Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Всемирная азиатская торговля в древней Мологе, у начала Тихвинской системы. Правда, которую пытались затопить, Ч.1

    • Молога - боль Всея Руси. День памяти Мологи
    • Леушинское- Мологское стояние, 7 июля каждого года leushino.ru
    • Тихвинская икона Божией матери
    • Музей Мологи и Часовня Мологского Афанасьевского монастыря
    • Н.М. Алексеев - создатель Музея Мологи
    • О боярине Леонтии Алексеевиче Ярославове (Алексееве) и грамоте Ивана III на вотчины в Ярославском уезде. К.В.Баранов
    • Самый древний документ Рыбинского архива находится в фонде Ф-103 «Помещики Ярославовы»
    • Икона Николы Моложского, Третьяковская галерея
    • Никола Закамский, реплика
    • Ольгин Камень, со следом ноги княгини Ольги Выбуты
    • Камень на горе Маура, со следом ноги Кирилла Белозерского
    • Князь св. Федор Ростиславович Черный с сыновьями - первый обладатель Тихвинской иконы

© Наталья Ярославова-Чистякова
16 ноября 2012 года

Затопленную большевиками древнюю Мологу сегодня называют и Китежем, и Атлантидой.

Относят заселение мологско-шекснинского Междуречья к временам ещё дорюриковским. При этом первыми переселенцами в Мологу были новгородцы из города князя Игоря - мужа архонтессы и княгини Ольги Великой.

И существует даже предание о том, что сама великая княгиня Ольга Перевозщица, занимаясь на берегах близких к Мологе рек - Мсты и Луги - гражданскими урядами, забавлялась в то-же время охотой на Волге и Мологе.

Большой камень на берегу Волги, в версте от устья Мологи, испокон веку именовался Ольгиным. Факт этот сохранен в рукописной книге «0 древностях Российскаго государства», дьяка Тимофея Каменевича-Рвовского («Город Mолога и его историческое прошлое» Головщиков К. Д.).

При этом обращает на себя внимание и созвучие названий Молога, а также Волга с именем Олга, что означает Великая (М-Олга и В-Олога).

Другой такой Ольгин камень известен в Выбутах, близ деревни Ерусалимской, на её родине, и сохраняет по преданию отпечаток босой ольгиной ступни, что, в свою очередь, напоминает камень на вершине горы Маура. Хотя ступню мауринового камня приписывают Кириллу Белозерскому. На нем любила сидеть блаженная Асенефа - дочь дворянки Александры Алексеевны Ярославовой из Горицкого монастыря опальных цариц на реке Шексне и внучка А.Т.Ярославова.

На этом же левом берегу рядом с деревней Ерусалимской была ещё деревня Пристань. Быть может поэтому император Павел, возвращаясь в 1796 году через Мологу из Казани, высказал сожаление на тот счет, что: «Здесь бы следовало быть Пристани, которая теперь находится в Рыбинске» (Из записок Ф.К.Бушкова).

Император хотел придать Мологе, особенно почему-то ему полюбившейся, важное торговое значение в ущерб Рыбинску, который, по словам Фл. Арсеньева, почему-то, напротив, ему не понравился.

Т.е. корень он видел здесь, в Мологе, где в старину была « почти всемирная ярмарка, которую историк Костомаров называет первой в России».

Находившаяся при Мологе ярмарка слыла в России самою важною до XVI столетии и особенно славилась торговлей с Азией и Турцией.

«Съезжались для продажи и покупки купцы разных стран - немцы, поляки, литовцы, греки, армяне, персиане, италианцы и допускавшиеся тогда для внутренней русской торговли только в один Холопий городок». Торговый Холопий городок был построен с той целью, чтобы в саму священную Мологу торговцев не пускать.

По покорении Казани и Астрахани, в 1552-1555 гг., вся это Мологская азиатская торговля с Россией сосредоточилась уже вблизи Перевозов реки Белой и Камы казанско-астраханского региона, в т.ч. у Бирска (Челяндино).

Одновременно от древней Мологи начиналась, и так называемая, «Тихвинская система», которую составляли: река Молога, река Чагоду, приток Горюн, озеро Важинское, река Сомину, озера Сомино и Эглино; каналом в 10 в. входят в оз. Лебедино, из него в р. Тихвинку, в Тихвинский канал, в реку Сясь, Сясский канал, Ладожский канал и в Неву…

В связи со столь значительным статусом почти всемирной ярмарки Молога отдельно указывалась в духовных завещаниях царей и Великих князей.

Именно в этом бывшем древнем Моложском княжестве, где первым удельным князем был Михаил - сын князя Ярославского (св.) Давида, благословленный на это княжение Тихвинской (Афанасьевской) иконой и жили бояре и помещики Ярославовы, упоминаемые в самом старом фонде Рыбинского архива.

По данным статьи «Рыбинскому архиву 85 лет: слагаемые успеха», 26.10.2006…:

«Самый древний документ, выявленный на сегодняшний день, находится в фонде Ф-103 «Помещики Ярославовы», датированный 1627 годом. Это выпись из писцовой книги (столбец)».

«По смерти, в 1321 г., ярославскаго князя (св.) Давида сыновья его, Василий и Михаил, разделили ярославское княжество на два самостоятельных княжества: Василий, как старший, наследовал Ярославль, а Михаил получил удел по рекам Мологе до Устюжны включительно и Волге от реки Белой Юги до реки Юхоти.

Напомню при этом, что само Ярославское княжество образовалось в 1218 при разделе Ростовского удельного княжества (в составе княжества Владимирского) между сыновьями князя Константина Всеволодовича. В него входили земли по обоим берегам Волги и её притоков (Мологи, Юхоти, Курбы и др.), а также в низовье Шексны. При этом сама Молога древнее Ростова и Ярославля.

История же о первой Тихвинской иконе - более ранней, чем явленная над Ладогой, передается так:

«До 1370 года (в иных источниках называется 1377 год), когда икона была передана в Афанасьевский монастырь, она принадлежала роду князей Смоленских. Этой иконой незадолго до своей кончины, в 1298 году, св. князь Феодор Смоленский и Ярославский благословил своего старшего сына Давида. Последний благословил ей своего сына Михаила на княжение в г. Мологу; сын Михаила Феодор передал эту икону в Афанасьевский монастырь… К этой иконе Божией Матери стали во множестве стекаться богомольцы, и в настоящее время икона сия свято чтится всей Мологской страной». (Тихвинская (в Афанасьевском монастыре)).

Именно этот Мологский уезд Ярославской губернии указан местом рождения боярина Федора Ярославова, или иначе - вотчинника Ярославова (Алексеева) Федора Леонтьевича - сына вотчинника Ярославова Леонтия Алексеевича, братом которого был Ярославов Василий Алексеевич.

Жалованная Грамота Ивана III на села Черемошского стана бывшего Ярославского княжества, выданная Леонтию Алексеевичу Ярославову «является первым официальным актом, свидетельствующим о присоединении Ярославской земли к Московскому государству» - на что обращает внимание К.В.Баранов в его статье «Заметка о происхождении Паисия (Ярославова): Исследования по истории средневековой Руси: к 80-летию Юрия Георгиевича Алексеева». Совладельцами этой земли на Кубене в разное время выступали братья Василий Алексеевич Ярославов и Никита Алексеевич Ярославов, а также сыновья Федор Леонтьевич Ярославов и Андрей Леонтьевич Ярославов. Этих же Ярославовых, отцом которых был Алексей Ярославич, иногда в документах тех лет именовали Алексеевы, или Алексеевы (Ярославовы).

Боярин Ярославов Иван Михайлович, значится в боярских списках Мологского уезда с тремя братьями, в т.ч. - Ярославовым Тихоном Михайловичем. Также в архивных документах названы: Ярославов Михаил Иванович; Ярославов Матвей Иванович; Ярославов Яков Матвеевич; Ярославов Петр Матвеевич, Ярославов Гаврила Александрович («Помещики Мологского у. Ярославской губ. Фил. ГА Ярославской обл., г. Рыбинск, ф. 103, 50 ед. хр., 1627- 1835.).

При этом, боярин Тихон Михайлович Ярославов - это отец Алексея Тихоновича Ярославова, автора «Дневниковых моих записок», ставших вологодской энциклопедией, местом рождения которого указана Шексна.

Статья Р.М.Лазарчук, где приводятся эти сведения, содержит также информацию о том, что воспреемниками при крещении Алексея Тихоновича Ярославова был князь Михаил Степанович Вадбольский и Анна Даниловна Ярославова - жена подполковника Петра Матвеевича Ярославова. В наследство от своего дяди и воспреемника П.М.Ярославова Алексей Тихонович спустя годы получил деревню Ракульское. Хотя точнее будет сказать древний Ракульский погост. А уже после смерти А.Ярославова погост перешел в собственность мужа его дочери Натальи Ярославовой - Бердяевой («Остататок Ракульского погоста на некогда оживленном месте стоянки на торговом пути по Северным рекам»).

Обращает на себя внимание тот факт, что в 1769 году А.Т. Ярославову по купчей перешло в собственность имение от поручика князя Владимира Петровича Прозоровского - прямого потомка Моложских князей. (Моложское княжество)

Самому князю Владимиру Петровичу Прозоровскому имение досталось после покойного отца капитана князя Петра Владимировича и после покойной матери княгини Елены Дмитриевны Прозоровских, а также по разделу с сестрой княжной Варварой Петровной Прозоровской, в замужестве Васильчиковой. Ее мужем был капитан Иван Семенович Васильчиков. В деле Грязовецкого уездного суда (фонд 238 опись 3 дело 161.), которое рассматривалось по прошению Александры Алексеевны Клементьевой, имеется копия этой купчей крепости, согласно данным О.В.Шигаревской («Федосья Ярославова и ее Архангельское. Некоторые сведения к родословию вологодских помещиков Ярославовых»).

Таким образом, потомок моложских бояр Ярославовых - дворянин А.Т.Ярославов проявлял интерес к вотчинам и имениям моложских князей.

Обращу внимание также на то, что «Среди лиц, подписавших купчую на имение князя Прозоровского в качестве свидетелей, был Макар Александрович Аксаков. Предполагаемо, это тот самый Макар,который упоминается в Дневниках Ярославова, в контексте театра, причем рядом с именем Елены Васильчаковой, вероятно, дочерью вышеупомянутой Варвары Петровны Васильчаковой (урожденной Прозоровской).

В данном случае, это ещё одно подтверждение близких отношений Ярославовых и Аксаковых наряду с тем, что дочь Ярославского губернатора Анна Аксакова в браке была Ярославовой.

На связи вологодских и ярославских дворян Ярославовых с древней Мологой указывает одновременно тот факт, что дважды к ярославским дворянам Ярославовым из Мологи приезжал Глебов. Причем новость об этом визите нашла отражение в Ярославских губернских ведомостях 1836 года от 3 января

Рубрика называлась: «О приехавших в город Ярославль и о выехавших из оного.

Сего Января»

2 числа Прибыли: Отставной Майор Иван Павлов Глебов из Мологи, остановился в доме Госпожи Ярославовой (ЯГВ 1836 г. № 1 от 3 января).

Он же, прибывая в Ярославль и в 1837 году, останавливался в том же доме

Во время пребывания Павла I в Мологе он останавливался в доме генерал-поручика Николая Ивановича Глебова - первого предводителя мологского дворянства, исхлопотавшего герб Глебовым во время этой встречи (Н.И.Глебов).

Поскольку к этому времени всемирская ярмарка азиатской торговли переехала уже в район Астрахани, то Молога не была многочисленна и все мологские Глебовы были от одного корня.

«В доме Глебова… поднесены были императору от общества хлеб и соль, стерляди и осетр, а от девячьяго монастыря - образ. Здесь-же изволил он и ужинать».

Девичий монастырь рядом с Мологой - это монастырь Афанасьевский с престолом Тихвинской иконы Божией матери.

И Павлу I, надо так понять, был преподнесен список Тихвинской иконы Афанасьевской, а не Ладожской, появившейся над водами Ладоги на несколько десятилетий позже, чем появилась икона Афанасьевская.

Как уже сказано выше, первая Тихвинская икона, история которой связана с Мологой, где начинается Тихвинская речная система, принадлежала князю Ярославскому, Можайскому и Великому князю Смоленскому Федору Ростиславичу Черному.

Будучи в Орде, нарушив супружескую верность, он вступил в брак с дочерью хана Менгу - Темира, правнучкой Батыя.

В крещении эту дочь Менги-Темира, ставшую второй супругой Федора Черного, звали княгиня Анна.

Ярославская княгиня - мать первой супруги князя Федора Черного изгнала его из Ярославля. Ведь князем Ярославским он стал только благодаря первому браку. Поэтому после расторжения первого брака князя Федора Черного именовали Смоленским.

Многие задаются вопросом о том, каким образом именно этот князь вместе с сыновьями от дочери Менги Темира стали христианскими святыми ?

Ответ состоит в том, что святым князь Федор признан за глубину предсмертного покаяния. Все трое были канонизированы в 1467 году, т.е. при царе Иване III.

Это первые ярославские святые. В настоящее время мощи этих ярославских чудотворцев покоятся в Федоровской церкви Ярославля.

Святыми были не только сыновья князя Федора Ростиславовича, но и его потомки Преподобный Иоасаф Каменский (+ 1453) и Преподобный Вассиан Угличский (+ 1504)

Как уже сказано выше, по преданию, Князь Михаил, отправляясь в свой удел, принес, как благословение отца, икону Тихвинской Божией Матери, которая составляет ныне главную святыню Мологскаго Афанасьевскаго монастыря. День этой более древней иконы, чем та, которая была явлена над водами Ладожского озера, тот же самый - 9 июля.

Сам князь Федор Ростиславович, предположительно первообладатель этой иконы Тихвинской (Афанасьевской), крещенный в честь Федора Стратилата (либо Тирона) впервые упоминается в источниках в связи со смертью Костромского князя Василия Ярославича.

Это сын князя Ярослава-Феодора, ставшего великим князем Владимирским после гибели в битве с татарами на Сити святого Юрия, его родного брата. По одной из версий Федоровская икона Божией матери названа в честь князя Ярослава-Федора Всеволодовича.

Доминирует мнение, что

«В 1613 году чудотворной Феодоровской иконой из Костромского собора был благословлен при избрании на царство Михаил Романов» (Федоровская икона Пресвятой Богородицы)

Однако А.А. Титова, ведущий библиограф по краеведению

Тихвинской центральной районной библиотеки им. И.П. Мордвинова пишет следующее:

Тихвинская икона Божией Матери уже была тесно связана с родом новых русских царей. В Костромском Ипатьевском монастыре, мать боярина Михаила Федоровича Романова, старица Марфа, благословила его на царство списком с Тихвинской иконы.Недаром же ее часто называют «палладиумом России». Со времен посещения берегов Тихвины Василия III Тихвин называли «царским богомольем». («Тихвинская икона Божией Матери - один из символов России»).

В этом есть некая параллель между Федоровской иконой и иконой Тихвинской (Ладожской)

И, как это видится, связующая между ними (переходная) - икона Тихвинская Афанасьевская, дальнейшая судьба которой сейчас не ясна.

«В 1929 году святыня была передана в Мологский уездный музей им. Н. Н. Розова. Во время кампании изъятия из музеев предметов из цветного металла в 1930 году её забрал (сохранился акт изъятия) исполняющий должность начальника Мологского ОП ОГПУ. Дальнейшая судьба иконы неизвестна»

Подобную же фразу: Дальнейшая её судьба не известна. Икона исчезла в глубинах НКВД, я читала в истории иконы Николы Закамского.

Мною упоминалось, также, то обстоятельство, что я долго не могла найти «похожего Николу». Наконец в этом году встретился Никола Тульский, имеющий общие «черты» с Николой Закамским.

И вот уже сейчас, работая над статьей, увидела икону Николы Моложского

И с моей точки зрения, это наиболее близкий аналог

Причем два эти образа объединяют место самой древней всемирной ярмарки по торговле с Азией, с местом Азиатской торговли, после переезда этой ярмарки в направлении Астрахани и Оренбурга, через Башкирию, освоение которой начиналось с села Николо-Березовка, где и была явлена Березовская Чудотворная икона.

Продолжение следует…

Все материалы раздела «История Ярославовых. Камень и вода»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС