Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Странная и Хитрая «Война среди мира», с запугиванием населения и сохраняющимися дипломатическими контактами. XV век и XXI век - с третьим игроком США

Написал своё имя высоко. «Пустил войну на мир»

    • Киевский синопсис 1674 года архимандрита Киево-Печерской лавры
    • "О превращении Великого княжества Киевского в воеводство" в 1471 году. Глава 109 Киевского синопсиса
    • Княжество Тарусское, в т.ч. Княжество Оболенское, Князей Тарусских Оболенских. Иллюстрация из книги В.Темушкина (Цемушава)
    • Великое княжество Литовское (ВКЛ). После присоединения Тарусского княжества к Москве (в основе).Иллюстрация из книги В.Темушкина (Цемушава)
    • Владения родителей Князя Ярослава Оболенского на реке Пахре около Подольска и Дубровиц. В сравнении с современными границами Москвы. Водный путь Москва-Пахра-Нара-Ока. И по отношению к Калужскому шоссе
    • «Врата Небесные». Об основании Псково-Печерского монастыря при Князе Ярославе Оболенском в 1487 году
    • Памятная табличка Собора о его основании в 1473 году, когда князем Пскова был родоначальник князей Ярославовых
    • Псково-Печерские иноки с рисунка Мейерберга. Псковский музей
    • Грамота Князя Псковского Ярослава Оболенского в Колывань (Таллин) Посаднику и Золотоносцам,отправленная перед его смертью в 1487 году. Найдена археологами в Ратуше
    • Об образцовом поведении Князя Ярослава Оболенского, не оставившего Псков в дни эпидемии и умершего вместе с Псковичами в 1487 году
    • О захоронении Князя Ярослава (Себастиана) Оболенского в Троицком Соборе Пскова в 1487 году. Из «Истории княжества Псковского»

© Наталья Ярославова – Оболенская
25-26 сентября 2014 года

«Странная» война, «Хитрая» война. Фактическая война, при которой не обрываются дипломатические контакты. Война, которая не объявлялась. Война, в которой обе стороны обвиняют друг друга, отрицают свои военные действия и стараются перевести вину на соседа.

«Война среди мира». Порубежные стычки, где реальные события выглядят «явной войной».

Война за пограничные районы с необозначенным или двойным политическим статусом.

Неприкрытое разорение и покорение зависимых земель…. Новые методы ведения войны, как запугивание населения, пресечение торговли, наезды, ослабление центров власти, привлечение местных «держателей власти», захваты земель; при подчиненном месте непосредственно боевых действий из-за сложного международного и внутреннего положения , не позволяющего вести войну открыто и придающего ей "странный" характер.

Приграничная война с операциями во всех направлениях на небольшое расстояние и хорошая координация действий центральной командованием, так что с небольшими потерями достигается значительный стратегический и политический результат…»

Процитированное - многие могут отнести к событиям 2014 года. Но написано это не о российско-украинских «порубежных конфликтах», не о том, что в современной политике похоже на «войну , которая не объявлялась», с сохранением отношений между государствами и дипломатических контактов.

Это первая московско-литовская пограничная война XV века, у которой был конец, но не было начала.

Времена Ивана III и короля Казимира, а затем его сына Александра из Ягеллонов - потомков Рюриков, как и Иван III.

Эскалация напряженности происходила постепенно в течение 20 лет. И эта напряженность то возрастала , то убывала, в зависимости от международной ситуации и состояния войны с Казанью. Союзному крымскому хану: то приказывали идти на Великое княжество Литовское, то отменяли «ценные указания».

Описана первая московская война в статьях и книге белорусского историка

Виктора Цемушава «Война во время мира. Первая пограничная война ВКЛ с Москвой (1486-1494)».

В.Цемушав указывает годы войны : 1486 -1494, но сам же в тексте многократно упоминает о том, что это война, по сути, «без начала». И ссылается на исследования С.М.Кучинского, который предлагал «признать войну двадцатилетней — между 1473-1493 г. — "войной среди мира", поскольку «Вяликия московские наезды на Вярховския княжества начались с 1484, но происходили они уже в 1470-1474 г.…».

История первой Московской войны, которую напоминают события в современной Украине, связана с переменами в Веховских (Верхнеокских) княжествах – это русские удельные княжества в верховьях реки Оки, которые возникли в XII—XIII веках, как уделы Черниговского княжества, с 1246 года под властью младших сыновей Михаила Всеволодовича и их потомков, в т.ч. Оболенское княжество, Звенигородское на Оке, Новосильское княжество, Волконское, Козельское и др.

Происхождение той «пограничной» войны Л. Калянковски предлагал «искать в отъезде до Москвы Верховский князей», которые сыграли ключевую роль во всем конфликте… М. К. Любавски рассматривал литовско-московские отношения…. в контексте отделения от Литвы Верховский князeв (с Верхнеокскай украйны). Помощь местных князей была полезной в борьбе с татарами, и Москва не только поощряла их к переходу на службу , но и оказывала определенное давление…».

В.Цемушев и авторы, которых он цитирует, четко выделяют следующие «переломные» годы это «странной» войны:

1473 год - московские наезды на Верховские княжества ( 1470-1474);

1486 -1487 годы, которые в книге В.Цемушева условно обозначены, как «начало» московско-литовской «непрерывной» войны. В эти годы была взята Казань и все силы переброшены на литовское направление. «Казимир войны не начинал, и только после присоединения к Москве Твери и взятия Казани (то есть после 1485-1487 г.) наступление Москвы действительно началось».

1492 год – смерть короля Казимира. «Междуцарствие» до правления сына Александра Казимировича, когда началась эскалация военных действий со стороны московского княжества. «С начала 1492 г. великий князь московский выступал уже с притязаниями шарагу городов и волостей». «Главные причины начала войны в 1492 г. видят в отсутствии масштабных боевых действий с использованием великокняжеского войск раньше этого времени...»

1494 год - заключение договора о «Вечном мире», при новом короле Александре Казимировиче, по подобию договора о «Вечном мире» 1449 года.

В.Цемушавым было подготовлено обширное исследование по московско-литовской , по сути, 20-летней войне. Но в книге опубликованы только две главы, представляющие самостоятельную ценность, как сказано в предисловии. Книга издана уже после смерти автора. Возможно, он сделал бы акцент иначе. И включил в заголовок указание именно на 20-летней затяжной характер «странной» и «хитрой» войны с высокой составляющей террора приграничного населения, которого просто сгоняли с обжитых мест и заставляли мигрировать.

В предистории московско-литовской войны я считаю важным выделить неназванный в упомянутых двух главах 1471 год.

В Киевском синопсисе - 1471 год назван годом, когда Польша объявила Киевское княжество - Киевским воеводством. Об этом рассказывает глава 109 «О ПРЕВРАЩЕНИИ ВЕЛИКАГО Княжества Киевскаго в воеводство» (Синописис . Иннокентий Гизель ректор Киево-Могилянской коллегии и архимандрит Киево-Печерской лавры).

Киевское княжество прекратило свое существование в 1471 году.

После этого у Черниговских князей в Верхнеокских княжествах, включая князей Оболенских, встал вопрос о том, с кем они: с Московским княжеством или Великим Литовским княжеством. И в том, и в другом, Король и Князь были Рюрики.

Аналогичный выбор был у Тверских князей, у Князей Новгородских и Псковских.

Не стало Киевского княжества, Московское княжество сочло, что оно - первое.

Полной аналогии с современными событиями в Украине нет. Украина, подобно Киевскому княжеству, не успела в 2013 году стать частью ЕС на роли «Киевского воеводства». И сейчас есть третий Большой Игрок - США. Также как и много заметнее роль Британии.

Тем не менее , характер стычек и особенно того, что происходит с населением, которое, по сути, сгоняют, как пять веков назад, напоминает эту московско -литовскую войну.

Названные в книге В.Цемушева годы совершенно четко корреспондируются с биографией Великого князя Пскова Ярослава Оболенского.

Первый период его княжения в Пскове официально начался в 1473 году.

Хотя и до этого, с 1470-71 годах он присутствовал на этом «театре действий» в Новгороде и Пскове:

«Юрьевская дань» Ярослава Новгородского в Псковском Договоре с Ливонским Орденом 1473 года» ;

Второй период его княжения в Пскове начинается в 1480-81 году и длится до 1487 года (смерть). Год тогда начинался осенью.

«КНЯЗЬ ПСКОВА ЯРОСЛАВ ОБОЛЕНСКИЙ У ОСНОВАНИЯ ПСКОВСКИХ ЛАВР ХРАМОСТРОИТЕЛЬСТВА В МОСКВЕ И В ЛИВОНСКОМ ПОХОДЕ 1480 ГОДА».

Именно 1486(87) год называют годом начала непрерывных военных действий.

Т.е. непрерывные военные действия начались между Москвой и Литвой после смерти Князя Пскова Ярослава Оболенского.

До этого он ещё договорами и «бряцанием» оружием сдерживал войну, поскольку на литовской стороне тоже были его родственники.

Непрерывная война началась после завершения Дипломатии. Великого Князя Ярослава Оболенского.

«Грамота наместника Пскова князя Ярослава Оболенского Золотоносцам Ревеля. Оболенск, Ярославец и Четрековское - вотчины князя Владимира Донского».

«Духовный брак» Печерской церкви и Рюриков. Княгинина власть в доме мужей Ярославовых и Брячиславовых. Москва, рожденная из Спаса на Камне».

Характер этой дипломатии остается тайной.

«Великий Князь Ярослав Васильевич Стрига Оболенский - Князь Псковский. Получатель Юрьевской Дани, Храмостроитель и Победитель Магистра Борха».

Поэтому видимо и исчезли Посольские книги именно до 1487 года - года его смерти.

Этот год выделяет В.Цымушав. Автор не связывает исчезновение Посольских книг со смертью Великого Князя Ярослава Оболенского. Но он не единожды выражает удивление тем, что исчезли Посольские книги до 1487 года:

«Ситуация осложняется тем, что главный источник, который дает абсолютное большинство данных о литовско-московских отношениях XV в. (Посольские книги), сохранилась только от 1487, хотя известно, что, например, В 1484 г. в Москве находился посол от короля Казимира Ян Забярэжски…»

А вот Крымские посольские книги этого же периода сохранились:

«Крымские посольские велись с 1474, и из них можно узнать если не о событиях, которые реально происходили между Москвой и Вильнюсом, то, скорее, о намерениях и пожеланиях московской стороны, например: утвердить мирные отношения с западным соседом, или наоборот — подбить крымского хана на войну с ним. Так, вот, периоды стремления к миру и желания войны с московской стороны в крымских посольских книгах отразились очень точно».

Поскольку я хорошо знаю период правления Великого Князя Ярослова Оболенского, то считаю важным в условиях осложнившихся отношений между Украиной и Россией обратить внимание на финал Ивана III.

Трагический финал. И у него. И у его потомков. И здесь же начался финал «Дома Рюриков» из-за нарушения завещания Ярослава Мудрого и Святых Бориса и Глеба, помощь которых Александру Невскому предопределила на определенном этапе первенство Москвы.

«Святые Борис и Глеб, династическая легитимность и завещание Александра Невского Псковичам о его потомках и «втором распятии жидами Христа».

Художникам надо нарисовать церковь Бориса и Глеба, с видом на которую жил В.Путин, ведь Украина для нас - братская.

Свое несогласие с действиями Ивана III выразил Князь Оболенский – архиепископ Ростовский и Ярославский Иоасаф. В знак протеста , он в 1488 году оставил кафедру и ушел в Ферапонтову пустынь (Наталья Ярославова: мое путешествие в Северную Фиваиду Белоозера).

«Удачную характеристику ходьбы всей войны высказали в 1493 г. представители панов-рады в Москве перед князем Иваном Юрьевичем Патрикеева. По их словам, московский великий князь нарушил старину, "написал себе имя свое высоко", а новость в итоге выразилось в том, что "нашому господару великие ся вреда подеяли зъ вашого гасподара земли, войну на миру пустилъ…».

В сравнении с книгой В.Цимушава очень простовато смотрится книга В.Медынского, издания 2014 года, в одной из глав которой ведется речь о том, что «Крым нам простили», что относится к временам уже «в окрестности» Чигиринских войн. Если это обоснование для правительства, то , с моей точки зрения, - на его основе нельзя принимать решения. Книги В.Медынского в продаже. И сравнение произвести не сложно.

Ниже я привожу ряд актуальных цитат из статьи Виктор Цемушава

«Война во время мира. Первая пограничная война ВКЛ с Москвой (1486-1494)»

«Если время окончания войны не может вызывать сомнений — 5 февраля 1494 г., день заключения мирного договора ("вечное докончанье")[49], то ее начало жестко определить трудно. Эта война так и не была объявлена[50], а во время ее производства не обрывались дипломатические контакты, при этом обе стороны обвиняли друг друга, отрицали свои военные действия и старались перевести вину на соседа».

«О времени, когда началась война, существуют разные мнения. Почти не отличаются во взглядах на временные рамки первой пограничной войны польские историки. Исследователь восточной границы ВКЛ Я. Натансон-Леско разделял литовско-московские отношения конца XV в. на два конфликта: пограничную войну во время мира ("Wojna kresowa podczas pokoju") 1486-1492 г. и первую московскую войну 1492-1493 г. Последняя закончилась в феврале 1494 г., когда бывзаключаны мир[4]. Пограничная война при этом характеризовалась рядом наездов на границе, которые сочетались с предательством местных князей и присоединением иx уделов к Москве, а первая московская война — движением трех великих армий на территорию Литвы и добычей городов в Паоччы, на Вяземшчыне и Смоленщине[5]….»

«…В другой работе Л. Калянковски утверждал, что давление Ивана III на восточные литовские земли фактически начался после присоединения к нему империи Новгорода, но непрерывные войны продолжались с 1487 г. С начала 1492 г. великий князь московский выступал уже с притязаниями шарагу городов и волостей[9]….»

«…3 исследования С. М. Кучинский, посвященного Черниговско-северские земли под властью ВКЛ, конкретные даты масковскалитовскага противостояния конца XV в. определить цяжка. Вяликия московские наезды на Вярховския княжества начались с 1484, но происходили они уже в 1470-1474 г.[10]. Историк считает, что не стоит называть первым годом литовско-московской войны 1492 год. Он был лишь иногда усиления военной кампании и началом конца 20-летней пограничной войны, которая велась с обеих сторон без формального объявления[11]. Еще до указанного года в пограничных делах использовались регулярные полки, и "явной войной" выглядят события у стен Воротынский 1489, когда туда двинулись 11 московских воевод[12]. Усиление войны в 1492 г. не сопровождалось ее объявлением, вообще не существует сведений о формальном начале конфронтации. По словам Кучинский, "оба правительства не называли своим именем то, что происходило фактически"[13]. В итоге он предлагает или признать войну двадцатилетней — между 1473-1493 г. — "войной среди мира", или считает буквально, что ее не было, а первая московская война произошла в 1500-1503 г.[14]….»

«..Весьма существенным представляется разделение войны на два этапа, для которых рубежом является 1492 год — год смерти короля Казимира и время перелома в истории ВКЛ . Но С. М. Кучинский подал убедительную критику такого подхода, которая заставляет связать все события определенного времени в одну войну…»

«…Российской историографии не удалось выработать более-менее единого взгляда на время, когда происходила первая московско-литовская пограничная война. Г.Ф. Карпов, который выдал главную источник по отношениям Москвы и Вильнюса во второй половине XV в. — Посольские, задолго до этого создал самостоятельное исследование о борьбе Московского государства с ВКЛ[25]. Автор отнес начало враждебных действий Москвы против Литвы до 1473, когда Семен Беклемишав ходил к Любуцка с ратью великого князя[26]. Но, по словам исследователя, отношения между государствами не прекращались, Казимир войны не начинал, и только после присоединения к Москве Твери и взятия Казани (то есть после 1485-1487 г.) наступление Москвы действительно началось[27]. Вместе с тем, правительство ВКЛ почему-то не считал, что он ведет войну с Москвой. В результате наступление Москвы было прекращено его супружеской политикой. Таким образом, Г.Ф. Карпов помещал войну между 1487 и 1494…»

«А. А. Зимин в работе, посвященной истории России рубежа XV-XVI в., Вообще отказался от определения точной даты войны[33], и эта позиция представляется достаточно обоснованным. Война, которая продолжалась до заключения договора в 1494 г., была охарактеризована историкам как "странная"[34], но что явилось причиной такого названия — он не объяснял».

«По мнению Крома, продолжался русско-литовский конфликт, однако открытая война началась именно в 1492 г. и закончилась с подписанием "вечного" мира 5 февраля 1494 г.[35]….»

«…В книге М. С. Борисова, посвященной деятельности Ивана III, автор описывает развязанную Москвой войну, которая началась в 1487, а закончилось в 1494 г.[36]. Война велась за пограничные районы с необозначенном или двойным политическим статусом..»

«…Среди последних работ, касающихся событий первой пограничной войны, нельзя не заметить статью В. Волкова "Хитрая война", где автор не соглашается с А. Зимина, который охарактеризовал ее "странной"[41]. Историк упоминает поход 11 московских воевод Воротынский в 1489, но почему-то дальше утверждает, что до смерти Казимира IV все ограничилось локальными пограничными столкновениями и взаимными упреками[42]. По его мнению, вооруженный конфликт не имел никаких "странностей", как считал А. Зимин, а проходил согласно тщательно продуманному плану. Московские воеводы отправлялись в бой только тогда, когда нужно было защитить того князя, пожелавший перейти на московский сторону[43]. Безусловно, следует согласиться с существованием какого-то плана или продуманной тактики с московской стороны в стремлении захватить пограничные земли ВКЛ. Но заметим, во-первых, что А. Зимин использовал термин "странная" к войне, которая развивалась с 80-х г. XV в., А во-вторых, действительно "странно" выглядит тезис В. Волкова о защите пограничных князей. В одной из ссылок к своей статьи автор зацепил еще М. Крома и М. Борисова, которые поддержали взгляд А.А. Зимина и считали, будто война шла почти без привлечения Иваном III собственной военной силы и началась еще в 1487[44]. По словам Волкова, все источники почему-то убедительно свидетельствуют о начале войны в августе 1492 г.[45]….»

«..В белорусском историографии также не существует единого взгляда на хронологию рассматриваемой войны. До сих пор отсутствует отдельная работа академического уровня, в которой рассматривался бы не только московско-литовский конфликт конца XV в., Но и вообще отношения Москвы и Вильнюса в XV-XVI в. Из немногих статей, научно-популярной, учебной и справочной литературы складывается впечатление, что в отечественной исторической науке господствует представление о начале войны после смерти Казимира Ягайловича и ее завершение "вечным" миром 1494[46]….»

«Главные причины начала войны в 1492 г. видят в отсутствии масштабных боевых действий с использованием великокняжеского войск раньше этого времени, а также в том, что со смертью короля и великого князя Казимира якобы прекратилось действие предыдущего договора и этим воспользовалась Москва..»

«… действительно, возможно ли мелкие пограничные стычки, которые могли постоянно происходить на границе, переводить в ранг войны? Если нет, то надо связывать начало войны с использованием в военных действиях великокняжеского войск. Так утверждали те исследователи, что относили начало войны до 1492. Но не надо забывать, что уже в 1489 г. 11 московских воевод во главе с князем Василием Ивановичем косым Патрикеева пришли под Воротынский, город сожгли, a жителей увели в плен[47]. Также и в 1487 г. на границе с московской стороны действовали не только служители местных удельных князей, но и представители великокняжеского администрации. Пример тому - захват вотчин князёв Крошынских и управление ими великокняжеского дьяком Василием Долматова[48]…»

«…Согласно первыми страницами московско-литовских посольских книг, в 1487 г. (а, возможно, уже и в 1486) на границе не было покоя. Но, может, пограничные стычки (то есть, война с таким характером производства) начались еще раньше? Так, в инструкции московскому послу в Крым предписывалось на вопрос о целях приезда упомянутого Она Забярэжскага в Москву отвечать, что король провожал посла "о порубежных делех"[52]. К тому же московский великий князь неоднократно давал понять, что король польский и великий князь литовский его враг, с которым должен воевать и крымский хан[53]. Таким образом, если война и не шла в первой половине 80-х г. XV в., То подготовка к ней активно велась, и уже возникали какие-то неизвестные конфликты на пограничье…»

«..Крымские посольские велись с 1474, и из них можно узнать если не о событиях, которые реально происходили между Москвой и Вильнюсом, то, скорее, о намерениях и пожеланиях московской стороны, например: утвердить мирные отношения с западным соседом, или наоборот — подбить крымского хана на войну с ним. Так, вот, периоды стремления к миру и желания войны с московской стороны в крымских посольских книгах отразились очень точно. В 1474-1480 г. Иван III последовательно называл Казимира своим врагом, с которым должен бороться и крымский хан. В период 1481-1482 г. отношения между Москвой и Вильнюсом смягчились, чувствовалось стремление Ивана III отвратить хана от желания идти на ВКЛ[54], наконец, встречались прямые свидетельства о попытках установления мирных отношений Москвы и Вильнюса, хотя они и были неудачными[55]. Даже после охлаждения литовско-московских отношений[56] Иван III не планировал враждебных действий против ВКЛ, так как был занят Казанью[57]. С мая 1482 московский великий князь опять подбивал Менгли-Гирея идти на ВКЛ, хотя у хана и был заключен договор с королем Казимиром[58]. В то время и позже сам московский государь враждебных действий против ВКЛ не начинал[59]. Новый этап обострения отношений наблюдался именно с начала 1486 Отныне засвидетельствованы не только заявления о военных действиях и подстрекательство хана к набегам на территорию ВКЛ, но и непосредственное московский наступление…»

«…В марте 1486 г. Московский послу боярину Семену Борисовичу, который отправлялся в Крым, впервые предписывалось отвечать на возможные вопросы хана Менгли-Гирея следующим образом: "После границ Их [Иваном III и Казимиром] ездят о мелких делех о порубежных, а гладости никоторые и миру осподарю нашему Великая князю с Королла нет "[60]. А потом, чтобы подтолкнуть хана к активным действиям против ВКЛ, откровенно заявлялось: "А осподаря нашего великого князя люди безпрестанно емлют Королев землю"[61]. Примечательно, что московский посол должен бывадгаворваць хана идти "в Путивль, или на Северо", а направлять его на Подолье или киевские города[62]. Наверное, Северщины уже представлялось территорией, которая скоро станет московским владением, поэтому ее не надо было трогать…»

«…Таким образом, необходимо признать, что уже в начале 1486 между двумя сторонами велись боевые действия. Война Москвы и ВКЛ началась. В сентябре того же года в ответе хана Менгли-Гирея она получила свое название — "литовский"[63]. Остались и другие конкретные сведения о войне, как уже начатой.

Заметим, что это происходило не с пограничными князьями и за их вотчины, а непосредственно с государственным заместителем ВКЛ и на великокняжеского владениях. А это свидетельствует о такой уровень конфронтации, который уже нельзя представить мелкими пограничными стычками или "разборками" местных князей. Однако, надо думать, оба нападения осуществлялись с расчетом именно на реакцию Верховский князей — вассалов Казимира, чтобы ослабить позиции литовской власти в регионе с пользой для Москвы….»

«…Приведенные факты, кажется, убедительно свидетельствуют о времени начала московско-литовской войны. С 1486 осуществлялся целый ряд мероприятий силами удельных московских князей, великокняжеского служилых людей и слуг зависимого от Москвы великого князя рязанского. Наблюдение за развитием событий уже первого года войны показывает продуманную направленность, хорошую спланаванасць и четкую скоординированность действий московских сил. Речь идет только об одном субъект конфликта, так как инициатива ведения войны была сразу на стороне Москвы….»

«…Удачную характеристику ходьбы всей войны высказали в 1493 г. представители панов-рады в Москве перед князем Иваном Юрьевичем Патрикеева. По их словам, московский великий князь нарушил старину, "написал себе имя свое высоко", а новость в итоге выразилось в том, что "нашому господару великие ся вреда подеяли зъ вашого гасподара земли, войну на миру пустилъ, Город разабраць милости и волости пожжены, а иныи побраны, и люди многии со многими статки ихъ въ полонъ поведены "[69]. Здесь в сжатом виде можно увидеть и претензии Ивана III на владение всеми землями Руси, и реализацию этих намерений — через разорение и опустошение территории ВКЛ, ее захват и вывод плена…»

«Боевые действия Московского государства во время первой пограничной войны можно структурировать следующим образом.

Первый Мероприятия, которые уходили от великокняжеского администрации. Они не были особенно характерными для первых лет войны, хотя в особых формах осуществлялись и тогда. Среди них можно выделить следующие действия:

1.1. Походы сильных группировок великокняжеского войск с целью захвата или ослабления центров власти ВКЛ в приграничных регионах (Воротынский, Любуцк, Мценск, урожденной и т. д.). На них обращали особое внимание исследователи, почему и связывали начало войны с 1492 г. Однако, повторим, мероприятие такого же плана было совершено в 1489 г. По целях они условно делятся на походы для «Поощрения» (1.1.1) (т. е.. Погром сред власти ВКЛ или центров, властители которых не склонялись к подданство Москве) и захватнические (1.1.2) (т. е.. Направленные на присоединение территорий к Москве);

1.2.Меры представителей великакняскайулады по занятиии освоении конкретных территорий. Их не обнаружили исследователи, хотя, кажется, масштаб экспансии на московской стороне бывдаволи значительным, она направлялася и управлялась из центра, и целью его был не только захват (1.2.1), но и колонизация (1.2.2) территорий людьми из внутренних московских областей. Такимобразом достигалось устойчивое приращение территории государства, хотя, надо признать, такой путь давал скромные выники.Для его осуществления требовался длительный срок. Разумеется, более привлекательными были другие средства ведения войны. Кстати, именно такой путь экспансии находил обоснование в посольских спорах, когда определенное количество волостей пограничья объявлялась принадлежащей к какому-либо центра Московского государства. Захваченные и освоенные волости послевойны оставались, как правило, в составе въездов, которые прынялиix во время войны. Еще нужно добавить, что такие же меры напамежжы делали московские удельные князья;

1.3.Грабительских нападения великокняжеского служилых людей сцелью создания нязносныхумовавжыцця в той области, нарушения защитных способностей региона и с расчетом на дальнейшую реакцию местного населения, а прежде всего-пограничных князей, которые, чтобы избежать давления и, безусловно, с определенной выгодой для себя падштурховвалися к пераходуна московскую службу. За границу выводились люди, скот, вывозилось имущество, прерывался торговля, пераразалисякамуникацыи, в результате местность спусташалася, даводиласяда того состояния, что не могла сопротивляться московскому наступления;

1.4. Концентрация войск недалеко от границы ВКЛ в стратегически важных пунктах (Великие Луки, Новгород, Торжок, Тверь, Можайск, Серпухов, Тарусы, "Берег"). Непосредственно в боевых действиях эти формировании могли не участвовать, но они выполняли значительные функции — прикрывали границы в местах возможного наступления противника и в определенной степени гарантировали содержание захваченных территорий;

Вторая Действия московских удельных князей и великого князя рязанского, которые держали владения на границе и адтульздяйсняли рейды и отдельные нападения на земли ВКЛ (Иван Иванович Молодой из Твери; Борис Васильевич Волацки с Ржевом, Андрей Васильевич Вуглицки из Можайска, Иван Васильевич зПераяслава-Рязанского). Масштабы операций этих князей из-за ограниченности ресурсов были не очень большие. Способы ведения войны соответствовали тем, что здяйснялипрадставники великокняжеского администрации. Условно их можнападялиць на:

2.1. Отдельные нападения на пограничные волости, которые иншыраз превращались в довольно продолжительные рейды в глыбинютэрыторыи ВКЛ. Тем самым оказывалось давление, в данном случае, на вяземских землевладельцев с целями ослабления их обороноспособности и подталкивания к переходу намасковскую службу;

2.2. Действия по занятии (2.2.1) и освоении (2.2.2) конкретных территорий. Осуществлялись в направлении Торопецко паветаВКЛ и на Вяземшчыне. Попыток колонизации не замечено, хотя, возможно, в определенной степени существовала и она;

2.3.1. Препятствия торговли (2.3.2), мелкие диверсии другого плана (например, житницы на дорогах). Безусловно, и эти мероприятия служили целью истощения и подготовке присоединения к Москве приграничных земель ВКЛ;

Третий Деятельность князей, служивших ВКЛ и находилисьв разной степени зависимости от него, но еще до войны или во время нее перешли на московскую службу (Федор Иванович Бельский, Верховский князья). В своих учынкахвярховския князья преследовали и личные цели, хотя утой или иной степени все их действия были спровоцированы Москвой. Деятельности Верховский князей в историографии отдавалось особое внимание, но часто она рассматривалась вне военным контекстом. Действительно, внешне события в асяроддивярховских князей представлялись и даже осмысленно показывались внутренними их делами. Но на самом деле то, что происходило в регионе Верхней Оки, было инициировано Москвой, являлась частью и особой формой ведения войны. В результате политика Ивана III в отношении Верховский княжеств ВКЛ достигла наибольших успехов. Тем не менее, проблема принадлежности упомянутого региона в первой пограничной войне была решена лишь частично. Незавершенность дел в верховье Оки стало одной из причин начала следующей войны. Запутанные события на верхняокскай литовско-московской границы трудно каким-либо образом стуктураваць, но условно можно выделить следующие направления ведения войны:

3.1. Атаки Верховский князей и отдельно князя Ф.И. Бельского на владения родственников и другие пограничные земли ВКЛ с мэтайпрымусиць к предательству тех князей, что оставались вернымивяликаму князю литовскому, и ослабить, подорвать линию обороны ВКЛ;

3.2. Переходы Верховский князей на московскую службу, сопровождавшихся погромом и разорением территорий, оставались в составе ВКЛ и, прежде всего, захопамуладанняв других князей. Реальностью того времени стало то, что доведенные до необходимости перехода на масковскуюслужбу Верховский князья стремились достичь личной выгоды путем занятия владений соседей. Такой интарэспадагравався обещаниями московского правительства сохранить все захваты в пользовании князя, который предал ВКЛ.

Вот так обобщенно видятся формы ведения той войны. Здесь в очередной раз следует отметить связь, Запланированность и целесообразность мероприятий, которые осуществлялись на разных уровнях московской власти. По мнению К. Базилевич, в московских нападениях на пограничные земли ВКЛ, несмотря на их хаотичный характер, "отсутствовал элемент случайности или личная инициативы отдельно московских вотчинников"[70]. Как замечал А. Зимин, на юго-западе страны Иван III сам руководил военными действиями[71]. Что же могло противопоставить Великое Княжество Литовское такой сильной организации и подготовленности к ведению войны?

Безусловно, для большей безопасности на восточной границе была создана своя система защиты. Она начала складываться еще с начала XV в., С того времени, когда сформировалась литовско-московская граница[72]. Во главе ряда периферийных княжеств и владений был поставлен смоленский заместитель, который, помимо прочего, выполнял и функции военного руководителя, командира ополчения. По словам М. Любавскага, Смоленский уезд с московской стороны был окружен "пояс княжества и владений, отдававшихся в судебно-административно отношении наместникам, причем все эти княжества и владения в Смоленск имели свое военно-политическое средоточение"[73]. Однако далеко не все пограничные княжества и владения подчинялись государственным заместителем. Заместители были только в Мценск и Любуцку, Сярпейску, Брянске и Торопце. Другие города оставались центрами удельных владений, находившихся в разной степени зависимости от великокняжеского власти….»

Ccылки:

Оболенск. Древнерусский город крепость

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС