имуществом, аудит доходов от управления муниципальным имуществом и пр., когда задача перепроверки данных одной государственной либо муниципальной структуры на основе данных другой структуры затруднена . А в данном случае необходимы объективные , независимые и принципиальные оценки.

Занижению доходов в бюджеты муниципалитетов способствует и складывающаяся в России практика, когда муниципальные коммунальные сети и коммунальные объекты сдаются в безвозмездную аренду (что противоречит ГК РФ), либо когда такая безвозмездная аренда именуется договором на оказание услуг по эксплуатации муниципальных сетей., т.е. сети сдаются не в аренду, а якобы в эксплуатацию. Однако в случае эксплуатации, речь идет об оказании услуг муниципалитету, т.е , по сути, о муниципальном заказе. При такой постановке вопроса должна быть осуществлена объективная оценка стоимости этих услуг, или иначе цены муниципального заказа. Классическим и законным определением такой стоимости может быть только конкурс либо аукцион. В идеале, в таком конкурсе должны участвовать не только российские, но и иностранные компании, что будет способствовать снижению цены договора. Но, как известно, в муниципальной России наказание органов местного самоуправления за отказ от системы конкурсов и аукционов практически не применяется. И потому у муниципалитетов появляются различного рода импровизации с ценой договора по передаче коммунальных сетей в эксплуатацию частным компаниям.

Отсутствие должного контроля за схемами передачи сетей в эксплуатацию или безвозмездную аренду (эту функцию по всей видимости не берет на себя ни одно федеральное ведомство) ведет к тому, что стоимость договора на эксплуатацию имеет не фиксированное значение, определенное, например, исходя из доказанных (обоснованных) расходов на эксплуатацию имущества, а вообще не определяется в цифровом ( стоимостном выражении) выражении. Ценой договора оказывается весь бизнес, связанный с эксплуатацией этих коммунальных сетей, включая всю прибыль, амортизационные отчисления, прочие «финансовые заначки» в тарифе , а также доходы от сопутствующего бизнеса.

Факт реализации такой схемы описан в прилагаемой газете «Тюменские Новости», на примере пермского Водоканала. Этот пример известен в России ( было обращение к Президенту РФ) Однако, данная схема также может стать типовой ( и по признакам становится) и может быть реализована не только с объектами водоснабжения, но и со всеми иными коммунальными объектами и во всех других городах России.

Таким образом, в ходе перехода ЖКХ на рыночные условия хозяйствования используются те же схемы, которые применялись в начале 90-х. Договор на аренду подменяется договором на эксплуатацию, тогда как по содержанию договора совершенно очевидно, что речь идет о безвозмездной аренде, поскольку эксплуатирующей коммунальной организации передается весь бизнес. Такая коммунальная организация ежегодно не подписывает у администрации города акты приемки выполненных работ, не производит иные действия, характерные для договора оказания услуг.

Мы это уже проходили на «заре рынка», когда какое-нибудь ИЧП фактически оказывало банковские услуги, а именовало их, к примеру, финансовым консультированием. Налоговые органы хорошо умеют отличать такие вещи, т.е. несоответствие содержания договора его названию. И если налоговым органам поставлена соответствующая задача, то они её решают. В данном случае, такая задача по всем признакам не поставлена. Как следствие, муниципальные бюджеты теряют огромные доходы от управления имуществом, которые должны стать основой их финансовой самостоятельности.

Коммунальные же организации, бесплатно получившиеся доступ к прибыльному бизнесу вне конкурсов и аукционов, получают те доходы, от которых отказались органы местного самоуправления в ущерб интересам горожан.

Кстати радением за интересы граждан, как раз и объясняется, складывающаяся практика безвозмездной аренды, именуемой в договорах эксплуатацией сетей. Аренда, в случае определения её цены, должна быть учтена в тарифе, а это соответственно приведет к его росту. Однако такой рост, во-первых, можно компенсировать снижением издержек и совершенствованием планирования тарифов (в т.ч., более четким учетом численности льготных групп и объемов их потребления). Во-вторых, к арендной составляющей надо привыкать также как к налогу на землю в этом тарифе и платежам за право пользования недрами при эксплуатации подземных сооружений местного значения. В третьих, за счет дополнительных доходов в бюджет: от аренды, налога на землю, платежей за недра можно помочь малообеспеченным гражданам. В – четвертых, можно, действительно, пойти по пути эксплуатации, когда платежи населения будет получать, в конечном счете, муниципалитет и эти платежи будут учитываться в городском бюджете. Тогда аренды в тарифе не будет, а в муниципальный бюджет поступят доходы от всего коммунального бизнеса ( если их конечно не спрячут в тень , но это вопрос контроля). Однако в такой ситуации надо в договоре оговаривать также и судьбу доходов от использования сетей для оказания сопутствующих услуг. В любом случае, это задача решаемая, и решаемая достаточно быстро.

Проблема же настоящего времени состоит лишь в том, что есть большое число заинтересованных сторон, желающих получать прибыль в ущерб интересам муниципальных бюджетов, и пока в регионах явно не проявлена «сила», которая повернет все это в русло государственных интересов.

Итак, выбирая между следующими группами доходов : бюджетными доходами , доходами «серых бюджетов» (МУ , МУПы) и доходами частных компаний , от безвозмездного приобретения прав на коммунальный бизнес, основанный на эксплуатации муниципальных объектов ЖКХ, местное самоуправление сегодня отдает приоритет доходам последней группы , которые меньше всего контролируются Бюджетным кодексом РФ.

Таким образом, в целях защиты прав потребителей услуг ЖКХ необходимо:

1.1.Обеспечить сохранность архивов БТИ и предотвратить введение щадящего режима регистрации в отношении объектов условно отнесенных в настоящем обращении к объектам третьей и второй группы ;

1.2.Провести проверку по всем городам фактов включения жилых домов смешанной формы собственности (70—80 % частного капитала по результатам приватизации) в состав муниципальной собственности и даже в состав муниципальной казны. В случае выявления таких фактов принять меры к отмене документов органов местного самоуправления, которыми существенно нарушены права собственников квартир.

1.3. Проверить полноту отражения муниципальной собственности в муниципальной казне органов местного самоуправления, в том числе по объектам ЖКХ, условно отнесенных в настоящем Обращении к первой и второй группе. Привести понятие «муниципальной казны» в нормативных актах органов местного самоуправления в полное соответствие с Гражданским кодексом РФ. В Тюмени такое существенное различие в формулировках есть, и оно способствует нечеткому отражению муниципального имущества в составе муниципальной казны.

1.4. Предписать органам местного самоуправления очистить (освободить) в жестко установленные сроки земельные участки, за которые будут осуществляться платежи за землю (налоги), от временных объектов коммерческих организаций (в том числе в капитальном исполнении) там, где эти коммерческие организации не смогут предъявить подлинные документы о согласовании размещения объектов с жителями жилых домов, расположенных по близости.

То есть там, где не было проведено согласование размещения временных объектов с гражданами – будущими плательщиками земельного налога ( не было обязательного учета мнения населения) , земельные участки должны быть освобождены. В ином случае, подобным коммерческим организациям необходимо установить сроки (месяц, два), в которые собственники этих временных объектов на земельных участках придомовых территорий проведут согласование временного присутствия таких объектов с гражданами в порядке учета мнения населения . При этом обязанность получить и изучить мнение населения должна быть возложена на данные коммерческие организации вместе с муниципалитетами.

1.5.Необходимо разработать на нормативном уровне процедуру согласования размещения временных объектов (на земельных участках в окрестности дома) с собственниками квартир в лице владельцев квартир и муниципалитетов. Данный нормативно-правовой акт необходимо разработать на федеральном уровне для того , чтобы он одновременно вступил в действие во всех без исключения муниципальных образованиях (иначе они растянут это на годы, поскольку, как было показано выше, такие процедуры согласований муниципалитетам не выгодны). Кроме того, органы местного самоуправления в данном случае имеют свои субъективные интересы и могут действовать как монополисты, ущемляя права граждан.

В этих нормативных актах необходимо детально прописать процедуру учета мнения населения, включающую проверку подлинности представленных мнений населения, гарантию долгосрочной сохранности документов, подтверждающих учет мнения населения, контроль за соблюдением обязательств коммерческих организаций, данных населению при получении его согласия на размещение временных объектов, а также реальные механизмы, позволяющие населению оперативно добиваться сноса временных объектов по истечении установленного для них срока или при нарушении тех условий , на которых они были размещены.

1.6. В градостроительном законодательстве надо более четко определить понятие временных объектов, возможно, исключив из этой группы объекты в капитальном исполнении. Надо также признать придомовые территории (жилые зоны) - рекреационными зонами, т.к. сами муниципалитеты, отказываются утверждать перечень городских рекреационных зон, поскольку это ограничивает их в правах распоряжения этими землями.

Необходимо, «развести» понятии жилая зона, двор, придомовая территория, землеотвод под строительство дома, ввести в законе определенность в той части , за какую территорию граждане будут платить земельные налоги.

Необходимо более четко прописать именно в Земельном кодексе все ограничения в обороте земель общего пользования, а также рекреационных зон, особенно в части, предоставления этих земель коммерческим организациям. Т.е. в законе требуется четко прояснить: если земли общего пользования не могут быть проданы или преданы в аренду коммерческим организациям, в том числе и под временные объекты, то на каких правовых основаниях, эти коммерческие организации могут со своими ларьками появится в жилых зонах, на площадях и т.п. Если таковых правовых оснований нет , то площади, скверы и пр. – надо будет по закону четко определить как исключительную сферу деятельности бюджетных учреждений .

Учитывая при этом, что сейчас бизнес ведется под эгидой учреждений - некоммерческих организаций , основанных на частном капитале , надо ограничить также коммерческое использование придомовых территорий, рекреационных зон и земель общего пользования такими учреждениями ,основанными на частном капитале, мимикрировавшими под бюджетные учреждения .

1.7. Аналогичные процедуры и на алогичных принципах должны быть разработаны для встроено-пристроенных помещений, появившихся в жилых домах в дополнение к первоначальному проекту. В срок один-два месяца , с момента издания соответствующего нормативно-правового акта Правительства РФ , пользователи этих помещений должны провести согласование размещения своих коммерческих объектов с собственниками квартир дома , выполнив поставленные ими условия по восстановлению и улучшению среды жизнедеятельности в окрестности жилого дома, по ущербу, нанесенному внутридомовым сетям и инженерной инфраструктуре дома, по предоставлению информацию о согласовании проектных изменений , о схемах подключения к внутридомовым сетям и условиям договоров о землеотводах и пр. (что должно было быть сделано ранее, согласно Градостроительного кодекса РФ), а также по возмещению нанесенного ущерба в связи с игнорированием требований по учету мнения населения (данные коммерческие организации имеют право регрессного иска к муниципалитету, давшему им разрешение на строительство без учета мнения населения и с нарушением прав собственников).

Поскольку учет мнения населения и согласование с собственниками будет проводиться в порядке «обратной силы», то собственники встроено-пристроенных помещений должны быть ограничены в предъявлении прав на долю собственности в помещениях общего пользования жилого дома, внутридомовые и подводящие сети (сети, не находящиеся в собственности муниципалитета или иных организаций) .

1.8. Необходимо создать базу данных о внутридомовой инфраструктуре (сетях) в жилых домах и условиях её эксплуатации, в том числе об имеющих место нарушениях проектных решений. Базу данных о собственниках, об эксплуатирующей организации и балансодержателях (о балансодержателях - в случае, если речь идет о собственности юридического лица, т.к. собственность физического лица, не может учитываться в бухгалтерском балансе, поскольку бухгалтерии у физического лица нет, а учет его имущества на чьем-то балансе - это нарушение прав собственника). Данные о границах эксплуатационной ответственности. Данные об условия подключения к внутридомовым сетям коммерческих организаций, офисы которых размещены в помещениях общего пользования, либо встроено пристроенных помещениях.

1.9. Необходимо взять под контроль передачу муниципальных сетей в эксплуатацию, в том числе, правильность определения цены услуг и соблюдения требований закона о размещении муниципального заказа.

Актуально оценить «потери» муниципальных бюджетов при безвозмездной передаче всего бизнеса в ходе безвозмездной эксплуатации коммунальных сетей.

Целесообразно исключить взаимозависимость структур, призванных контролировать друг друга, в том числе, в части полноты поступления доходов и собственности в муниципальный бюджет и муниципальную казну.

1.10. Принять превентивные меры в отношении тенденции: «уводить» реальную прибыль от управления коммунальными муниципальными сетями из тех сфер, которые уже попали или в ближайшее время попадут под пристальное внимание Правительства РФ, в том числе, из «белых бюджетов» - в «серые бюджеты», из «серых бюджетов»- в «бюджеты» коммерческих организаций, основанных на частном капитале (без адекватного возврата части доходов в бюджеты муниципальных образований).

1.11. Обнародовать в СМИ тенденции в ЖКХ в серии публикаций, т.е. дать «пиар-информацию» , «пиар-сигнал» населению о том, что Правительство осведомлено о нарушении прав потребителей коммунальных услуг и в ближайшее время «придёт им на помощь».

II. Cброс ответственности. Кредиторская и дебиторская задолженность

2.1. Долги перед государством и юридическими лицами

Продолжение 2-13 главы аналитики следуют

Все материалы раздела «Мировой рынок нефти и газа»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС