Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Музей «Петра и Павла» и «флигель Ярославны» на Чистякова - Ожаровской. Художницы и Джованнины о мечте и реальности. И в Иверии, и на реке Сить

    • 22 верстовой столб у Царского села - ныне города Пушкин
    • Аббатиса и её «луковичные» вершины. Художник Людмила Пивоварова
    • Анонс выставки В.Ярославовой и Л.Пивоваровой в Доме-музее П.П.Чистякова . На афише - А.А.Ярославов в юности и зрелости
    • Улица Ожаровского - деда главы СЕИВ Конвоя П.А.Черевина, следы которой уже почти не найти. Ныне улица Чистякова./4/
    • Дом музей П.П.Чистякова. Отдел научно-исследовательского музея Российской Академии художеств
    • Художник Заур Цхадая - учитель В.Ярославовой и Л.Пивоваровой. © Фотография Павла Кузнецова./7/
    • Балерина. Художник Заур Цхадая. Фотография сделана в гостиной его мастерской . 22 марта 2014 года
    • Пейзаж. Художник Виктория Ярославова
    • Пейзаж. Художник Виктория Ярославова
    • Дождь в Венеции. Виктория Ярославова
    • Шестоковская церковь - Грузинский приход в Петербурге , где расписывал иконостас Заур Цхадая. Помогала В.Ярославова. Подворье Шестоковско-Шелтомежского монастыря у места битвы на реке Сить
    • Флигель «Плач Ярославны» в Доме–мастерской П.П.Чистякова , напоминающий о «Слове о Полку Игореве», автором которого является супруга Василько , погибшего на реке Сить./1/
    • Автопортрет В.Е.Мейер – Чистяковой , дочери Е.Е.Мейера , которая «оставила живопись ,потому что она приносит мало пользы».Дом-музей П.П.Чистякова./3/
    • Иоганн Мейер , проживавший в комнатах домовладельца Ярославова на пересечении Большой Морской и Кирпичного пер. в д. №13
    • Дом Ярославова на углу Кирпичной и Большой Морской,где жил Иоганн Мейер. На современной карте
    • Домовладение Ярославова на улице Большой Морской , где проживал Иоганн Мейер
    • «Лагерь» - картина Мейера, музей А.С.Пушкина ,автором которой считают Иоганна Якоба Мейера. Но вероятно - авторство Егора Мейра./5/
    • «Кисловодская крепость» - картина Мейера , музей А.С.Пушкина ,автором которой считают Иоганна Якоба Мейера. Но вероятно - авторство Егора Мейра./5/
    • «Горное озеро» - картина Егора Егоровича Мейера – отца В.Е.Мейер – Чистяковой во время его путешествия на Амур.J.J.Meier
    • Казачий пост в Абакане. Художник Егор Егорович Мейер./5/
    • О том , как устанавливали авторство на картины Е.Е.Мейера – отца В.Е.Мейер -Чистяковой ,след которого исчезает вместе со следом его шефа Князя М.С.Воронцова
    • Фонтаны в Петергофе. Художник Иоганн Якоб Мейер./6/
    • Царское село.Художник Иоганн Якоб Мейер./5/
    • Джованина. Художник Павел Петрович Чистяков.www.vsdn.ru
    • Портрет дочери Джулио Литта Ю.П.Самойловой с Джованиной Пачини. Художник Карл Брюллов./2/
    • Леонардо да Винчи. Мадонна Литта. "Млекопитательница". Икона привезена Командором Мальтийского ордена Джулио Литта. Эрмитаж./7/
    • Ченстоховская икона Божией Матери. Рана на ланите. Празднование 19 марта вместе с иконой Шестоковской Божией Матери./8/
    • Богоматерь в одеждах герба Меровингов. Храм Великой княгини Ольги, Михайловское. 8 сентября 2012 года.Наталья Ярославова
    • «Секирная гора». Соловецкие острова. Людмила Пивоварова
    • "Фигура на Камне" . Людмила Пивоварова
    • Человек , который боится услышать птиц. Людмила Пивоварова
    • «Бараки в Кеми» , Молчание , «Пейзаж с башней» – выставка в Пскове «Соловки».СЛОН -соловецкий лагерь особого назначения. Людмила Пивоварова
    • «Зимние слоны в Берлине».Людмила Пивоварова. 2014 год
    • Портрет Александра Андреевича Ярославова с внучкой Людмилой Пивоваровой. Худ.Л.Пивоварова.
    • Портрет заслуженного юриста Александра Пивоварова. Худ. Виктория Ярославова
    • Церковь Рождества Иоанна Предтечи в Москве - бывший грузинский приход , в стене баптистерия которой - закладные доски Ярославовых
    • Закладные доски четы Ярославовых и грузинского владыки Романа (Эристави) в Храме Рождества св. Иоанна Предтечи на Пресне
    • Костел Св. Иоанна Предтечи в Царском селе , построенный под руководством Ожаровских. Усыпальница Ожаровских , фамилией которых ранее называлась улица Чистякова./6/
    • Автопортрет Павла Петровича Чистякова , родившегося в день Николы Тульского , у церкви которого в Казани была обретена Казанская икона Божией Матери

© Наталья Ярославова – Чистякова
2 апреля - день рождения Карла Великого и
Игоря Святославича, князя Новгород-Северского,
Героя «Слова о полку Игореве» -
4 апреля – пир для Князя Новгород-Северского
Святослава Ольговича, первое упоминание о Москве
2014 год

Город Пушкин, получивший известность, как «Царское село», находится у 22 верстового столба. И есть в этом городе Пушкин улица Чистякова, начинающая у музея П.П.Чистякова, выдающегося художника и учителя В.И.Сурикова, имя которого сейчас носит Московский государственный академический художественный институт, выросший из художественных классов Михаила Орлова - сына Татьяны Федоровны Ярославовой ( «Сын национального героя Греции и Спаситель Парижа Михаил Орлов - основатель Художественных классов в «Доме Шубина» и Художественного училища на Мясницкой 21»).

Мартовским поводом посетить этот музей Чистякова была художественная выставка в нем - двух дочерей Натальи Ярославовой «Каждая о своем», анонсированная мною ещё в октябре, в статье «Christmas Carol - Чистый звук… Гатчинские картины пушкинской художницы Виктории Ярославовой».

На афише выставки , разделенной по подобию гербов , совмещенные половины двух картин внучек заслуженного юриста Александра Ярославова: стильного - в молодости, и в возрасте , перед уходом. Картины разные. Каждая о своем… как они и назвали свою афишу.

Ещё в ноябре прошлого года , познакомившись заочно с картинами Людмилы Пивоваровой - родной сестры Виктории Ярославой, я подумала о том, как заметно влияет «годовой оборот» на выбор тем. И дело не в том, что одна из сестер, родившаяся весной, рисует , образно, «весну» и «красками весны», а другая, чей день рождения осенью - осень. Дело в восприятии, во взгляде, в настроении, в ощущении времени. И если ещё в 90-х годах я обращала внимание на то, что астрология политиков влияет на политическое будущее, то теперь наблюдала это у двух сестер, действительно, разных в их творчестве.

Одна - сеятель мечты. Другая - собиратель реальности.

Из присланных мне ещё осенью картин Людмилы Пивоваровой , я выделила монахиню. При первом взгляде, мне почему-то подумалось, что она играет в шахматы. И память ассоциативно воспроизвела иллюстрацию к собственной статье о шахматах Карла Великого. Это фреска на гербе царицы Нефертари за шахматным столом. Рассматривая картину уже в увеличенном варианте поняла, что это не шахматные слоны , а купола миниатюрных церквей, по подобию архитектурных макетов , коллекция которых хранится в старинном здании Академии художеств Петербурга. При этом, лишь отчасти проявленный образ лебедя, в моем восприятии, добавлял притягательности этой картине. Т.е. я сделала «поправку» к собственному прочтению, но первая ассоциация «шахматы - монахиня», напомнившая мне книгу «Восемь», продолжала «жить самостоятельно». И оттого интересно было представить на одном полотне: монахиню, мечтающую о храме, и Ришелье либо Талейрана - за шахматным столом.

У меня есть предощущение, что монахиня выглядела бы - величественнее.

Были вопросы, без ответов в этом анонсе. Отсюда - интерес посмотреть наяву. Тем более, название музея совпадало с одной из моих фамилий, также как и фамилия мамы художниц.

И вот время мартовской выставки пришло.

И моя дорога ложилась в город «Египетских ворот» - любоваться «исторической мозаикой» сплетений архитектуры и судеб, вместе со «сплетением судеб», в образах Бориса Пастернака ( «Зимняя ночь»).

Также , как и увидеть 22 верстовой столб Царского села , впервые запомнившийся мне по дороге в Гатчинский Приоратский дворец, в октябрьские дни 2012 года ( Пушкин. Шпили и башни).

Верстовые столбы - достопримечательность этого, изначально конного пути из Петербурга в Москву. И оттого, рассказывая о селе Царском, экскурсовод тогда, в октябре 2012 – го, выделил вот эту состоявшуюся данность: о 22 версте и 22 верстовом столбе.

Данности этой 300 лет. Ведь город основан ещё при Петре I , как императорская загородная резиденция. А где Петр – там и Брюс , шотландец королевских кровей , вместе с которым появились «астрологические расчеты» города ( «От боярина Медведева-Ярославова (Матвеева) до «алхимического» плана Исаака Ньютона для города Петра I» ).

И вот эту его прозрачную определенность шотландский Брюс оставил потомкам: « 22 верста от Фонтанки - до села Сарское».

От Фонтанки … Т.е. - от притока Невы и Фонтанов Летнего сада, разрушенных во время наводнения 1777 года.

Изначальный План Петра отличался от современного , о чем шла речь в статье, написанной по «гатчинским мотивам»: «Франки на Севере: Зверинец и Приорат Григория Орлова в Гатчине , у Погоста Великой княгини Ольги» :

«…По дороге в Гатчину, был ранее город София. Ведь Петр I организовал всего 8 губерний. И там, где сейчас Гатчинский уезд у него был Софийский уезд. Павел I не обращал внимания на город Софию. А Александр I вообще упразднил…Похоже, что « с водой выплеснули ребенка».

От Фонтанки до Сарского села и Софии 22 эксклюзивных верстовых столба…

По дороге - Чесменский дворец на Лягушачьем болоте, что мне напомнило Ярославово - Лягушино, получившего второе имя Лягушино после восстания самозваного Петра III- «француза» Емели Пугачева в районе Бирска и Табынска…

Менялись правители. Отчасти приписывали себе достижения предшественников. Отчасти стирали их память…».

Стерта была память, как видим, и о Софии Премудрости. Город был поглощен Царским селом.

Переименованное же в Пушкин Царское село прежде имело название - Сарское, ассоциирующееся в эти мартовские дни не столько с Сар (месть) , из названной выше книги «Восемь» или - «Шахматы Карла Великого» , сколько с Сарой.

Сара в переводе - вода. Я однажды уже упоминала об этом в связи с версией названия Сарапула - одного из городов моих предков Ярославовых , а также казанского Крестного хода с Березовской Чудотворной иконой Николы Закамского - аналога моложской иконы XIII века:

«…Начинающий писатель Андрей Камов (псевдоним), родом из Сарапула, высказывает версию о том, что название города произошло от Сара - Вода…» ( "Святая Елизавета и Никола Закамский: Староверие Прикамья возобновляет традиции крестного хода по Каме").

Вот эту самую, сарапульскую историю о «Саре и Воде» я и вспоминала в разговоре с Викторией Ярославовой, уже после выставки, в Петербурге, по дороге к её учителю Зауру Цхадая.

Мы разговаривали о женах художников. О жене художника П.П.Чистякова - урожденной В.Е.Мейер , талантливой художнице и дочери живописца Е.Е.Мейера, полностью посвятившей себя супругу после брака и оставившей собственное творчество. О жене художника Заура Цхадая - тоже художнице, в чем – то повторившей выбор В.Е.Мейер. И так складывался разговор, что я вспомнила про раввина Кадури , Великую княгиню Ольгу и Великую княгиню Елизавету Федоровну, и провела мысль о том, что еврейское женское имя Сара , возможно, несет в себе понимание того, что «женщина-Вода». В пример, привела историю раввина Ицхака Кадури: «его первая жена, Сара, умерла в 1989 году. Рав утверждал, что у него пропало былое ясновидение и возможность глубокого понимания Торы». И он женился во второй раз.

Заур Цхадая, по дороге к которому мы разговаривали о женах художников, пригласил меня к себе в художественную мастерскую ещё на выставке Виктории Ярославовой и её сестры Людмилы Пивоваровой, в доме – музее имени Павла Петровича Чистякова.

Мне был интересен и сам художник Заур Цхадая, и тема учителя. Ведь П.П.Чистяков известен его педагогической деятельностью:

«В историю русской художественной школы Чистяков вошел, как создатель оригинальной системы подготовки живописцев… Его методика обучения продолжила педагогическую практику лучших мастеров Академии художеств… Классические традиции академической школы П.П.Чистяков достойно сочетал с демократическими завоеваниями современного ему реалистического искусства. Под влиянием Чистякова сформировалось целое поколение русских художников… Не случайно В.В.Стасов назвал П.П.Чистякова «всеобщим педагогом русских художников», а И.Е.Репин – «общим и единственным учителем».

Об этом рассказывает приобретенная мною в музее книга «Дом музей П.П.Чистякова» автора Елены Борисовны Чуриловой.

Музей П.П.Чистякова - один из пяти отделов и филиалов Научно-исследовательского музея Российской академии художеств.

Другие четыре - это Музей-усадьба Репина «Пенаты» (пос.Репино), музей квартира И.И.Бродского (пл.Искусств, С-Петербург) , музей квартира А.И.Куинжи (Биржевой пер. С-Петербург) и мемориальная мастерская С.Т.Коненкова в Москве (ул. Тверская 17).

Т.е. четыре Музея именитых художников и одновременно - отдела (филиала) Научно-исследовательского музея Российской Академии художеств. находятся в Санкт - Петербурге и окрестностях, а один - в Москве, на Тверской.

В городе Пушкин, где живут Виктория Ярославова и её сестра , из названных пяти российских уникальных музеев, находится именно музей П.П.Чистякова. А Пивоваровы-Ярославовы выбрали город Пушкин , как я понимаю, ещё и потому , что отец молодых художниц - потомок Денисовых, родом из псковских пушкинских мест. Отсюда и предопределенность в том, что фамилия Ярославова прозвучала рядом с фамилией Чистякова - автора двух знаменитых картин , на которых изображены ключевые для рода Ярославовых события.

Первое - конфликт внуков Дмитрия Донского, вследствие которого в истории России появилось два Василия Косых. Один из них Князь Василий Косой Оболенский - отец родоначальника князей Ярославовых, Псковского князя - Ярослава Васильевича Оболенского. Копией этой знаменитой картины П.П.Чистякова "Великая княгиня Софья Витовтовна на свадьбе великого князя Василия Темного в 1433 году срывает с князя Василия Косого пояс, принадлежащий некогда Дмитрию Донскому" я иллюстрировала свою статью 2009 года о супруге князя Пскова Ярослава Оболенского - Княгине Оболенской-Сабуровой:

«Сабуровы: Царедворцы и Царица , княгиня Оболенская (Сабурова) - родоночальница князей Ярославовых».

Вторая картина П.П.Чистякова , имеющая особое значение для нашей фамилии, называется "Патриарх Гермоген отказывает полякам подписать грамоту" .

Важной является и сама фигура Гермогена, и тот факт, что именно Гермоген обрел Казанскую икону Божией Матери около церкви Николы Тульского в Казани, вскоре после ссылки в Казань и казни Князя Александра Ярославова Ярославского - потомка Князя Пскова Ярослава Оболенского ( "Бирское «Рюриково городище» и Климент Ярославов - староста Архангельского - Бирь , контролировавший Перевоз через реку Белую").

Названная Тульская икона Николы уберегла Тулу от Дивлет - Гирея. Случилось это 22 июня 1552 года. И в эту дату 5 июля ,по новому стилю , ежегодно отмечается день Николы Тульского.

Удивительное же «сплетение судеб» состоит в том, что 5 июля , в день Николы Тульского, родился художник Павел Петрович Чистяков.

И если Гермоген у церкви Тульского Николы обрел икону Казанской Богородицы, то Павел Петрович Чистяков получил известность, после его картины о Гермогене.

Дата 5 июля обсуждалась и в моем разговоре с заведующей музея . Так получилось, что она лично провела меня по залам этого дома—мастерской художника. И в завершение нашего общения сказала , что ежегодно в день Петра и Павла музей отмечает день рождения П.П.Чистякова и здесь собирается интеллигенция Петербурга , чтобы почтить талант мастера.

«Почему в день Петра и Павла?» - спросила я . Она ответила : «Потому что художника звали Павел Петрович и это близко к 5 июля» .

Ну да, конечно, Петр и Павел …

«Не забудьте» – сказала мне директор музея.

«Не забуду» - ответила я. «Ведь я живу около церкви Петра и Павла в Петергофе , и именины города отмечаются в день апостолов Петра и Павла».

Факт чрезвычайно интересный , но календарь именно святого патриарха Гермогена, обретшего Казанскую икону Божией матери Одигитрию хранил Николай Павлович Ярославов - сын Павла Ярославова и племянник Петра Ярославова, отправивший с Петропавловской улицы в Ярославле , где он жил, одно замечательное письмо, если говорить, опять же, об истории фамилии Ярославовых ( "Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави").

И однажды в день Петра и Павла в Петергофе , уже со мной, произошло чудесное событие, след которого я сохранила в статье о Петре I, названной цитатой Михаила Ломоносова «Се Бог твой , о Россия... Петр Первый : «родственник Христа» , Воин Света или Мессия?...».

В день города Петергофа 12 июля, повернув за угол ограды Собора Петра и Павла, я неожиданно «в лобовую» столкнулась с Крестным ходом, где главной иконой верующих были не иконописные Петр и Павел , а «Богородица в белом без ребенка», как она изображается на картинах Благовещения и на Царских вратах Казанского собора Петербурга. Так мне представилось в 2008 году, когда я ещё не была знакома с историей редких Богородичных икон, где она изображается - одна. А обращать внимание на такую иконографию стала лишь только после, вот этого, Крестного хода, удивившего меня «Женой, облаченной в солнце». Лучи солнца в тот момент осветили икону , и она засияла «золотыми вкраплениями».

Когда же я стала искать образ «Женщины в Белом» в петергофском Соборе Петра и Павла, то поняла, что это икона Великой Княгини Елизаветы Федоровны, дважды побывавшей на месте явления в XVI веке иконы Николы Закамского, где четыре века спустя родилась и я. В дни обретенной Гермогеном иконы Казанской Божией Матери, родственную ей икону Николы Закамского , как раз, и везут по воде в город Сарапул, названный, как считают, от «Сара – Вода». Соответственно, мною и высказывалась гипотеза о том, что Никола Закамский связан с Николой Тульским , день которого отмечается 5 июля.

Сара – пул. Много воды. В этом месте Кама особенно полноводна. Возможно, действительно от её полноводности и родилось название Сарапул. Хотя в Сарапуле есть и интересная Старцева гора. Раньше она называлась Старческой. А свое «название получила от старцев - отшельников живших на горе… Со Старцевой горой связано и множество городских легенд о Н.А. Дуровой, Е.И. Пугачеве, Иоанно-Предтечинском старцевогорском монастыре. А легендарная сарапульская воительница «в мужском платье» Н.А. Дурова, состоявшая ординарцем при Кутузове во время войны 1812 года, назвалась, отчего-то, мужским именем Александр Соколов….

Это опять же к вопросу о женщине рядом с мужчиной, в т.ч. с мужчиной - художником, о чем заставляет задуматься феноменальный выбор жены П.П. Чистякова - В.Е.Мейер.

В доме - музее П.П.Чистякова хранится автопортрет его будущей супруги, написанный ею в ранней молодости , за который она была удостоена серебряной медали.

Действительно, трудно поверить , что в таком юном возрасте молодая художница могла создать произведение столь высокого уровня . Не верили, по рассказам, в это и современники. И некоторые из них даже ранили художницу намеками о том , что в создании автопортрета ей не мало помог её отец - живописец Е.Е.Мейер, умерший через четыре года после её последней награды за картину, изображающую «крестьянскую девушку, считающую деньги».

Картины самого Е.Е.Мейера , надо сказать, и сегодня путают с картинами не менее знаменитого И.Я.Мейера. Идентификации картин двух живописцев с фамилией Мейер, с целью различить авторство, посвящено целое исследование Махлевича Я.Л.: «Живописные виды императорских дворцов и садов в окрестностях Санкт-Петербурга. По рисункам И.Я. Мейера.

Фамилию же Мейер , в беседах в доме-музея П.П. Чистякова, я выделила , прежде всего, потому , что встречала её в своих исследованиях по истории рода. В Петербурге, в домовладениях Ярославова , имеющего отношение к коммерции и торговле с Пруссией, жил Мейер (Меер) Иоганн . Поэтому, уже ранее, я обращалась к поиску Мейера Иоганна и читала статьи о художнике с таким именем, авторе живописных видов дворцов Петергофа и Пушкино, и побывала в доме коммерсанта Ярославова на углу улицы Кирпичной и Большой Морской, где жил знаменитый акварелист , батальные картины которого хранятся в музее А.С.Пушкина - такова была гипотеза. Напомнили мне эту историю о Ярославовых недавно Денисовы, потомки братьев архитекторов Берниковых, проживавших недалеко - на Малой Морской и состоявших с Ярославовыми в родстве, прямом и крестном .

Поэтому, когда я услышала о фамилии жены П.П.Чистякова - Мейер, также, как и о том , что она – дочь художника, то подумала , что это дочь И.Я. Мейера. Но выяснилось, что её отец Егор Егорович Мейер (Георгий Георгиевич) , происхождение которого таинственно. «Родился в Новгороде, «от свободного состояния иностранного негоцианта Мейера и незнакомой особы».

В исследовании Я.Л.Махлевича говорится о том, что было «два Иоганна Якоба Мейера. Об одном сообщается, что он родился в 1811 году близ Цюриха, работал в Цюрихе, где и выставлял в 1842 и 1844 карандашные портреты и миниатюры. Другой — пейзажист и гравер (1787—1858), родился в Мейлене на Цюрихском озере, умер в Цюрихе…». Вероятно, в контексте дома Ярославова на перекрестке Большой Морской и Кирпичной речь идет о первом Иоганне. А вот второй Иоганн Якоб Мейер, присутствовавший в качестве наблюдателя «на театре военных действий Кавказа, как пишет автор , познакомился там с Ниной Чавчавадзе, вдовой А. Грибоедова, со многими декабристами, сосланными на Кавказ, с людьми, знавшими М. Лермонтова».

В цитируемом исследовании есть описание и одной из картин кавказского периода, имеющей отношение к теме настоящей статьи:

«…Четыре белые точки близ генеральского ворота — четыре аккуратных прикосновения кисточки не могут быть ни чем иным, кроме орденского креста…Склоняемся в пользу командующего войсками Кавказской линии генерал-лейтенанта В.О. Гурко…. Мы любуемся яркой одеждой всадников: темно-синие черкески с алыми газырями, алые же бешметы и верхи мохнатых шапок. Красиво, ничего не скажешь!.. Но, оказывается, это не просто живописная экзотика, а форма, присвоенная Кавказскому линейному казачьему полку, который был поселен вдоль Кубани чуть восточнее Екатеринодара…».

Мне знакома эта история о Гурко и Кавказском линейном казачестве, в связи с собственной публикацией о правнуке М.М.Ярославой - П.А.Черевине «Казачий Полковник» П.А.Черевин – основатель охраны Российских Императоров и Освобождение Софии от османского ига».

Памятник Павлу Александровичу Черевину и масону Владимиру Иосиповичу (Осиповичу) Гурко, в свое время начальнику штаба графа М.С.Воронцова, поставлен недавно в болгарской Софии.

«В годы, когда генерал П.А. Черевин освобождал город Софию, он одновременно возглавлял и Кавказскую казацкую кавалерийскую бригаду и Восьмую донскую батарею, и в этой ипостаси упоминается при взятии столицы Болгарии.

Монумент установлен в софийском районе Требич «в память первых подразделений русской армии, вошедших в Софию. Ими были Кавказская казацкая кавалерийская бригада и Восьмая донская батарея из корпуса генерала Гурко под командованием генерала Петра Черевина.

…Командир Собственного конвоя флигель-адъютант полковник П.А. Черевин в сентябре 1877 г. вступил во временное командование Кавказской казачьей бригадой, которая входила в состав отряда генерала И.В. Гурко… Это было очень характерное для Черевина перемещение. Он – храбрый кавалерийским офицер, и ему требовалось живое дело…»

Матерью П.А.Черевина - правнука М.М.Ярославовой была урожденная Ожаровская Анна Францовна.

А «в городе у 22 верстового столба», называемом теперь именем Пушкина, была улица Ожаровская, история которой такова:

«Ожаровская улица в г. Пушкине, начинающаяся от Московского шоссе в месте, где стоит дача-музей, переименована в улицу Чистякова по решению исполкома Ленгорсовета от 1 б октября 1978 года».

Об этом рассказывает статья «Московское шоссе 23 . Дом-музей художника Чистякова П.П.»

В статье впервые публикуется и фотография флигеля «Плач Ярославны».

«Еще в 1895 году в мастерской Чистякова появилась Ольга Комарова (в замужестве Форш) и стала брать уроки живописи. Окончательно сблизили семью Ольги Дмитриевны с Чистяковым 1910-е годы. Тогда в небольшом двухэтажном флиге¬ле, названном Ольгой Дмитриевной за его самобытный облик «Плачем Ярославны», писательница жила с детьми. … В этом флигеле их навещали служившие в царскосельском военном госпитале императрица с дочерьми».

Т.е. улица Чистякова в городе Пушкин раньше называлась Ожаровская….

И был на этой улице Ожаровской дом художника П.П.Чистякова с флигелем «Плач Ярославны»…

А братом матери П.А.Черевина - Анны Францовны Ожаровской называют Константина Францевича графа, гофмейстера Двора ЕИВ , похороненного в городе Пушкин «в костеле Усекновения Главы Иоанна Предтечи в Царском Селе».

Здесь же, в костелe Усекновения Главы Иоанна Предтечи похоронен и дед П.А.Черевина – Франц Петрович Ожаровский, управляющий Царского села ( Ожаровские Адам и Франц Петровичи).

Именем Ф.П.Ожаровская - предка П.А.Черевина и названа улица Ожаровского, ныне Чистякова.

Католический Костел Усекновения Главы Иоанна Предтечи на Дворцовой улице строился особым комитетом под председательством брата Франца Петровича - Адама Петровича Ожаровского , женатого на Марии Павловне Скавронской ( в первом браке Пален). Начало строительства относят к 1825 году:

«Постройкой заведовал особый комитет под председательством генерал-адъютанта А.П. Ожаровского, а средства на строительство были пожалованы Императором Александром I и Его Семьей» ( Римская католическая церковь Св. Иоанна Крестителя).

Ныне в Костеле Усекновения Главы Иоанна Предтечи на Дворцовой улице находится икона Фатимской Божией Матери - «Тобою единство» (Францисканцы в Петербурге).

Пален, Энгельгард, Литта , Багратион, Ожаровские.

В этом и объяснение того, что у правнука П.Палена его крестной была П.И.Ярославова и император Николай I.

«Жена Алексея Михайловича Ярославова - Параскева Ивановна Ярославова и император Николай I были воспреемниками при рождении внука Великого канцлера Мальтийского ордена, барона фон дер Палена» (Капелла Александра Невского и Сергиева пустынь: духовники и рыцари Русских цариц в Петербурге).

Алексей Михайлович Ярославов - это брат Марии Михайловны Ярославовой. А сын Марии Михайловны Ярославовой Дмитрий Петрович Черевин был флигель-адъютантом императора Павла I, кавалером ордена Иоанна Иерусалимского (Мальтийский крест).

История Ожаровских , Энгельгард, Скавронских через графа М.С.Воронцова, и художника Е.Е.Мейера связана с историей В.Е.Мейер – супруги П.П.Чистякова, именем которого теперь названа улица Ожаровского в бывшем Царском селе.

Родственные связи, имеющие значение в этой истории, таковы.

Супругой Адама Францовича Ожаровского была Мария Павловна Скавронская (Пален, Ожаровская) – дочь Екатерины Васильевны Энгельгард (Скавронской, Литта). Фамилия Литта - от Джулио Литта, Командора Мальтийского ордена и брата кардинала Лоренцо Литта, который приехал в Россию с целью:

«..разрешить спор об острожском наследстве. Это - программа минимум. Но была еще и программа максимум: покорить сердце любимой женщины – Екатерины Скавронской, несмотря на данный при вступлении в орден обет безбрачия, жениться на ней, а еще… объединить два народа в единой вере…

Павел не только разрешил все проблемы с острожским наследием, но пошел гораздо дальше…27 октября 1798 года он стал Магистром Мальтийского ордена. Граф Джулио Ренато Помпео Литта, привез ковчег с частью десницы Иоанна Крестителя и был назначен шефом Кавалергардского полка - личной охраны Великого магистра».

Острожское наследство я выделила здесь ещё и потому, что женой Константина Острожского - «некоронованного короля России» была Александра Ярославова – Тышкевич. И он - ключевая фигура.

Родная сестра Екатерины Васильевны Энгельгард (Скавронской, Литта) - Александра Васильевна Энгельгард (Браницкая ) - супруга коронного гетмана Польши. Это племянницы Потемкина - Таврического по их матери Елене Александровне Потемкиной - Энгельгард.

Племянница же Екатерины Васильевны Энгельгард (Скавронской, Литта) , по её сестре Александре , стала - супругой графа М.С. Воронцова

Можно сказать иначе. Супруга Адама Ожаровского-сына Великого польского гетмана коронного была двоюродной сестрой супруги Графа Михаила Воронцова, поскольку их матери были родными сестрами.

Начальником штаба у графа М.С.Воронцова состоял, названный мною выше, масон В.И.Гурко, с которым брал болгарскую Софию П.А. Черевин - правнук М.М.Ярославовой

Тогда как отец В.Е.Мейер – Чистяковой был художником при графе М.С. Воронцове.

Об этом рассказывает статья «Пушкин-Царское Село. Музей-дача П.П.Чистякова»:

«В 1839 году Егор Мейер стал вольноприходящим учеником Академии художеств в Санкт–Петербурге… В 1841—1842 гг. он участвовал в экспедиции географа и геолога П. А. Чихачева по Восточному Алтаю и Западному Саяну «для снятия видов с натуры». За виды из этой экспедиции «Цепь гор Шабарине-Ола с долиной и рекой Олаш в китайской провинции Уло–Тай» и «Ущелье Карасу близ китайской границы» в 1843 году получил в Академии художеств серебряную медаль 1-й степени…

В 1844 году жил в Одессе. В начале 1845 года он был направлен на Кавказ, в качестве художника при графе М. С. Воронцове. Весной 1845 года Мейер женился на Софье Васильевне Черниковой … Осенью 1853 года получил звание академика Императорской Академия художеств. В 1855 году Е. Е. Мейер отправился в путешествие по Сибири и на Амур…. И оказался единственным художником, запечатлевшим легендарный фрегат «Паллада» в Императорской Гавани до его потопления…», Будучи на Амуре рисовал буддийские памятники Тырского утеса, о чем рассказывает статья «Неизвестные автографы академика живописи Е.Мейера на Амуре». Егор Егорович Мейер «умер в больнице Св. Марии Магдалины...

Дочерью вот этого Е.Е.Мейера была В.Е.Мейер - Чистякова. И получается, из содержания этой истории , что батальные сцены на Кавказе рисовал именно отец супруги П.П.Чистякова, а не Иоганн Якоб Мейер.

Ведь именно Е.Е.Мейер был художником при графе М.С.Воронцове, основателе Ейска и Бердянска, выбравшего для них и названия городов( Основателем Ейска был князь Михаил Семенович Воронцов).

«… Умер граф Воронцов в Одессе и был похоронен в Преображенском соборе. В середине 30- х годов Преображенский собор был взорван. Прах светлейшего князя и его супруги Елизаветы Ксаверьевны вывезен. Сердобольные нищенки наутро тайком подобрали бренные кости и похоронили в двух могилах на Слободском кладбище…. В Ейске большевики стерли имя блистательного вельможи с лица земли, разрушили храм, построенный в его честь, и переименовали улицы его имени. И лишь по какому-то странному упущению сохранилось название соседнего села – Воронцовка…»

К генерал – губернатору М.С.Воронцову, в бытность его в Одессе, был прикомандирован А.С.Пушкин. Роман Пушкина с супругой Воронцова завершился ссылкой поэта в Михайловское, в глушь Псковской губернии ( Еврейский талисман Пушкина).

«Воронцова при расставании с Пушкиным подарила ему золотой перстень-печатку с … каббалистическими знаками - надписью на иврите: «Да будет память его благословенна». Перстень был с камнем «сардионом», что связано с Сардинией.

Это известная легенда….В 1883 г. после смерти И.С.Тургенева перстень …был передан в музей Александровского лицея Полиной Виардо-Гарсия со следующей запиской писателя:

«Перстень этот был подарен Пушкину в Одессе княгиней Воронцовой. Он носил почти постоянно этот перстень (по поводу которого написал своё стихотворение «Талисман») и подарил его на смертном одре поэту Жуковскому. От Жуковского перстень перешел к его сыну, Павлу Васильевичу, который подарил его мне. Иван Тургенев. Париж. Август 1880…».

На перстне , подаренном А.С.Пушкину изображена Виноградная лоза. Это важно. Так изображается лоза Неманичей.

Однако история об улице Ожаровской-Чистякова и костеле, где похоронены Ожаровские, будет не полной, если не упомянуть о «Богородице Литте» , привезенной Джулио Литта (Аттил) в Россию, и его дочери Юлии Самойловой , главной героине картины «Последний день Помпеи», известной её изображениями с Джованиной Пачини.

Богородица Литте - это Млекопитательница.

И командор Мальтийского Ордена Литта не первый привез её в Россию.

После поездки в Савво-Крыпецкий монастырь , устав которого был утвержден при князе Пскова Ярославе-Оболенском, я занималась темой Лавры Саввы Освещенного и Хиландара.

Наиболее известной является Млекопитательница Хиландарского монастыря. Это эволюция от Артемиды Эффеской многогрудой.

Поэтому я написала :

«Псковский Кром - это Артемида Эфесская! Псковский Кром - это «Млекопитательница»!»,

в своей статье: «Савво-Крыпецкий монастырь Иоанна Богослова , основанный при князе Пскова Ярославе Оболенском».

Задуматься об этом побудили несколько важных деталей Псковской архитектуры, в т.ч. Перси Псковского Кремля, что в переводе означает - грудь.

«В иконографии «Млекопитальница» - Богородица, изображённая кормящей грудью Младенца Иисуса. … На Руси встречается редко. Почитаемый в Италии образ «Млекопитательницы» находится в базилике Сан-Джованни - Эванджелиста Равенне».

Сан-Джованни - Святой Иоанн.

Имя Джованнина видится связанным с Сан-Джованни.

И вот эти две Джованнины:

Джованинна с Юлией Самойловой, дочерью Джулио Литта уехавшей в Италию.

Джованинна, которую рисовал Павел Петрович Чистяковой в Италии.

Случайно ли П.П.Чистяков там оказался рядом с Джованинной ? И не та ли это Джованнина, которая изображена девочкой, рядом с Юлией Самойловой - юридически дочерью Павла Палена.

На осенней выставке Виктории Ярославовой, она познакомила меня с молодой женщиной, которая была у неё натурой для нескольких картин. И добавила шутя: У Павла Петровича Чистякова была его Джованнина. А у меня - … и назвала имя женщины. Я запомнила Джованнину… Возможно, в этом объяснение того, что Виктория Ярославова выбирает итальянские мотивы для картин: «Дождь в Венеции» - на этой выставке и «Итальянский пейзаж» - на осенней.

Таким образом, и Джованинна П.П.Чистякова возвращает к теме истинного места женщины на земле, в т.ч. супруги художника.

В 1865 году В.Е.Мейер – будущая супруга П.П.Чистякова получила диплом, дававший ей право преподавать уроки рисования. Однако она завершила свой личный путь, как художник и педагог, посвятив себя, как сказано выше, её супругу П.П. Чистякову.

Из общения с заведующей музея В.О.Черноусовой я узнала также о том, что В.Е.Мейер – Чистякова стала заниматься переводами и считала , что этим она приносит много больше пользы, чем если бы занималась живописью.

Я, в свою очередь, ответила, что не вполне согласна, потом что много размышляла об этом.

Если точнее сказать, я изучала это в рамках своего «Проекта Счастье». Люди более счастливы, когда получают быстрый результат. Не заставляет себя ждать , к примеру, благодарность мастеру - стилисту за быстрое улучшение образа клиента. Благодарность заказчиков - швее. Благодарность за быстро выполненное короткое поручение или просьбу.

Но очень далека эта благодарность для тех, кто идет долгим путем. И не редко вернуть долг бывает уже некому. Т.е. человек, принявший на себя самую тяжелую ношу, уходит, так и не дождавшись оценки его трудов.

И если рядом с юными созданиями есть мудрые и посвященные люди, они вполне могут им просто не посоветовать нести этот тяжкий крест долгого пути, в т.ч. , если не чувствуют в них этой силы.

В.Е. Мейер принимала свое решение уже после смерти отца. При отчиме В.В.Дерикере - враче гомеопате:

«…В 40-е годы Дерикер, будучи уже профессиональным переводчиком и преподавателем словесности, знакомится и увлекается новой медициной под влиянием своего родственника И. Ведринского, известного врача-гомеопата. Знание языков позволяет ему изучить гомеопатическую литературу Европы. Он посещает публичные лекции в Медико-Художественной академии и, получив звание доктора медицины, начинает врачебную практику…. В 1854 г., во время Крымской кампании Дерикер по поручению начальства Дворянского полка пишет лечебное руководство для военнослужащих…» ( «Очерк биографии Василия Васильевича Дерикера»…).

Война. Раненные, как жертвы войны . И сестры милосердия.

По сути, В.Е.Мейер-Чистякова и стала сестрой-милосердия , когда переводом иностранной медицинской литературы спасала тех, кто не хотел воевать.

Я это и поняла в музее П.П.Чистякова, ещё не зная о том, что этот дом и флигель «Плач Ярославны» посещали «служившие в царскосельском военном госпитале императрица с дочерьми».

Подобный же пример о княгинях , которые становятся сестрами –милосердия в годы войн , я как раз и привела в разговоре с Викторией Ярославовой, когда мы шли к её учителю Зауру Цхадая , разговаривая о женах художников, обладавших самостоятельным художественным талантом.

Я повторила в этом разговоре то, о чем говорила в Интервью журналу «Банзай» «Три стереотипа мужчин о Карьере женщины в России»:

«Я очень уважаю Елизавету Романову, но возможно сейчас сломаю стереотипы, когда скажу, что женщина, обладающая такой просвещенностью и прозорливостью, какой обладала она, не должна была работать сестрой милосердия. Княгиня, которой было много дано, и прежде всего - эксклюзивный ум, не должна была делать то, что могут сделать сотни других женщин. Такой ум, происхождение и защищенность даются для решения уникальных задач… ».

Как альтернативу Елизавете Федоровне и другим княгиням-сестрам милосердия в этом разговоре с Викторией я привела - Великую княгиню Ольгу.

Что удивительно , но разговор в мастерской Заура Цхадая сюда же всех нас и привел. Хотя имя Великой Ольги Перевозщицы - матери Великого Князя Игоря Святославича не произносилось.

Но я увидела в карандаше икону. Задала вопрос. И Заур Цхадая мне ответил, что он расписывал грузинскую церковь в Петербурге. На улице Староусской. Виктория Ярославова и другие ученики помогали ему.

Уже дома, вернувшись с этой встречи, я посмотрела внимательно статьи об этом грузинском приходе в городе Петра. Грузинским он является с 1993 года. А изначально - это церковь Шестоковской иконы Божией Матери, точнее даже подворье Тверского монастыря.

Решение 1993 года - передать церковь Шестоковской иконы Божией Матери грузинскому приходу принимал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн Снычев.

Временно, Иоанн Снычев, в 80-х годах XX века , управлял и Уфимской епархией на моей родине. Ему был хорошо известен редкий Табынский образ, явленный в Табынске недалеко от Уфы, и называл он его - «Надеждой в конце мира». А патриарх Гермоген , в бытность его ещё в Казани, когда он обрел Казанскую Богородицу, эту же Табынскую икону, явленную на камне, именовал Казанской. Хотя их отличают по иконографии.

Праздник «Шестаковской»» иконы «Божией матери» - 19 марта, совпадает с праздником иконы «Ченстоховская».

И что интересно, с Ченстоховской иконой у меня была такая же история, как в день Крестного хода у церкви Петра и Павла 12 июля, когда икона Елизаветы Романовой засияла подобно «Жене, облаченной в солнце»

Шестоковский образ тоже часто путают с образом «Жена, облеченная в солнце», который подписывают в интернет пространстве , не редко, как Шестоковский.

Моя «ошибка», похоже, состояла в том, что я назвала Ченстоховскую икону - Иверской, в частности, в статье о храме Великой княгини Ольги в Петербурге ( Дорога к единственному Храму княгини Ольги «на Нево» привела к Святой Наталье Никодимийской из Вифинии).

Хотя , не исключаю , была и не далека от истины. Образ в храме Великой княгини Ольги не был мне ранее знаком. В одеждах Меровингов. В рост. На щеке , мне показалось, малозаметный след раны.

Аналог я нашла в описании Иверской богородицы.

«Когда воцарился император Феофил иконоборец (в 829 году), один из царских надсмотрщиков, войдя в дом вдовицы и увидя образ Божией Матери, обнажил меч и пронзил икону: из пронзеннаго места (правой ланиты) потекла кровь... Увидав кровь, злодей крайне смутился;… он пал на колена и со слезами молил Пресвятую Деву о помиловании».

Сравнила образы и подумала, что вероятно, это - Богородица Иверская.

Но вот сейчас, перечитав статьи о иконах Шестоковской и Ченстоховской , поняла, что у Ченстоховской иконы тоже следы раны на ланите и они отражаются в её иконографии:

«При завоевании Западной Украины поляками икона досталась князю Владиславу Опольскому. Однажды, во время осады татарами замка Бельз, князь Владислав выставил икону Божией Матери на городскую стену, и одна из татарских стрел попала в неё….»( Ченстоховская икона Божией Матери)

Современная легенда о Ченстоховской Богородице, по сути, и стала продолжением нашего разговора о Великой Княгине Ольге и женщинах , которые могут много больше, чем быть сестрами -милосердия.

Они могут защитить от войны.

10 лет назад, уже в период информационных манипуляций, именно Ченстоховская икона Божией Матери оказалась в центре дискуссии о некоем её неканоническом образе, увиденном во сне :

«В 2004 году икона дивным образом была явлена Руси преображённой – Богородица в кольчуге и полководческом шлеме. …В известном на Украине православном журнале была опубликована статья, подписанная «р.Б. Наталия, Киев» с подробностями появления преображённой иконы: «В августе 2004 года игумену Серафиму из Свято-Введенского Верхтеченского монастыря Курганской епархии в сонном видении явилась Владычица Ченстоховская в шлеме и кольчуге, повелела написать Ее икону и распространить. Называется икона «Взбранной воеводе победительная». О том, что это действительно Ченстоховский образ Богородицы, говорит рана на лике, которая осталась от татарской стрелы, и иконографический тип иконы». Но это было не единственным указанием для создания образа Богородицы в кольчуге: «В октябре 2004 года в городе Боголюбово… художник занимался реставрацией иконостаса, по его просьбе была сфотографирована старинная роспись. Во время проявления пленки Богородица преобразилась, она сменила обычное одеяние на шлем и кольчугу. На фотографии хорошо виден тип иконы: Ченстоховская Одигитрия. Тот же лик, что и на подлинной иконе, так же Богомладенец держит Евангелие…».

В Храме Великой княгини Ольги Иисус - ребенок тоже изображен с евангелием, как на Ченстоховском образе. А Великая Княгиня Ольга - с военным щитом.

И можно понять так, что «Взбранной воеводе победительная» - прямое напоминание о Великой Княгине Ольге.

Однако именно в этом храме Княгини Ольги недавно была резонансная история с неканонической иконой , которая дает основание усомниться и в легенде о Богородице в кольчуге, также – неканонической.

К чему Богородице кольчуга и шлем, если её сила гораздо больше ?

Если она может решить все вопросы без насилия …

Но даже, если предположить, что описанное - реальность , то воевать Богородица могла только с теми, кто в её образе видит моральное оправдание для быстрого решения вопросов силой, вместо мирных путей.

Т.е. с теми, кто несет её образ, как боевую хоругвь , но имеет неправедные , завоевательные , агрессивные помыслы.

«Битва» с желающими войны - вот главный «бой» Богородицы.

«Духовная брань».

Противостояние тем, кто оставляет гибельный след ГУЛАГа.

След, о котором словами и кистью будут писать десятки и сотни поколений потомков тех, чьи семьи и роды несут в себе эту рану , как рану от руки варваров на ланите Иверской и Ченстоховской Богородицы . А также те, кому довелось родиться и жить по соседству с этими лагерями.

180 километров отделяет от Соловков - Сегежу, малую родину сестер художниц Виктории и Людмилы. В 2006 году в этом городе Сегежа прошла первая персональная выставка «Соловки» Людмилы Пивоваровой, посвященная её предкам поморам по линии матери их деда - Натальи Исаковой, супруги Андрея Павловича Ярославова.

Отсюда и темы : «Секирная гора», «Пейзаж с башней», «Бараки в Кеми».

Печальная - «Фигура на камне»

И я бы сказала, скорбная - человека, прикрывающего голову руками от птиц. Я почему – то увидела в этом «богоборчество». Личный страх человека перед тем, что ему бьются рассказать птицы. Перед тем, о чем они пытаются прокричат. Страх перед прозрением тех, кто может прозреть. Поскольку к тем, кто не имеет шанса прозреть, птицы уже не летят … Шанс ещё есть , но человек закрывается от птиц, призывающих его открыться к полету и обрести крылья.

Лагерь в Соловках именовался аббревиатурой СЛОН. Соловецкий лагерь особого назначения.

Одна из новых работ Людмилы Пивоваровой называется «Зимние слоны в Берлине». Не успела задать вопрос: Почему Слоны? Почему в Берлине? Почему зимой? Возможно, она это видела лично. Или что-то другое подвинуло её увидеть это так .

Одну из картин я условно назвала сама: «Розовая прогулка» , поскольку её не было на выставке. Мне присылала картины сестра Людмилы - Виктория, осенью. "Секирную гору" я тогда восприняла, как одинокий путь к церкви.

Дорога в церковь, с моей точки зрения, всегда одинокая. Есть некоторые пути, которые человек должен пройти сам.

А война с собственным народом всегда символизирует «закат и осень» , в контексте «умирающего солнца».

Когда сеяли – задумывали рай и полагали, что никого не обойдет достаток. Когда же собрали урожай - владеть им захотели немногие из узкой группы , а остальные - оказались теми лишними , кого отправляли - на Соловки. Либо жили с замком на устах - человеческом устье, как дамбой - остановившей «реки речи».

Казалось бы, так много знала итальянская, в т.ч. венецианская и миланская аристократия , которую представлял и Джулио Литта.

Казалось бы, так много знал «Мальтийский крест».

Но не редко и поклоняющиеся инсигниям Иоанна Крестителя бывают причастны к полному уничтожению памяти, как в случае Князя М.С.Воронцова, чья история показана выше. Т.е. повторяют путь палачей Иоанна Предтечи. Объявляют войну родам Учителей своих предков.

До «Сары-Воды» я хотела выбрать стержнем этой статьи тему Учителя, которую раньше намеренно обходила. Но в данном случае, она повторилась не единожды.

И в том , что выставка проходила в доме-музее П.П.Чистякова - «общего и единственного учителя».

И в том , что на выставке присутствовал Заур Цхадая- учитель Виктории Ярославовой и Людмилы Пивоваровой.

И в том, что сами Виктория с Людмилой ведут сейчас рисовальные классы в доме - музее П.П.Чистякова.

А также в том, что первые именно общедоступные рисовальные классы были основаны в «Доме Шубина», когда там жил Михаил Федорович Орлов – сын Татьяны Федоровны Ярославовой

И когда я писала на днях статью об Акте капитуляции Парижа, который 200 лет назад 30 марта подписал Михаил Орлов, то поняла , что все , действительно, выросло из двух школ: московской и петербургской.

Сейчас это Московский государственный академический художественный институт им. В. И. Сурикова, наследовавший художественным классам и Художественному училищу Михаила Орлова, и Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина.

При этом, и И.Е. Репин и В.И.Суриков были учениками Павла Петровича Чистякова, так же как В.Д.Поленов, В.М.Васнецов, М.А.Врубель, А.П.Ряпушкин, И.Э.Грабарь

Теперь же эти «Репинский и Суриковский институты» входят в структуру Российской Академии художеств на Пречистинке 21 , недалеко от дома на Пречистинке 10, который когда-то покупал Михаил Орлов.

После смерти Орлова в комнатах дома генерала Орлова на Пречистинке 10 жил молодой Исаак Левитан, а гости к нему приходил молодой Чехов..

Уже в начале XX века перед революцией зданием владел француз, крупный коллекционер живописи и фарфора, купец-галантерейщик, Мориц Филипп. А домашним учителем его сына Вальтера был тот самый Борис Пастернак , с поэтических строк которого «о сплетении судеб» я и начала эту статью ( Дом генерала Орлова. Пречистинка 10)

В годы войны в доме Орлова - основателя системы доступных рисовальных классов в России действовал антифашистский еврейский комитет.

А сегодня в нем располагается Международная ассоциация Фонда мира и Комитет за мир и сотрудничество.

В этом есть мудрость. Вед самый большой герой Войны 1812 года был увлечен «вечным миром аббата Сен-Пьера» - мира без войн.

У меня есть любимый образ «Король художник».

Это Король Баварии Людвиг I - дед «Короля - Лебедя»

«Людвиг I преклонялся пред античностью: путешествовал по Италии, Испании и Греции. Став королем, он решил превратить Мюнхен в «виттельсбахский Рим»… Мюнхен Людвигу I обязан тем, что по праву стал третьим в Европе центром искусства…Однако у Людвига I были серьезные оппоненты. Главными противниками короля издавна были иллюминаты, с ними активно боролись еще его предки. Во время правления Людвига I в результате заговора иллюминатам удалось привлечь на свою сторону мюнхенцев… В результате Людвиг I отрекся от престола и на долгие годы уехал в Италию, умножив собой число странствующих художников» (Орден 22 февраля: София Баварская - страсть Лебединого короля Людвига II , воплощенная в замках ).

Королем по праву надо считать и Михаила Орлова. Ведь это он составил и подписал Акт капитуляции Парижа, после чего отречение подписал Наполеон.

И это он посвятил себя миру художников, после того , как для него наступили годы реакции.

В идеале, «хвосты» должны двигаться со скоростью того, кого называют Ведущим.

Но они часто не успевают за «Началом» и поступают с ним в аллегории так, как Ирод с Предтечей.

Ну а для того, чтобы «обоз» не заметил отсутствия Головы, Ироды начинают одеваться в одежды Предтечи.

Во всей этой истории с родившимся в Твери художником П.П.Чистяковым и его музеем на улице Ожаровской есть «другое небо».

Это грузинские приходы христианских церквей в Москве и Петербурге, и Новгород Северские Князья.

В 2011 году я писала о храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне, который некоторое время имел статус подворья Грузинской Православной церкви в Москве… Теперь этот район московской Трехгорки именуют грузинской Пресней.

Интерес был прямой. В стене этого храма были закладные доски Ярославовых. А третья закладная доска - обозначала место погребения грузинского митрополита Самтаврийского и Горийского Романа (Романоса Эристави).

И у меня была большая «многосерийная» статья, посвященная этому храму: «Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави)», где я представляла, в т.ч. эту грузинскую история, к которой пришла по следу своей фамилии:

«В 1736 году (т.е. через три года после появления первой закладной доски Ярославовой в древней части Храма Рождества Иоанна Предтечи на Пресне), Святейшим Синодом было дано разрешение грузинскому митрополиту Самтаврийскому и Горийскому Роману (Эристави) освятить этот храм архиерейским чином, совершать впредь в нем богослужения и посвящать духовенство на грузинские приходы, находящиеся на территории Российской империи. Такое решение было связано с тем, что именно на Пресне с 1729 года располагалась Грузинская слобода, где находились и покои грузинского митрополита. Таким образом, храм Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне некоторое время являлся церковно-административным центром грузинских приходов в России и, возможно, имел статус подворья Грузинской Православной церкви в Москве…».

Теперь мне встретился Грузинской приход в подворье Тверского монастыря в Петербурге, и тоже - по следу Ярославовых.

При этом, второе название Шестоковской иконы, именем которой называется церковь, где сейчас расположен Грузинский приход Петербурга - Шелтожемская.

Шелтомежская-Шестаковская-Вознесенская женская община, а затем монастырь находилась в Тверской губернии , в Кашинском уезде близь села Боженок . В настоящее время, это село Шелдомеж Некоузского района Ярославской области.

Это место битвы на реке Сить 1238 года Великого Князя Владимирского Георгия Всеволодовича и Батыя.

Поэтому и было создано два придела в храме у деревни Божок. Один придел - во имя Шестоковской Божией Матери, второй - во имя Святого Благоверного Великого Князя Георгия Всеволодовича.

«Обитель , освещенная Иоанном Кронштадским , «вместе со своею явленною иконою Божией Матери стала на Божественной страже исторической местности, где в 1238 г. в страшном побоище положил душу свою за веру и отечество Святой Благоверный Великий Князь Георгий Всеволодович» - так это прозвучало в докладе на Опочининских чтениях.

В этой страшной битве на реке Сить, вместе с Князем Георгием Всеволодовичем, погиб Князь Василько , супруга которого Мария Черниговская и стала автором «Слова о Полку Игореве», известным его «Плачем Ярославны». И похоже , не случайно «Плачем Ярославны» был назван флигель Дома-мастерской П.П.Чистякова. Ведь сделала это писательница Форш, автор книги о «Михайловском замке», просившая похоронить её рядом с художником П.П.Чистяковым.

Церковь Шестоковской иконы Божией Матери уже в Петербурге была построена архитектором Н. Н. Никоновым «в стиле XVII века по образу шатрово-купольных храмов Москвы и Ярославля».

Св. прав. Иоанн Кронштадский освятил закладной камень, а 13 февраля 1900 г. в сослужении епископу Нарвскому Никону и главный престол. Второй придел был освящен о. Вениамином Петроградским.Храм и подворье закрыли в 1932 г.. А в 1993 году передали Грузинской общине.

«…В Петербурге грузинская колония существовала с самого его основания, были и грузинские церкви. Главным местом молитвы грузин стала церковь Трех Святителей на Васильевском острове. В 1916 году она была передана грузинскому приходу, и службы стали совершаться на грузинском языке. После революции храм закрыли. Еще покойный Патриарх Алексий II в бытность митрополитом Ленинградским говорил о том, что надо какой-нибудь храм в городе отдать грузинам, но произошло это уже при покойном митрополите Иоанне (Снычеве),..».

Получается , что передал эту церковь «иконы на Шестке» Грузинскому приходу Иоанн Снычев, называвший явленную на Камне Табынскую икону «Надеждой в конце мира».

А освятил её Иоанн Кронштадтский, посещавший в 1891 году в Горицком монастыре опальных цариц дочь Александры Ярославовой (Клементьевой) - блаженную Асенефу. Ту самую, которая любила сидеть на Камне горы Маура, и обладала великой силой молитвенной помощи и прозорливости…

Вот такая история у Петра и Павла: На Камне, на Каме, на Кеми и на Горе

«Весна» рисует Колхиду и Венецию, а «Осень» - Соловецкие острова

Источники:

[1]«Московское шоссе 23 . Дом-музей художника Чистякова П.П.»
[2] Портрет Ю.П.Самойловой с Джованиной Пачини и арапченком
[3] «Пушкин-Царское Село. Музей-дача П.П.Чистякова»
[4] История на карте города: Железнодорожная улица и иже с ней
[5] «Живописные виды императорских дворцов и садов в окрестностях Санкт-Петербурга. По рисункам И.Я. Мейера , гравировал К.К. Шульца»
[6] Костел усекновения Главы Иоанна Предтечи в Царском селе
[7]Павел Кузнецов

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС