Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Несоблюдение Конституции вследствие лоббизма «экономически сильных сторон» и рабочая группа Администрации президента по защите интересов «экономически сильных сторон»

    • Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. No. 4-П о том, что банки не имеют права уменьшать проценты по срочным вкладам в одностороннем порядке ( в том числе, со ссылкой на пункты договора), которое перестало исполняться после 2004 года
    • Через неделю 21 июля появляется Письмо Ассоциации российских банков с заключением правового департамента АРБ, на которое ссылался в судебном процессе банк-ответчик, когда решение суда в 2007 году уже не было основано на Постановлении Конституционного суда РФ, в отличие от 2003 года
    • О том, как Председатель Конституционного Суда РФ В.Зорькин напомнил Государственной Думе и главе аппарата Правительства РФ С.Собянину об их долгах перед Фемидой и необходимостью исполнять Постановления Конституционного Суда РФ. 2009 год
    • О состоянии законодательства на дату срочного Детского вклада и в последующие 10 лет, обзор которого мне пришлось сделать для судебного процесса. Соглашение о СНГ и др. Стр. 1
    • О состоянии законодательства на дату срочного Детского вклада и в последующие 10 лет, обзор которого мне пришлось сделать для судебного процесса. Стр. 2
    • Письма и разъяснения Верховного Суда. Конец 2003 года
    • Определение Президиума Верховного Суда 14 июля 2004 года, допускающее уменьшение процентов по срочному вкладу в в одностороннем порядке банком
    • В Кассационном определении Тюменского областного суда идет ссылка на то, что в договоре срочного вклада будто бы было условие о праве банка снижать проценты в одностороннем порядке. Однако в Постановлении КС РФ сами такие условия срочных банковских договоров признаны незаконными. И не дающими права банкам снижать проценты по вкладам в одностороннем порядке вследствие их несоответствия Конституции РФ
    • Для тюменского суда в 2007 году оказалось достаточным вот такой фразы, впечатанной в типографскую форму установленного образца Госзнака, о том, что вкладчик будто бы ознакомлен с положением о ведении вкладных операций, для того чтобы не выплачивать деньги по срочному Детскому вкладу на 10 лет исходя из неизменной процентной ставки. Постановлением КС РФ сами такие условия срочных вкладов признаны незаконными в 1999 году
    • О 22 000 обращений в МВД на коллекторов от банков упомянула Уполномоченный по правам человека Э.Памфилова. В СМИ это не нашло отражения, соответствующего масштабам криминального шантажа граждан России. Статья исчезла в этот же день. Скрин сохраненной копии

© Наталья Ярославова – Оболенская
18 февраля 2016 года

В 2004 году в России стала заметно меняться та самая правоприменительная практика, для мониторинга которой на днях создана рабочая группа в Администрации президента под руководством С.Иванова («Иванов возглавил группу мониторинга правоохранительной деятельности предпринимателей»).

В сравнении с первым десятилетием истории России конца 20 века, наблюдавшееся в последние 12 лет, - это показательный пример того, как менялось отношение судов , в частности, к Постановлениям Конституционного Суда РФ, в т.ч. вследствие целенаправленной работы в коридорах власти разного рода ассоциаций крупных финансовых и коммерческих структур.

Тех самых ассоциаций , посредником в переговорах с которыми, как раз, и будет выступать Администрация Президента: ТПП РФ, РСПП, Деловая Россия, АРБ, Опора и т.д.

Второй стороной переговоров при посредничестве АП РФ станут силовики.

Но конечная цель - это внесение изменений в законы, которые также вполне могут противоречить Конституции, если говорить о практике.

Объявлено, что рабочая группа АП РФ будет осуществлять мониторинг правоприменительной практики в отношении крупного бизнеса, согласованные интересы которого представляют их объединения.

Судя по подаче, предполагается вести наблюдение за тем, что препятствует бизнесу в его коммерческой деятельности («Путин утвердил состав группы для решения споров бизнеса с силовиками»).

Однако сам бизнес и его лоббизм являются и являлись источником смены правоприменительной практики. И если сначала в их интересах менялась практика судов, в т.ч. в части неисполнения решений Конституционного суда РФ, то с годами эта же практика неисполнения решений КС РФ может коснуться и их, когда, в частности, и им придется выступать в суде истцами против более сильных оппонентов. Как это происходит сейчас, когда иски в суд подают те же самые банки, недовольные решениями ЦБ РФ. А также те, кому приходится защищаться в суде:

«Уральский банк решил поспорить с Центральным банком России и подал на него в суд».

«ЦБ подал иск о банкротстве столичного "Миллениум банка"

И среди этих банков, вероятно, не мало тех, кто входил в Ассоциацию российских банков или Ассоциацию региональных банков.

Менялась позиция судов, о которой сказано выше, в том числе, под влиянием ассоциации российских банков (АРБ), рассылавшей уже в «переломном» 2004 году письмо и заключение правового департамента АРБ, превысившего свои полномочия и начавшего толковать Постановление Конституционного Суда РФ 1999 года, в частности, тех вкладов к которым оно не должно применяться и к которым может применяться.

Суть спора была в том, могут ли банки уменьшать проценты по срочным вкладам начала 90-х в одностороннем порядке или нет.

Конституционный суд сказал нет. Ассоциация российских банков сказала да. И суды изменили правоприменительную практику. Т.е. на практике ассоциация банков или банкиры оказались сильнее Конституционного Суда.

За неделю до вот этих писем АРБ появилось Определение Президиума Верховного Суда, также допускавшее уменьшение процентов по срочному вкладу в одностороннем порядке.

Тогда как "Постановление КС РФ от 23 февраля 1999 г. No. 4-П носит универсальный характер и основывается на Конституции 1993 года".

В нем говорится:

«Осуществляя правовое регулирование отношений между банками и гражданами - вкладчиками, законодатель должен следовать статьям 2 и 18 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства.

Законодатель…должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию в сфере банковской деятельности и реально гарантировать соблюдение принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Используя договор срочного банковского вклада, гражданин осуществляет именно такую экономическую деятельность.

Только федеральным законом, а не договором должно определяться, возможно ли (а если возможно - то в каких случаях) снижение банками в одностороннем порядке процентных ставок, с тем чтобы исключалось произвольное ухудшение условий договора для гражданина – вкладчика… Иное его истолкование правоприменителем, допускающее право банка на включение в договоры с гражданами - вкладчиками условия о возможности одностороннего снижения процентной ставки по срочному вкладу в отсутствие соответствующего федерального закона, не согласуется с Конституцией Российской Федерации».

В Постановлении Конституционного Суда РФ банки называются «экономически сильной стороной» в сравнении с гражданином-вкладчиком, что также обязаны учитывать суды.

Суды, как уже сказано, с после 2004 года сориентировались на консолидированную позицию банкиров и Определение Президиума Верховного Суда, а не на процитированное выше Постановление Конституционного Суда РФ.

2004 год, напомню, это год Беслана. После которого были отменены прямые выборы губернаторов, что также вызвало немало вопросов в части соблюдения Конституции РФ. Одновременно это год начала роста цен на нефть, т.е. роста богатств "экономически сильной стороны".

В связи с возникшими затруднениями, вскоре после этого «перелома» 2004 года, встал вопрос о том, почему так долго, с даты принятия Конституции 1993 года, не принимается закон о Верховном Суде, который бы определил правовой статус писем Верховного Суда, разъяснений Верховного Суда, Определений Президиума ВС РФ.

В частности, что выше: Приоритет Постановлений Конституционного Суда или Определений Президиума Верховного Суда.

И вот когда суды стали принимать противоположные решения, руководствуясь уже не Постановлением Конституционного Суда РФ, а ориентируясь на Определение Президиума Верховного Суда РФ, я обратилась к Уполномоченному по правам человека В.Лукину, в т.ч. о необходимости срочного принятия закона о Верховном Суде. В настоящее время В.Лукин Член Международной комиссии по вопросам вмешательства и государственного суверенитета при ООН.

Не единожды поднимала этот вопрос о законе о Верховном Суде.

Обращала внимание на происходящее в правоприменительной практике в 2008 году в статье о Конституционном Суде

«Описываемые мною прецеденты неисполнения решений Конституционного Суда РФ теперь приняли массовый характер. Буквально на днях, на юбилейном, тысячном заседании Государственной Думы РФ», судья Конституционного Суда Борис Эбзеев заявил: «Угрожающе растет число решений Конституционного Суда либо неисполняемых, либо дурно исполняемых. И с особенно большим сожалением должен сказать, что некоторые коллеги из судов общей юрисдикции и судов арбитражных прибегают к самым изощренным методам юридического крючкотворства, считая возможным игнорировать эти решения» (Крест «Конституционного Суда»).

Этой же теме была посвящена моя статья 2009 года:

«Гарант Конституции» из Тюмени».

«Гарант Конституции» из Тюмени - С.Собянин. Потому что он в это время был главой аппарата Правительства РФ и именно к нему обратился Председатель Конституционного суда В.Зорькин:

В связи с неисполнением Решений Конституционного Суда РФ Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин обратился непосредственно «к главе аппарата правительства Сергею Собянину ... Судебная власть призвала исполнительную ...форсировать процесс законодательной инициативы» («Неисполнительные законодатели Конституционный суд напомнил Госдуме о долгах перед Фемидой»).

В статье об обращении Председателя КС РФ к С.Собянину и в Государственную Думу говорилось о том, что:

«Это уже не первое обращение такого рода. Так, в январе г-н Зорькин дважды обращался к спикеру Госдумы Борису Грызлову с письмами, в которых содержались «предложения по законопроектам, основанным на неисполненных решениях Конституционного суда». В последнем из таких обращений, датированных 15 января, глава КС констатировал: в повестку весенней сессии нижней палаты депутаты включили всего десять из 31 законопроекта из числа тех, которые Конституционный суд считает первоочередными. За весь минувший год Госдума рассмотрела и приняла всего пять законов, инициированных решениями КС…

Правда, в 2005 году сама Госдума обратилась к тогдашнему премьеру Михаилу Фрадкову с запросом «О необходимости принятия правительством мер по внесению изменений в законодательство во исполнение решений Конституционного суда»….Судя по тому, о чем сообщает в своем недавнем письме Валерий Зорькин, за три года положение лишь усугубилось».

Представленная картина препятствования исключению неконституционных норм из законов в течение 3-х месяцев, оговоренных в законе о КС РФ, указывает на то, что в этом заинтересованы очень влиятельные силы, обладающие значительным капиталом власти и финансов для такого блокирования.

Только после этих публикаций и напоминаний неспешно начали работать над законом о Верховном Суде, задержавшимся на 10 лет.

Приняли его только лишь 5 февраля 2014 года.

«Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 N 3-ФКЗ (ред. от 04.11.2014) "О Верховном Суде Российской Федерации".

Т.е. - через 20 лет после принятия Конституции РФ 1993 года!

Это в контексте заявления. «Путин: судьям,не соблюдающим закон, стоит поискать другую работу»

Каким образом в условиях изменения правоприменительной практики, начавшейся после 2004 года, и такого долгого отсутствия закона о Верховном Суде РФ судьи могли обеспечить соблюдение закона ?

Рекомендация В.Путина адресована им, если они не обращали внимание на подделки документов, или вносили в протокол сведения, не соответствующие действительности (как в моем случае, о будто-то бы представленном суду свидетельстве о браке, изъятом у меня за 10 лет до этого, при разводе).

А если судьи обращались в Верховный Суд за разъяснением: чем им руководствоваться ? И получали разъяснение, письмо или Определение, выводы которого не совпадали с Постановлением Конституционного Суда РФ, то они ориентировались на Верховный Суд, несмотря на отсутствие закона о нем. Потому что решения нижестоящих инстанций отменяет Верховный Суд, а не Конституционный Суд.

Я вела судебный процессы по двум Детским срочным вкладам, сделанным на 10 лет, в разных банках в 1993 году до принятия новой Конституции. С учетом длительности судов по этим вкладам – это почти вся эпоха современной России.

При этом, я работала в законодательных органах. Знаю законотворческую деятельность и правоприменительную практику с другой стороны.

Поскольку вклады были сделаны при старой Конституции, то обзор состояния законодательства в судебных процессах 2003 -2007 года я начинала с Соглашения о Создании Содружества Независимых государств, подписанного в Минске 8 декабря 1991 года , и с Конституции 1978 года в редакции 1992 года.

С момента подписания Соглашения о Создании Содружества Независимых государств в Минске 8 декабря 1991 года на территориях подписавших его государств не допускалось применение норм третьих государств, в том числе, законов бывшего Советского Союза.

В эту дату «обнулили» всё законодательство СССР, а российское ещё не было создано.

Уже при ратификации минского соглашения 12 декабря 1991 года Постановлением ВС РФ № 2014-1 была сделана первая «отступная». Фактически Соглашение о создании содружества независимых государств было ратифицировано Россией не полностью, а с изьятиями.

В этом моем обзоре для судебных процессов с банками есть много важного и для оценки событий, происходящих сегодня вокруг Украины. И вновь переговоры идут в Минске.

О чем был спор в суде между банками и вкладчиками, приведший к смене правоприменительной практики …

Была гиперинфляция, доходившая до 200 и даже 300 и более процентов.

Банки в начале 90-х начали привлекать деньги под 120 % годовых. Затем под 170 %, 190% и 200%.

Никто не заставлял их принимать вклады граждан под эти проценты. Они делали это добровольно. И они определяли десятилетний период.

Люди, сделавшие Детские вклады вот под эти 120, 170, 190 %, как показало время, рисковали много больше, чем банки.

Банки через 10 лет, естественно, не хотели возвращать деньги по вкладам под 120 % годовых и больше.

Встречно те, кто уважал себя и верил в закон - обращались в суды.

Банки ссылались на их внутреннюю инструкцию, дававшую будто бы им право, уменьшать проценты в одностороннем порядке. Инструкция - это не закон.

Вкладчики дошли до Конституционного Суда РФ.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года № 4-П, как показано выше, было четко сказано, что банки не имеют права уменьшать проценты по Детским срочным вкладам в одностороннем порядке.

В открытом заседании было рассмотрено дело о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности и это положение признано не соответствующим Конституции РФ. Значение имеет полный текст Постановления.

Казалось бы всё. Постановление Конституционного Суда РФ является окончательным и не подлежит обжалованию.

Но когда я вошла в процесс в первой инстанции начались «уловки» на тот счет, что «Постановление Конституционного Суда» обратной силы не имеет.

Это те самые «изощренные методы юридического крючкотворства», к которым прибегали с целью не исполнения Постановлений КС РФ, о чем уже в 2008 году публично сказал член Конституционного Суда Борис Эбзеев.

Довод, который привели мне, никуда не годился, потому что Постановление КС РФ всегда относятся к отношениям, возникшим до обращения в Конституционный Суд. И конкретно Постановление 1999 года относилось к срочным вкладам, сделанным до 1999 года.

Первая инстанция отказала мне в иске. Но в Тюменском областном суде их поправили. Решение в 2003 году в областной инстанции было принято в мою пользу.

Иски подавались мною не одновременно. При составлении иска ко второму банку я хотела учесть опыт первого судебного процесса.

Поэтому после выигранного первого суда я подала иск ко второму банку.

И вот тут начались перемены в правоприменительной практике.

Потому что подключилась к делу Ассоциация Российских банков.

Сначала 14 июля 2004 года появилось Определение Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

В этом Определении нет (!) упоминания Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года № 4-П.

Президиум Верховного Суда допустил в отдельных случаях уменьшение банком процентов по срочным вкладам в одностороннем порядке.

Уже через неделю 21 июля 2004 года Ассоциация Российских банков за подписью Г.А.Тосуняна рассылает заключение своего правового департамента за подписью начальника Л.А.Митяшевой.

После первого судебного процесса я делала публикации с целью помочь другим вкладчикам. Но среагировали быстрее на эти публикации банки, а не вкладчики. И мой обзор, который я направляла в т.ч. Уполномоченному по правам человека В.Лукину о том, что судьи устойчиво затрудняются (или делают вид) в том, к каким отношениям применять Постановления КС РФ, по типу «обратной силы не имеет» и пр., нашел отражение в заключении АРБ. Т.е. они воспользовались этим и повторили довод судьи первой инстанции, решение которой было отменено на областном уровне в Тюменской области в 2003 году.

Как сказано выше, Начальник правового департамента взяла на себя полномочия решать: к каким срочным вкладам относится Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года № 4-П, а каким нет.

Особенность момента состояла в том, что сразу после принятия Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года № 4-П неконституционная вторая часть статьи 29 закона «О банках и банковской деятельности» должна была быть исключена из закона Государственной Думой РФ.

Однако этого не произошло.

И ещё долгие годы эта признанная неконституционной вторая часть статьи 29 закона «О банках и банковской деятельности» продолжала оставаться в тексте закона.

Скорее всего, это тоже было результатом лоббизма банков. Им это было выгодно в первую очередь.

А поскольку неконституционная вторая часть статьи 29 оставалась в тексте, то банки в судебном процессе толковали это факт так, что её можно применять.

На признанную неконституционной позицию идет ссылка и в Кассационном определении Тюменского областного Суда 15 января 2007 года, в случае моего иска уже ко второму банку.

Суть Постановления Конституционного Суда РФ от 1999 года была в том, что банки не имели права включать в договоры срочных вкладов условие о своем праве менять проценты по вкладу в одностороннем порядке. И даже если они включили в договор срочного вклада это условие, то банки и в этом случае не имели права снижать проценты по срочному вкладу в одностороннем порядке, потому что самое такое условие в договоре срочного вклада незаконно.

В моем случае такого условия в договоре срочного вклада при подписании не было. Фраза о праве банка снижать проценты в одностороннем порядке в типографскую банковскую карточку была впечатана позже. В банковской карточке была также подделка даты, установленная судебной экспертизой.

Несмотря на это суд исходил из того,что в договоре банковского вклада, включающем подчищенную банковскую карточку ( что уже делало банковскую версию договора недействительной) было условие о праве банка снижать проценты в одностороннем порядке.

И несмотря на Постановление Конституционного Суда РФ, которое само такое условие в договоре признавало незаконным и не подлежащим исполнению, суд принял сторону банка и оставил без удовлетворения иск по Детскому вкладу, сделанному мною в 1993 году.

В Кассационном определении от 15 января 2007 года Тюменского областного суда вообще нет упоминания Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года № 4-П, как будто его не существует для Тюмени, обращу на это внимание.

Это яркий пример изменения правоприменительной практики, произошедшей в Тюменской области в период с 2004 года по 2007 год.

Губернатором в Тюменской области в это время был В.Якушев экс Председатель совета директоров Запсибкомбанка.

Председателем судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда при принятии решения был бывший юрист Запсибкомбанка А.А.Кликушин, о чем сказано в его биографии: «трудовой путь на ниве юриспруденции он начал с должности юриста Запсибкомбанка». Два других судьи: Горностаева В.П. и Дудниченко Г.Н.

В Тюмени есть судьи, которые специализируются на исках клиентов к банкам. Часто эти судьи имели опыт работы в банках.

Такой судьей считалась и судья первой инстанции И.Шаламова, отказавшая в удовлетворении исковых требований к банку при моем втором иске. В суде первой инстанции представители ответчика, как раз, и оперировали Письмом ассоциации российских банков и заключением правового департамента АРБ.

Эта согласованная позиция банков в виде письма АРБ и была представлена в суд ответчиком МЕГА-банком.

Т.е. все вместе банки единым фронтом против одного вкладчика. Что и запрещал Конституционный Суд в его Постановлении, когда обращал внимание на то, что банк является экономически более сильной стороной.

Неконституционная норма намеренно не один год сохранялась в законе.

Как показано, это было выгодно банкам и Ассоциации российский банков.

Центральный банк молчал, потому что Сбербанк - его дочерняя структура.

Государственная Дума тоже не исполнила свою обязанность исключать неконституционные нормы из законов в течение 3-х месяцев. В Государственной Думе есть свои лоббисты банков. Они, как правило, в банковских комитетах с разными интерпретациями названий: Комитет по финансовому рынку, Комитет по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству.

В эти комитеты банкиры и бизнес, естественно, продвигают свои фигуры.

Не выполнило свою обязанность исключать из законов неконституционные нормы и Правительство.

В структурах правительства ротация также происходит между министерствами и банками. Известный пример Г.Греф и Э.Набиуллина. Позиция «экономически сильной стороны» привлекательна и для них.

Как показано выше, не мало в судах бывших юристов банков. Тюменский судья А.Кликушин в настоящее время член Верховного Суда.

В последние годы от граждан России поступило 22 тысячи жалоб на незаконные действия коллекторов, которым банки передавали долги на взыскание – эти цифры привела Уполномоченная по правам человека Э.Памфилова (Символично статья исчезла в этот же день. Я привожу скриншот сохраненной копии).

Но Государственная Дума, которая очень задолжала гражданам по части очищения законов от неконституционных норм, «встрепенулась» только перед выборами в ГД РФ 2016 года.

Если бы ГД РФ не затягивала решение вопроса, и у Думы, также как и у других органов власти, был бы нормальный мониторинг, то вот этих 22 тысяч пострадавших не было бы.

Почему нет нормального мониторинга ? Потому что СМИ контролирует тот же самый крупный бизнес и он же раздает награды от разного рода «гражданских фондов», не редко тем, у кого в СМИ не всплывают вот эти жалобы граждан из-за цензуры. В свое время я предлагала при оценке деятельности губернаторов обращать внимание на число жалоб из региона в органы власти (О критериях оценки деятельности власти, коррупции и «родственно - денежном» аспекте контроля гражданского общества)

В частности, в разделе предложений «IX. Уровень развитости гражданского общества»:

Число обращений жителей территории к Уполномоченному по правам Человека: Число обращений жителей территории в ФАС России, Число обращений жителей территории в ЦИК РФ, Число обращений в Верховный суд РФ, Число обращений в Страсбургский суд, Содержание годового доклада о состоянии соблюдения прав человека на территории, Темпы монополизации СМИ. Доля СМИ, перепроданных в течение года (перешедших в собственность крупных частных компаний или государства).

Эти невыгодные для власти критерии не были приняты.

И что получилось ! В СМИ близко нет следа вот этих 22 тысяч историй граждан. Т.е. эти 22 тысячи граждан и их родственников, пострадавших от коллекторских агентств и банков, выбравших таких коллекторов, не смогли пробиться через блокаду и монополизм СМИ.

Их заявления беззвучно лежали в МВД. И только сейчас перед выборами всплыли эти ужасающие цифры о гражданах, на которых оказывалось психологическое и физическое давление, имеющее криминальный характер.

В моих предложениях о критериях оценки деятельности власти также предлагалось давать власти отрицательную оценку в случае:

«Открытой поддержки властью «назначенных ими представителей гражданского общества», выступающих в СМИ против демократии, подменяющих защиту граждан на защиту интересов крупных корпораций и лоббистских групп. Построения на территории «вертикали гражданского общества» ( одни и те же «представители гражданского общества» во всех околовластных общественных и пр. структурах). Необоснованных привилегий «представителям гражданского общества», добровольно отказывающимся от критики власти и более того участвующим спин-докторстве, т.е. поддержке действий власти, нарушающих Конституцию РФ и законы России (помещения для аренды и пр., заработная плата за счет бюджетных средств или из источников, контролируемых административным ресурсом)…».

Это тоже не было принято в Тюменской области, потому что не выгодно.

По большому счету, наибольшим беспределом является сама описанная в настоящей статье многолетняя пауза.

Если бы закон о Верховном Суде был принят сразу после принятия Конституции 1993 года, то не существовали бы предпосылки для того, чтобы в течение последних 10 лет судьи затруднялись в том, на чью позицию им ориентироваться. На позицию Конституционного Суда или на позицию Верховного Суда.

Хотя это не единственный фактор. Потому что в 90-х годах уважения к решению Конституционного Суда РФ было больше. И ещё в 2003 году решение было принято, в частности, в моем случае, на основании Постановления Конституционного Суда РФ . Для объективности скажу, что губернатором Тюменской области в это время был С.Собянин, главным федеральным инспектором С.Сметанюк.

Что произошло после этого. И почему тот же С.Собянин начал называть «бумажками» документы о собственности, вот это надо расследовать в России.

Если Центральному банку какие-то банки кажутся непривлекательными и грязными, подобно снесенным в Москве ларькам, то он подает в суд иск об их банкротстве или ликвидации. За 2014 год было закрыто 100 банков (За год закрыты 100 банков: ЦБ расписался в кровожадности).

Банков закрыто столько же, сколько киосков снесено мэром Москвы С.Собяниным за одну ночь 8-9 февраля 2016 года. Тогда как огромный аппарат Москвы в течение года в судах правовым способом мог решить эту задачу, одновременно выявив людей, которые занимаются выдачей незаконных разрешений. Но в этом случае, видимо, затрагивались интересы какой-то «экономически сильной» стороны.

Как только возникает вот эта «экономически сильная сторона", так начинаются массовые нарушения прав граждан.

Поэтому, когда рабочая группа Администрации Президента начнет защищать ассоциации бизнеса, которые чаще всего выступают в роли «экономически сильной стороны», ей надо принять во внимание, что такие действующие лица бывают и источником изменения правоприменительной практики , следствием которой могут быть и угрожающие масштабы неисполнения Постановлений Конституционного Суда РФ в судебных процессах.

Все материалы раздела «Мировой рынок нефти и газа»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС