Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Орден 22 февраля: Джордж Вашингтон - кумир Николая I Романова, символ свободы и прогресса в России

© Наталья Ярославова-Чистякова
14 февраля 2011 года, Санкт-Петербург, Петергоф

На Царицыном острове в Петербурге вот уже почти 200 лет растет дуб Вашингтона - Великого Магистра Александрийско-Вашингтонгской ложи № 22. Жёлудь, из которого вырос этот дуб, был привезен с могилы Джорджа Вашингтона в Маунт-Верноне, в 1842 году и стал «входным билетом» к императору для одного молодого янки, получившего за это от Николая I множество даров и протекций.

«Николай принял подарок с радостью, сказав «что нет другого персонажа ни в древней, ни в современной истории, перед которым бы он преклонялся так, как перед нашим Вашингтоном». При этом император лично отдал приказ посадить этот дуб в семейной резиденции на островах Царского пруда.

На бронзовой дощечке дуба сохранена та же надпись, какая была на пакете, в которой жёлудь из Америки был привезен в Россию: «Вложенный желудь снят с дуба, осеняющего могилу незабвенного Вашингтона, и поднесен в знак величайшего уважения Его Величеству Императору Всероссийскому. Американцы»». Со смертью императора вокруг разросшегося из желудя дуба устанавливается ежегодно летом золоченая корзина с незабудками».

В США этому факту было придано большое значение, потому что «С точки зрения американцев, жёлудь с могилы Джорджа Вашингтона символизировал свободу, перенесенную через океан… Однако у такого символического подарка был и подтекст: Символ зародыша свободы был подарен американцем русскому Царю. Только верховная власть (!) могла в России стать источником свободы. Идеи, появившиеся в Америке, воспринимало не русское общество, а государство (!)».

Вместе с этим жёлудем одновременно началась и «Модернизация 19 века» в России, т.к. студент, привезший его императору Николаю I, сказал ему на словах о том, что в России очень много роскоши и золота, но от Америки она существенно отстает, поскольку там есть паровозы и многие другие достижения научно - технического прогресса. Император после этого общения с молодым гостем из Америки срочно снарядил экспедицию, и уже вскоре железные дороги появились в России.

Однако разговор о дубе Вашингтона, вместе с которым уже почти два века в России «Растет Дух Свободы», я начала не для того, чтобы говорить о модернизации. Для меня, много более, важным является другой аспект. В частности тема о том, почему система ценностей Джорджа Вашингтона оказалась столь близкой Николаю I. И более того, почему «Ко времени правления Николая I главнокомандующий американских колонистов и первый президент Соединённых Штатов уже вошёл в число самых уважаемых в России персонажей мировой истории. … При этом в русских учебниках истории к середине XIX века даже устоялся эпитет «бессмертный Вашингтон».

Ответ на многие вопросы дает сам Царицын остров, где был посажен жёлудь, перевезенный через океан. А точнее - архитектурный замысел резиденции, парков и фонтанов, отражающий интерес императора к тайнам Помпеи, этрусков, Мальтийцев и коллекциям Наполеона Бонапарта.

Например, «в столовой павильона в 1850 году была размещена подлинная помпейская мозаика, датируемая I веком, некогда находившаяся в коллекции Жозефины Богарне». Мозаика была куплена специально Николаем I для павильона у герцога Максимилиана Лейхтенбергского в 1844 году. Сын герцога Максимилиана Лейхтенбергского - Евгений Максимилианович, 5-й герцог Лейхтенбергский, родившийся спустя годы, был одновременно внуком императора Николая I и правнуком Жозефины Богарнэ.

И в этом, упомянутом выше, приобретении Николай I «шел по следу» своего брата Александра I, который был весьма неравнодушен к обладанию тем, чем обладала Жозефина - женщина, волновавшая умы Европейских элит почти 10 лет. В частности, Александр I приобрел 38 полотен у бывшей жены Наполеона Жозефины Богарне («Картины Романовых в Париже»).

Более того, в мае 1814 года, через месяц после отречения Наполеона, император Александр I приехал к разведенной императрице Жозефине в Мальмезон. И события развиваются : «…Жозефина дает в его честь бал. Русский царь танцует с ней… На несколько минут в бальном платье разгоряченная танцами, она выбегает во двор глотнуть свежего воздуха. Через два дня Жозефина умирает от воспаления легких…».

Это официальная версия. На самом деле считается, что смерть Жозефины, окутана тайнами ни сколько не меньшими, чем смерть Наполеона. Позже, подобными же тайнами была окутана и смерть самого Александра I,ушедшего из жизни в одну из дат, имеющую отношение к тайнам Мальтийского креста и ордена Тамплиеров.

И если нет ошибки в датах, то и сама помпейская мозаика, по которой ступала нога Жозефины Богарне, была приобретена императором Николаем I в том самом году, когда у них умерла дочь Александра. При этом сам император считал, что смерть дочери - это наказание за кровь, пролитую им в дни декабрьского восстания.

19 лет прошло с той даты, когда кровью было обретено право на престол. Мудрость пришла к императору за эти годы, но для искупления такого похода к мудрости было слишком мало.

Императрица Александра I Федоровна была безутешна и резиденция на островах строилась императором, в том числе, и для того, чтобы она забылась на этих островах счастья.

«Царицын остров создавался императором для супруги Александры Фёдоровны как остров утопии, образ идеального мира, остров мечты. Ещё в 1837 году император повелел начать работы по осушению болота, созданию пруда, двух островов и парка в части Петергофа, прилегающей к Верхнему саду с юга… Императрице остров в Петергофе напоминал о любимом в её семье Павлиньем острове около Потсдама и об острове мечты Борнео…» («Помпейская мозаика»).

Главный павильон Царицынского пруда был построен в 1842-1844 годах архитектором Андреем Ивановичем Штакеншнейдером в «помпеянском» стиле - в подражание античным виллам, открытым при раскопках Помпеи. Для разработки этого проекта архитектор специально выезжал в Помпеи.

Павильон при этом выполнен в стиле Римских купален в Шарлоттенгофе (Пруссия), возведённых в 1829-1840 годах по замыслу брата императрицы Александры Фёдоровны. Это упоминание об участии брата императрицы в создании резиденции на островах Царицынского пруда является весьма важным, потому что речь идет о Прусском короле Фридрихе-Вильгельме IV, который в 1843 году, в честь 400-летия «Ордена Лебедя», восстановил «Лебединый орден», учрежденный курфюрстом бранденбургским Фридрихом II, в 1440 году («Белая Русь: «Орден Лебедя» города «Между Богов» и место паломничества хасидов всей планеты (ч.4)»)

Позже Глава «Ордена Лебедя» и родной брат императрицы подарил ей символическую колонну из белых и голубых стеклянных трубочек с навершием в виде золоченой статуи Ганимеда, кормящего виноградом орла, которая была установлена в цветочном партере (см. фотографии). В древнегреческой мифологии Ганимед - это прекрасный троянский юноша, из-за своей необыкновенной красоты похищенный Зевсом на Олимп, где он стал любимцем Зевса и виночерпием богов. Обращу внимание, в этом контексте, что самая известная посмертная скульптура Вашингтона изображает его в образе Зевса Лебедя.

Как видим, вся резиденция на Царицыным и Ольгином островах была наполнена символизмом. А чтение символом - занятие не из легких.

И возможно, будет понятнее, если я подойду к продолжению этой темы так.

Есть такой фильм «Ларец Марии Медичи», созданный ещё во времена СССР. Главный герой фильма Винсент Савиньи. В данном случае, Савиньи - европейская интерпретация фамилии Всеволода Юрьевича Свиньина, имеющего отношение к реликвиям крепости Монсегюр.

Однако был ещё один известный Свиньин из этого же рода - Павел Петрович, дипломат, художник, географии коллекционер (П. П. Свиньин и его Русский музеум, часть VI).

И как раз с цитаты П.П.Свиньина начинается статья «Петергоф: символы, эмблематы, эстетика воды»:

«Петергоф представляет единственное в России место, где на столь незначительном пространстве сосредоточилось как бы на память грядущего потомства так много исторических воспоминаний и произведений искусства» (1828 год).

Интересно, что когда я переехала в Петергоф, то пришла к подобного же рода выводам.

В статье от 2008 года «Проект счастье объединил: олигархов и митингующих и славянский союз» они прозвучали так:

«…Петр Первый «зашифровал» послание потомкам на южном берегу Финского залива Санкт-Петербурга. От Константиновского Дворца и далее:

Константиновский дворец - император Константин - Константинополь.

Парк Александрия - город Александрия в Египте…

А как расставлены античные Боги по приоритетам … На одной линии с Богами плодородия - самый большой фонтан Корзина - Символ плодородия и процветания России. А там, дальше в зарослях спрятаны Драконы с Крыльями… Петр Первый знал знаки и символы «Возрождения России» и её врагов тоже…

Обо всем об этом, я думала, когда наблюдала «Священный слет Лебедей в царских водах»

Такое совпадение в ассоциациях и оценках возможно связано с тем, что П.П.Свиньин родился в Галичском уезде близ Костромы. И с Костромой одновременно связана история рода Ярославовых. Отсюда и кажущаяся на первый взгляд «странность» его интересов: США и Сибирский Ермак.

«В 1810 по 1813 год П.П.Свиньин работал в дипломатической миссии в США. Российская миссия в США тогда провела успешную операцию по привлечению на сторону России в борьбе с Наполеоном талантливого генерала, некогда лучшего его соратника, Жана-Виктора Моро (1763-1813). Операция прошла успешно, и П.П. Свиньину было поручено сопровождать Моро и его супругу в Петербург.

Последнее его дипломатическое назначение было в Лондон. Вскоре П.П. Свиньин покинул государственную службу, и посвятил себя всецело литературной и издательской работе.

Среди книг П.П. Свиньина - роман «Ермак или покорение Сибири» (1834), «Картины России…» (1839)» («Свиньин П.П.Русский писатель, художник, журналист, дипломат, географ»)

В конечном счете, П.П.Свиньину были открыты такие тайны, которые являлись секретом даже для императорского семейства.

Так вот, именно этот самый Свиньин сказал о том, что «Эта меленькая территория является памятью для грядущих поколений».

Т.е. здесь, в том числе, и на Царских островах, находятся все тайны, которые должна знать и помнить Россия.

К примеру, вот это:

«Особый интерес для ценителей подлинных древностей представляли скрытые густой зеленью и вросшие в землю руины в восточной части острова. Обломки колонн огромных размеров, капители и карнизы из розового мрамора - архитектурные части какого-то древнего здания - были присланы из Италии Папой Пием IX в подарок Николаю I…

Из цветника к павильону вела сквозная галерея, вся увитая плющом. В конце ее, среди зелени, в нише стояла беломраморная фигура мальчика, просящего милостыню (скульптор Н.Пименов). По другую сторону галереи была сооружена великолепная терраса, обнесенная балюстрадой и спускавшаяся широкой лестницей к озеру. У самой воды можно было видеть две бронзовые статуи: рыбака с удочкой (работа В. Ставассера) и рыбака с неводом (работа А. Степанова)»

Символика такого Рыбака известна. Это - знак короля. В легенде о Лоэнгрине Персеваль излечивает Короля Рыбака, узнает от него тайны Грааля…

При этом сам император Николай I особо дорожил скульптурой «Мальчика, просящего милостыню, а также скульптурой «Венеры, снимающей сандалию».

Необычны были и розы, которые выращивались на этих островах. Новый сорт,, также как и в Европе, посвящался каждому наследнику и имена роз были связаны с именами наследников.

Сами острова назывались Петергофская «маленькой Италией». Причем интерес у императора, судя по датировкам скульптур, был к временам, начиная от 1 века нашей эры.

Палермо, Помпея, специальные королевские сервизы, письменные приборы. и иные предметы, оформленные этрускими рисунками - ещё одна особенность убранства.

В Ольгином дворце на Ольгином острове, который соединяется с островом Царицыным - наплавным мостом, Николай I ночами листал альбомы по архитектуре, специально присланные ему из Европы. А потом засыпал на небольшом, по нашим меркам, кожаном диване.

В этом же Ольгином дворце сейчас находится и фотография Ольги в Палермо, где она познакомилась со своим будущим мужем наследным принцем Вюртембергским Карлом.

Палермо - главный город итальянской Сицилии. В небольшом городе Пьяцца Армерина, сохранилось несколько древних церквей, включая церковь Комменда, служившую базой ордена Иерусалимских Мальтийских рыцарей после поражения первого крестового похода… Есть на Сицилии и дом, украшенный изображениями со знаменитым сюжетом Леды и лебедя - его так и называют: дом Леды.

В конечном счете, и здесь, в Палермо, императрица Александра Федоровна, что очевидно, находилась в ореоле тайн Лебедя и Мальтийского креста.

Как видим, несмотря на то, что формально Николай I дистанцировался от Ордена Иоанна Иерусалимского, Великим магистром которого был его отец Павел I, в действительности, Римское наследие, наследие Наполеона, Мальта и Сицилия - занимали практически все его время.

Такая сосредоточенность Николая I на архитектуре и наследии Мальтийского креста, как раз и объясняют его отношение к первому Президенту США - Джорджу Вашингтону.

При этом историки считают, что совпадение во взглядах Николая I и Джорджа Вашингтон, объясняет следующее высказывание императора: «Мне понятна республика, это способ правления ясный и честный, либо, по крайней мере, может быть таковым; мне понятна абсолютная монархия, ибо я сам возглавляю подобный порядок вещей; но мне непонятна монархия представительная. Это способ правления лживый, мошеннический, продажный, и я скорее отступлю до самого Китая, чем когда-либо соглашусь на него».

В принципе, вот в этом ответе императора, одновременно и ответ Николая I на дискуссию о Конституционной монархии, которая имеет место в наши дни.

Однако ещё более важным во всей этой истории для меня является её толкование в США.

Желудь как символ «Зародыша свободы» был подарен не народу, а царю- Суверену.

Поскольку, при абсолютной монархии Николая I, только верховная власть (!) могла в России стать источником свободы.

Если применить эти выводы к вертикали власти, возглавляемой в наши дни, де факто, сувереном, то получается, что именно на нем лежит ответственность за Дух свободы русского народа и его прогресс.

Привожу ниже полную версию истории «Дуба Вашингтона», представленную в статье:

«Мемориальные деревья - живые свидетели прошедшего»

Работа выполнена в соавторстве Иваном Ивановичем Курилла ? доктором исторических наук, заведующим кафедрой зарубежной истории и мировой политики Волгоградского государственного университета, и Ириной Олеговной Пащинской, хранителем Царицына и Ольгина островов в Петергофе.

…В начале XXI века старожили называли дубом Вашингтона могучее дерево в южной части острова, у Большой мраморной скамьи. Но описание Измайлова и план острова архитектора А. Семенова позволили установить, что мемориальное дерево растет в другой части сада. {15} В Царицыном павильоне, долгие годы ждавшем реставрации, сохранялась позолоченная садовая корзинка, когда-то стоявшая у дуба. Из-за небольшого диаметра ее нельзя было использовать рядом с выросшим деревом. В 2005 году, в ходе воссоздания ансамбля острова, была изготовлена подобная корзинка большего диаметра. Не сохранилась табличка, которая отмечала этот дуб. Но кроме Гейрота, текст на ней зафиксировал в своей записной книжке в 1920-х годах писатель, автор «Республики ШКИД» А. И. Пантелеев. {16} Описи дворцового имущества позволили уточнить ее размеры. {17} Все это стало материалом для воссоздания. И сейчас на острове знаменитое дерево окружено позолоченной садовой корзиной, в которой цветут незабудки и анютины глазки.

До последнего времени оставался неясным вопрос о том, кто преподнес желудь императору, кто скрылся за подписью «Американцы». Ниточкой, которая позволила начать поиск, стали ответы на наши вопросы исследователя из Маунт-Вернона Мари Т. Томсон. Она любезно сообщила нам о книге супер-интенданта поместья Маунт-Вернон Х. Доджа, в которой он написал о том, что брат Чарльза Самнера, известного американского сенатора, при посещении Маунт-Вернона перед отьездом в Петербург, взял несколько желудей из-под большого дуба, который тогда рос у могилы Дж. Вашингтона. {18} Как написала М. Томсон, судя по всему, этого дерева уже не существовало, когда Х. Додж писал свои воспоминания.

Об этой истории в США знали многие, но подробнее всего ее пересказала Фредерика Бремер (1801-1865), шведская писательница, путешествовавшая по Америке в 1849?1851 годах. {19} Детали и подробности, о которых она пишет, заставляют поверить в подлинность этой истории.

Однажды к американскому посланнику в Петербурге Дж. М. Далласу {20} явился молодой человек лет девятнадцати по фамилии Самнер. Это был чистый образец типичного янки, с рукавами, короткими для его костлявых рук, брюками, поднятыми на полпути к коленям, поигрывающий медяками и десятипенсовиками в карманах. Он представился со словами о том, что хочет увидеть российского императора. И в ответ на сильное удивление посланника, пояснил, что привез императору подарок прямо из Америки, который хотел бы вручить ему лично в знак глубокого уважения.

Улыбнувшись, Даллас попытался объяснить юноше, что очень многие хотят сделать подарок императору ради того, чтобы получить ответный. Но все же посланник поинтересовался, что именно хочет подарить юноша. Ответ его весьма удивил. Подарком был желудь.

Молодой человек объяснил, что перед своим путешествием был в Вашингтоне с матерью, где они хлопотали о пенсии. Во время этого путешествия они посетили Маунт-Вернон, где юноша поднял желудь и подумал, что привезет его императору Николаю. «Я подумал, что он должен был много слышать о выдающихся деяниях генерала Вашингтона и я предположил, что он должен восхищаться нашими учреждениями». {21} Посланник объяснил посетителю, что представиться императору для иностранца - совсем нелегкое дело. Но молодой человек был настойчив. Он желал встретиться и полагал, что может рассказать кое-что интересное об Америке. Самнер предполагал, что это будет рассказ о железных дорогах, школах, и том, какие большие волны могут преодолевать американские пароходы. Он считал, что Николая I это заинтересует с практической точки зрения. Еще одним его желанием было увидеть супругу царя и его детей. Удивленный его напором и уверенностью, посланник посоветовал юноше обратиться к вице-канцлеру и изложить ему его желание. Поблагодарив, Самнер обещал зайти позже и сообщить, как обстоят его дела. И он действительно появился через пару дней и сказал, что видел императора и разговаривал с ним. Он отметил, что Николай Павлович произвел на него впечатление подлинного джентльмена. Когда царь получил подарок, то сказал, что будет бережно заботиться о нем, что не было личности в древней и современной истории, которой бы он восхищался как Джорджем Вашингтоном. Он сказал, что сам посадит желудь в своем дворцовом саду, и сделал это в присутствии молодого человека. Он так о многом хотел расспросить юношу - о железных дорогах и школах и многих других вещах, что пригласил его прийти еще раз и познакомиться с его супругой и дочерьми. Император заметил, что его жена говорит по-английски лучше, чем он. Самнер охарактеризовал императрицу как очаровательную и образованную женщину, а ее дочерей назвал прекрасными девушками. Рассказывая Далласу об императрице, он говорил о том, что она задала ему множество вопросов, и полагала, что в Америке нет слуг. Как предположил юноша, ее мнение основывалось на книге Ф. Троллоп. {22} Эта догадка вызвала смех императора, который даже захлопал в ладоши и сказал, что действительно, они посылали за книгой Троллоп и императрица читала ее все утро. Самнер много рассказывал об Америке. Император повелел организовать для молодого человека показ достопримечательностей Петербурга. Для этого ему были прислана карета с четверкой лошадей и высокий сопровождающий чин. Когда благодарный путешественник явился для прощания к императору, тот поинтересовался, что ему хотелось бы увидеть в России. Самнер признался, что хотел бы посмотреть Москву, так как много слышал о пожаре, и интересовался генералом Бонапартом, но он хотел бы привезти часть заработанной им суммы матери, и не может потратить деньги на такую поездку. На следующее утро к Самнеру были присланы сопровождающие и карета для того, чтобы доставить его в Москву и обратно.

Даллас получил подтверждение этой истории от самого Николая I. До американского посланника доходила информация о Самнере из Москвы, а последнее известие о нем Даллас получил из Черкесии, где находился молодой человек, ведущий журнал своего путешествия и надеявшийся издать его впоследствии.

В книге Нормана Сола о русско-американских отношениях упоминается о статье в «National Intelligencer» от 2 октября 1839 года, где автор, приславший свой материал из России, с Кубани, высказывает желание исправить впечатление о России, созданное на Западе недобросовестными французскими и английскими публицистами и журналистами. {23} Нам кажется, что за инициалами G. S. в подписи к этой публикации скрылся наш герой. О «желудевой» истории упоминают и другие американские авторы середины XIX века. {24}

Мемориальный дуб в Петергофе, выросший из подаренного Самнером желудя, хранит память о первом президенте США, об императоре Николае I, юном американце и императрице Александре Федоровне. Эта почти невероятная история точно отражает тогдашнее положение в отношениях двух стран. В эту эпоху интересы России и США не сталкивались на международной арене, не было точек конфликтов и соперничества. Были общие противники, союз против которых был необходим двум странам. Наблюдался устойчивый интерес к устройству американского общества, столь отличного от существующего строя в России. Существовал также огромный интерес к техническим достижениям американцев. Серия командировок русских офицеров в Соединенные Штаты в конце 1830-х годов привела к постройке за океаном паровых судов для русского флота, к решению царя опереться на американских специалистов в его главном начинании - постройке Петербурго-Московской железной дороги. {25}

О «желудевой» истории ней помнили и столетие спустя. В 1962 году знаменитый американский поэт, признанный классик и патриарх, Роберт Фрост (1874?1963) посетил СССР по просьбе Дж. Кеннеди. В тот момент мир находился на грани драматических событий и поэт повторял историю о том, как некий американский моряк отправился в Петербург и привез в подарок царю желудь с дуба, который рос рядом с домом Дж. Вашингтона. Фрост лелеял мечту о том, что он везет подобный символический желудь в Россию Н. С. Хрущеву и надеялся, что его визит принесет существенную пользу в налаживании отношений между великими странами. {26}

Кто же был этот молодой человек, подаривший желудь императору? Джордж Самнер (1817-1863), брат известного деятеля американской истории, борца против рабства негритянского населения Чарльза Самнера, сенатора из штата Массачусетс. Братья происходили из семьи выходцев из Англии и были представителями седьмого поколения семейства Самнеров на американском континенте. Их предок, Уильям Самнер, прибыл в колонию Массачусетс из Англии вместе с женой и тремя сыновьями в 1635 году. Большинство представителей этого семейства были фермерами. Дед братьев, Джоб (1756-1789), воевал в рядах революционной армии. Отец братьев, Чарльз Пинки Самнер (1776-1839), шериф, отец девяти детей, честный, авторитетный, справедливый и прямой человек, убежденный противник рабства, был настоящим пуританином. Дж. Самнер учился в университетах Гейдельберга и Берлина и путешествовал не только по Европе и России, но побывал также в Азии и Африке. Его интересовали обычаи и установления разных стран и, особенно, сравнение систем юриспруденции, международного права, экономических структур и филантропических организаций. После возвращения он предпринимал усилия по организации школ для слабоумных детей. Самнер активно читал лекции о филантропии, печатался в изданиях «North American» и «Democratic», немецкой и французской прессе. А. Гумбольдт высоко ценил точность его исследований, а ни кто иной, как Алексис де Токвиль говорил о нем, что он знает европейскую политику лучше, чем любой известный ему европеец. {27}

Но остается еще одна загадка… В подмосковном Остафьеве растут два дуба Дж. Вашингтона, посаженные в 1860-х годах из желудей, подаренных хозяевам усадьбы Елизаветой Николаевной Карамзиной, дочерью знаменитого историка.** Происхождение подарка пока неизвестно. Разгаданная, эта история станет еще одним сюжетом, важным для понимания духа прошедшей эпохи.

В наши дни традиция посадки мемориальных деревьев продолжает развиваться и видоизменятся. Деревья сажают высшие руководители государства и почетные официальные гости, участники художественных акций и обычные горожане в честь юбилеев важных государственных событий. В лондонском сквере Тависток растут деревья посаженные в честь международного года мира (1986), в память о жертвах атомной бомбардировки Хиросимы, в честь людей, посвятивших свою жизнь борьбе с апартеидом, расизмом и несправедливостью. В первую годовщину террористических актов в Лондоне, произошедших 7 июля 2005 года, сквер, рядом с которым взорвался один из автобусов, был объявлен мемориалом всех жертв этого трагического дня. {28}

После событий 11 сентября 2001 года организация «Американские леса» создала программу «Мемориальные деревья», благодаря которой были посажены деревья в память о каждом погибшем в тот день в Нью-Йорке, Вирджинии и Пенсильвании. {29}

В некоторых парках США предлагают всем желающим посадить мемориальные деревья в честь любимых, в честь личных юбилеев, в честь друзей и знаменательных событий. Деревьям обеспечивается уход и забота, около них устанавливают мраморные таблички, имя человека, посадившего дерево, вносится в специальный реестр и оглашается в день весеннего праздника древонасаждения (Arbor Day). {30}

Американцы накопили большой опыт по учету мемориальных деревьев. Некоммерческая организация «Американские леса» с 1917 года ведет «Национальный реестр исторических деревьев», в который включено более 2500 деревьев самых разнообразных пород, некоторым из которых более тысячи лет. Большую часть этого списка составляют деревья, имеющие историческое значение, т. е. посаженные знаменитыми людьми в знаменитых местах, или же являющиеся свидетелями важных событий, или же растущие у домов, где когда-то жили выдающиеся американские деятели. {31}

Но деревья - живые свидетели событий и подчас даже участники, не вечны. Естественно, возникает желание продолжить их жизнь в их «потомстве». Так, Николай I еще в 1835 году приказал посадить у Коттеджа желуди, собранные с «Королевского дуба» близ Мемеля. Директор мемельской торговой полиции, собравший их, оставил документальное свидетельство принадлежности желудей именно этому дубу. «Королевский дуб» был связан с памятью о матери императрицы Александры Федоровны, прусской королеве Луизе, скончавшейся в 1810 году. {32} Это единственное известное нам свидетельство не дает возможности узнать, выросли ли дубы из этих желудей. Но сам факт их посадки у Коттеджа интересен как пример продолжения жизни мемориального дерева.

Интересен и другой способ продолжения «жизни» знаменитых деревьев, хотя, может быть, он возможен только в Великобритании, стране незыблемых традиций. В бывшем королевском поместье Хетвилде рос дуб, под которым, по преданию, Елизавета I (1533?1603) в 1558 году узнала, что она стала королевой Англии. После того, как закончилась жизнь этого знаменитого дерева, нынешняя королева Объединенного Королевства Елизавета II на этом самом месте посадила новый. {33}

В Версале в 2003 году погиб 320-летний дуб, посаженный при создании парка А. Ленотром. Его называли дубом Марии-Антуанетты, так как, по преданию, королева любила прогуливаться под его раскидистыми ветвями. Это было могучее дерево 30 метров высотой и 5,5 метров в обхвате. Было принято решение не срубать его сразу, сделав это только через несколько лет, когда подрастут новые деревья, выросшие из его желудей. {34}

В США применяется вполне «индустриальная» система подхода к этой проблеме. В организацию «Американские леса» входит питомник исторических деревьев в Джексонвилле, где собираются семена и выращиваются саженцы более 600 деревьев из вышеупомянутого реестра. {35} По инициативе Дж. Нортона, директора садового хозяйства музея-усадьбы Маунт-Вернон, тринадцать сохранившихся деревьев, которые, как известно, были посажены по указанию Дж. Вашингтона, и жизнь которых уже приближается к концу, стали материалом для исследований их ДНК генетиками вирджинского Технологического института. Знаменитые деревья Маунт-Вернона клонируются учеными. {36}

В нашей стране ситуация иная. Для XIX века характерна достаточная документированность посадки и жизни мемориальных деревьев. Рядом с ними часто ставили специальные таблички. В воспоминаниях, письмах, дневниках описывали деревья и подчас воспроизводили надписи на табличках.

К сожалению, в бурный XX век российской истории многие мемориальные деревья погибли из-за преклонного возраста или отсутствия ухода и внимания, память о них, или о местах их посадки потеряна. Некоторые из этих деревьев еще живы, но жизнь их близка к завершению, не выращиваются новые саженцы из их семян. А если жизнь их и продолжается в «потомках», то чаще всего это заслуга только редких энтузиастов. Во Флорентийской хартии отмечается, что ценность исторических парков состоит и в том, что в них сохраняется память о знаменательных событиях и их участниках (ст. 8). Важной задачей сохранения и реставрации исторических парков, по определению хартии, является изучение, сохранение и возобновление видов тех растений, которые формировали парки прошлого (ст. 9, 12). Мемориальные деревья, история которых известна и документирована, дают прекрасный материал для этой работы.

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС