Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Сын национального героя Греции и Спаситель Парижа Михаил Орлов - основатель Художественных классов в «Доме Шубина» и Художественного училища на Мясницкой 21

    • Михаил Орлов -австрийский барон за "Битву Народов" при Лейпциге, подписавший акт капитуляции Парижа и поставивший мирную «точку» в Войне 1814 года//25/
    • Михаил Орлов шесть раз встречался с Бонапартом. Наполеон с Орденом Почетного Легиона Франции, портрет кисти Робера Лефевра
    • Барельефный портрет Федора Григорьевича Орлова . Академик Ф.И.Шубин. Летопись в камне братьев Орловых./14/
    • Полуостров Морея и Аркадия, куда дошел Ф.Г.Орлов ,возглавивший Пелопонесское восстание 1770 года
    • Огюст де Шуазёль-Гуфье , пригласивший в Петербург аббата Николя , в пансионе которого обучался М.Ф.Орлов . Президент Императорской академии художеств. Главный директор Императорских библиотек.Знаток Греции
    • Дом Ф.Г.Орлова и его сына М.Ф. Орлова Малый Гнездиковский переулок 7. Департамент кинематографии при Министерстве культуры Правительства РФ. Ранее Госкино и Совкино
    • «Дом Шубина», где при М.Ф.Орлове организованы первые рисовальные Художественные классы. Малая Димитровка 12 - Чехова
    • Мясницкая 21.Дом Юшкова –Художественное училище М.Ф.Орлова. Арх. Баженов В.И./21/
    • Бюсты братьев Орловых в большой овальной столовой в усадьбе "Отрада" скульптора Ф.И.Шубина. Акварель Э.В. Детерс 1917 год. /26/
    • Князь Г.Г.Орлов – фаворит Екатерины II. Худ.Ф.И.Шубин . «Семейная летопись портретов в камне братьев Орловых»./14/
    • В.Г.Орлов - Президент Петербургской Академии Наук. Худ.Ф.И.Шубин. «Семейная летопись портретов в камне братьев Орловых»./14/
    • А.Г.Орлов-Чесменский. Худ.Ф.И.Шубин.«Семейная летопись портретов в камне братьев Орловых»./14/
    • Мавзолей-усыпальница братьев Орловы в Храме Владимира усадьбы «Отрада».
    • Барельефный портет И.И.Шувалова -основателя Петербургской Академии художеств./28/ определившего в Академию беглого крепостного Федота Шубина. Худ.Ф.И.Шубин./14/
    • Академик М.Ф.Ломоносов (без парика). Натурный портрет Ф.И.Шубина./14/
    • Скульптор Ф.И.Шубин в Благовещенской усыпальнице Александро-Невской Лавре./20/
    • Е.Н.Раевская – супруга М.Ф.Орлова и правнучка М.В.Ломоносова
    • Генерал М.Ф.Орлов и его супруга Е.Н.Раевская. Рисунок А.С.Пушкина /24/
    • Михаил Юрьевич Вильегорский (Виельгорский) - глава ложи «Палестина».К.Брюллов.W
    • Салон М.Ю.Вильегорского (Виельгорского) в 1830 годах , пл.Искусств 3 – отдел НИИ Российской Академии Художеств , музей-квартира И.И.Бродского
    • Друг Михаила Орлова Александр Ипсиланти - руководитель Греческого восстания 1821 года,предтечей которого было Пелопонесское восстание Ф.Г.Орлова 1770 года
    • Александр Ипсиланти - господарь Валахии и Молдавии, национальный герой Греции, Великая идея (Греции) - «Филики Этерия»
    • Памятник членам «Филики Этерия», Закинф - греческий «остров Богов»
    • Церковь Святого Георгия Общества "Филики Этерия"
    • Памятные места Михаила Орлова: Зарахьевская улица 22, церковь Захария и Елизаветы (Иоанн Креститель), Петербург
    • Союз Русских эмигрантов Греции: Орлов, Романова, Ушаков. Федора Григорьевича Орлова - национального героя Греции - нет
    • Греческо-Российский Форум 2009 года с участием С.Лаврова и В.Матвиенко , где обнародован доклад об Александе Ипсиланти ("исчезнувший")
    • Доска на Доме Мясницкая 21 , «забывшая» М.Ф.Орлова , где располагается вновь созданная в 90-х Академия им.Глазунова
    • История владений по адресу Мясницкая 21. Дом Дмитриева-Мамонова. Художественное училище М.Ф.Орлова в доме Юшкова,преемник рисовальных классов в Доме Шубина
    • И.Глазунов и В.Матвиенко бывший посол в Греции - на Мясницкой 21,в доме Юшкова ,куда по решению М.Ф. Орлова перевели Художественное училище./4/
    • Современное состояние усадьбы «Отрада», где воспитывался основатель Художественных классов М.Ф.Орлов, наследниками которых стали МГАХИ им.Сурикова и МАРХИ./28/

© Наталья Ярославова-Чистякова
25-28 марта 2014 года

Часть первая

Московский государственный академический художественный институт с 1948 года носит имя В.И.Сурикова. Но тем, кто имеет к нему отношение, известно, что МГАХИ является преемником Московского училища живописи, ваяния и зодчества, а также рисовального Художественного класса при «Московском обществе любителей художеств», директором которого был генерал Михаил Федорович Орлов, подписавший 200 лет назад Акт капитуляции Парижа, в дату 30 (19) марта 1814 года ( «Михаил Орлов - он подписал акт капитуляции Парижа и стал «Иоанном Предтечей» отмены крепостного права в России»).

Именно он поставил точку в войне с Наполеоном. И сегодняшние «детективы», разыскивающие имена героев «штурма Парижа», не смогут найти их, потому что штурма не было благодаря «Смелости Богов», которую проявил Михаил Федорович Орлов, прорвавшийся через линию фронта, вступивший в переговоры с французским генералитетом и остановивший тех, кто хотел исполнить приказ - взорвать столицу Франции.

М.Ф.Орлов «предложил себя в заложники военной аристократии Франции перед штурмом французской столицы, когда Наполеон уже отдал приказ взорвать все запасы пороха, способные превратить город в руины:

«Полковник Орлов, флигель-адъютант его величеств императора всероссийского, который желает спасти Париж для Франции и мира» - с этих слов он начал свою великую миссию…».

Студентам МГАХИ им. Сурикова известно о роли М.Ф.Орлова в истории их ВУЗа, вопрос о нем есть даже в экзаменационных билетах, но мало кто соотносит эту фигуру с легендарным боевым генералом, единственным в истории России, чья подпись стоит на Акте капитуляции перед ней древней Лютеции - Парижа.

Мало кто знает и о том, что всё в жизни основателя «Ордена русских рыцарей» М.Ф. Орлова было посвящено единой идее, а его Художественные классы - продолжение ланкастерских школ и его просветительской миссии, которую он определил для себя ещё в юности.

Наследником Художественных классов, где директором и благотворителем был генерал М.Ф Орлов, является так же и Московский архитектурный институт (МАРХИ), вместе с МГАХИ им. Сурикова , созданный на базе Вхутеин (Всесоюзный Художественный Технический Институт) и Вхутемас - так после революции называли Московское училище живописи и ваяния, получившее статус высшего учебного заведения при Николае II, после присоединения к нему архитектурной школы.

Поиск и поддержка художественных талантов, в т.ч. из народа, из крепостных такова была цель, которую определил генерал Михаил Федорович Орлов. И эти, найденные тогда, в 30- годах XIX века, таланты создали свои школы. И если бы революция не уничтожила институт частного заказа для художников и институт благотворителей - любителей художеств, то весь XX век России изобиловал бы именами великих мастеров живописи.

Один из главных памятных московских адресов Художественных классов Михаила Орлова - Мясницкая 21, где сначала были арендованы площади, а затем - все здание полностью - выкуплено для Художественного училища. Это знаменитый дом архитектора В.И. Баженова.

Таким образом, Мясницкая 21 - один из главных адресов М.Ф. Орлова.

Сейчас в этом здании находится созданная уже И.Глазуновым в 90-х годах XX века, юридически совершенно новая, «Российская Академия живописи, ваяния и зодчества», название которой, что обращает на себя внимание, повторяет бренд XIX века, в части узнаваемого словосочетания «живописи, ваяния и зодчества».

При этом, рефрен в названии и один и тот же адрес «Мясницкая 21» создают впечатление , что «наследницей» московских Художественных классов , созданных в 30 -х годах XIХ века , является новая Академия И.Глазунова, а не Московский государственный академический художественный институт им. В.И.Сурикова. Хотя сам И.Глазунов с институтом В.Сурикова, на определенном этапе , расстался, ссылаясь на то, что у него ленинградская школа и он выпускник Ленинградского института имени И.Е. Репина – бывшей Императорской Академии художеств /4/

Но вот адреса и бренды И. Глазунов остановил себе московские, объясняя свой выбор восхищением колоннадами творения Баженова.

И одновременно, де факто, признаваясь в том , что он шел «по следу» орловского Художественного Училища , хотя имени М.Ф.Орлова он нигде в его статье «Основание Академии» не называет :

«Для нового вуза в Москве не было лучше здания, чем Дом Юшкова, построенный гениальным Баженовым. В этом доме когда-то располагалось Императорское Училище живописи, ваяния и зодчества, в котором учились и работали великие русские живописцы: В.Перов, М.Нестеров, А.Васнецов, В.Серов, А.Саврасов, И.Левитан. Я решил специально подъехать на Мясницкую, 21, и невольно залюбовался могучей колоннадой здания, выдержанного в лучших традициях классицизма» («Основание академии»).

М.Ф.Орлова, на странице Академии И.Глазунова, вспоминает другая статья:

«Историческая справка о здании московской Академии живописи ваяния и творчества»:

«Российская Академия живописи, ваяния и зодчества располагается в здании, построенном по проекту выдающегося русского архитектора В.И. Баженова по Мясницкой улице, дом 21, - историческом памятнике XVIII века.

Построенный в 1780-1790 годах для генерал-поручика И.И. Юшкова дом стал популярным великосветским салоном столицы. После смерти супругов Юшковых …финансовые дела этой семьи пришли в упадок, что вынудило владельца сдать в 1838 году часть помещений под рисовальный класс Московскому художественному обществу. С этой даты и начинается новая жизнь дома Юшкова, связанная с Московской общедоступной школой художеств…

Главным выборным директором художественного класса и самым деятельным членом Художественного общества стал генерал М.Ф. Орлов, герой Отечественной войны 1812 года».

Как видим, дом на Мясницкой 21 был изначальным выбором Михаила Орлова, а Илью Глазунова привлекло уже то ,что там была московская школа художеств. Об этом свидетельствует и процитированная выше , и многие другие публикации.

Однако памятная доска на здании современной Академии им. Глазунова не упоминает о Художественном училище М.Ф. Орлова, находившемся в этом здании с 1838 года.

Память И.Глазунова на этой памятной доске ограничивается советскими: Вхутеин и Вхутемас.

При этом, надо добавить, что дом на Мясницкой 21, о котором идет речь, принадлежал изначально не генералу И.И.Юшкову.

Дом на этом месте с 1716 года был в собственности Ивана Ильича (старшего) Дмитриева-Мамонова, первой женой которого была царевна Прасковья Ивановна Романова, младшая дочь царя Иоанна V Алексеевича /9,8,19/. И с членом тайной организации аристократии «Орденом Русских Рыцарей» - Матвеем Александровичем Дмитриевым-Мамоновым его объединяла одна династия – Смоленских Рюриков /6/.

У стены Смоленского Собора на Новодевичьем кладбище, что важно, похоронен и М.Ф. Орлов, в чем тоже есть указание на Смоленск (Потомки Мстислава Гаральда: Основатель Ливонского ордена Вальдемар II , Князь Пскова Ярослав Владимирович и правнук Принца Пскова Князь Александр Ярославов).

М.Ф. Орлов , спасший Париж в 1814 году и основавший в этом же году «Орден Русских Рыцарей», значился в Списках Ордена под №1. Под № 2 в Списках Ордена значился граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов - он отвечал за Тактику. Под № 5 в Списках был Лунин Михаил Сергеевич - участник Аустерлицкого сражения и сражения при Бородино ( "Франция: лунинский «Лжедмитрий» и биография Святого томского старца Федора Уварова - сына Натальи Ярославовой (Уваровой), как считают историки").

Таким образом, две фамилии «Ордена Русских Рыцарей»: Орлов и Дмитриев-Мамонов несколько десятилетий были связаны с адресом Мясницкая 21 в Москве, что и является доминирующим фактором притяжения к этому дому с колоннадами:

«Первоначальные сведения об этом владении указывают, что с 1716 года оно принадлежало генералу Ивану Ильичу (старшему) Дмитриеву-Мамонову (р. 1680), участнику Полтавской баталии и турецких походов (как было указано на его надгробной плите, находившейся в соседней церкви). От наследников Дмитриева-Мамонова владение переходит к московскому генерал-губернатору Ивану Ивановичу Юшкову, потомку князя Зеуша, выехавшего из Золотой орды к великому князю Дмитрию Донскому….

Дом Юшковых у Мясницких ворот - один из лучших архитектурных памятников Москвы эпохи зрелого классицизма. Авторство его проекта приписывают архитектору В. И. Баженову. В этом доме была и домовая церковь в честь Казанской Богоматери. В 1812 году от пожара дом не пострадал, и уже в следующем году славился как торговый центр, где у купца Андрея Кригера продавались "всякого сорта французские новопривезенные вина бочками, ведрами, ящиками и бутылками". Здесь же находилась торговая контора по продаже новых английских патентованных бумажных полотен.

Но замечательная история этого дома начинается с 1838 года, когда одну из зал для размещения Рисовальных классов сняло в аренду Московское художественное общество. Эти классы возникли в 1832 году как "кружок любителей натуральной живописи"…Сменив несколько адресов, они в 1838 году расположились в этом доме Юшкова. Классы, преобразованные в училище, существовали на средства попечителей. В 1844 году дом Юшкова был куплен для училища за 35 тысяч рублей серебром. В 1865 году сюда была переведена Московская дворцовая архитектурная школа, и с тех пор появилось название: Училище живописи, ваяния и зодчества».

35 тысяч рублей для того времени большая сумма.

В близкие годы: «Весь дворцово-парковый комплекс Нескучного сада Ф.Г.Орлова – отца М.Ф.Орлова был выкуплен за 30000 рублей императором Николаем I…А здание, купленное Демидовым и подаренное МГУ, стоило 10 000 рублей…» ( "Президиум Академии Наук, как охранитель бывших владений Графа Федора Григорьевича Орлова - отца детей Татьяны Федоровны Ярославовой").

В большинстве публикаций говорится о том, что главным благотворителем Художественных классов в первое десятилетие был генерал М.Ф. Орлов.

В отдельные годы он даже полностью брал на себя финансирование и оплату аренды:

«С 1833 г. Художественным классом руководил в основном М. Ф. Орлов (1788-1842), один из выдающихся людей своего времени.

Много сил отдал Орлов укреплению Художественного класса. Он привлек к занятиям В. А. Тропинина, а в 1837 г., когда классу грозило закрытие из-за отсутствия средств, принял на себя все расходы. Квартира Орлова была в эти годы одним из центров художественной жизни Москвы. В 1831-1834 гг. он жил в доме № 12 на Малой Дмитровке, а в 1839 г. купил дом № 10 (перестроен) на Пречистенке» - об этом рассказывает статья «Орлов в Москве».

Однако в 1844 году, когда , после долгой аренды помещений в усадьбе Юшкова, этот особняк на Мясницкой 21 был выкуплен, М.Ф. Орлова уже не было в живых. Он умер в 1842 году.

Сразу после его смерти, в 1843 г. класс был реорганизован в Московское училище живописи и ваяния. 5 декабря состоялось его торжественное открытие.

В речах говорилось, что « ...Красота русского народа, его живописная грация и пластическая сила прославлены нашими поэтами и ожидают резца ваятелей и кисти живописцев... наша живописная Москва, раскинувшаяся такими картинами по своим холмам и скатам, не ждет ли своих народных живописцев?..». Художники призывались «наблюдать красоту русской природы и русского человека, живописать и ваять ее и образовывать те русские таланты, которые, конечно, есть в народе, но скрываются теперь без всякого развития».

Обращает на себя внимание тот факт, что 10 лет, до его смерти, М.Ф. Орлов создавал и инвестировал в этот проект без всякой помощи императора Николая I.

Император же, получивший власть только вследствие победы над Наполеоном, в чьей биографии никаким образом не отражена война 1812 -1814 года, перевел под себя этот Орловский художественный проект сразу после смерти Героя Парижа. При этом, замечу, что в том же возрасте 17 лет , в котором Отечественная война 1812 года и Французская война 1814 года застала Великого Князя Николая Павловича - Михаил Орлов был уже участником Аустерлицкого сражения.

Подобно описанному, Николай I настаивал также и на покупке Нескучных садов Ф.Г. Орлова - отца М.Ф. Орлова, несмотря на то, что унаследовавшая их А.Орлова-Чесменская не хотела продавать архитектурно – парковый комплекс своего дяди. Но император не отступал от своего желания обладать наследием Орловых. И в этом он повторял своего отца Павла I, изобразившего себя с планом Гатчинского дворца , построенного Г.Г.Орловым, который ему, якобы, «преподносят музы» ( «Франки на Севере: Зверинец и Приорат Григория Орлова в Гатчине, у Погоста Великой княгини Ольги»).

Михаил Орлов был другом императора Александра I. Его брата Алексея Орлова называют любимцем императора Николая I. И, в первую очередь, Михаил Орлов не нужен был в окружении императора Николая I его родному брату Алексею, чья карьера началась с разоблачения декабристов, где одной из главных фигур был родной ему по крови, как минимум по отцу, Михаил Федорович Орлов, составивший и подписавший Акт капитуляции Парижа. История совершенно ясно читаемая по мотивам, но «слащаво» подмененная «сказкой» про «любовь» брата Алексея к Михаилу, которого он спас от гнева императора. К этой «сказке» надо добавить то, что спас он его уже после того, как , де факто, предал. Ведь возвышение Алексея Орлова началось по времени буквально сразу после того, как был низвержен Михаил Орлов. В тот же день 14 декабря! Ситуация читалась бы иначе, если бы на Сенатской площади был не Алексей Орлов, спасший Николая I, а кто-нибудь другой. Случилась «подмена» братьев и офицеры были в нерешительности. И есть письма Михаила Орлова, в которых он, как бы, предчувствуя это предательство, просит брата Алексея отставить внутри семьи некоторые семейно-политические тайны, ставшие ему известными, как родственнику. В этом - и объяснение того, что не только при жизни, но после смерти М.Ф. Орлова, пока был жив его брат А.Ф. Орлов, память о Михаиле Федоровиче Орлове была, фактически, закрыта, его труды и наследие в России не были широко известны.

Такие конфликты между братьями чаще бывают тогда, когда у них разные отцы или разные матери. Свидетельство тому - тысячелетняя история России и междоусобица, в первую очередь, между князьями, имеющими разных матерей, реже - отцов.

Между датами рождения Алексея Федоровича Орлова и Михаила Федоровича Орлова по Википедии 6 месяцев

А.Ф.Орлов родился 30 октября 1787 года.

М.Ф.Орлов родился 5 апреля 1788 года .

Их не могла родить одна женщина.

Но в ряде источников дата рождения графа А.Ф. Орлова - 8 октября 1876 года. И его матерью называется Т.Ф.Ярославова.

У графа Ф.Г.Орлова было две гражданские жены, как их сейчас бы назвали: Е.М.Гусятникова и Т.Ф.Ярославова. Е.М.Гусятникова умерла раньше, чем умер Ф.Г. Орлов . Поэтому она не упоминается в его завещании. А завещание Федора Григорьевича Орлова щедро наделяет последнюю женщину, с которой он был в его жизни, - Татьяну Федоровну Ярославову

Отец Михаила и Алексея Орловых умирал в усадьбе, в Москве, похоронен – в Отрадном у брата В.Г.Орлова.. Перед смертью, к нему вызвали его воспитанников - детей , рожденных вне брака.

«…Граф Ф.Г. Орлов умер в Москве 17 Мая 1796 г. и похоронен в селе Отраде. Когда к умирающему привели шестерых его «воспитанников», он сказал им: «Живите дружно, мы дружно жили с братьями, и нас сам Потемкин не сломил». И действительно, граф Ф. Г. Орлов отличался упорством и упрямым характером; эгоист и большой честолюбец, он настойчиво стремился к цели, и братья сравнивали его с Алексеем Григорьевичем. Высокий, красивый силач …«Из всех Орловых», говорит современник, «Федор был самый умный, тонкий, наиболее сведущий….его храбрость презирала всякое сопротивление» /11/

Братья Орловы имели общую мать Л.И.Зиновьеву. У детей Федора Григорьевича Орлова матери были разные. Да и Потемкину отчасти , видимо, что-то удалось. После смерти Ф.Г.Орлова не все из его завещания было выполнено перед Т.Ф. Ярославовой ( «О внебрачных детях императрицы Екатерины II и Орловых , их Воспитателях и судьбе архивов Ломоносова - у потомков Г.Г.Орлова и Т.Ф.Ярославовой»).

Ф.Г. Орлов жил в своем доме около Калужской заставы, рядом с Нескучным, или в своем Подольском имении «Нерасстанном», недалеко от «Отрады»…» /11/

История Нерастанного, как пишут о нем, знаменита фамилиями именитых родов – Орловых, Беклемишевых, Алексеевых – «многочисленной и широко известной как в сфере промышленности, так и в сфере искусства семьёй, давшей в последствии России имя Константина Сергеевича Станиславского» /15/. Находится оно в Чеховском районе, что недалеко от Оболенска и Малоярославца/23/.

Чеховской, уже в XX веке, была названа улица Малая Димитровка , где в доме № 12 Михаилом Федоровичем Орловым и были созданы самые первые рисовальные классы, о чем отчасти сказано выше. Это Дом Шубина, где жил М.Ф. Орлов в 30-х годах. «Натурные классы» в близкие годы были и на Ильинке, в квартире художника А. С. Ястребилова. Всё это и стало общим проектом.

Об этих рисовальных классах речь , в частности, идет в истории московской усадьбы Шубина:

«К 1823 году, когда городская усадьба принадлежала Шубиным, здесь уже существовал классический ансамбль…: главный дом с деревянным вторым этажом и широким пятиоконным мезонином, стоящий на красной линии Малой Дмитровки…..

Здесь в 1833—34 годах жил декабрист, участник Отечественной войны 1812 года М.Ф. Орлов….В течение многих лет в доме находилась Рисовальная школа…»/12/

Уделяет внимание рисовальным классам , в доме, где проживал М.Ф. Орлов и статья об улице Чехова, в которую была переименована Малая Димитровка:

«..Для большинства людей, знающих и любящих историю Москвы, дом на улице Чехова, о котором идет речь, прежде всего — дом Михаила Федоровича Орлова, декабриста, друга А. С. Пушкина….Блистательный взлет его карьеры, наполненная военными подвигами и дипломатическими победами жизнь …Однако немногим известны дальнейшие события, происходившие в стенах дома. По сути дела, именно отсюда ведут начало московские художественные вузы: М.Ф. Орлов был одним из основателей Художественного класса — предтечи Училища живописи и ваяния, из которого вырос Московский художественный институт имени В.И. Сурикова; два десятилетия спустя в доме помещалась Рисовальная школа, ставшая впоследствии составной частью Художественно-промышленного училища (бывш. Строгановское)…».

Главным , конкретно в этом сюжете, является сочетание фамилий «Шубин – Орлов».

Потому, что это же сочетание встречается в истории братьев Орловых , один из которых - Федор Григорьевич был отцом Михаила Федоровича Орлова, второй - Григорий Григорьевич известен , как фаворит императрицы Екатерины II. А барельефные портреты братьев Орловых исполнял Федот Шубин - земляк Михаила Ломоносова , которому академик помог прибыть в Москву и оказал поддержку в обучении..

Вероятно, вот этот пример, когда беглый крепостной Федот Шубин стал академиком Клементинской Академии в Болонье - и побудил Михаила Федоровича Орлова создать школы для поддержки таких народных талантов.

Но прежде, чем подробно рассказать об Орловых, Шубиных и Ломоносове, я сделаю экскурс в историю моих публикаций о М.Ф. Орлове, которых на настоящий момент уже более 10 (Т.Ф.Ярославова (Окулова) и Орловы : Михаил , Алексей , Ф.Г.Орлов… ).

Первую статью о Михаиле Федоровиче Орлове я написала 9 марта 2011 года:

«Михаил Орлов - он подписал акт капитуляции Парижа и стал «Иоанном Предтечей» отмены крепостного права в России»

Статья имела посвящение :

К 200-летию Отечественной войны 1812 года
К 150-летию отмены Крепостного права в России.

Изначально я предполагала , что в последующие три года, до 200-летия подписания Акта капитуляции Парижа, буду посвящать статьи Михаилу Орлову , презентуя все грани его ярчайшей биографии, для того, чтобы вызвать интерес, вернуть память, инициировать продолжателей и сделать то, что запрещали делать Романовы XIX века, когда почти 50 лет «под спудом» пролежали труды Святителя Игнатия Брянчанинова, и когда книгу о «Государственном кредите» М.Ф.Орлова разрешили издать в России только анонимно, а в её полной , не сокращенной редакции, она вышла лишь за границей ( "Схема родственных связей святителя Игнатия Брянчанинова - покровителя Ярославского Толгского монастыря и Ф.С. Ярославовой – Брянчаниновой" ).

Материалы о М.Ф. Орлове , собранные мною в 2011 году , были настолько обширны, что в первую часть я включила две главы: О войне с Наполеоном и об Ордене Русских рыцарей.

Фактически же, в статье 2011 года выделяются три части, потому что в ней большое вступление, посвященное семье и предкам М.Ф. Орлова – сына Т.Ф. Ярославовой и национального героя Греции Ф.Г.Орлова , его воспитанию и Воспитателям, Киевскому Библейскому обществу, масонской ложе «Овидий 25» в Кишиневе.

Поскольку первая статья всё не вмещала, мною было анонсировано продолжение по главам : Армия и Орловщина, Киевское Библейское общество, Арзамас, Союз Благоденствия, Южное общество, Декабристы, Отмена крепостного права, Московский художественный класс, Финансы, Философия, Память.

Глава «Память» за эти три года приобрела ещё большую актуальность. Это ясно , в частности, и по истории с табличкой на доме «Мясницкая 21», где М.Ф. Орлов не упоминается.

И продолжается эта «амнезия» даже при том, что информационным поводом к написанию уже второй моей статьи 2011 года , посвященной М.Ф.Орлову, стал факт отсутствия его портрета в галерее Героев Бородино в Эрмитаже , посвященной юбилею Бородинского сражения. А смотрители Эрмитажа, в ответ на мой вопрос: Где портрет М.Ф. Орлова ? , убедившись по данным компьютера в том, что его, действительно, нет, ответили: «Вероятно, он не является героем Бородино и Войны 1812 года…».

«Коллективная Иродиана» продолжает свою работу.

«Эрмитаж» - это Художественный музей. Т.е. наследник всего того , что было связано с Художественной Академией , доступными рисовальными школами для художников и Обществом любителей Художеств.

Забыть Михаила Орлова, преемниками Художественных классов которого являются - Московский государственный академический художественный институт им. В.И.Сурикова и Московский архитектурный институт, не могли. Но поскольку его портрета не было в галерее героев Бородино, то из этого следовал вывод - было отдельное решение лица, имеющего на это полномочия , скорее всего , директора Эрмитажа: исключить портрет.

Т.е. решение, подобное тому, которое однажды в истории принималось по портрету Александра Ипсиланти - руководителя тайной греческой организации «Филики Этерия».

О прецеденте «исчезновения» портрета М.Ф. Орлова я рассказывала в статье:

«Великая идея (Греция) , ложа «Палестина», Эрмитаж и Орден Почетного легиона … Михаила Орлова , спасшего Париж , «забыли» в ряду Героев войны 1812-1814 года»:

И задавалась в ней вопросом:
«…Как могло случиться так, что М.Пиотровский кавалер французского ордена Почетного Легиона «забыл» Михаила Орлова - родного племянника А.Г.Орлова, который одним из первых, ещё в 1772 году тайно посетил Мальту, т.е. стоял у истоков «Мальтийского креста».
Или дело, как раз, вот в этом самом - Ордене Почетного Легиона, учрежденном Наполеоном в 1802 году по примеру рыцарских орденов?
Отсюда дилемма:
Или Михаилу Пиотровскому поступил приказ из Франции убрать из галереи Героев войны 1812-1814 года портрет генерала Михаила Федоровича.
Или это «креатив» самого Михаила Пиотровского, не согласованный с Орденом….
Если первое, то должна ли я в таком случае понять, что это, вот такая, неблагодарность Франции - генералу Михаилу Орлову, спасшему от уничтожения, начиненный порохом Париж, который Наполеон готов был взорвать в любой момент? Причем угроза была реальной. Ведь сожгли же Москву, «дабы она не была отдана французу» .
Т.е. выводы получаются политическими и связанными с международной политикой.
И взгляд, и вопросы естественно обращаются к Франции . Трудно поверить, в такую «черную неблагодарность» французов. Но трудно одновременно поверить и в «забывчивость» Михаила Пиотровского….».
В XIX веке решение по исключению портрета Александра Ипсиланти из галереи героев войны с Наполеоном принимал лично Император Александр I. Связано оно было с участием А.Ипсиланти в национально-освободительном восстании в Греции. Тогда как сам Александр I, «растил» Ипсиланти на роль вассала России.
В 2011 году легенда о «запрещенном портрете» была прокомментирована мною так:
«….про императора Александра I слишком много легенд и фантазий, включая легенду о «старце Кузьмиче», и его странной смерти в Таганроге. К тому же существует другая версия: сам Александр I был членом тайной организации «Филики Этерия». «Филики Этерия» - это секретное греческое общество, целью которого было создание независимого греческого государства, т.е. Великая идея (Греция), которой увлекалась ещё Екатерина II».

При этом, Михаил Орлов был ближайшим другом Александра I . И, вместе с А.Ипсиланти, М.Орлов входил в ложу «Палестина».
«…Лишь немногие знали, что в комнатах, занимаемых Михаилом Орловым, звучали иные стихи и иные песни. Собрание масонской ложи «Палестины», куда входили друзья Ипсиланти, неизменно начинались с гимна, написанного Василием Львовичем Пушкиным: Servir, adorersapatrie, C'estledevoird'unbonmaon, что означает «Обожать свою Родину, служить ей - вот долг истинного каменщика» (фр.).
…Датой открытия работ в ложе «Палестины» считается 4 марта 1809 года. Отличительный знак ложи - миниатюрный золотой меч с выгравированным девизом: «Pro Deo Imperatoreet et Fratribus» («За Бога, Императора и Братьев»)….Во главе ложи стоял видный аристократ, царедворец и меценат граф Михаил Юрьевич Вильегорский.

Однако юный греческий князь вряд ли подозревал, что ложа «Палестины» - часть обширной и разветвленной системы, корнями уходившей во Францию…».

В данном случае, мною цитировалась статья Бориса Костина . В 2011 году я вышла на неё только после довольно долгого поиска.Сейчас статья «убита», по ссылке, где я её читала, и откуда сохраняла текст.

А два , с небольшим, года назад я писала об этой своей находке так:

«Интересно, что историю участия в этой ложе «Палестина» генерала Михаила Орлова удается восстановить только благодаря греческим источникам, бережно хранящим биографию их национального героя - генерала Александра Ипсиланти.

Эту информацию, отсутствующую в российских материалах, открывает статья «Боевой путь князя Александра Ипсиланти в Отечественной войне 1812 года и Заграничном походе русской армии в 1813 год» сайта «Союза русских эмигрантов в Греции». Её автор Борис Костин, и она, как доклад, была представлена на 2-й Российско-Греческий Форум гражданских обществ 15-16 июня 2009 год, г. Санкт-Петербурге».

Источник я назвала греческим, потому что статья была размещена на сайте русских эмигрантов в Греции - soruem.gr.

Присутствовали на названном Российско-Греческом Форуме 2009 года С.В.Лавров - Министр Иностранных дел Российской Федерации, Архиепископ Волоколамский Иларион - Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, Архиепископ Афинский и всея Эллады - Иеронимос, Павлопулос Прокопис - Министр внутренних дел и общественного порядка Греции , Якунин Владимир Иванович - Президент Международного общественного фонда "Диалог цивилизаций», Матвиенко Валентина Ивановна - Губернатор Санкт-Петербурга.

Главная страница сайта вызвала у меня задумчивость ещё в те годы. На ней: С.Е.Демидова, А.Г.Орлов, О.К.Романова, Ф.Ф.Ушаков.

Но нет на этой главной странице сайта - Федора Григорьевича Орлова, которого сами греки до XIX века считали своим национальным героем.

«Четвертый по старшинству из братьев Орловых — Федор Григорьевич — произвел на свет сына, заслуживающего, по совести говоря, отдельного жизнеописания.

Но прежде стоит вспомнить, что и сам Федор Григорьевич оказал влияние на ход русской истории. Участник заговора 1762 года, он был возведен вскоре в графское достоинство; в 1763 году Орлов уже стал 4-м обер-прокурором Сената; затем в чине генерал-майора участвовал в экспедиции русского флота в Архипелаг…. Он произвел высадку в греческой провинции Морее и с ходу, с горсткой людей, взял несколько крепостей неприятеля. В Морее братья Орловы провоцировали восстание греков, возглавить которое должен был Федор Григорьевич. И хотя восстание размаха не получило, вплоть до начала XIX века греки считали Федора Орлова своим национальным героем.

25 марта 1788 года Татьяна Федоровна Ярославова, его гражданская жена, родила ему сына Михаила. Восемь лет спустя судьба в лице Екатерины II словно в предвидении блестящего будущего Михаила специальным указом предоставила ему (наравне с другими воспитанниками Ф. Г. Орлова) дворянские права и герб рода…» /17/.

К важным деталям итальянского периода братьев Федора и Алексея Орловых относится упоминание о фамилии Острововых, под которой они выехали в Италию. А также описание характера их деятельности в Венеции:

«В комиссии 1767 г. Орлов принимал участие в качестве депутата от дворян Орловской губерния. Турецкая война снова вернула Орлова на военное поприще: он отправился с братом Алексеем чрез Австрию в Италию, под фамилией гг. Острововых. Им поручена была миссия поднять славянские народы против турок, возбудить восстание греков, вооружить и нанять Венецианский флот»/11/.

Об этой же цели: поднять восстание греков, рассказывает статья о сражениях и победах А.Г.Орлова:

«В 1767 г. А.Г.Орлов в сопровождении своего брата Ф.Г. Орлова отправился инкогнито через Берлин и Вену в Италию, где и остался на продолжительное время, разъезжая повсюду и подолгу не останавливаясь на одном и том же месте. Тем временем Турция объявила войну России, и Орлов оказался в эпицентре событий, вблизи Средиземного моря и Балкан, к которым русская дипломатия уже давно проявляла интерес. Согласно планам русского правительства, их и другое православное население следовало поднять на восстание против турок.Свидетельством того значения, которое имела Россия для местных народов, стало появление в Черногории накануне русско-турецкой войны самозванца Стефана Малого, который получил власть, провозгласив себя спасшимся русским царем Петром III.

В конце 1768 г. Алексей и Федор Орловы прибыли в Италию и обосновались в Венеции, у которой были тесные контакты с Балканами. Согласно рассказу Рюльера, здесь они ежедневно посещали православные храмы, а на выходе из церквей всегда бывали окружены толпой народа, которому щедро раздавали деньги. …. становится очевидно, что они прощупывали настроения православного населения для вербовки потенциальных сторонников. По словам Ю.В. Долгорукова, «граф Алексей Григорьевич Орлов, разговаривая со славянами, венецианскими подданными и нашими единоверцами, уверился, что они недовольны своим правлением; также их соседы черногорцы, турецкие подданные. И все греки в Архипелаге преданы делу российскому». Оценив все это, он отправил донесение в Петербург, «дабы на сии народы и обстоятельства делать свое внимание, и он предоставляет свои услуги, если прислан будет флот и войско»/10/.

В тот же самый 1767 год, когда братья Орловы отправились инкогнито в дипломатическое путешествие по Европе, в Париж выехал художник Федот Шубин, а в 1770 он переехал в Италию, где в это время находились братья Орловы.

«После трех лет пребывания в Париже Шубин в 1770 году переехал в Италию. Здесь окончательно завершается его становление как художника, он создает скульптурные портреты, навсегда прославившие его имя. Некоторые его творения итальянского периода ныне составляют украшение коллекций Государственного Русского музея и Государственной Третьяковской галереи. Среди итальянских работ Шубина можно назвать барельефный портрет графа И. И. Шувалова (1771, ГТГ), бывшего президента Академии художеств…

В виде барельефа выполнен и портрет другого русского вельможи, находившегося в ту пору в Италии,— графа Ф. Г. Орлова. И в этой работе Шубин во всем следовал натуре, создавая изображение человека решительного и отважного. Портрет долго числился утерянным и лишь в 1947 году после долгих мытарств занял свое место в коллекции Русского музея.

Барельеф с портретом Федора Орлова, выполненный в Италии, стал началом «семейной летописи» Орловых в камне. Тогда же в Италии Шубин высек из мрамора портрет и графа Алексея Орлова, в ту пору главнокомандующего русскими войсками и флотом, действовавшим в Греческом архипелаге против турок.

Искусство вступившего в пору своего творческого расцвета мастера ценили не только истинные знатоки и любители искусства, но и «сильные мира сего»: прежде всего братья Орловы, да и вице-канцлер империи князь А. М. Голицын (родной брат покровительствовавшего Шубину в Париже российского посла)…»/14/

Таким образом, художник Федот Шубин, дед того самого Н.П.Шубина , в чьем доме в 30-х годах XIX века поселился М.Ф.Орлов и где возникли рисовальные Художественные классы, был хорошо знаком с отцом основателя этих художественных классов Федором Григорьевичем Орловым, портрет которого он делал в Италии.

В Академии художеств крестьянский сын Федот Шубной обучался с 1761 года и попал туда при покровительстве земляка Михаила Ломоносова, на правнучке которого, спустя 50 лет, женился Михаил Федорович Орлов.

Повелел определить его для обучения в Академии сам президент Академии граф И. И. Шувалов - фаворит императрицы Елизаветы Петровны.

Одами императрице Елизавете , как известно, знаменит был и академик М.В. Ломоносов. А вот Петру III Оды писать у него душа уже не лежала.

В годы, о которых идет речь, академик М.Ф. Ломоносов уже был избран почётным членом Стокгольмской Академии, а незадолго до смерти, в 1764 году - и Болонской Академий наук.

Вот так, благодаря уже многим академическим регалиями М.В.Ломоносова, его земляк Федот Шубин , уже в 1766 году, имея рекомендательные письма направился во Францию:

«Одно из писем адресовалось князю Д.М. Голицыну, российскому послу при французском королевском дворе, другое — знаменитому философу Дени Дидро, числившемуся «почетным вольным общником» Санкт-Петербургской Академии художеств.

До сходней корабля Шубина провожал его учитель, профессор скульптурного класса академии Никола-Франсуа Жилле, учениками которого были В.Гордеев и М.Козловский, прославившийся созданием статуи «Самсон» в каскаде фонтанов Петергофского дворца…»/14/.

В Петергофе работал и сам Ф.И.Шубин, а его потомок ротмист Н.П.Шубин, неудачно закончивший его Петергофскую карьеру из-за вспыльчивости, переехал в Москву и приобрел на имя жены вышеупомянутый дом на Малой Димитровке 12 (Чехова), который теперь известен тем, что в нем жил М.Ф. Орлов, спасший Париж, и были Рисовальные классы:

«…Старый москвич Д.И. Никифоров, издавший в 1901 году книгу “Из прошлого Москвы” с подзаголовком “Записки старожила”, писал; “На углу Успенского переулка стоял большой дом дворян Шубиных... Я помню последнего представителя семьи владельцев этого дома, бывшего офицера л.-гв. гусарского полка, покинувшего полк после случившегося с ним инцидента в бытность его караульным офицером в Петергофском дворце в царствование императора Николая I. Шубин был, хотя и добрый, но весьма вспыльчивый человек…»/13/.

С учетом фамилии – Шубин, похоже, дело было не во вспыльчивости, а в персональном отношении потомка Федота Шубина к Николаю I.

В ряду собственников дома, до Шубиных, обращу внимание на купца Григория Гаврилова из Малоярославца и Майковых:

«В 1776 году "коллежский асессор Илья Иванов сын Беляев" купил строение за 60 рублей у купца из Малоярославца Григория Гаврилова сына Гаврилова». Затем был надворный советник М.А.Хлюстин, бригадирша Т.В.Майкова. В квартирной книге за 1811 год сказано, что дом этот "бригадирской дочери Веры Васильевны Майковой, а ныне капитана Ивана Александровича Уварова В 1817 году к чину и имени капитана Уварова добавляется "покойный". В вышедшем в Москве в 1818 году "Алфавитном списке всех частей столичного города Москвы, домам и землям"… находим на угловом участке дом Шубина Николая, ротмистра..».

Почетный член Академии художеств в Венеции Д.М.Голицын, к которому сначала в Париж направился Федот Шубин, был женат на светлейшей княжне Екатерине-Смарагде Дмитриевне Кантемир, камер-фрейлине, статс-даме императрицы Елизаветы Петровны, дочери бывшего молдавского господаря Дмитрия Кантемира и сестры по отцу Марии Кантемир фаворитки Петра I.

Этот круг : Екатерина II, Орловы, Бобринские, Кантемир, Бецкий, Соколовы, Голицыны, Долгоруковы, Давыдовы и их родственные связи описывались мною в статье:

«О внебрачных детях императрицы Екатерины II и Орловых , их Воспитателях и судьбе архивов Ломоносова - у потомков Г.Г.Орлова и Т.Ф.Ярославовой».

Михаил Орлов, о чем уже говорилось , был женат на правнучке Михаила Ломоносова, а архивы М.Ломоносова после его смерти оказались у вологодской Ярославовой - матери М.Ф.Орлова. Позже, земли от неё перешли к сыну Михаилу. А вот судьба бумаг Ломоносова не известна.

Об этих бумагах М.В. Ломоносова, хранившихся в Вологде, упоминается в издании Академии наук СССР «Судьба Библиотеки и Архива М.В. Ломоносова», авторов Е.С.Кулябко и Е.Б.Бешенковского.

Загадки же статьи «Провинциальный портрет: плоды просвещения» Марины Полывяная об усадьбе «Нероново» М.М.Ярославовой (Черевиной) - родственницы Т.Ф. Ярославовой объясняет тот факт, что Дени Дидро был «почетным вольным общником» Санкт-Петербургской Академии художеств. Это в контексте её упоминания о том, что : «Здесь знали и свободно цитировали Дидро и Вольтера. Черевины поддерживали прочные связи с Францией (в Париже жили их близкие родственники)…».

Парижские родственники пока не нашлись. Отцом же М.М.Ярославовой (Черевиной ), был М.И.Ярославов , в свою очередь, родственник Г.Г.Орлова

К процитированной статье о «провинциальном портрете» я обращалась в публикации, посвященной Солигаличским находкам реставратора С.Ямщикова: «Помни имя свое: Фантом Ярославовых и Черевиных в «Малой Третьяковке» усадьбы Нероново…».

И на что я уже обратила внимание выше, фамилия художника Островского, рисовавшего Черевиных и Ярославовых, весьма напоминает фамилии Острововых, под которыми братья Орловы выезжали инкогнито в путешествие по Европе, где их и застигла война с Турцией.

Представлю о ней более подробные данные, потому что как раз в Италии сложился многолетний альянс Орловых и Шубиных:

«С началом турецкой войны, когда брат его Алексей был назначен командовать флотом, гр. Ф. Г. Орлов оставил гражданскую службу и в 1770 г. поступил в эскадру адмирала Спиридова. Прибывши в Архипелаг».Фамилия Спиридов, сделаю сразу ремарку , уже в начале XIX века упоминается в контексте истории общества Славянского союза и Южного общества, рядом с которыми был М.Ф. Орлов.

Задача у Федора Григорьевича Орлова была наиболее сложная. Он возглавлял десант, и ему надо было произвести восстание греков.

«Весь расчет строился на восстании греков – однако они, с энтузиазмом откликавшиеся на русские призывы и участвовавшие в политической игре, были бойцами отважными, но совершенно неорганизованными не способными противостоять регулярным войскам. К тому же турки господствовали на морских коммуникациях, а значит, могли легко перебрасывать силы в те места, где восстание оказалось бы особенно успешным и опасным.

В феврале 1770 г. эскадра, на которой находился Федор Орлов, представлявший своего брата, достигла берегов полуострова Морея (Пелопоннес). 17 (28) февраля высадился десант в бухте Виттуло. Целью десанта было занятие турецких укрепленных пунктов в Морее и поддержка греческих повстанцев-майнотов. Действовать должны были два отряда, пышно названных Ф. Орловым «Восточным Спартанским легионом» (командир - капитан Барков) и Западный Спартанский легион (командир - майор Долгоруков). Однако громкие названия скрывали крайне ограниченные силы: в каждом отряде было всего по 12 русских солдат, остальную их часть должны были составить греческие повстанцы…

Отряд Баркова, быстро набравший силы и насчитывавший уже до 1200 человек, в основном майнотов, 26 февраля (8 марта) подошел к местечку Бердона, гарнизон которого в панике бежал, а на следующий день блокировал крепость Миситра, расположенную в 5 км от древней Спарты. Положение турок усугублялось тем, что воды в крепости не было - и после 9 дней блокады они были вынуждены капитулировать. Этот успех мог бы стать важным для успеха всего восстания, многие турецкие гарнизоны были готовы сдаться добровольно, но у Баркова не хватило сил для того, чтобы предотвратить резню пленных, которую учинили ненавидевшие турок майноты.

26 марта он, по приказу Ф.Г. Орлова, выступил к местечку Леонтари. Леонтари был занят без боя и отряд продолжил движение к Триполице в Аркадии. Турецкий военачальник Селим-паша оставил без ответа русский ультиматум, а когда Барков решил атаковать их, турки, обойдя русские пушки, обрушились на греков, которые практически сразу же обратились в бегство. Русский отряд спасло только мужество его командира…»

Как видим, восстание греков свершилось. Коль скоро, 1200 греков встало на сторону отрядов Ф.Г.Орлова и были захвачены часть греческих крепостей. Но удержать Аркадию не удалось

Однако вдохновленные этими первыми победами греки до конца XIX века считали Ф.Г.Орлова своим национальным героем. И помнили не одно десятилетие. Вероятно, до тех пор, пока были живы участники этого восстания , которое поднял на полуострове Пелопоннес (Морея ) Федор Григорьевич Орлов.

Вот этот Пелопонесское восстание Ф.Г.Орлова 1770 года считают предтечей Греческого восстания 1821 года.

Таким образом, героем Греции был Федор Григорьевич Орлов, и в меньше степени - Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский, проявивший себя совсем в других боях.

Оттого меня и удивила главная страница современного сайта о русских в Греции.

Через примерно 20 лет после каждого греческого восстания 1770 и 1821 года совершались, что интересно, революции во Франции 1789-1799 и 1848 годов. Не спокойно было на Средиземном море. И не без «русского вектора».

Михаилу Федоровичу Орлову было всего 8 лет, когда ушел из жизни его отец Федор Григорьевич Орлов . Но рассказы о Греции и греческом восстании на Морее он мог запомнить.

В этом и истоки его дружбы с греческим аристократом Александром Ипсиланти, валашским господарем.

Восстание 1821 года Александра Ипсиланти – друга Михаила Федоровича Орлова, так получается по историческим фактам, продолжение Пелопонесского восстания его отца Федора Григорьевича Орлова.

В 1821 году «Александр Ипсиланти, воспользовавшись смертью господаря Валахии и Молдавии Александра Суцо, с группой этеристов перешёл через Прут и призвал народ дунайских княжеств к восстанию против турецкого ига…..»

16-я Орловская дивизия в это время стояла в Кишиневе, и М.Ф. Орлов готов был уже сделать бросок на помощь Александру Ипсиланти, но его отстранили от руководства дивизии. Рассказ об этой «Великой идее Греция» для М.Ф. Орлова представлялся мною в 2011 году:

«В книге Лотмана об А.С. Пушкине, конкретно, в третьей главе, именуемой «Юг. 1820-1824» приводятся следующие значительные для настоящей истории факты:

«…Орлов говорил об участии в войне против Турции, однако недавние разыскания С. С. Ланды показали, что вмешательство в греческое восстание входило для Орлова в 1820 г. в план русской революции. Орлов был участником декабристского Ордена Русских Рыцарей - организации, ориентировавшейся на тактику решительных действий…

С. С. Ланда приводит не попадавшие в поле зрения историков исключительно интересные данные греческого историка Филимона, близкого к Ипсиланти, согласно которым в переговорах последнего с Орловым было предусмотрено, что, если самовольное вмешательство Орлова в греческие дела вызовет гнев Александра I и он в Петербурге будет «объявлен вне закона», т. е. в случае, если вмешательство Орлова спровоцирует начало гражданской войны в России, Орлов «с русскими (т. е. со своей дивизией, - Ю. Л.) вступит в княжества как самостоятельный начальник», получив тем самым в Валахии и турецкой Молдавии базу для начала революционной войны с петербургским правительством…»/16/

«Великая идея Греция», как видим, имеет прямое отношение к Художественной классам и к Художественному училищу.

Ведь именно в Италии до и после походов к Греческому архипелагу и полуострову Морея создавал барельефы братьев Орловых Федот Шубин, отправленный с рекомендательными письмами к французскому послу Д.М.Голицыну, а затем перебравшийся ближе к Венеции.

Воины , революционеры, флотоводцы Орловы вдохновляли его, и вместе с Чесменскими победами создавалась Шубинская «летопись в камне братьев Орловых.

А уже спустя годы в доме Шубиных на Малой Димитровке 12 поселился опальный за его Греческий проект М.Ф.Орлов и возникли Рисовальные классы.

Источники:

[1] Московский государственный академический художественный институт им. В.И.Сурикова
[2] Московский архитектурный институт (МАРХИ)
[3] Московского училища живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ)
[4] Российская академия живописи , ваяния и зодчества, им. Глазунова. Основание Академии
[5] Флигель-адъютанты Екатерины II
[6] Дмитриевы –Мамоновы в Петербурге
[7] Флигель-адъютанты Екатерины II
[8] И.И.Дмитриев-Мамонов 1680
[9] Родословная роспись дворян и графов Дмитриевых-Мамоновых
[10] Граф Орлов Алексей Григорьевич. Сражения и победы
[11] Федор Орлов . Портрет. (С портрета Рокотова; находится в селе Дугине
[12] Бывшая городская усадьба Шубиных в Москве. Малая Димитровка 12 строение 2
[13] Елена Холмогорова. Улица Чехова,12
[14] Питомец поморских чудодеев
[15] Храм «Тихвинской иконы Божией Матери»
[16] «Великая идея (Греция) , ложа «Палестина» , Эрмитаж и Орден Почетного легиона … Михаила Орлова , спасшего Париж , «забыли» в ряду Героев войны 1812-1814 года»
[17] "Любовь и Маска"
[18]Мясницкая 21
[19] Дом Юшкова
[20] Петербург
[21]Фото Мясницкая 21
[22] Морея
[23] «Нефть и иконы. Охрана императора П.А. Черевина из Ярославовых - Оболенских и Ротшильды. Шотландский Замок Скелбо и Троице-Лыково Князя Оболенского-Сосновка»
[24] Михаил Федорович Орлов
[25]Михаил Орлов
[26] Усадьба Семеновское-Отрада
[27] Малый Гнездиковский пер. 7 Комитет Кинематографии
[28] «Отрада. Сызраньская библиотека»

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС