Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные, Ч.5

    • Короли - Святые замка Короля Лебедя Людвига Баварского среди финиковых пальм
    • Финиковые пальмы в росписях Ипатьевского монастыря
    • Росписи с финиковыми пальмами Собора Святого и великомученика Пантелеймона Целителя, Новый Афон
    • Герб древней вотчины Сабуровых - Москворечье – Сабурово со стрелами «вверх и вниз» (мудрость Гермеса)
    • Первый кессон изразцов Царского места Ипатьевского монастыря в форме стрелки «вверх и вниз»
    • Второй кессон Царских палат Ипатьевского монастыря
    • Третий кессон Царских палат Ипатьевского монастыря
    • Четвертый кессон Царских палат Ипатьевского монастыря
    • Пятый кессон Царских палат Ипатьевского монастыря
    • Шестой кессон Царских палат Ипатьевского монастыря
    • Седьмой кессон Царских палат Ипатьевского монастыря
    • Восьмой кессон Царских палат Ипатьевского монастыря
    • Девятый кессон Царских палат Ипатьевского монастыря


©Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна, урожденная Ярославова (22.2.1960).Экс Годунина (23.10.1981-14.4. 1991).Экс Чистякова (14.4.1991 -10.06.2014). Я родилась 22 февраля 1960 года, Нефтекамск, Краснокамского района Башкирской АССР.
На дату публикации моя фамилия была Чистякова по бывшему мужу. Я подписала статью фамилией Чистякова и моей девичьей фамилией Ярославова

© Наталья Чистякова-Ярославова
18 августа 2011 года, Петергоф

В росписи Ипатьевского монастыря есть фрески с финикийскими пальмами, подобные тем, на фоне которых изображены Короли-Святые в замке Короля Лебедя - Людвига II Баварского. Казалось бы, причем здесь финиковые пальмы, если речь идет о Королях -Святых из европейских династий. Однако сейчас, в свете разговора о Красном короле и «кроваво-красных» финикийцах, такое прямое указание на финиковые пальмы и их родину - Персидский залив, читается иначе. Тем более, что фреска с финиковыми пальмами есть в Ново-Афонском Соборе Святого великомученика и Целителя Пантелеймона. Она входит в общую композицию библейского сюжета о Гробе Господнем.

Получается, что финиковые пальмы являются неким мистическим фоном для сюжета о Гробе Господнем и династии Святых Королей … В таком случае, возникает вопрос об отношении к этой династии и Мурзы Чета- Великого Захария - основателя Ипатьевского монастыря.

Дополнительным основанием задуматься о Святости Чета и его отношении к династии Королей Святых является информация с сайтов раскольников о том, «мурза Чет (Захария) почитался в качестве местночтимого святого в Костроме, и изображался на иконах - с нимбом. При этом на Руси писались иконы с сюжетом - явление Божьей Матери с Младенцем мурзе Чету. Одна из таких икон ранее находилась в Ипатьевском» монастыре» («Мурза Чет (предок Бориса Годунова) - был ли канонизирован Русской Церковью?»). Судя по данным других источников, в Троицком соборе Ипатьевского монастыря, действительно «хранилась древняя икона «Явление Богородицы с апостолом Филиппом и святым Ипатием мурзе Чету» («Крестный ход по Золотому кольцу (записки паломника)»).

Изображение Мурзы Чета с нимбом могло указывать не только на канонизацию его как святого, но и на принадлежность к династии Рюриков.

На Руси «все Рюрики изображались на иконах в нимбах, а Романовы - без нимбов. Нимбы Рюриков это и есть указание на божественность происхождения. Иван Грозный, помимо нимба, на ряде икон и фресок изображен в Царском Венце в виде короны, напоминающей корону, в которой обычно изображают Святого Царя Давида, либо несет на себе атрибуты Архистратига… Такие изображения есть, в частности, в Архангельском соборе Московского Кремля, где «все портреты Князей из Династии Рюриковичей написаны с нимбами вокруг головы, несмотря на то, что никто из них (кроме Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского) не был канонизирован Церковью ко времени создания росписи. В то же время, портреты Царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, стоявшие в Архангельском соборе вплоть до 30-х годов XIX века, были написаны без нимбов» («Меровинги возвращаются: политологи - патологоанатомы, борцы с «невинным зачатием» рвутся в «божественно зачатые» династии»).

Однако в кратких опусах, посвященных Чету, не относящихся даже ко времени его прибытия, Захарию называют царевичем Золотой Орды, принявшим христианство. К тому же я не видела изображений Рюриков на фоне финиковых пальм.

Скорее всего, финиковая тема указывает на некий, более древний род, чем Рюрики. И конечно первая гипотеза - это финикийцы. Но финикийцы поклонялись Гермесу - бог торговли, прибыли, разумности, ловкости, плутовства, обмана, воровства и красноречия. И если они знали какой-то ритуал обретения могущества, который запрещал записывать Пифагор, то получили его как раз от Пифагора, который «После ухода Гермеса из Эллады стал таким же Пастырем для мирян, каким был Тот для жрецов Египта».

Гипотезу о том, что мурза Чет имеет какое-то отношение к финикийским родам подтверждает следующий факт:

«В царских палатах Костромского Ипатьевского монастыря располагаются пять печей, сплошь покрытых изразцами. Их можно датировать предположительно XVII веком. Несколько десятков кессонов представляют собой целое алхимическое повествование.

Сам кессон представляет собой поле, центром которого является двухконечная стрела, устремленная единовременно вверх и вниз. Эта фигура, возможно, отражает главное положение герметической философии, запечатленное в «изумрудной скрижали» Гермеса Трисмегиста: «то, что вверху, подобно тому, что внизу, то, что внизу, подобно тому, что наверху, дабы свершилось чудо единого».

Изразцы сделаны, со всей очевидностью, потомками мурзы Чета, потому что тема Гермеса в виде двух стрелок, направленных верх и вниз есть и на гербе Москворечье-Сабурово. На этом же гербе, наряду с символом мудрости Гермеса, изображено ещё и золотое дерево с тремя золотыми яблоками, указывающее, с моей точки зрения, и на тему золотого бессмертия, и на тему вечной молодости, что и являлось главной целью «Великого алхимического делания». При этом в объяснении к гербу указывается, что «Золотые копьё и стрела взяты из герба рода Сабуровых, основавших село Сабурово. Красное поле является напоминанием о том, что эта местность когда-то входила в состав первой из царских дачных резиденций под Москвой (Коломенское).

Сначала эти земли были подарены Богдану Юрьевичу Сабурову - брату царицы Соломонии Сабуровой. С 1570 годов земли сегодняшнего Москворечье-Сабуровостали дворцовыми вотчинами знатных боярских родов Сабуровых и Годуновых. После прихода к власти Романовых бывшие уделы Сабуровых и Годуновых оказались в собственности Василия Васильевича Голицына -фаворита императрицы Софьи. В1712 году - село Черная Грязь с тремя деревнями и приселками Булатниково, Сабурово Петр I подарил крупному государственному деятелю России и Молдавии, бывшему Господарю Молдавии, - Светлейшему Князю Дмитрию Константиновичу Кантемиру. К этому надо добавить, что князь Кантемир - это отец фаворитки Петра I- Марии Кантемир. Т.е. земли находились у персон ближайшего окружения царей и императоров.

Под влиянием Марии Кантемир Петр I, как известно, и отправился в Персидский поход, в район Астрахани, в бывшую ставку Золотой Орды, т.е. в некотором смысле, на «родину» Мурзы Чета. Информацию же, побудившую Петра I предпринять неудавшуюся турецкую компанию, Мария Кантемир получила в Стамбуле (Константинополе), где жила в детском возрасте и была ученицей греческого монаха Анастасия Кандоиди, секретного информатора русского посла в Стамбуле - П. А. Толстого.

В 1775 году - императрица Екатерина II выкупила «Сабуровские владения» у наследника Кантемира и начала строительство в селе Царицыно своей новой дачной дворцовой резиденции. Но именно этому проекту Екатерины мистически не везло. Т.е. не удалось ей построить новую резиденцию, также как и другим Романовым после неё - воцариться на этих бывших землях Сабуровых и Годуновых.

Не столь давно, в одном из писем,мне поведали историю о том, что два российских космонавта обратились к вере после того, как находясь в Космосе, увидели некий тонкий световой луч до Земли, указующий на Коломенское. Когда я прочитала эту историю, то, честно говоря, никак не могла прокомментировать, почему именно - Коломенское. За исключением того, что мне подумалось: быть может, монахи недалеко расположенной Оптиной пустыни «удерживают» этот луч непрестанными молитвами. Но ведь и монахи Псково-Печерской лавры молятся не хуже… Однако луча к Пскову космонавты не заметили…

Безусловно, вспомнилось и о том, что подобный же луч с неба был отмечен в тот день, когда в хлев города Святой Крест (ныне Буденновск) были привезены мощи князя Михаила Тверского («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»)

«Столп огненный от земли до небес над телами их, сияющий пресветлыми лучами» упоминается также и в «Сказании об убиении в Орде Князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора».

Свечение, подобное тому, которое наблюдалось вокруг мощей Святого Михаила Черниговского и Святого Михаила Тверского, было отмечено и после смерти императора Дмитрия Ивановича - Лжедмитрия I, относящегося к потомкам Мурзы Чета, если верна версия о происхождении Лжедмитрия I от побочного сына Ивана III - правнука Дмитрия Донского и праправнука Ивана II Красного. Хотя сам Мурза Чет, по изучаемой в этой статье версии, является потомком султана КылычАрсланаII - правнука Великого князя Святослава Ярославича, т.е. имеет общую с Михаилом Черниговским кровь.

История того, что происходило после смерти императора Дмитрия Ивановича, описывается так:

«…Вокруг трупа, который был глумливо оставлен валяться на Красной площади, по ночам мерцал странный свет, раздавались загадочные звуки. «Мнозислышаху в полуночи великий плищ бесовский: в бубны бияху, и в сопелки играху, и песни скверные пояху, и таковую честь любящему их расстриге приношаху».

Необычные явления усиливались лютыми холодами, наступившими с 18 мая и погубившими в течение недели траву и листву на деревьях. Когда труп конями приволокли к Серпуховским воротам, где находилось кладбище для нищих, бездомных и самоубийц, разразилась страшная буря, срывавшая кровли, повалившая ограду у Калужских ворот. Затем по столице поползли слухи о том, что ночами над могилой свергнутого царя-самозванца появляется голубоватое сияние, в свете которого мёртвый встаёт из могилы.

Могилу раскопали, углубили на целую сажень, но потом оказалось, что тело оказалось у Серпуховских ворот спустя две недели.

Было решено вывезти тело в село Нижние Коблы и сжечь. Но труп упорно не желал сгорать - обгорели только руки и ноги, несмотря на страшное пламя. Труп был расчленён и сожжен по частям. Пепел, как гласит летопись, был заряжен в пушку; пушка выстрелила в ту сторону, откуда появился на Руси Самозванец».

Как видим, это издевательство над мощами уже убитого человека похоже на издевательство над мощами Святого Михаила Тверского, которым нашлось место лишь в хлеву, рядом со спящим скотом. Подобным образом,непокоренных при жизни пытались унижать и после смерти. Но в это самое время, откуда- то из далекого космоса являлся чудесный Световой луч и делал бессмертным человека, который при жизни был так жестокого предан.

Подобными историями Святых Великих князей отмечен, как известно, общий род Святослава Ярославича, Олега Святославича и Михаила Черниговского, отец и дед которого, кстати, были Чермными (Рыжими), как финикийцы.

При этом, все редкие иконы, излечивающие от онкологических заболеваний,также имеют Черниговское происхождение. Уделяла внимание этой теме в четвертой части статьи «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.4):

Весьма интересный список из 14 икон, требующий отдельного исследования, поскольку почти все названные в нем иконы связаны с местами продвижения Черниговских родов. И если моя гипотеза верна, то появление икон, излечивающих от рака, в точках совершенно конкретной географии, является доказательством того, что в этом же направлении продвигалась «Черниговская Тайна», назовем её так. Полагаю, что эту Тайну и искал рыцарь Гроба Господня князь Сергей Александрович Романов».

Получается, что в сферу изучения феномена Целительства, известного по Житию Святого великомученика Пантелеймона Целителя, имеет смысл включить ещё и Черниговские иконы.

Хотя самый первый великий Целитель в истории человечества был Гермес Тригирместриждырожденный, которому и поклонялись огненно-рыжие финикийцы.

В Венеции, где жили финикийцы, Гермесу посвящается даже некий древний «долгий ход», о котором говорят, что он «древнее христианства»

В книге «Восемь» о шахматах Карла Великого, хранящих тайну финикийцев, эта тайна истории Венеции описывается так:

«Огромная толпа собралась уже перед Порта делла Карта, её ворота отделяли знаменитый Собор Сан-Марко от примыкающего к нему Дворца дожей… Каждую Пасху на рассвете дож Венеции возглавляет процессию, идущую от Пьятцетты и обратно к собору Сан-Марко. Это называется «долгий ход, церемония такая же древняя как сама Венеция … А Венеция старше, чем Пасха, старше самого христианства… Венеция была построена финикийцами, от которых и получила само название. Финикия располагалась на островах. Её жители поклонялись Богине луны - Каре, она контролирует приливы, а финикийцы царили на море. Они верили, что из морских вод происходит все живое, сама жизнь. Венецианский дож появился в пурпурной мантии и драгоценном венце … в окружении музыкантов с лютнями, флейтами и лирами. За ним вышли представители Ватикана в строгих белых ризах и митрах. По знаку дожа участники процессии останавливались перед артефактами. Очередной остановкой Дожа был Меркурий - вестник Богов. В Египте его называют Тотом, что значит - «судья». В Греции он Гермес - проводник Душ в Аид. Князь мошенников, Джокер, Шут, Дурак в картахТаро. Он был Богом воровства и хитрости. Гермес изобрел семиструнную Лиру, которая позволяла брать октаву, чем заставил богов ликовать от радости… Передо мной стоял Бог, который мог освободить людей из царства смерти. На нем были крылатые сандалии, в руке - сияющий кадуцей, жезл, обвитый парой змей, чьи тела сплетались в Восьмерку…

Надпись у стены, ставшей последней точкой остановкой процессии, гласила:

«Если бы человек мог говорить и делать, что думает, он бы увидел, как может измениться».

В центре стены был вмурован простой Белый камень, которому дож и его свита отнеслись так, словно в нем было заключено некое чудо.

…Это был не простой ритуал… Каждая остановка в ходе движения символизировала ступень на пути перехода из одного состояния - в другое. Это было похоже на формулу… Формулу чего ? И наконец-то я поняла… Тут Руссо (Жан Жак) прервал рассказ…».

Вторым после Гермеса известным Целителем был Иисус - Еушэ - в переводе означает и «спаситель», и «целитель», и «врач».

Врачевательством были известны и короли-колдуны Меровинги.

А вот теперь получается, что и среди потомков Великого князя Святослава Ярославича также проявлялся этот потенциал.

«Историю брака Святослава Ярославича я описывала в статье «Потомки Ярославовы и женская линия: Киликия, Киликиевский крест, Ван- «море» и Церковь святого креста»

Приведу из неё цитату:

«Святослав был женат дважды. Первый брак с Килликией (или Кикилией, Цецилией). О ней написано так: «неизвестного происхождения. Дети от этого брака: Глеб, Роман Красный, Давыд и Олег».

Казалось бы, надо пройти мимо. Но я постаралась найти все, созвучное Киликии и другим, подобным именам.

Как выяснилось, ниточки тянутся даже в Карфаген.

Согласно Мифологии Киликс - имя одного из сыновей царя СедонаАгенора (Сын Посейдона, от имени которого Карфаген называется Agenorisurbs). Киликс был отправлен вместе с братьями искать их сестру Европу, украденную Зевсом под видом Быка. Европу они не нашли. Но Килиск - основал Киликию, а его брат Фойникс - Финикию. Третий брат Кадм - основал семивратные Фивы.

Годы жизни Святослава Ярославича: 1027-1076 непосредственно предшествуют созданию Киликийского армянского государства…».

Как видим, год назад я уже выходила на тему Карфагена, столицы финикийцев, в контексте истории рода князей Ярославовых-Оболенских из дома Михаила Черниговского. В дни работы над этой статьей о Святославе и Киликии, мне хотелось найти объяснение странному совместному захоронению князей Угличских и Александра Николаевича Ярославова - предводителя Вологодского дворянства в Спасо-Прилуцком монастыре, который строился при поддержке Дмитрия Донского, поскольку Дмитрий Прилуцкий Чудотворец был крестником детей Дмитрия Донского:

«В церкви Дмитрия Прилуцкого всего три надгробия. Наряду с А.Н.Ярославовым там похоронен Преподобный Игнатий (в мире князь Иоанн Андреевич) Углицкий, «в 18-летнем возрасте заключенный в темницу дядей его Великим Князем Иоанном III и проведший в ней 32 года, принявший перед смертью схиму, ум. 19 мая 1522 г. 45 лет. Память 19 мая (в нижнем этаже собора, в церкви Преп. Димитрия и Преп. Игнатия, под спудом) и Князь Дмитрий Андреевич Углицкий, пробывший 50 лет в тюрьме, в которую он был посажен его дядею Великим Князем Иоанном III, ум. после 1541 г. (в нижнем соборе, в церкви Пр. Димитрия и Игнатия Прилуцких).

Получается, что те, кто определял место захоронения А.Н.Ярославова рядом с князьями Углицкими, знали о том, что Ярославов, также как и Углицкие принадлежит к династии Рюриков и, вероятнее всего, к потомкам Киликии Киевской. Это логичнодля А.Н. Ярославова - продолжателя династии Ярославовых-Оболенских»

Как видим, работая над статьей, я исходила из приоритета факта совместного захоронения, доказывающего то, что дворянин А.Н.Ярославов является потомком князей Ярославовых-Оболенских. А поскольку Оболенские-это потомки князя Святослава Ярославича, то я сочла, что совсем не случайно Дмитрий Прилуцкий перевез в этот монастырь и Киликиевский крест. Причем высказала предположение, что «Киликиевский крест в монастыре Дмитрия Прилуцкого мог вполне указывать на то, что здесь похоронены потомки Ярослава Мудрого, либо тех ветвей «Дома Ярослава Мудрого», в ком течет кровь Киликии Киевской, как называют супругу Святослава Ярославича».

Более точным приближением является вторая версия. В церкви Дмитрия Прилуцкого похоронены те Великие князья, в ком течет кровь Киликии Киевской.

А у князей Ярославовых - Оболенских такая кровь соединилась дважды: как со стороны Оболенских, так и со стороны Сабуровой, относящейся к потомкам Мурзы Чета. Аналогично, князья Угличские, как это видится, были потомками Киликии по линии через Ивана Дмитриевича Красного Зерно.

Не исключаю, что и потомками Дмитрия Донского могли быть все трое.

Обращает на себя внимание тот факт, что церковь Дмитрия Прилуцкого была переосвящена впоследствии во имя Святых Равноапостольных царей Константина и Елены, что указывает опять же на Константинополь (Стамбул).

Не менее интересно и то, что Александр I, единственный из Романовых, кто не захотел посетить Ипатьевский монастырь, при этом уделил несколько часов беседе с А.Н.Ярославовым(похороненным позже с Угличскими князьями) во время его путешествия по северо-восточным областям губернии. Возможно, он прав. Лучше общаться с живыми, а не с их посмертным отсветом…

Как видим, указаний много. В том числе и тот факт, что уже в наши дни прямо перед входом в Коломно (Сабурово) расположился армянский ресторан «Киликия» … умеет Армения контролировать свою историческую географию…

К сказанному год назад можно добавить ещё и то, что в церкви Дмитрия Прилуцкого похоронены те Великие князья, незаконно лишенные царства и титула, которые являются потомками мурзы Чета, т.е. родство с Киликией Киевской у них идет через Чета, которого считают князем Золотой Орды, хотя «Золотая Орда» была только «пересадочной станцией»

Высказанная версия верна в том случае, если мурза Чет, действительно, является потомком султана Рума- КылычАрсланаII из Сельджуков.

Этот Румский султанат со столицей в Никее возник в области, которая некогда входила в состав Римской империи - Рума. Отсюда и произошло его название.

Принимая во внимание ряд Рим -Ром-Роман-Романовы можно предположить, что именно след этого султаната в Ипатьевском монастыре и привлек Екатерину II.

В состав этого Румского (Ромского) султаната входила также и Анатолия, откуда, похоже, на Руси и появились «караимские Натальи» («Царское имя Натали от царя Аттилы и мужская Ё (Yo) версия современной политики России»).

Султанат Рума (Турция) образовался после того, как султан CулейманI начал свой поход на Византию против Алексея IКомнина. «В 1081 г. император Алексей I Комнин, только что принявший власть, поспешил заключить с Сулайманом мир и признал большую часть его завоеваний»

Первый Крестовый поход как раз и был связан с этими событиями, когда Алексей IКомнин призвал на помощь крестоносцев из Европы… «В мае 1097 г. крестоносцы осадили Никею… В июне столица Сельджуков сдалась императору Алексею I… Никея больше никогда не вернулась под власть Сельджуков. Новой столицей султаната стала Конья (Икония). Взять реванш за прежние поражения Кылыч-Арслан смог только четыре года спустя, когда был захвачен в плен один из главных вождей первого крестового похода - антиохийский князь Боэмунд … Император Алексей I предложил за Боэмунда огромный выкуп…»

После КылычАрслана султаном Рума был его первый сын Малик-шах, а затем его второй сын Масуд I. Вот этот самый султан МасудI, видимо, и захватил (выторговал ?) во время этих войн с Византией внучку князя Святослава Ярославича, от его дочери, выданной замуж в Византию.

От брака МасудаIc внучкой Святослава Ярославича родился КылычАрсланII, считавший себя родственником крестоносцев. История об этом родстве кратко звучит так:

«В 1172 году глава рода Вельфов, саксонский герцог Генрих Лев совершил паломничество в Иерусалим.

Когда на обратном пути из Палестины Генрих Лев на кораблях прибыл к Таре, то к нему явились посланцы сельджукского султана Килидж-Арслана II. Они предложили безопасный путь через владения своего господина. «Через три дня неподалеку отИраклии состоялась встреча герцога с самим иконийским султаном, «который обнял и расцеловал его, говоря, что они - кровные родственники» … На вопрос герцога, сколь близко их родство, султан рассказал ему следующее: «Некая знатная дама из Немецкой земли вышла замуж за короля Руси, который родил от нее дочь, чья дочь оказалась в нашей земле - от нее-то я и происхожу» («Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.4)

«В 1178 г. Кылыч-АрсланII завоевал последние остатки державы Данишмендидов - их эмират в Малатье - и сделался полным хозяином Малой Азии. Могущество Сельджуков стало настолько велико, что все соседи искали их дружбы. Так появились Великие Сельджуки Персии.

Однако сам Кылыч-АрсланII едва не сделался виновником распада страны. В 1188 г. он разделил свои владения между 11 сыновьями, оставив за собой только столицу. Этой мерой старый султан надеялся обеспечить себе спокойную старость, но добился обратного результата. В 1190 г. один из его сыновей, Кутбад-дин, лишил отца престола и присвоил себе верховную власть. Это послужило поводом к войне между братьями … Cпас Арслана его любимый младший сын Кай-Хусрау I, который со временем вернул ему владения, и одновременно себе, поскольку долгое время после этого правил он («Сельжуки»)

Однако к тем временам, когда власть в Румском султанате перешла к КылычАрслануIV - современнику Мурзы Чета, сельджуки, по сути, уже стали вассалами монголов, т.е. они также как Великие князья ездили в Золотую Орду. Отцом КылычАрсланаIV былГияс ад-дин Кейхусров II (1236-1246), а матерью -Русудан -дочь царицы Грузии Тамары. Его братьями были Кейкавус II, Фалекад-дин и Кейкубад II. («Сельджуки.Кочевники - завоеватели Малой Азии»).

Детали о братьях нужны в контексте разговора о тайнах Ипатьевского монастыря по той причине, что «в 1265г. Кылыч-Арслан IV обратился с просьбой освободить своего брата-соперника из византийского плена не к своему новому сюзерену Хулагу, а к его сопернику Берке; помощь была получена», о чем уже упоминалось в предыдущей главе.

Однако остался открытым важный вопрос: Кто такой брат - соперник? Какова была его дальнейшая судьба после того, как его освободил хан Золотой Орды Берке - потомок Чингисхана из дома Бату («Джучиды»).

В самом султанате, как конкурент, этот брат был лишний. Отсюда возникает вопрос: Уж не отправили ли его в княжество потомков Святослава Ярославича ? И не был ли этот брат тем самым мурзой Четом ?

Эта версия поддерживается следующим историческим фактом

На конийских выпусках монет сельджуков Рума времен КилиджАрсланаIV., «регулярно присутствует тамга (вензель?) в виде сердечка с усиками. Это сердечко мы тоже очень часто видим на джучидских монетах» - об этом пишет А.В.Пушкарев (Санкт-Петербург).

Запоминающий образ - «Сердечко с усиками» … И вероятно потому мои мысли несколько раз возвращались к нему … Что оно означает ? Сердце мужчины ?

Но вдруг я вспомнила изображение одного из кесонновИпатьевского монастыря, на котором изображено Крылатое сердце и сделана подпись: «Тебе дан ключ».

В статье «Алхимия и изразцы Ипатьевского монастыря описывается он так «Внизу стрелки изображено сердце с замочной скважиной, окрыленное двумя перьями, над которым высится, судя по картинке, неложный венец. Надпись гласит: «тебе данъключъ». Итак, алхимику предстоит открыть сердце, также представляющее философский субъект. Следует указать, что это все те же перья с описанной прежде пернатой короны. Меркуриальное сердце летуче, но оно обладает возможностью быть открытым. Только таков путь к той короне, что высится сверху».

Так вот, образ этого Крылатого сердца для человека, не видевшего кессоны Ипатьевского монастыря, очень похож на сердце с усиками.

Получается, что в Ипатьевском монастыре и на монетах времен КылычАрсланаIV имеется один и тот знак крылатого сердца, что является дополнительным указанием на родство мурзы Чета и Великих Сельджуков Персии.

И в таком случае, за многие колена от Святослава Ярославича в венах мурзы Чета могло появиться много иной крови, наряду с кровью Великих сельджуков Персии … И даже кровь царицы Тамары, если он был родным братом КылычАрсланаIV.

Имя Арслан у мусульман тождественно Ярослав.Причем Арслан, что мне видится важным, переводится как Лев. А Львом был Пантелеймон Целитель, имя которого от рождения было Пантолеон. В посвященном ему Соборе в монастыре Святого Апостола Симона Кананита на новом Афоне есть большая фреска от пола до свода собора, где Пантелеймон Целитель изображен с огромным Львом.

Можно предположить, что Лев это ещё один ключ к этой истории, по большому счету о Гермесе и Философском камне, которая каким-то неведомым образом оказалась сохраненной в изразцах Ипатьевского монастыря, представляемых мною ниже.

В них давно знакомая мне тема «питьевого золота», к которой я пришла очень своеобразно через тему Золотой Крови, Золотого пути духовного совершенства и Золотой регенерации, в статьях:

Интересно, что я здесь тему Золота связала с темой Собора или иначе - Сабура

Это то, что я называю «Золотой темой». Созвучно «Золотой Орде» … Хотя КылычАрсланII был потомком персов. И его возможный потомок - мурза Чет только лишь попал на Русь через Орду, но золотоордынцем-джучидом не был.

Это видно и по характеру того древнего знания, которое представлено в Ипатьевском монастыре.

Предварю описание этих изразцов из статьиВиктора Больковского «Алхимия и изразцы Ипатьевского монастыря», теми вопросами, которые автор задает в её финале:

С какой же целью было создано столь сложное символическое повествование? «Очевидно, здесь речь идет о пособии по великому деланию (алхимии), которое можно назвать и одновременно деланием духовным, есть легенда, что алхимик не только мог получать золото в неограниченном количестве, он также обладал способностью быть вечно юным. Философский камень, полученный им в результате трансмутации элементов, при растворении в винном спирте давал то, что алхимики называли «питьевым золотом». Слух о чудодейственном «питьевом золоте» распространялся по всей Европе, доходя даже и до Московии. При употреблении его вовнутрь тело алхимика постепенно начинало претерпевать изменения. Через некоторое время происходило всецелое омолаживание организма. Ходили слухи, что адепт, употребляющий «питьевое золото» мог жить бесконечно долго. Это своего рода аллегория вечной жизни, достигаемой в результате духовного совершенствования.

Во времена Средневековья не только на Западе, но и на Руси центрами знания являлись монастыри. Одним из таких монастырей был и Ипатьевский монастырь. Мы можем предположить, что внутри него находилась некая особая духовная территория, сродни папской области в Италии. За одним исключением. На момент XVII в. власть Римской Церкви не была столь тонко могучей, как в далекой Костроме, поставлявшей на царство нового государя. Как мы полагаем, мистическая традиция передавалась внутри самого монашества. Вся иероглифика монастыря ни в одном из своих артефактов не противоречит священному Писанию. Наверняка здесь присутствовали и привнесенные из Византии религиозные тенденции…»

Ну а теперь, - непосредственно описание изразцов Ипатьевского монастыря после этой преамбулы, которое связывает воедино и Ипатьевский монастырь, и каббалу, и Меркурия (Гермеса), а следовательно и финикийский Карфаген, и в очередной раз доказывает, что у этой Ипатьевской истории есть Персидские корни, и возможно даже Египетские

Итак, «Алхимия и изразцы Ипатьевского монастыря»

В царских палатах Костромского Ипатьевского монастыря располагаются пять печей, сплошь покрытых изразцами. Их можно датировать предположительно XVII веком. Несколько десятков кессонов представляют собой целое алхимическое повествование.

Сам кессон представляет собой поле, центром которого является двухконечная стрела, устремленная единовременно вверх и вниз. Эта фигура, возможно, отражает главное положение герметической философии, запечатленное в «изумрудной скрижали» Гермеса Трисмегиста: «то, что вверху, подобно тому, что внизу, то, что внизу, подобно тому, что наверху, дабы свершилось чудо единого».

Первый кессон

Центральное поле внутри стрелы разделено надвое. Сверху лежащий барабан за подписью «непотребен без грому». Снизу изображена лошадь за подписью «воля со страхом». Вероятно, эти надписи обращены к начитанному наблюдателю XVII в. герметический смысл изображения таков. Барабан - Первоматерия. Гром - воля алхимика, извлекающего звук из барабана? чтобы отверзнутьПервоматерию, необходим барабанщик, ведающий ритм, ибо ритмом все было создано. Однако воля барабанщика должна сопрягаться со страхом божьим, ибо алхимическое делание требует смирения? но его недостаточно? нужно «знать кобылу», то есть каббалу, иными словами, необходимо тайное знание, дабы прочесть дальнейшее.

Венец в левом верхнем углу за подписью «прелестная вещь» показывает желанный исход делания, следует помнить, что слово «прелестный» имело исключительно негативные коннотации до конца XVIII в. ? таким образом, желающий получить корону не должен соблазняться всем тем, что она сулит.

Птица в правом нижнем символизирует неуловимость и общезримость меркурия, ведь он доступен всем, надо только уметь примечать.

Гриб в правом верхнем углу за подписью «скоро родися скоро исчез» - предупреждение труженика о сроках.

Двенадцатиконечная звезда на основе шестиконечной в левом нижнем углу за подписью «покажи нам пути своя» говорит о непредрешенности работ алхимика на его поприще. Человек мыслит одно, а Бог - другое. Христианскийэзотеризм, причем не только в своей нравственной части, переплетается здесь с алхимическим.

Второй кессон

Сюжет другого кессона еще более странный. S-образный змей, распятый на сухом древе. Подпись гласит: «с тобою засыхаю». S -это serpenta, змея, или, точнее, змей. Но в то же время s - это soter, спаситель. Известна традиционная гностическая концепция, именовавшая христа - змием. Напомним слова Христа: «будьте мудры аки змии и цели яко голубие» (Мф.Ю:1б). В Традиции нет однозначных символов. Любой из них имеет два противоположных значения.

В нижней части стрелы расположен привязанный к сухому древу струпный пес.проказа обозначена пятнами на его теле. С точки зрения алхимии этот символ указывает, что наш Философский Камень «лепрозен». Подпись гласит: «не прикасайся ко мне». слова, сказанные Христом (ин. 20:17) по восстанию Его Марье Магдалыне (так это имя пишется по-древнерусски). Было много попыток истолковать эти загадочные слова Христа. Все они представляются нам неудовлетворительными.

В верхней части стрелы изображена птица, сидящая на сухом камне, от которого простираются ветви с набухшими почками. Речь здесь идет о появлении меркурия как такового.

Третий кессон

Корона возвещает: «постояно исправлено». Наш Камень нуждается в исправлении. Он темен и безвиден, его не признают в жизни за царя, как не признавали за царя Христа. Лишь немногие могут опознать его, и тогда они обретут корону с двумя перьями - двумя летучими субстанциями. Но с ними не разобраться без языка пламени, исторгаемого из короны.речь здесь, видимо, идет о тайном огне философов, благодаря которому два легких пера могут пребывать в балансе. Камень не готов, его необходимо исправить. Исправивший его, даже и не получив желанного, уже обретает корону.

Четвертый кессон

Следующий кессон с малой стрелкой повествует о перипетиях навигатора, мечущегося в своей посудине между сухим древом и живым цветком.

Паруса приспущены, что дает нам некое указание на режим работы и силу огня, который не следует поднимать слишком высоко, дабы избегнуть участи Савиньена де Сирано Бержерака, чье Философское Яйцо взорвалось от перегрева. В то же время здесь представлено и знание философских весов, баланса между двумя сущностями, каковые в герметике именуются сульфур и меркурий.

Внизу стрелки изображено сердце с замочной скважиной, окрыленное двумя перьями, над которым высится, судя по картинке, неложный венец. Надпись гласит: «тебе данъключъ». Итак, алхимику предстоит открыть сердце, также представляющее философский субъект. Следует указать, что это все те же перья с описанной прежде пернатой короны. Меркуриальное сердце летуче, но оно обладает возможностью быть открытым. Только таков путь к той короне, что высится сверху.

Пятый кессон

В нижней части стрелки следующего кессона изображены грабли, касающиеся земли. Некто сообщает нам смысл происходящего: «собирает рассыпанное». Действительно, собирать рассыпанное - одна из функций этого чудесного садового инструмента.

Следует заметить, что алхимики сами себя часто величали небесными земледельцами.

Библейская отсылка к Экклезиасту здесь понятна. Конечно же, время собирать камни и время разбрасывать их. Однако эзотерическое послание этого изразца в том, что алхимику предстоит определенным образом собрать фракции вещества, более пригодного к дальнейшему Деланию с поверхности философского навоза. Сухая и зеленеющая поросли указывают на работу со все теми же двумя веществами, которые были выделены путем разделения из одного источника.

Сверху ползет черепаха: «помалу помалу…». Так должен действовать и алхимик.работа его занудна, требует усердия, внимания, зато и награда высока.

Шестой кессон

Следующий кессон в центре своем имеет весы в руке, выдвинувшейся из облака. Надпись гласит: «милость истиннусретостя». Это парафраз из книги псалмов: «милость и истина сретостеся, правда и мир облобызастася. Истина от земли возсия, и правда с небесеприниче» (пс. 84:11-12). Милость в данном случае соответствует небесному излиянию, представленному в виде птицы, мирно покоящейся в облаке.

Из клюва птицы нечто капает в одну из чаш весов.никакого сомнения, что перед нами так называемые весы естества, образ алхимии, будораживший в самое разное время самые разные умы - от адептов до естествоиспытателей-скептиков. Речь здесь идет о соотношении сульфура и меркурия, об их пропорции.

В верхней части стеллы представлена рука, выдвинувшаяся из облака и сжимающая некий свернутый в мешок плат. Слева от мешка - сухое дерево, справа - расцветший цветок. Божественная рука - это вмешательство естества в ход событий Великого Делания, собирания от нижнего ровно столько, сколько необходимо для его сочитания с вышним.

Седьмой кессон

В центре одного изразца саламандра, заглатывающая свой хвост и горящая в огне, не сгорая.надпись возвещает: «неропкая верность».

Этот традиционный сюжет всегда был призван обозначать, что конец делания совпадает с его началом по принципу подобия. Существо, подобное саламандре, на самом деле жертвенный агнец. Это тот самый агнец, которого Авраам принес в жертву вместо Исаака, когда господь испытывал его веру. С алхимической точки зрения речь идет здесь об обработке материи. «неробкая верность» - качество, необходимое алхимику, дабы не только опознать материю, но и привести ее к приготовлению надлежащим образом посредством огня, не страшась ничего

Восьмой кессон

Крайне левый верхний кессон боковой части печи в центре стрелы содержит изображение курицы, сидящей на яйцах.

Подпись не менее безапелляционна: «курица», в герметике курица - весьма непростой иероглиф, отражающий в первую очередь принцип порождения. Алхимики прежних веков не раз уподобляли огонь для варки высиживанию яиц курицей. Следующий сюжет в центре стрелы кессона гласит: «егда одно умрет, тогда другое родится».

Девятый кессон

Посередине изразца - древо. Справа от него подобное же, но меньшего размера, слева - пять нераспустившихся цветов. Речь идет о том, что ради рождения одного следует умертвить другое.

Внизу кессона изображен безжалостный полет стрел, никого не щадящий на поле брани. Одна из стрел пронзает сердце. Надпись гласит: «ранить». Стрелы посылает не кто иной, как сам бог любви, эрот.

В верхней же части кессона изображена башня за подписью: «Свободно и безопасно». Башня представляет собой защиту от летящих стрел. Иными словами, это твердое, сульфурное начало.

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС